IP view
19

Защита никнеймов и псевдонимов

В закладки

В своих исследованиях мы много говорим об объектах интеллектуальных прав и их защите, но совсем мало внимания уделяем субъектам отношений в сфере интеллектуальной собственности, что, конечно, является серьёзным упущением. Именно поэтому возникло желание изучить вопрос, каким образом сегодня, в эпоху цифровых технологий, люди могут защитить свои никнеймы (или псевдонимы).

Потребностей в рассмотрении данной темы, как минимум, две. Во-первых, в последнее время участились случаи мошенничества на популярных интернет-сервисах, когда недобросовестные пользователи «мимикрируют» под известные аккаунты в социальных сетях, создавая страницы со схожими никнеймами, чем причиняют вред репутации копируемых персон (организаций). Во-вторых, в контексте существования личных неимущественных авторских прав многие создатели произведений хотят разобраться, каким образом они могут индивидуализировать себя и свое творчество и оградить свои интересы от посягательств и недобросовестного отношения других субъектов.

Делимся своими научными изысканиями.

Введение

Если в рассуждениях о квалификации понятий «псевдоним» и «никнейм» отталкиваться от формальной логики, то вполне логично было бы предположить, что наиболее общей категорией, объединяющей все остальные, является «имя». Причём имя, на наш взгляд, может иметь как широкий, так и узкий смысл.

Имя (в широком смысле) — универсальный идентификатор, служащий для индивидуализации субъектов, позволяющий отличать одних субъектов от других.

Имя (в узком смысле) или имя собственное, имя настоящее — идентификатор, присваеваемый каждому гражданину того или иного государства, состоящий из фамилии, имени и отчества (в России) или из других индивидуализирующих компонентов.

Соответственно, разновидностями имени в широком смысле выступают:

  • имя в узком смысле;
  • псевдоним;
  • никнейм;
  • прозвище;
  • логин и др.

В данном контексте поговорим о защите псевдонимов и никнеймов, поэтому определим их.

Никнейм (от англ. «nickname») представляет собой «прозвище; уменьшительное имя» [1]. Словарь по сути признает слова «никнейм» и «прозвище» синонимами. По нашему мнению, отличительным признаком названных понятий является сфера применения: если никнеймы чаще всего используются для общения на различных веб-сайтах или для индивидуализации пользовательских аккаунтов в социальных сетях, то прозвища употребляют преимущественно в устной или письменной речи.

Псевдоним — это вымышленное имя [2]. Некоторые правоприменители, как мы увидим далее, не видят особой разницы между никнеймом и псевдонимом, если последний используется в сети Интернет в связи с доведением до всеобщего сведения каких-либо результатов интеллектуальной деятельности.

Общие нормы, касающиеся использования имени, представлены в ст. 19 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ):

  • закон обозначает, что имя нужно, в первую очередь, для идентификации субъектов, участвующих в гражданском обороте;
  • допускается использование псевдонимов в установленных случаях;
  • провозглашается возможность изменения имени с необходимостью уведомления всех контрагентов;
  • имя, полученное при рождении и измененное в течение жизни, подлежит государственной регистрации;
  • имя или псевдоним не могут использоваться без согласия носителя другими лицами в творческой, предпринимательской или иной деятельности;
  • использование имени или псевдонима с согласия носителя не допускается, если оно вводит в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан, а также направлено на злоупотребление правом;
  • называются способы защиты имени или псевдонима: вред, причиненный гражданину вследствие неправомерного использования его имени, возмещается по правилам компенсации морального вреда, обязательств вследствие причинения вреда, защиты чести, достоинства и деловой репутации.

Специальное регулирование, касающееся псевдонимов, зафиксировано в ст. 1265 ГК РФ, которая разъясняет, что возможность автора действовать под вымышленным именем является содержанием личного неимущественного права автора на имя.

Итак, разобравшись со значениями рассматриваемых понятий, изучим существующие средства защиты перечисленных идентификаторов.

Регистрация никнейма/псевдонима в качестве товарного знака

Наиболее популярным способом обеспечить псевдонимам и никнеймам надежную правовую охрану и, в случае посягательств, защиту признается регистрация указанных идентификаторов в качестве товарных знаков.

