{"id":13837,"url":"\/distributions\/13837\/click?bit=1&hash=baf37218085b06758c34ac10c41967808fd8c2e81fc54770e84fff684356b003","title":"\u041a\u0430\u043a \u043e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u043b\u044f\u0442\u044c \u0442\u043e\u0432\u0430\u0440\u044b \u0437\u0430 \u0440\u0443\u0431\u0435\u0436 ","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

Начальник был в бешенстве. Он ходил туда-сюда, наклонялся над столом и тыкал пальцем мне в лицо

Я теребила уголки страниц, а Дмитрий Петрович брызгал слюной и кричал:

— Проиграть дело по ущербу! Плюнуть и растереть!

Не знаю, как насчёт растереть, но плюнуть у него получалось хорошо. Он ходил туда-сюда, наклонялся над столом и тыкал пальцем мне в лицо.

— Ну, какие у них могли быть доказательства? Показания пьяницы-соседа и выжившей из ума старухи?

— И участкового, — добавила я, уставившись на чёрное, как моя жизнь, слово «ДЕЛО».

— И что? – не успокаивался Дмитрий Петрович. – Если ты почуяла, что запахло жареным, почему не попыталась отложить?

— Вы сказали закончить его сегодня.

— Я сказал? Ну, знаете ли, Мирослава Андреевна! Когда вы там и рядом нет Дмитрия Петровича, вы должны принимать решения сами и нести ответственность за них.

Внезапный голос в голове заставил вздрогнуть. Это был явно не Дмитрий Петрович.

— Человек… — прогремело как будто внутри. Похоже, шеф этого не слышал и продолжал ходить по кабинету, швыряясь бумажками.

— Выходи, я не причиню тебе вреда, — прогремело следом. Голос был низким, он раздавался эхом по всей голове.

— Не поняла, это мне? — я попыталась мысленно ответить.

— Тебе, человек, — сказал голос.

— Кто ты? – я начала понимать этот внутренний диалог.

— Выходи, — зашипело в голове, — скорее, — обладатель громового голоса терял терпение.

Я сразу забыла про Дмитрия Петровича и вышла в коридор, сбежала по ступенькам вниз, выскочила на крыльцо, но тут же попятилась назад.

Дракон?

На улице, пригнувшись к земле, стояло чудовище и смотрело на меня не менее удивлённо, чем я на него.

— О, нет, — прошипело в голове, — девчонка! Темноликий не предупредил меня.

Я окаменела.

— Садись, по дороге объясню.

Дракон не раскрывал рта. Когда говорил, только смотрел жёлтыми глазами.

— Зачем? – спросила я.

— Залезай по крылу, – пробасил дракон.

Я понимала, что делаю глупость, но меня влекло это чёрное чудовище с жёлтыми глазами, каждый из которых был размером с теннисный мяч. Хвост простирался до забора детского сада. Хорошо хоть на улице не было детей. Меня вообще удивила редкая пустынность вокруг. В это время здесь обычно людно. Я подошла к чудовищу. Заглянув в его глаза, сбросила туфли, чтобы не поранить шпильками крыло, и взобралась по нему на спину. Тёплая и сухая, приятная на ощупь. Я взялась за шипы возле головы. Дракон сделал несколько шагов и легко начал взлетать. Мы поднялись над домами. Людей поблизости не было. Зато никто не показывал пальцем.

— Держись крепко, человек! – скомандовало моё транспортное средство и поднялось выше. ⠀

Вот уже наш маленький город был у меня словно на ладони со своими домиками, деревьями, сквером, дворами. Зрелище не из самых красивых. Так себе городок, но ветер уже свистел у меня в ушах, а подо мной мерно стучало сердце загадочного существа. Тук-тук…тук-тук… тук-тук…тук-тук.

Я открыла глаза и поёрзала на полке, потому что спину жгло, будто её ошпарили крапивой. Наверное, аллергия. В купе было темно, и колёса размеренно стучали. Потянувшись под подушку, я достала телефон и посмотрела время. Половина шестого, можно поспать ещё пару часов. Убрав телефон, я вновь закрыла глаза. Приснится же такое! Но было здорово, вот бы продолжить полёт. Обожаю драконов. Однако эти два часа проспала как убитая.

В правой руке зонт, в левой — портфель. Спрыгнув на платформу, я тут же промочила ноги. Город встретил не вполне радушно. Я ощутила себя автомобилем в автомойке. Потоки холодной воды падали с неба, мчались по улицам, заливая пешеходные переходы, тротуары, проезжую часть, вырываясь из-под колёс и обрызгивая прохожих.

Обуви сразу пришлось несладко, не успела я добраться до первого перекрёстка. Хорошо хоть, зонтик взяла. Теперь направо, а вот и суд — традиционное для таких заведений здание с флагом над входом. Внутри не современно, в общем, как обычно. Я за свои два года работы успела полюбоваться разными зданиями судов, но этот ничем особенным не выделялся. Разве что забавно одетый мужчина с бородкой привлёк моё внимание, когда я приближалась к входу, перескакивая через лужи. Он был одет в свободную рубаху и коричневые штаны, заправленные в высокие сапоги, и просто глазел по сторонам. Может, старовер какой-нибудь. Чего только не увидишь в российской глубинке.

