{"id":13584,"url":"\/distributions\/13584\/click?bit=1&hash=082091d5b68d38bc434f62b7dc2636492b96a3dffb40938637832887db5b850f","title":"Counter-Strike \u043f\u043e\u043c\u043e\u0433\u0430\u0435\u0442 \u0431\u0430\u043d\u043a\u0443 \u0445\u0430\u043d\u0442\u0438\u0442\u044c \u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432","buttonText":"\u041f\u0438\u0443-\u043f\u0438\u0443","imageUuid":"6dff270b-d441-519f-a84e-976c3599b24d","isPaidAndBannersEnabled":false}
Dmitry Peshnev-Podolskiy

Финтех. Ехать, а не шашечки - снова в моде

Дмитрий Пешнев-Подольский, Сергей Хайруллин.

Через пару кварталов многие из финтех компаний рискуют начать напоминать ходячих мертвецов

На прошлой неделе CB Insights опубликовал свой глобальный отчет о финтех секторе за 2 квартал. Ожидаемо, что в Q2 объем финансирования, привлеченного финтех компаниями, сократился как во всем мире, так и в США. И не только финансирование упало. Упало все - появление единорогов, M&A, IPO и т.д.

С одной стороны все не так плохо, как могло бы быть.

Финансирование во втором квартале упало до $20,4 млрд против $30 млрд в 1 квартале и $38 млрд в аналогичном периоде прошлого года. Но это все еще намного выше, чем до пандемии, когда финансирование составляло около $10-13 млрд в квартал.

Сектор wealth management даже не просел, финансирование в нем осталось на уровне 1-го квартала - $3,5 млрд, количество сделок там даже увеличилось на треть. Хотя это единственный не упавший сектор. Банкинг — самый пострадавший, финансирование упало на 77%по сравнению с прошлым годом, достигнув самого низкого уровня с 2019 года. Но это тоже нормально, достаточно с нас необанкинга.

20 новых единорогов появилось во втором квартале. Это в два раза меньше, чем появлялось в 2021 году, но и в несколько раз больше, чем в доковидную эпоху. Среди них Coda (платежи), Newfront Insurance (страхование), Pave (кредитный маркетплейс) и так далее.

На финансовые технологии по-прежнему приходится значительная доля глобального финансирования. В 2021 году 21% всех венчурных сделок приходилось на финтех. В 2022 году инвестиции в финтех-стартапы составили около 19%. Финтех по-прежнему вызывает серьезный интерес инвесторов или, по крайней мере, отталкивает их не больше, чем другие сектора.

Но есть и другая, менее приглядная сторона. Фандрайзинг — это запаздывающий показатель. Венчурные фонды закоммитили большие деньги в спокойный 2021 год, их нужно куда-то размещать и фонды продолжают это делать. Опережающим индикатором является первичный и вторичный рынок, а здесь все плохо. В 2022 году не было ни одного крупного IPO. А на вторичном рынке финтех-сектор с начала года упал почти вдвое.

Согласно анализу Financial Times, акции недавно зарегистрированных финтех-компаний упали в среднем более чем на 50% с начала года, по сравнению с 29-процентным падением Nasdaq Composite. Их совокупная рыночная капитализация упала на 156 миллиардов долларов в 2022 году. Если измерять каждую акцию от ее исторического максимума, было потеряно около 460 миллиардов долларов.

Всего с 2020 года на IPO вышло около 50 финтехов, из них более 30 в США. Общий прогноз был таковым, что ускорение темпов цифровизации на фоне пандемии ковида могут принести им ощутимую прибыль в долгосрочной перспективе. Многие IPO сопровождались кратными переподписками, цена многих акций в течение года после выхода на рынок выросла в несколько раз. Однако опасения по поводу роста процентных ставок, отсутствия прибыли и непроверенных бизнес-моделей с тысячей допущений на фоне того, как экономика приближается к потенциальной рецессии, привели к резким распродажам в этом году.

