{"id":13800,"url":"\/distributions\/13800\/click?bit=1&hash=494bcf8595527c8c9e734d9291ef1b1692fb7de6e7f241fd1532d02dbe17011c","title":"\u041b\u0430\u0439\u0444\u0445\u0430\u043a\u0438 \u0434\u043b\u044f \u0442\u043e\u0440\u0433\u043e\u0432\u043b\u0438 \u043d\u0430 \u00ab\u041c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0435\u00bb ","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"fb0a50bc-0a7b-535f-b137-b58b2208d639","isPaidAndBannersEnabled":false}

Прослыли предателями, но заложили дух Кремниевой долины и запустили крупнейшие техфирмы: история «вероломной восьмерки» Статьи редакции

Заимствование методов и навыков, а также жёсткая конкуренция помогли молодым инженерам уйти из команды плохого менеджера и запустить Intel и AMD.

Образование «восьмёрки»

В 1956 году американский физик и один из изобретателей первого действующего транзистора Уильям Шокли решил открыть собственное производство полупроводниковых приборов: транзисторов и динисторов. За помощью он обратился к владельцу приборостроительного конгломерата Beckman Instruments Арнольду Бекману и попросил $1 млн.

Тот посчитал учёного неспособным к ведению бизнеса, но заинтересовался коммерческим потенциалом его работ. Бекман открыл филиал своей компании Shockley Semi-Conductor Laboratories и назначил Шокли руководителем. Учёный пообещал довести разработку динисторов и биполярных транзисторов до серийного производства за два года.

Производство партнёры открыли в городе Маунтин-Вью в штате Калифорния, на территории будущей Кремниевой долины.

Уильям Шокли был одним из изобретателей транзистора и работал в Стэнфордском университете Southern Poverty Law Center

Сотрудников Шокли пытался найти среди бывших коллег из Лаборатории Белла и компании RCA, но они отказывались ехать в Маунтин-Вью, так как там не было даже междугороднего телефона. Часть сотрудников учёный смог привлечь через рекламу в газетах, а ещё нескольких убедил присоединиться к команде на встрече Американского физического общества.

Таким образом в команду к Шокли попали будущие участники «вероломной восьмёрки»: физики и инженеры Джулиус Бланк, Виктор Гринич, Джин Кляйнер, Джей Ласт, Гордон Мур, Роберт Нойс, Шелдон Робертс и Жан Эрни. Им было от 26 до 33 лет, все, кроме Бланка и Кляйнера, уже получили докторский диплом, а у их Эрни было два.

В 1950-х в Маунтин-Вью не было даже междугороднего телефона Upgraded Home

Первое время Шокли не давал Эрни влиться в коллектив и отправил его заниматься теоретическими отчётами в отдельном помещении. По одной из версий, он боялся знаний исследователя и наличия у него двух дипломов. Из-за тяжёлого детства и желания компенсировать проблемы с самоконтролем и агрессией Шокли видел во всех окружающих своих соперников.

Учёный принципиально не стал нанимать технический персонал и обязал исследователей сначала заняться сборкой и доводкой оборудования для производства полупроводников, а затем лично участвовать в их изготовлении. Благодаря этому «восьмёрка» исследователей получила достаточный опыт, чтобы в будущем производить полупроводники самостоятельно.

Так выглядела первая лаборатория Shockley Semi-Conductor Laboratories в 1956 году Rozetked.me

В том же 1956 году работа в Shockley Semi-Conductor Laboratories разделилась на два направления. Шокли сосредоточился на доводке до серийного выпуска новых полупроводников — динисторов, и отказался совершенствовать биполярные транзисторы, хоть ранее и изобрёл их плоскостную версию. Пять исследователей во главе с Нойсом занялись доработкой полевого транзистора для Beckman Instruments.

Проект выпуска динисторов оказался провальным, так как подготовка заняла слишком много времени, а разработка не обрела популярность на рынке. Почему Шокли отказался от концепции биполярных транзисторов, неизвестно.

