{"id":13751,"url":"\/distributions\/13751\/click?bit=1&hash=cf723a128ab74257b945bd42ecad0f174fd8e0d3e772029af84478faabbf63b1","title":"\u041a\u0430\u043a \u0443\u043c\u0435\u043d\u044c\u0448\u0438\u0442\u044c \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u043d\u044b\u0439 \u0431\u044e\u0434\u0436\u0435\u0442 \u0438 \u043f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0430\u0442\u044c \u0446\u0435\u043b\u0435\u0432\u044b\u0435 \u0437\u0430\u044f\u0432\u043a\u0438","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

Что ожидать от рынка франшиз?

В начале 2022 года исследователи из Franshiza.ru насчитали 3095 действующих франшиз в России (прирост в 11,3% за год). И если в 2020 году, по данным Franshiza.ru, оборот рынка из-за коронакризиса сократился на 27%, до 2,04 трлн руб., то по итогам 2021 года вырос на 15% и добрался до отметки в 2,35 трлн руб. В российской экономике доля франшиз в ВВП в 2020 году составляла 2%, подсчитывали в Российской ассоциации франчайзинга (РАФ).

Но не успел рынок франшиз начать выправляться после пандемии, как в феврале 2022 года встретился с новыми потрясениями. «В первом полугодии 2022 года рынок проходил стадии принятия неизбежного», — рассуждает гендиректор компании EMTG (организатор выставки франшиз Buybrand Expo) Екатерина Сойак. По ее словам, в марте все переговоры с новыми франчайзи встали «на стоп», а бизнесмены, нацеленные на повторные открытия, взяли паузу для осмысления.

В 2022 году о приостановке деятельности заявили около 500 компаний — такую оценку дал разработчик онлайн-сервисов для бухгалтерии и бизнеса СКБ «Контур», говоря о возможном уходе из России до 5 тыс. торговых марок.

«Снижение спроса особенно чувствовалось в марте — тогда на рынке царила всеобщая растерянность. К середине мая активность в сфере франчайзинга восстановилась», — говорит руководитель каталога франшиз Franshiza.ru Анна Рождественская. Сейчас процессы запускаются с новой силой, констатирует Екатерина Сойак: «После шока и стагнации включились механизмы, направленные на спасение и развитие бизнеса».

Франшизы переходят на российское

Замдиректора РАФ Сергей Рак сообщил, что уходят в основном компании «из недружественных стран, что связано с прекращением поставок». «Франшизы из сферы общепита даже из недружественных стран в основном продолжают работу под своим брендом или с его заменой», — отметил Сергей Рак, приведя в пример Papa John’s, Domino's и McDonalds. «Уход с рынка — прерогатива скорее крупных игроков, которые по каким-то причинам должны озвучить свою позицию и громко хлопнуть дверью», — говорит Екатерина Сойак.

Анна Рождественская отмечает, что в последние годы доля иностранных франчайзеров на российском рынке и так постепенно снижалась при увеличении числа российских региональных проектов. «Поэтому значимого сокращения рынка в части предложения не произошло», — говорит она. По словам Рождественской, из России уходили в основном международные бренды, которые никогда не продавали франшизы открыто. В пример она приводит McDonalds, у которого за 20 лет развития в стране было всего три франчайзи, управлявшие менее чем ста точками. «Поэтому уход был громким, но с точки зрения франчайзинга — это минимальные цифры», — добавляет она.

По данным Franshiza.ru, за последние три месяца интерес к российским франшизам у предпринимателей вырос на 56%, а к международным брендам покупатели стали относиться настороженно. «Серия уходов и приостановок работы международных игроков развеяла миф о том, что крупная зарубежная франшиза — некий гарант надежности, качества и уверенности в завтрашнем дне. При этом российские франшизы продолжают работать, оперативно решать возникающие проблемы за счет локализации производств и поставщиков внутри страны», — поясняет Анна Рождественская.

Господдержка и инвестиции

Рынку франшиз помогла программа поддержки, опробованная в пандемию. В 2021 году, констатирует Анна Рождественская, среди новых франшиз были небольшие региональные бизнесы, созданные в том числе при поддержке местных администраций в рамках нацпроекта по развитию предпринимательства. Сергей Рак вспоминает, что рынку очень помогла господдержка в регионах, в частности, в Мурманске, Ленинградской области и Москве (в столице на покупку франшизы выделяли до 1 млн руб.).

В первой половине 2022 года господдержка франчайзинга продолжалась в Москве, где одобрили около 100 поданных ранее заявок, рассказывает Сергей Рак, а также в Мурманской области. По словам эксперта, активность региональных властей значительно возросла после выступления Владимира Путина, который одобрил франчайзинг в феврале 2022 года на встрече с «Деловой Россией». После этого программы по субсидиям были запущены в Ямало-Ненецком автономном округе, где были выданы десятки субсидий, а также в Московской области, перечисляет Сергей Рак. «Региональные программы субсидирования покупки франшиз позволяют компенсировать часть затрат на оборудование, арендные и коммунальные платежи», — поясняет Анна Рождественская.