Особенно сильно упала стоимость кредитных финтех-компаний. Сейчас Affirm стоит 28$, а при IPO - 100$, на хаях - 160$. Цена Upstart - 30$, при IPO - 40$, хаи - 320$. Аналогичная ситуация и у частных компаний. Совсем недавно Klarna привлекла раунд 800 млн при оценке 6,7 млрд, что на 85% ниже, чем 46 млрд, которые она стоила в прошлом году.

Нарратив начал меняться на вторичном рынке и перекидываться на венчурный рынок. Раньше было важно как можно быстрее увеличить клиентскую базу, пускай и с большими убытками. И когда-нибудь, в далеком будущем, фирма Х откросселит их множеством продуктов, которых сейчас еще даже нет, и станет обычной прибыльной компанией, которая платит клиентам дивиденды. Инвесторов в очередной раз развели, заставив поверить, что новый нарратив - это метрики роста, прибыльными быть необязательно. И множество IPO 2021 это доказывают.

Фонды тоже знали, что в конечной точке - экзите (IPO или MA) их инвестиции вырастут, если вырастут количественные метрики, и не беспокоились о прибыльности компании. Если стартап быстро рос - он гарантированно привлекал новый раунд по заоблачным оценкам. Сейчас все возвращается на круги своя, старый нарратив “быть прибыльным” снова с нами. Через мои руки постоянно проходит много питчей, и если раньше там делали акцент на росте, то сейчас стартапы объясняют, когда и как они смогут выйти в прибыль.

Уже совершенно очевидно, что фонды стали очень risk averse и будут требовать от финтехов показывать прибыль. А финтехи должны будут начать ее показывать и для этого в корне перестроить свою модель. Интрига - получится ли. Я знаю ситуацию изнутри в одном из необанков в UK, который попытался по требованию акционеров выправить доходность еще в 2020 году. Для это он порезал линейку, повысил тарифы, поменял позиционирование - назвал себя зеленым ESG банком, но ничего кроме оттока клиентов он не получил.

Особенно тяжело придется финтехам c B2C моделью. Как правило их базовый продукт - маркетинговый крючок - бесплатный (счета, конвертация и т.д.), других продуктов особо нет, кредитные они вообще игнорировали. И либо финтехам нужно будет запустить кучу доходных продуктов в моменте, либо делать платным базовый продукт, но тогда непонятно как к этому отнесутся клиенты и не вернутся ли обратно в банки. Пикантности добавляет тот факт, что финтехам придется повышать тарифы достаточно резко, а именно на эту резкость клиенты реагируют острее всего.

Приведу один пример из своей практики. В одном из банков, который я возглавлял, стояла острая необходимость повышения рентабельности бизнеса. И сделать это надо было оперативно. Для решения этой задачи, банк резко ухудшил условия программы лояльности и ставки по депозитам для розничных клиентов. В итоге NPS буквально за пару кварталов упал на 18 пунктов с 54 до 36, клиентам не понравилась именно эта резкость и внезапность. За долгие годы они привыкли к совсем другому. Надо сказать, что несмотря на множество усилий даже через год NPS восстановился лишь наполовину.

Или взять желтый банк, который сейчас все ненавидят за то, что он внезапно и сильно ухудшил тарифы. Стали ли они намного хуже чем в других банках? Скорее нет, но до этого он был “такой один”, а стал как все и этого ему клиенты уже простить не могут и готовы даже уходить в банки, которые ничем не лучше.

Поэтому уже третий квартал для финтеха должен стать намного тяжелее. Перед ними действительно сейчас мегасложная задача выйти в плюс, хотя бы по операционной прибыли. И если они ее не выполнят, то следующий раунд могут не привлечь или сделать это по цене в 10 раз ниже предыдущей. Впереди нас ждет много M&A сделок, много финтехов не пройдут проверку кризисом и уйдут на корм банкам, которые еще больше усилят свои позиции. Инвесторы спишут свои инвестиции, а клиенты лишатся дешевых или бесплатных сервисов, которые раньше предоставляли им финтехи за счет денег инвесторов. Ехать, а не шашечки - снова в моде.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null