Уже давно в юридическом сообществе, особенно среди специалистов в сфере интеллектуальной собственности, присутствует некая убеждённость или стереотип, в соответствии с которыми правовая охрана объекта, подтверждённая полученным от государственного органа правоустанавливающим документом, является всеобъемлющей и более эффективной, нежели правовая охрана, следующая прямо из закона, из совершения какого-либо действия субъектом (создания произведения и т.д.). Отчасти можно согласиться с такой точкой зрения хотя бы потому, что практика, связанная с защитой исключительных прав на товарные знаки, сегодня является уже достаточно обширной; многие проблемы, касающиеся толкования норм данного аспекта, решены правоприменителями; из практики известны стратегии защиты таких средств индивидуализации, которые можно взять на вооружение при выстраивании собственной позиции.

Однако не следует забывать и о ряде уязвимостей товарных знаков, к которым можно отнести внушительное количество оснований для оспаривания таких охраняемых объектов (например, досрочное прекращение правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования). Кроме того, имеются примеры судебных дел, в которых субъектам удавалось отстоять и защитить коммерческие обозначения, которым противопоставлялись зарегистрированные товарные знаки.

Чаще всего товарные знаки регистрируются на имена их известных носителей. Тем не менее, встречаются ситуации, когда лица, не имеющие отношения к носителям псевдонимов/никнеймов, регистрируют товарные знаки на собственное имя (наименование — для организаций) и таким образом привлекают к своей продукции внимание разных аудиторий потребителей, используя репутацию авторитетных личностей и нередко нанося им моральный вред. В связи с этим необходимо напомнить, что законом предусмотрено ограничение для подобных казусов (пп. 2 п. 9 ст. 1483 ГК РФ):

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные:

имени (статья 19), псевдониму (пункт 1 статьи 1265 и подпункт 3 пункта 1 статьи 1315) или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Российской Федерации на дату подачи заявки лица, без согласия этого лица или его наследника.

Примечательной иллюстрацией возможности оспаривания товарного знака по данному основанию выступило некогда дело № СИП-238/2016, инициатором которого (в Роспатенте) выступили наследники русского космонавта Юрия Гагарина, а противоположной стороной — ООО «Торгово-развлекательный центр Гагаринский», зарегистрировавшее и использовавшее в своей деятельности комбинированный товарный знак № 442186. По результатам рассмотрения дела, которое дошло до Верховного Суда РФ, было принято решение прекратить правовую охрану названного средства индивидуализации по вышеприведенному основанию.

​Товарный знак № 442186 (правовая охрана прекращена)

В настоящее время имеется большое количество примеров регистрации в качестве товарных знаков псевдонимов или никнеймов. Ниже представлены лишь некоторые примеры.

​Товарный знак № 586569, зарегистрирован на имя правообладателя Ширман Андрей Леонидович (настоящее имя артиста и автора, выступающего под псевдонимом DJ Smash)
​Товарный знак № 704714, правообладателем является известный блогер Дудь Юрий Александрович
​Товарный знак № 350582, правообладателем которого является АО «КРОКУС ИНТЕРНЭШНЛ», возглавляет которое автор и исполнитель Эмин Агаларов
​Товарный знак № 315787, правообладатель которого — Фадеев Максим Александрович, продюсер и композитор
​Товарный знак № 703779, зарегистрированный на имя популярного исполнителя Элджея (настоящее имя — Узенюк Алексей Константинович)

Регистрация псевдонима в специализированных организациях

Следующим средством охраны и защиты идентификаторов выступает их регистрация в определенных организациях в качестве псевдонимов (имён). Отечественное законодательство не предусматривает возможности и необходимости регистрации псевдонимов, однако мировая практика нередко исходит из иных подходов и связывает защиту прав на такие идентификаторы с осуществлением каких-либо формальных процедур. В частности, преимущественно такой подход применяется в странах с англо-американской системой авторского права.

Регистрация псевдонима в специализированных организациях

На мировом уровне вопросами регистрации псевдонимов (а также имён и наименований организаций) ведает Международное Агентство ISNI(сокращение от International Standard Name Identifier). Компания ведёт специальный реестр, в котором фиксирует соответствующие зарегистрированные идентификаторы субъектов. Одно из основных условий регистрации — она совершается в связи с созданием тем или иным человеком (коллективом людей) результата творческого труда (произведения, изобретения и т.п.). Каждому псевдониму (имени, наименованию) присваивается индивидуальный номер, по которому его всегда можно легко найти в базе данных. Для регистрации носителю псевдонима (имени, наименования) требуется представить следующие сведения:

  • имя (псевдоним);
  • дата и место рождения;
  • вид произведения (например, музыкальное, литературное, аудиовизуальное, научное);
  • роль в создании произведения (например, автор, исполнитель, продюсер, изготовитель фонограммы, издатель);
  • заголовок зарегистрированного произведения;
  • для юридических лиц — URL-адрес на дополнительную информацию об организации.