Кризис и распад

В ноябре 1956 года Шокли стал лауреатом Нобелевской премии по физике. Путешествие в Стокгольм переутомило его обилием событий и встреч, в то же время Бекман потребовал от него сократить расходы и следовать согласованному графику работы над полупроводниками.

По словам одного из инженеров Бланка, после своих путешествий учёный часто менял направление исследований Shockley Semi-Conductor Laboratories и отменял уже находящиеся в работе проекты. Состояние Шокли на фоне стресса после получения премии и требований владельца фирмы Бекмана приблизилось к паранойе.

Он публиковал информацию о зарплатах сотрудников, прослушивал телефонные звонки, заставил исследователей проходить детектор лжи и тесты на интеллект и психологическое состояние.

Получение Нобелевской премии Шокли отпраздновал вместе со своими сотрудниками Computer History Museum

Терпение специалистов кончилось после того, как в разговоре с Бекманом Шокли заявил, что тот может набрать свою команду и уйти, если ему не нравятся методы управления учёного. В марте 1957 года Кляйнер искал финансирование, чтобы открыть своё производство полупроводников, и к нему тайно готовились перейти Бланк, Гринич, Ласт, Робертс, Эрни и их лидер Мур.

Идеей Кляйнера и другими сотрудникам Shockley Semi-Conductor Laboratories заинтересовались финансовые агенты фирмы Hayden Stone Артур Рок и Альфред Койл. Компания работала с ценными бумагами и финансированием перспективных проектов. Прежде чем уйти, Мур со своими сторонниками в мае потребовали у Бекмана поставить во главе компании профессионального менеджера, но тот согласился отправить посредника только в июне.

В ресторане Redwood Room будущие участники «восьмёрки» договорились открыть свою компанию Restaurant-ing through history

«Восьмёрка» решила уйти из компании. Работники Шокли встретились с Роком и Койлом в Сан-Франциско, в ресторане Redwood Room, и подписали символический учредительный договор на десяти однодолларовых купюрах. Чтобы открыть новую компанию, финансовые агенты заключили сделку с основателем Fairchild Aircraft и Fairchild Camera Шерманом Фэйрчайлдом.

Фэйрчайлд предоставил на запуск нового предприятия Fairchild Semiconductor заём в $1,38 млн. Уставной капитал фирмы поделили на 1325 акций, 800 из которых поровну разделили участники «восьмёрки», 225 забрала Hayden Stone и ещё 300 осталось в резерве. При этом, по договорённости с Фэйрчайлдом, сотрудники Шокли передали Fairchild Camera право голоса по своим акциям и признали право инвестора в будущем выкупить их за $3 млн.

Шерман Фэйрчайлд, Гордон Мур и Роберт Нойс на новом производстве Computer History Museum

В сентябре 1957 года восемь работников Shockley Semi-Conductor подали заявления на увольнение. Когда об этом узнал сам Шокли, он назвал их «предателями», и позже за ними закрепилось название «вероломная восьмёрка». Происхождение прозвища осталось неизвестным, так как сам глава фирмы ни разу не называл так своих бывших сотрудников публично.

Кремниевое наследие

Новая фирма «восьмёрки» впоследствии работала над выпуском линейки кремниевых диффузионных меза-транзисторов для цифровой техники, проект которой привёл к первому расколу среди бывших исследователей Шокли. Мур, Эрни и Ласт возглавили три группы специалистов, которые работали над разными видами транзисторов, но выход NPN-транзистора первого задвинул два других на второй план.

Мур и поддерживающий его Нойс, несмотря на отсутствие формальной власти, стали «первыми среди равных» в Fairchild Semiconductor и начали игнорировать вклад Эрни и Ласта в общее дело. В 1959 году Фэйрчайлд по ранней договорённости выкупил акции исследователей, что, по словам Ласта, превратило их в простых работников, нарушило командный дух и окончательно испортило их отношения.

