{"id":13799,"url":"\/distributions\/13799\/click?bit=1&hash=865a89ddf5e1b9e468c75aafc8397c3511c1f5c9a63c9b3d346956d539f26271","title":"\u042d\u0444\u0444\u0435\u043a\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 \u00ab\u041c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0435\u00bb ","buttonText":" \u041a\u0430\u043a?","imageUuid":"f7affe9f-a742-5820-ac81-04ba4a1a8f84","isPaidAndBannersEnabled":false}

«Человеческий фактор может сгубить даже самую безупречную систему»

Ирина Григорьева, клинический психолог и эксперт в области управления персоналом, уверена: для того, чтобы достичь успеха, нужно заниматься тем, что нравится. Сама героиня является тому подтверждением: уже почти 22 года она беззаветно посвящает себя работе с людьми. В интервью нашему порталу Ирина рассказала о собственном бизнесе, создании Клуба Директоров и необычном хобби.

Справка

  • Ирина Сергеевна Григорьева, клинический психолог, эксперт в области управления персоналом.
  • Окончила Международный институт экономики и права (Москва) по специальности «Юриспруденция».
  • Окончила Новосибирский государственный университет. Специализация по клинической и корпоративной психологии.
  • Дипломированный менеджер Open University Business School (программа MBA Школы бизнеса открытого университета Великобритании).
  • Имеет дипломы Московского Института Гештальта и Психодрамы и Новосибирского института клинической психологии.
  • Управляющий партнёр компании «Новое качество».
  • Сооснователь «Клуба Директоров».

Про юриспруденцию

– Ирина, расскажите немного о себе.

– Я родилась и выросла в Томске. После школы училась на юриста в Международном институте экономики и права в Москве. Спустя какое-то время обосновалась в Новосибирске и уже почти 25 лет живу здесь.

– Почему выбрали именно юридическую специальность?

– Для меня всегда было очень ценно такое понятие как справедливость. В детстве я мечтала стать адвокатом и помогать людям, потому и поступила на юриста. Училась я с интересом и удовольствием. Это было в период правления Бориса Ельцина, когда законодательство менялось, а страна обновлялась. Нам читали лекции преподаватели, которые разрабатывали новые законы. Они рассказывали много интересного про Госдуму, депутатов, законотворчество, становление судебной системы. На семинарах и коллоквиумах по адвокатуре мы вели дебаты, судейские игры, всё это было очень увлекательно.

– Как складывалась ваша юридическая карьера?

– В процессе обучения я проходила практику в разных организациях, познакомилась с госаппаратом и прокуратурой. Именно тогда мне расхотелось идти в эту сферу. Мечты об адвокатуре разбились о суровую реальность 90-х. Время было напряжённое: случалось, что в прокуроров и следователей стреляли. Также я поездила по тюрьмам и СИЗО и поняла, что для девушки это слишком тяжёлая профессия.

– Но всё же какое-то время вы работали по специальности.

– Да, уже потом, когда переехала в Новосибирск, я устроилась в коммерческую компанию юристом. Фирма занималась бартером и сделками, тогда это было очень прибыльно. Я работала с документами: составляла договора, претензии, но мне быстро стало скучно.

Про психологию

– В какой момент у вас появился интерес к психологии?

– Ещё в девятом классе школы. Помню, тогда к нам пришла новый учитель по литературе, у которой была специализация в области психологии. Мы как-то разговорились в коридоре, и она дала мне книгу Эрика Берна «Игры, в которые играют люди». В тот момент эта сфера стала тогда для меня настоящим открытием. Позже я брала у учительницы и другие книги, потому что в начале 90-х их не было в широком доступе.Однажды я сказала ей, что мечтала стать юристом, но уже подумываю поступать на психологию. Но она отговорила меня, аргументировав тем, что эту науку надо изучать, будучи взрослым, осознанным человеком, а не в 18 лет. Я прислушалась и пошла учиться вначале на юриста, а уже потом, в зрелом возрасте, на психолога.

– Вы учились в НГУ?