Показала охраннику содержимое сумки. Колющих, режущих предметов и оружия я сегодня с собой не захватила. Позволила сверить лицо с фотографией в паспорте и прошла на второй этаж к нужному залу.

В суде была задержка полтора часа. Шанс уехать на дневном поезде из залитого дождём города таял на глазах. Слушание дела затянулось. Судья, женщина лет пятидесяти с собранными в тугой пучок маслянистыми волосами, смотрела на меня поверх очков, не поднимая головы от документов.

— Представитель ответчика желает что-нибудь добавить? – спросила она тоном, который напрочь отбивал любые желания.

Со стороны истца донеслись перешёптывания, а в окно с новой силой ударили крупные капли дождя, точно в стекло швырнули горсть бусин. Я покрутила в пальцах ручку, глядя в бумаги и наблюдая, как расползаются в стороны чёрными муравьями буквы, как размываются строчки моих возражений, моргнула, загоняя незваные слёзы обратно, бросила взгляд на судью и прочла в нём единственно возможный вердикт. Она уже всё решила, и не было смысла подавать голос, искать выход, точки соприкосновения, приводить ещё какие-то доводы.

— Нет, — ответила я и откашлялась, чтобы повторить, потому что вышло сипло и невнятно.

Я проиграла. Наверное, зря не попросила отложиться и не предложила мировое соглашение, ведь чувствовала, что судья не на моей стороне, хотя бы по тому, как она поглядывала на меня исподлобья и принимала все доводы истца.

Шеф меня убьёт. Я так явно представила его белое с густыми усами лицо и как он кричит: «Проиграть такое дело, это же надо умудриться, Мирослава Андреевна!» Конечно, он будет прав, потому что я опять не сделала всё возможное, чтобы победить. Опять.

Что бы сказал на это папа? Он, наверное, бился до конца, пока мог, поэтому я и выросла без него. А если бы он был рядом, может, и дочь не стала бы такой никудышной, проявила бы себя храбрым и целеустремлённым человеком. Замкнутый круг какой-то. Так я раздумывала, идя в сторону вокзала, уже не выбирая дорогу. Идти не было разницы где – всё одинаково заливали бегущие реки.

— Девочка, постой! — раздалось у меня за спиной.

Я обернулась, отшатнувшись, потому что почти вплотную ко мне стоял парень, которого я видела перед входом в суд. Золотистые волосы облепили лицо, а с бороды стекал целый водопад. «Девочка»... это он мне? В мои-то двадцать один?

— Пойдём со мной, — махнул он куда-то в сторону кустов.

Я сразу подумала, что у него не всё в порядке. Опасения подтвердились. Только ненормального мне сегодня и не хватало!

— Куда? — спросила я вслух, приподняв зонт.

Он замялся и снова махнул рукой, говоря что-то невнятное. Сиреневое облачко возникло перед глазами, и я почувствовала приторный цветочный запах. Лицо незнакомца поплыло.

***

Звёзды. Как они близко и какие нереально красивые! Голубые, сиреневые, бледно-жёлтые. Тёмное небо, как фиолетовая гуашь. Я секунды три любовалась им и только потом поняла, что лежу, и так резко села, что перед глазами замельтешили чёрные мушки.

Пламя костра освещало фигуру напротив. Никаких следов ливня не было и в помине. Мысли в голове начали беспорядочное движение, выныривая на поверхность одна за другой: человек в суде, он же под моим зонтом, облачко и запах. Получалось, что я на время отключилась. Но почему? Где я?

Повертев головой, я ничего, кроме слегка освещённой фигуры, не увидела. Присмотрелась, размышляя, пора звать на помощь или нет. У костра сидел парень примерно моего возраста или чуть моложе, широкий в плечах, с большими глазами и курчавыми волосами. Он рассматривал меня, чуть приоткрыв рот, как будто не решался заговорить. И это был не тот парень, что подходил ко мне днём. Но почему же было так темно? И только тогда до меня дошло, что мне надо на поезд. Жар мгновенно охватил спину и растёкся по телу, вот только на пальцы рук его не хватило, они словно онемели и не слушались, пока я пыталась справиться с молнией на сумке и достать телефон.

У меня поезд. Мне надо домой. А если я опоздала? Мама же оборвёт все телефоны и не ляжет спать, пока не убедится, что я в порядке. Засада. Связи не было. Ни одной чёрточки.

— Что происходит? – ничего лучше в голову не пришло. Прежде чем звать на помощь, надо было хоть немного прояснить ситуацию.

ИСТОРИЯ "КОГДА СЛЫШИШЬ ДРАКОНОВ"

ТОЛЬКО НА "ЛИТБЕРИ"

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null