На территории России функции по регистрации псевдонимов выполняет неаккредитованная организация по управлению правами на коллективной основе (далее — ОКУП) «Копирус», как официально сообщается на её же сайте. Средняя стоимость регистрации составляет сегодня 2000 рублей.

В российской правоприменительной практике стороны редко используют охранные документы, выданные по результатам регистрации псевдонима по системе ISNI. В частности, в качестве доказательства свидетельство о международной регистрации имени предъявлялись участниками процесса в рамках рассмотрения дел № СИП-917/2019, А35-11168/2018.

Судебная защита никнеймов/псевдонимов

Нельзя сказать, что судебная практика по защите никнеймов (псевдонимов) без использования вышеуказанных средств является богатой на различные примеры. Впрочем, мы редко рассматриваем темы, в которых всё однозначно, поэтому нас такой дефицит не останавливает. Мы провели поиск и готовы поделиться его результатами.

Для понимания отношения правоприменителей к квалификации никнейма в качестве охраняемого нематериального блага, полагаем, нужно обратиться к делу № А60-48002/2017.

ООО «Уральское авторское общество» (истец) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области (далее — АССО) к ООО «Екатеринбург-ТВ» (ответчик). Гражданин Б. создал фотографическое произведение и опубликовал его на портале «Яндекс.Фотки» под никнеймом «ioburg». Позднее было обнаружено, что спорную фотографию на своем сайте http://ekburg.tv/ разместил ответчик, что и явилось причиной обращения истца в суд с соответствующим требованием.

В рамках рассмотрения дела суд дал следующую оценку понятиям «псевдоним» и «никнейм»:

автор вправе использовать свое произведение под вымышленным именем (псевдонимом). В данном случае, такое вымышленное имя (псевдоним, никнейм, и пр.) может использоваться и на сервисе Яндекс.Фотки …, что следует расценивать как указание на соответствующее имя автора созданной и загруженной в сервис фотографии.

Данная выдержка примечательна еще и тем, что в ней поднимается вопрос соблюдения правил цитирования: правоприменитель по сути уточняет, что норма о цитировании (п. 1 ст. 1274 ГК РФ) будет соблюдена в том случае, если заимствующее произведение лицо укажет ссылку на автора путём упоминания его никнейма на соответствующем сервисе в сети Интернет, приравниваемого к псевдониму.

Видится также важным упомянуть аспект, касающийся возможности отнесения спорного фотографического произведения к охраняемым объектам:

спорная фотография, представляющая собой отдельный статичный кадр с изображением здания, поименованная "Гостиница "Мадрид", в силу самого факта ее создания конкретным лицом, независимо от достоинств и назначения, а также способа ее выражения, представляет собой фотографическое произведение, позволяющее считать ее объектом авторского права в соответствии с положениями пункта 1 статьи 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации:

При этом, действующим законодательством не установлено каких-либо специальных условий, которые были бы необходимы для признания фотографических произведений объектом авторского права и для предоставления таким произведениям соответствующей охраны, в связи с чем, автор (фотограф) обладает авторскими правами на него вне зависимости от его художественного значения и ценности.

Подробнее о творчестве в фотографиях читайте здесь.

Вышестоящие инстанции, в том числе Суд по интеллектуальным правам (далее — СИП) и Верховный Суд РФ (далее — ВС РФ) поддержали первую инстанцию по всем существенным доводам и оставили ее Решение в силе.

Аналогичная правовая ситуация рассматривалась Ленинский районным судом города Ульяновск (Решение от 03.10.17), который отказал в иске о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав на фотографии, признав ссылку ответчика на никнейм истца необходимым и достаточным условием соблюдения правил цитирования и, следовательно, вновь отождествив понятия «никнейм» и «псевдоним». Апелляционная и кассационная инстанция (Ульяновский областной суд) согласились с позицией нижестоящего суда. ВС РФ же усмотрел нарушения и отправил дело на новое рассмотрение в Ленинский районный суд города Ульяновск, мотивировав свое мнение следующими аргументами:

В случаях и в порядке, предусмотренных законом, гражданин может использовать псевдоним (вымышленное имя).