В январе 1960 года Ласт и Эрни ушли из Fairchild и возглавили микроэлектронную компанию Amelco, в которую также перешли Кляйнер и Робертс. Бланк, Гринич, Мур и Нойс остались на прежнем месте, и таким образом «восьмёрка» раскололась на две «четвёрки».

«Вероломная восьмёрка» на работе в Fairchild Semiconductor KPBS

Примерно в то же время Шокли с новой командой завершил работу над динисторами, но к тому времени его конкуренты уже приступили к разработке интегральных схем. Бекман продал убыточную Shockley Semi-Conductor инвесторам, а сам учёный вернулся к преподаванию в Стэнфорде, где работал до открытия производства.

Бывший сотрудник Sidewalk Labs Сэм Герстензанг назвал сговор «восьмёрки» первородным грехом Кремниевой долины, благодаря которому в ней появились крупнейшие технологические компании. Он отметил, что на примере исследователей из Shockley Semi-Conductor можно было увидеть зарождение «духа» Кремниевой долины, состоящего из заимствования методов и навыков и жёсткой конкуренции.

Компании, в основании которых поучаствовали восемь инженеров из Shockley Semi-Conductor Laboratories, сегодня называют Fairchildren The New York Times

Участники «вероломной восьмёрки» продолжили развивать новые проекты после распада и ухода в другие компании, их предприятия часто называют Fairchildren, в честь первой совместной фирмы. Кляйнер стал сооснователем венчурного фонда Kleiner Perkins Caufield & Byers, который участвовал в создании и финансировании таких фирм, как Amazon, производителя компьютеров Compaq и разработчика антивирусного ПО Symantec.

Бланк открыл финансовую фирму Xicor и работал с инновационными стартапами, Мур и Нойс купили торговую марку у гостиничной сети Intelco и запустили Intel, а Терни стал одним из основателей AMD. Единственным, кто после Fairchild Semiconductor в 1969 году ушёл из бизнеса, стал Гринич: он до конца жизни работал преподавателем в Стэнфорде и Беркли.

0
62 комментария
Написать комментарий...
Евгений Торанов

Зубастый капитализм и бизнес культура в одном флаконе. Это вам не ракеты с двигателями в тюрьме делать (Королев). Климат (во всех смыслах) решает. Эх, скрепы..

Ответить
Развернуть ветку
Jonathan Lynn

Не только климат, но и географическое положение. Страна размером с 1/8 суши, находящаяся преимущественно в Азии, 65% территории - вечная мерзлота. Тут что не строй всё равно не получится "как у них". В той же Канаде заселены только южные, граничащие с США территории, а северные земли на сотни километров пустые; скандинавия - абсолютно другой климат из-за теплых океанских течений. Т.е. других "успешных" примеров построения относительно крупного государства в таких климатических условиях тупо нет (и не будет, кроме русских тут исторически никто жить не хотел, и вряд ли захочет, генетика, помимо всего прочего - тоже решает).

Ответить
Развернуть ветку
52 комментария
Tatiana Vedeneeva

Первородный грех кремниевой долины 👍😁

Ответить
Развернуть ветку
Roman Sidorov

Жаль, что на ТОЭ нам не рассказывали таких историй :)

Ответить
Развернуть ветку
badResistor

Идея интересная, но закончилось повествование так и не раскрывшись.

Ответить
Развернуть ветку
Nikolay Kapustin

Годный лонгрид!

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Test Test

а я не осилил, о чем в двух словах?

Ответить
Развернуть ветку
Vladimir Chernatkin

А мы тут с нефтяной иглы все думаем слезть… все только думаем. Впрочем, это и личное дело тоже слезть со своей нефтяной иглы

Ответить
Развернуть ветку
Psycho Labs

Отлично

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 62 комментария
null