– Да, помню, как декан, Пётр Ермолаевич Рыженков, очень удивился, увидев человека с московским дипломом юриста на факультете психологии. Он долго пытался выяснить, для чего мне это нужно. Однако, я быстро убедила его в своем желании. Уже не помню, как я это обосновала, но, видимо, была настолько красноречива, что он поверил.

– Сколько продолжалось обучение?

– Три года я интенсивно училась. Нам очень повезло: мы были последним выпуском, которому государство разрешило изучать три специализации одновременно: школьную, клиническую и организационную психологию.Мы проходили практику в разных заведениях, например, в психиатрической больнице. Помню, как проводили диагностику пациентов, делали заключения, писали по ним курсовые.Также нам читали лекции по психологии бизнеса, корпоративной культуре, рекрутингу. У нас были очень прогрессивные преподаватели и просто шикарный учебный курс. После основного обучения можно было выбрать узкую специализацию, и я пошла на организационную психологию.

– Почему выбрали именно это направление?

– Клиническим психологам тогда было сложно найти работу. К тому же меня больше интересовала сфера управления персоналом, мне хотелось связать свою деятельность с организациями.

Про ассессмент

– Как после этого развивалась ваша карьера?

– Первым местом работы по новой специальности стала группа компаний «Программные системы», сейчас это холдинг «Люди дела». Директору организации на тот момент было около 27 лет, он любил брать молодых и смелых, потому сразу предложил мне должность руководителя кадрового агентства.

– Не страшно было занимать руководящую должность, почти не имея опыта в этой сфере?

– Да, немного. Но я всё же согласилась, собрала команду. В результате агентство, которое на момент моего прихода было убыточным, стало одним из лидеров рынка.

– Как дальше складывалась ваша карьера?

– После «Программных систем» я работала в «Сибирском береге». Там мне предложили возглавить отдел оценки и развития, но с условием, что если за три месяца не справлюсь, то меня уволят. Как вы догадались, всё получилось.Вот так начался мой путь в ассессменте (комплекс действий, позволяющий работодателю наиболее глубоко и разносторонне оценить кандидата — прим. авт.). Потом в компании поменялась власть, и я уволилась. Благо, «Сибирский берег» на тот момент имел репутацию кузницы кадров: все хотели заполучить себе сотрудника, у которого был опыт работы в этой организации.

– Почему? Чем они так отличились?

– Компания была очень прогрессивная, и все специалисты, которые там работали, имели высокую квалификацию. Нужные кадры отбирали филигранно, со всей России и СНГ. У нас работали только звёзды. К тому же в компании была выстроена прекрасная система обучения, развития и оценки. Все мои бывшие коллеги сейчас успешны в карьере и бизнесе.

– Где вы работали после этого?

– В Группе Компаний «Баланс». Организация успешно существует до сих пор и занимается аудитом и консалтингом. Там я трудилась в качестве руководителя отдела кадрового рекрутинга. Мы прославились как компания, которая хорошо подбирает финансовых специалистов разных уровней. Помню, однажды даже получили премию НГС как лучшее кадровое агентство, причём для нас это стало сюрпризом. Когда мне позвонили и пригласили за наградой, я удивилась и сказала, что мы не подавали заявку. Мне ответили: «И не надо было, за вас народ проголосовал». После «Баланса» некоторое время работала директором по персоналу в сети Allegro Food, а затем мы с партнёром открыли собственный бизнес.

Про «Новое качество»

– Ирина, расскажите, как пришла идея создать свой бизнес.

– В 2008 году грянул экономический кризис, народ остался без работы и проектов. Мне позвонила бывшая одногруппница по НГУ, Елена Серых, мы встретились, пообщались и решили развиваться под собственным брендом.

– Как появилось название компании?

– Его предложила я. Помню, как варила на кухне борщ и слушала радио. В какой-то момент там прозвучала фраза: «Рост – это одно, а когда есть развитие, тогда что-то появляется в новом качестве». Мне понравилось это словосочетание, и мы с Еленой решили его взять.