Екатерина Сойак в целом говорит о значительном росте интереса к работе по модели франчайзинга, ссылаясь на данные Роспатента о 5845 заключенных договорах коммерческой концессии в 2021 году (против 3818 договоров годом ранее). «Бизнес перестал быть полем деятельности остапов бендеров. Предприниматели считают риски», — поясняла Сойак. Среди зарождающихся трендов она отмечает «взаимный интерес как стран-соседей к российскому рынку, так и стремление наших предпринимателей открыть бизнес, например, в Казахстане».

По итогам 2021 года во Franshiza.ru констатировали самый значительный приток покупателей в сегмент франшиз стоимостью до 1 млн руб. Доля покупателей таких франшиз выросла с 65 до 72% еще в 2020 году.

Особенностью 2022 года стало подорожание франшиз, констатирует Анна Рождественская. «В общепите открытие ресторана стало на 15–30% дороже по сравнению с началом 2022 года. При этом суммы паушального взноса практически не поднимались, подорожание произошло за счет непосредственных инвестиций в открытие. Но франчайзеры работают над снижением издержек», — говорит эксперт.

В 2021 году во Franshiza.ru констатировали переход инвесторов (в сравнении с ситуацией 2020 года) из сегмента 6–10 млн руб. в сегмент со стоимостью франшизы свыше 10 млн руб. Тогда как в первой половине 2022 года однозначно укрепили позиции недорогие франшизы, до 1,5 млн. рублей. «На фоне стагнации потребительского рынка спрос смещается в сторону «антикризисных» франшиз, базирующихся на закрытии первичных потребностей в товарах и услугах. Продолжат развиваться небольшие форматы и кафе-магазины готовой еды», — считает Анна Рождественская.

Драйверы и аутсайдеры

По данным Franshiza.ru, по числу франчайзинговых точек за 2021 год рынок вырос на 8% (в 2020 году этот показатель составлял 5,1%). Самым пострадавшим сегментом Анна Рождественская называет fashion-франшизы, на который в 2020–2021 году был минимальный спрос за всю историю франчайзинга. В 2021 году владельцам fashion-франшиз пришлось изобретать новые форматы, в том числе работать с маркетплейсами и развивать интернет-магазины, а в 2022 году отрасль столкнулась с сильной зависимостью от международных брендов одежды и обуви.

«Некоторые франчайзи одежных брендов до сих пор закрыты с туманными перспективами открыться вновь, а кто-то работает, но испытывает дефицит с поставками товара из-за фактически сломавшейся логистики», — говорит эксперт. Впрочем, по словам Рождественской, некоторые франчайзи вовремя переориентировались на российские или турецкие монобренды или пытаются «разбавлять» ассортимент магазина товарами других марок вопреки стандартам франчайзеров.

Екатерина Сойак говорит, что в 2022 году впервые за историю ретейл-консалтинга доля сделок по открытию площадей для сферы развлечений обогнала fashion-ретейл.

В 2021 году, по словам Рождественской, локомотивами франчайзинга стали медицинские услуги, доставка, сегмент dark kitchen (кафе, ориентированные только на доставку еды) и небольшие супермаркеты.

«Медицинские франчайзеры в 2022 году расширяют спектр дистанционных услуг. Да, теперь у них нет вала тестирования на COVID-19, зато есть спрос на детализированные обследования, что увеличивает средний чек», — поясняет Екатерина Сойак. Сергей Рак тоже упоминал рост сегмента медицинских лабораторий, а также активное развитие магазинов эконом-класса Fix Price и One Price как примеры успешных франшиз. «One Price открыли полсотни магазинов с нуля и в 2022 году планировали открыть еще 70 точек. Франшиза отличается четким позиционированием, ведь в отличие от Fix Price у них нет продуктов», — рассуждает замдиректора РАФ. «Те, кто рванул вверх во время пандемии, продолжают свое дело. Та же «Пятерочка» по программе обратного франчайзинга уже открыла более 130 магазинов с начала 2022 года», — констатирует Екатерина Сойак.

Опрошенные РБК+ эксперты отмечали строительный сектор как новое поле для франчайзинга. «Строительство открыло океан для новых франшиз в сфере услуг — от ремонта и дизайна до обучения сотрудников», — рассуждает Екатерина Сойак. Сергей Рак вспоминает об успешном старте франшиз по утеплению и теплоизоляции для загородных домов, а также производства «мягких окон».

«Время нестабильности и дорогих кредитов влияет на настроение предпринимателей. Но есть довольно много бизнесменов, которые уверены, что кризис — время возможностей. Если бы у них была финансовая подушка или дешевые кредиты, они бы старались занять привлекательные локации, которые сейчас оказываются свободными, а арендодатели были бы более сговорчивыми», — резюмирует Анна Рождественская. «Основной риск сейчас — лишиться поставщиков либо столкнуться с нарушением логистических цепочек. Поэтому многие ретейлеры и рестораторы подстраховались: нашли локальных партнеров, в том числе производителей продуктов питания», — рассуждает Екатерина Сойак.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null