Разрешая спор, суд счёл, что ответчиком исполнены требования законодательства при указании источника цитировании и имени автора произведения, поскольку в конце размещённого ответчиком материала содержались гиперссылки на источник, направляющий пользователя на блог пользователя под никнеймом «63г» в «Живом журнале» …, согласно стартовой странице которого … блог принадлежит гражданину О..

Судом при этом не устанавливалось, принималось ли истцом решение использовать вместо своего имени, указанного на первой странице «ЖЖ», псевдоним «63г», имеющийся на маркировке на фотографиях, можно ли считать это указанием на авторство истца.

Таким образом, Верховный Суд РФ разграничил понятия «псевдоним» и «никнейм», обозначив, что замена одного идентификатора на другой не всегда уместна.

Неоднократно попытки защитить псевдонимы предпринимались в судах общей юрисдикции. Так, в рамках дела № 33-16314/2013 (2-515/2013) гражданин С. (истец) обратился с требованием к гражданину У. о взыскании морального вреда. В Центре Культуры ответчиком была организована и проведена фотовыставка, на которой была представлена фотография одной из работ истца с указанием его псевдонима; в качестве одного из участников фотовыставки на сайте ответчика был заявлен истец. Истец, в свою очередь, указывал, что не принимал участие в данной фотовыставке и не давал своего согласия на использование своего псевдонима в списке участников. Несмотря на отсутствие разрешения истца на использование его псевдонима, ответчик распространил на выставке буклеты с указанием истца в качестве непосредственного участника. В результате неправомерного использования псевдонима истца потенциальные участники фотовыставки были введены в заблуждение относительно личного участия в данной выставке известного мастера, которым является истец. К тому же, у посетителей выставки могло создаться впечатление о недостойном, нечестном поведении истца, который якобы обещал непосредственно участвовать в выставке и не сдержал своего обещания. Неправомерное использование ответчиком в качестве организатора фотовыставка псевдонима истца обусловлено желанием привлечь на данную выставку наибольшее число посетителей, в связи с чем ответчик не мог не преследовать цель — извлечь как можно больше выгоды. Петроградский районный суд Санкт-Петербурга в иске гражданину С. отказал.

Санкт-Петербургский городской суд отменил Решение нижестоящей инстанции, отметив, что вред по данной категории дел подлежит возмещению в двух случаях: когда имя использовано неправомерно и когда нарушение права на имя сопряжено с нарушением чести и достоинства гражданина, а поскольку ответчик использовал на своей выставке псевдоним истца без его согласия, то в таком случае требования истца должны быть удовлетворены.

Ещё одна громкая история с защитой псевдонима получила огласку благодаря ее фиксации в Обзоре судебной практики ВС РФ № 1 (2018) от 28 марта 2018 г.. Гражданин Р. обратился с исками к ООО «Издательская группа «АЗБУКА-АТТИКУС», гражданину Ру. о признании факта нарушения права истца на имя, возложении обязанности на ответчиков за их счет опубликовать решение суда о допущенном нарушении, запрете ответчикам использовать свой псевдоним в творческой, предпринимательской и иной деятельности и распространять опубликованные под этим именем произведения и информацию о них, компенсации морального вреда в размере 1 рубль. Используя псевдоним истца, ответчики совместно издали серию литературных произведений, в чем, по мнению истца, и заключалось нарушение его прав.

Отказывая в удовлетворении требований, Симоновский районный суд города Москва подчеркнул, что истцом не было представлено доказательств, подтверждающих, что он обладает исключительными правами на свой псевдоним, поэтому ответчики вправе были использовать его при издании произведений. Апелляционная инстанция (Московский городской суд) оставила Решение нижестоящего суда в силе.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с выводами судов первой и апелляционной инстанций не согласилась:

По смыслу указанных выше норм права использование имени конкретного физического лица в качестве псевдонима другим лицом в его творческой деятельности является правомерным при соблюдении двух условий: получения согласия на использование имени соответствующим физическим лицом, а также непричинения вреда носителю имени другим его носителем.