– Какие услуги оказывает «Новое качество»?

– Мы специализируемся на оценке персонала, ассессменте и корпоративном обучении. Ещё у нас есть такая услуга, как бизнес-репетиторство. Суть её в том, что мы даём основы менеджмента и психологии управления руководителям высшего звена тет-а-тет, в формате практики. Как это происходит: мы беседуем с владельцем бизнеса, оцениваем его компетенции. Затем разрабатываем учебную программу под его бизнес-потребности на его же практических задачах. Всё это с учётом личностных особенностей человека. Дальше вместе двигаемся к поставленным целям.

– Сколько времени занимает такое обучение?

– По-разному. Одному клиенту достаточно нескольких часов, другому нужны месяцы. Плюс подобного обучения в том, что оно индивидуальное. Многие крупные руководители не готовы делиться своими секретами, и особенно неудачами, с другими бизнесменами. Общаясь же один на один, проще говорить о своих слабых сторонах и работать над ними.

– Какие конкурентные преимущества у вашей компании?

– Мы смотрим на бизнес через призму психологии. Компаниями руководят люди, а не машины и не станки. Потому успех организации будет зависеть от мотивации людей, от того, как они обучены, умеют ли управлять другими. Есть замечательная фраза Питера Друкера (экономист, публицист, педагог, один из самых влиятельных теоретиков менеджмента XX века — прим. авт.): «Культура съедает стратегию на завтрак». Речь о том, что компания может иметь чёткий и правильный план действий, но, если сотрудники не разделяют эти принципы, никаких целей организация достичь не сможет.

– Что самое сложное в работе с персоналом?

– Непредсказуемость. Мы можем предположить, как будет работать компьютер или телефон, но с людьми так не получится. Они иногда устают, опаздывают, болеют. Человеческий фактор может сгубить даже самую безупречную систему.

– Как это преодолеть?

– Во-первых, наладить качественный отбор и оценку персонала. Во-вторых, создать гибкую систему управления кадрами, которая сможет легко преодолевать сложности и быстро реагировать на перемены.

– Как вы действуете, если в компании не все сотрудники справляются со своими обязанностями?

– Когда мы заходим в новый проект, то сначала всегда проводим оценку персонала. Если видим, что какой-то сотрудник неэффективен, сообщаем об этом руководству. Дальше у руководителя есть три варианта: уволить, провести ротацию, наказать или наоборот поощрить человека.

– Сколько проектов в среднем вы ведёте в месяц?

– Не больше четырёх, так как это всегда индивидуальная работа, которая требует больших трудозатрат.

– По каким параметрам вы оцениваете успешность проекта?

– Вначале каждого проекта мы с заказчиком ставим цель. Если она выполнена, значит, мы справились.

– Приведите примеры успешных кейсов вашего сотрудничества с компаниями.

– С одной фирмой мы работаем уже около 10 лет. Когда она образовалась, в ней было 50 человек. Сейчас это компания федерального уровня со штатом около 300 сотрудников. И до сих пор, когда возникают какие-то вопросы или сложности с персоналом, директор звонит мне.Ещё вспомнилась одна производственная компания. Когда мы начинали с ними работать, это был небольшой завод. Сейчас у них четыре производственные площадки, открытые, в том числе при нашем участии. Мы помогали им разработать стратегию, создали корпоративный университет, курировали персонал.

– Чем вы гордитесь в своей работе?

– Прежде всего, горжусь клиентами, с которыми у нас выстроены стабильные долгосрочные отношения. Все они — крепкие, интересные компании. Можно сказать, что в каком-то смысле это и наши детища. Мы постоянно наблюдаем за каждым из них, читаем в новостях.Ещё горжусь тем, что нашу компанию находят в основном через сарафанное радио. Особенно это усилилось после пандемии.

– Почему?

– Люди стали более тревожными, везде хотят видеть «своих». И потом, консалтинг — вещь интимная, некоторые его даже боятся. Раньше это вообще было ругательным словом, мы старались его не произносить, заменяли на «управление проектами».

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null