Эти юридически значимые обстоятельства судами установлены не были. Между тем истец, обращаясь в суд за защитой нарушенного права, указывал на то, что нарушение его прав выражается в том, что третьи лица связывают литературные произведения, изданные ответчиками с использованием псевдонима истца, с его личностью, то есть имеет место заблуждение неопределенного круга лиц относительно тождества указанных выше граждан, создается ложное представление об истце и его творчестве, что причиняет ему моральный вред. ...

Суд апелляционной инстанции, придя к выводу о том, что неправомерным использованием имени истца является только такое его использование, которое имеет целью причинение вреда истцу, не учел, что запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица в силу ст. 19 ГК РФ может быть связан также и с дезориентацией неопределенного круга лиц относительно тождества граждан, осуществляющих творческую деятельность под одними и теми же именем и псевдонимом.

Ошибочным признала Судебная коллегия и вывод судов о необходимости представления истцом доказательств, подтверждающих, что он обладает исключительными правами на свой псевдоним. Суды не учли, что действующее законодательство не относит имя к объектам, в отношении которых управомоченные субъекты наделяются исключительными правами по правилам ст. 1229 ГК РФ.

В нашем распоряжении имеется также серия дел о защите прав на псевдоним известного исполнителя Guf, которые рассматривались и в судах общей юрисдикции, и в арбитражных судах. И в рамках рассмотрения дела № 33-43996, и в рамках рассмотрения дела № А40-166171/2015, правоприменители в целом пришли к общему знаменателю:

  • творческий псевдоним Guf Долматов Алексей Сергеевич стал использовать задолго до даты обращения истца в Роспатент с заявлением о регистрации товарного знака;
  • ответчик обладает исключительными правами на вышеуказанные произведения, вправе размещать их на любых законных Интернет-ресурсах, при этом исполнителем произведений является Долматов Алексей Сергеевич под псевдонимом Гуф, в связи с чем запрет использовать обозначение, удаление файлов влечет препятствие творческой деятельности Долматова А.С., что недопустимо;
  • в названии треков указываются имя автора слов, автора музыки, исполнителя, владельца прав на фонограмму, и указание такого имени (в том числе псевдонима) является выполнением обязательств издателя перед автором результата интеллектуальной деятельности, а не использованием товарного знака, который служит для индивидуализации товаров и услуг;
  • ответчики имеют законное право на использование произведений исполнителя Долматова А.С., указывая его псевдоним;
  • не подлежат судебной защите такие действия обладателя права на товарный знак, которые направлены на создание препятствий к использованию даже тождественных или сходных с ним до степени смешения обозначений, в случае отсутствия фактического его использования самим правообладателем, поскольку у истца, не приложившего в установленный законом период времени усилий для использования товарного знака, отсутствует нарушенное право.

По сути правоприменители сошлись в едином мнении, признав приоритетность права на псевдоним (имя) перед исключительным правом на товарный знак.

Резюмируя вышесказанное, нужно отметить, что, хотя практика по защите псевдонимов и никнеймов на настоящий момент исчерпывающей не является, из нее, тем не менее, можно извлечь некоторые полезные элементы, на которых можно построить достаточно выигрышную стратегию.

В заключение кратко подведем итоги. К сожалению, сегодня уделяется мало внимания вопросам правомерного и неправомерного использования псевдонимов и никнеймов в творческой, предпринимательской и иной деятельности. Между тем, стремительное развитие сети Интернет и цифровых технологий требует от правового регулирования и правоприменительной практики формулирования ответов на вызовы времени. Наибольшей популярностью сейчас пользуется регистрация любых имен, псевдонимов, прозвищ, никнеймов в качестве товарных знаков, однако данный способ не гарантирует правообладателю абсолютной защиты в случае посягательств. Правоприменительная практика по защите псевдонимов (никнеймов), не зарегистрированных в качестве средств индивидуализации, в данный момент еще находится на пути становления, и мы надеемся, что в ближайшем будущем она сможет до конца сформироваться, предоставив заинтересованным лицам новые возможности по защите своих прав.

Список использованных источников

[1] Мюллер В.К. Учебный англо-русский словарь: 120 000 слов и выражений / В. К. Мюллер. — М.: Эксмо, 2008. — стр. 494.

[2] Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. - 4-е изд., дополненное. - М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — стр. 630.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "IP view", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 1, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 110258, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Fri, 06 Mar 2020 18:45:33 +0300", "is_special": false }
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир