Denis Bulavin

Теория прибыли как подмены. Часть 5

6. Долгосрочная перспектива.

В долгосрочной перспективе обществу предстоит ответить на два главных вопроса:

6.1. Частная собственность на прибыль.

Оставляем ли мы частную собственность на прибыль, тем самым давая гарантии бенефициарам прибыли?

6.2. Безусловное право на удовлетворение потребностей.

Признаём ли мы безусловное право каждого на удовлетворение базовых потребностей, тем самым давая гарантии малефициарам?

В зависимости от ответов на эти вопросы возможно четыре варианта устройства общества.

6.3. Условный Феодализм.

Это тот путь, который общество выбрало сейчас — оставить право частной собственности без права удовлетворения базовых потребностей. В этом случае дальнейшее извлечение прибыли приводит к тому, что класс владельцев сужается условно до двадцати семей, класс управленцев до двух тысяч, класс специалистов до двухсот тысяч, класс военных до двух миллионов и класс прислуги до двухсот миллионов. Остальное население мира выпадает из экономики и перестаёт быть как потребителями, так и производителями. Судьба остального населения никого не интересует, у него нет права на удовлетворение своих потребностей, как и каких-либо иных прав. Оно может или умереть, или жить как сможет, если сможет, не нарушая идиллии высших классов. Бенефициары прибыли ограждают себя стеной, которая охраняется армией и боевыми роботами.

Кроме очевидных последствий, таких как сокращение населения, потеря производства, технологий, образования, науки, поскольку прибыль всё равно продолжает извлекаться, бенефициары начинают плести интриги друг против друга, убирая более слабых и пожирая их активы. В пределе остаётся один бенефициар, который уже ничего не может извлечь, поскольку вся прибыль уже его, а больше из общества ничего извлечь нельзя. Правда, этот предел никогда не наступит, поскольку общество перестанет существовать задолго до его наступления. Такое развитие событий по сути означает погружение мира в тёмные века. В дальнейшем неизбежна революция и смена бенефициаров, но если общество не отказывается от прибыли, новые бенефициары быстро приводят мир в такое же состояние.

6.4. Условный Капитализм.

Это попытка сохранить всё лучшее от капитализма — оставить право частной собственности на прибыль и дать всем безусловную гарантию удовлетворения базовых потребностей. С каких это пор, спросит читатель, капитализм гарантирует всем подряд безусловное право на удовлетворение потребностей? К сожалению ли, к счастью ли, но это единственный способ для будущего общества какое-то время оставаться хотя бы отдалённо похожим на современный капитализм, с его инновациями, предпринимательством, рынками, технологиями и прочими достижениями. Если такой гарантии не будет, общество неуклонно будет становиться феодальным и терять все достижения современного капитализма. Сохранить образование, науку, технологии, спорт, искусство, демократические процессы, а также производство и потребление можно только в том случае, если всем гражданам будет гарантирован безусловный доход. Сегодня, с учётом автоматизации и роботизации, для обеспечения всего общества всем необходимым, в качестве рабочей силы требуется не более 15% населения. Все остальные в экономике не нужны. Если мы хотим, чтобы в потреблении участвовали все 100% населения, доход нужен всем, вне зависимости, зарабатывают они его или нет. Если мы отказываемся от идеи всеобщего потребления, мы отказываемся от идеи научно-технического и любого другого прогресса. Высокотехнологичное производство для 15% населения не рентабельно, как и качественное образование, наука, культура и всё остальное.

Безусловный доход может быть как прямой, когда каждому гражданину на счёт ежемесячно падает гарантированная сумма, вне зависимости от чего бы то ни было, так и опосредованный.

Безусловный доход может быть опосредован зарплатой. В этом случае обществу придётся учреждать бесполезные занятия и должности, только чтобы занять ненужных в экономике людей. Увеличение количества рабочих мест было так или иначе использовано во время Великой Депрессии в США, Германии, СССР и в других странах, через вмешательство государства. В этих странах государство финансировало национальные проекты, и таким образом предоставляло населению работу и доход. Этот способ описан ниже и назван социализмом, будь то национал-социализм или интернационал-социализм. Как только основное строительство было закончено, к гражданам социалистического общества пришло осознание бессмысленности бесполезного труда, что в итоге стало одной из причин падения социализма.

Безусловный доход может быть опосредован кредитом, как это было сделано в 1980-х с помощью рейганомики. Правда, тогда население не было закредитовано до отказа и реальный уровень занятости и доходов был гораздо выше. Сейчас кредитов на руках в разы больше, а реальные доходы неизменно снижаются. Раздать кредиты на сегодняшних условиях не получается. Необходимо понижать критерии кредитоспособности до их полного отсутствия и не ожидать, что заёмщики станут рассчитываться по кредитам. По сути, из кредита придётся сделать способ распределения эмиссионных денег.

Безусловный доход может быть опосредован фондовым рынком (или каким-то иным пузырём), когда все граждане покупают акции, а рынок постоянно растёт, благодаря вновь напечатанным деньгам.

Вполне возможно придумать какие-то ещё способы опосредования безусловного дохода, но в любом случае такой доход должен быть всеобщим, а не только для избранных. Как только мы дискриминируем какие-то более или менее широкие группы населения в их праве доступа к безусловному доходу, у нас снижается потребление и возникают все связанные с этим проблемы.

Если мы, опосредованно или нет, обеспечиваем безусловный доход, нам нужна эмиссия. Проблемы эмиссии описаны детально описаны выше. Первоначально члены общества тратят вновь напечатанные деньги, что приводит к всплеску деловой активности, потребления, производства и к росту цен. Затем все новые деньги постепенно, но неуклонно стекаются в старые карманы, для чего всё, собственно, и делалось. В итоге мы получаем точно такое же общество, как и до эмиссии, но с гораздо большим количеством денег, а значит с гораздо большим уровнем неравенства и гораздо сильнее вырожденными способами извлечения прибыли. Эмиссия замедляет вырождение капитализма, но не отменяет его.

6.5. Условный Социализм.

Запрет на частную собственность на прибыль, отсутствие гарантии удовлетворения базовых потребностей. Опять наш читатель попытается возразить, что в СССР при социализме как раз были гарантии. Гарантии, конечно, были, но не для всех. Гарантии были для трудящихся. Для тунеядцев была только одна гарантия — принудительный труд. Также в СССР вполне была прибыль и некоторые даже сильно преуспевали в её извлечении. В СССР была подмена эквивалента товаром, т. е. прибыль измерялась не в деньгах, а в привилегиях, которые точно также удовлетворяли потребности, как деньги в капиталистическом обществе. В итоге образовывалось такое же неравенство и такие же противоречия, как и в капиталистическом обществе. В маловероятном случае перехода общества к социализму вводится полный запрет частной собственности на прибыль. Вся генерируемая в обществе прибыль принадлежит обществу. При этом, если человек хочет иметь доход, он должен работать на благо общества. Работать не за прибыль, а за оплату, эквивалентную его квалификации и труду. Вопреки расхожему мнению, нам этот вариант представляется вполне рабочим и реализуемым. Особенно если трудовая повинность будет составлять 4-5 часов в неделю. У социализма есть ряд существенных преимуществ перед капитализмом. В частности, если нет прибыли, то эмиссия не приводит к росту цен. Деньги можно эмитировать свободно в любых количествах, которые нужны для реализации национальных и даже интернациональных проектов. Исчезает смысл в перепроизводстве, что благоприятно сказывается на экологии и климате. Преимущества бесприбыльного общества подробно описаны в следующем тексте.

Запрет на прибыль означает запрет на любые подмены с целью извлечения прибыли. Мы оказываемся в обществе, где у прибыли нет малефициаров, но всё общество является её бенефициаром. У социализма есть один существенный недостаток. Для его реализации требуется обширная, тщательно продуманная и методически воплощённая идеологическая база. За столетия капитализма люди отвыкли творить. Они привыкли работать за деньги и расслабляться через удовлетворение базовых потребностей. Им придётся объяснять, что такое работа для общества и почему они не могут оставлять себе прибыль. Их также придётся учить получать удовольствие от удовлетворения высших потребностей. Такую идеологическую базу вполне возможно создать, но её создание и воплощение является крайне сложной и объёмной задачей. Тем не менее, социализм и электронная плановая экономика вполне могут придать обществу стабильность и избавить его от кризисов и войн.

6.6. Эвдемонизм + Панархия.

Условное общество стабильного развития, электронного планирования и всеобщего управления.

Слово эвдемонизм происходит от древнегреческого εὐδαιμονία — процветание, блаженство, счастье. Под оригинальным словом эвдемония подразумевалось не любое счастье, а счастье от удовлетворения высших потребностей — творчества, познания, спокойствия, уверенности. Слово эвдемонизм не используется в данном и последующем тексте в его современном значении как этическое философское учение, считающее стремление к счастью основой поведения. В настоящем и последующих текстах эвдемонизм — это общественная идеология, которая предполагает, что базовые потребности общества удовлетворены, и общество занимается удовлетворением высших потребностей.

Слово панархия происходит от сочетания древнегреческих слов παν — все и ἀρχή — власть. В настоящем и последующих текстах слово панархия используется в значении власть всех. Как именно может быть реализована власть всех вместо представительской демократии, которая наиболее популярна сегодня, будет рассказано в следующем тексте.

Такое общество предполагает запрет на частную собственность на прибыль и гарантию полного и безусловного удовлетворения всех базовых потребностей всех людей. Сейчас попытки описания такого общества могут показаться утопией, поскольку современное общество только недавно перевалило пик развития капитализма и ещё не прочувствовало на себе в полной мере «прелести» его умирания. Человеческое сознание — это продукт предыдущих двадцати лет, а не будущих. Людям всё ещё кажется, что старыми методами извлечения прибыли можно добиться финансового благополучия. Владельцам активов, будь то дом, бизнес, акции или деньги, кажется, что актив — это гарантия дохода. Тем, кто ходит на работу и получает зарплату, как и владельцам мелких бизнесов, кажется, что их знания, навыки, связи являются гарантией дохода. Тем, кто получает пенсии и пособия, кажется, что государство является гарантией их дохода.

Люди пока ещё не понимают, что все без исключения способы извлечения прибыли вырождаются. В обществе прибыли ничто не в состоянии гарантировать прибыль. Но человеку невыносимо жить в ситуации неопределённости, и он держится за свой актив как за спасительную соломинку, верит, что актив всегда будет приносить прибыль.

Нет, ни активы, ни навыки никуда не денутся. Они просто выродятся как способы извлечения прибыли. Теоретически вроде все понимают, как расходы на бизнес или дом могут превышать доходы, как падают акции, как становятся отрицательными процентные ставки, как можно ходить на работу, получать зарплату и не иметь возможности с помощью этих денег решать хоть какие-либо материальные проблемы, кроме скудного питания, или как можно остаться без работы, вместе с миллионами носителей таких же и даже лучших знаний и навыков. Теоретически это понятно всем, но вот применить такой сценарий к своей жизни настолько страшно, что люди просто об этом не думают. Будет день — будет пища. Правительство что-нибудь придумает. Но ведь в правительство попадают представители элитных группировок, которые отстаивают интересы этих элитных группировок. Им не до нас. Они заняты извлечением прибыли из своих должностей для себя и своих элитных группировок. Они хорошо понимают, куда всё идёт, и пытаются сегодня урвать максимум, пока это ещё возможно.

Людям также кажется, что вот стоит город, горят огни, работают магазины, ходит транспорт. Это определённость, и так будет всегда. Но попробуйте рассказать это в Аргентине, в России или в Афганистане. Там точно знают, как такая определённость может исчезнуть за один электоральный цикл, а на её место приходит многолетний кризис, который не получается ни закончить, ни пережить.

Мы уже перешагнули рубеж. Капитализм уже неуклонно катится под гору, но пока есть ещё пусть не постоянная, но работа, пока у бизнеса есть хоть какие-то клиенты, пока акции не потеряли свою цену, а банки платят мизерные проценты, мы ещё не свалились к подножию горы. Вот только держится всё уже на одном единственном инструменте — эмиссии. Если сейчас перестать печатать деньги, мир захлестнёт жесточайшая дефляция, намного хуже той, что была в 1930-х годах. Общество потеряло способность остановиться и не печатать деньги. Через пару лет нам придётся увеличивать скорость печатного станка, затем ускорение. Эмиссия позволит капитализму продержаться ещё пару десятилетий. Далее эмиссию придётся купировать, а денежную массу связывать. Это всё равно приведёт к дефляции и острому кризису, из которого останется только один выход без введения запрета на прибыль — феодализм.

Вот тогда-то и возникнет вопрос, что делать дальше и какое общество строить. К тому времени общество уже прочувствует на себе, что такое умирающий капитализм и, возможно, будет готово отказаться от прибыли.

Сейчас же возникает другой резонный вопрос. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли вырождается и в какой-то момент прибыль нельзя будет извлекать в принципе. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли обязательно имеет малефициара, то есть это процесс аморального ограбления одними других. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли ведёт к расслоению общества, нищете, голоду, войнам, бедствиям и страданиям огромного количества людей. Есть ли смысл дожидаться конца капитализма? Другими словами, есть ли смысл дожидаться доказательств того, что и так уже очевидно? Именно поэтому мы считаем необходимым уже сейчас разрабатывать концепцию бесприбыльного общества, описанию которой будет посвящён следующий текст.

Здесь нам снова могут возразить: «Да кто будет работать без прибыли?!» «Да всё развитие происходит за счёт прибыли!» «Да весь рост экономики за последние 300 лет произошёл только благодаря частой собственности на прибыль» «Да прибыль обеспечила едой, одеждой и кровом огромное количество людей за последние 50 лет!»

Как же сильны навязанные нам идеологией мифы! Вообще-то подавляющее большинство населения Земли работает без прибыли. Зарплата — это не прибыль. Для любого бизнеса зарплата — это расход. Правильно рассчитанная оплата труда — это вполне адекватный эквивалент его стоимости. Президенты, премьер-министры, министры иностранных дел и обороны всех стран получают зарплату, а не прибыль. И ничего, как-то живут и решают задачи государственного масштаба. Что касается мотивации, то почему мотивацией всего человечества должен быть обман и ограбление? Это всё равно что предоставить особо успешным бизнесменам право на изнасилование раз в месяц. А поскольку малефициарами прибыли становятся вопреки желанию, извлечение прибыли является узаконенным изнасилованием малефициара.

Развитие в принципе не может происходить за счёт прибыли. Расходы на развитие — это расходы. Прибыль — это то, что остаётся после расходов, в том числе и после расходов на зарплату, и после расходов на развитие.

Рост экономики за последние 300 лет происходил потому, что способы подмены ещё не были вырождены в той степени, в которой он вырождены сейчас. Феодализм тоже когда-то был прогрессивной общественной формацией, когда пришёл на смену рабовладению. Рано или поздно наступает такой момент, когда новое и прогрессивное становится старым и реакционным. Сейчас это случилось с капитализмом. Когда-то капитализм был спасением для Европы, страдающей от чумы, войн и голода. Все занялись производством и продажей чего-то полезного, и мир вышел из тёмных веков. Буржуазные революции случались под лозунгами свободы, равенства и братства. В итоге процесс вырождения способов подмены и расслоение общества привели к тому, что капитализм стал источником регресса, обнищания, хаоса и беспорядков. Никто уже особо не думает о том, чтобы товары и услуги были качественными. Они должны быть прибыльными, то есть дёшево обходиться капиталисту, но дорого продаваться. Соответственно, вы обращаетесь к юристу, бухгалтеру, врачу, а оказывается, вы обратились к капиталисту, чья задача — сделать на вас прибыль. Как вам понравится врач, делающий на вас прибыль? Разве может он позволить вам выздороветь? Нет, он будет вас оперировать, пока позволяет ваше состояние.

Тезис о том, что прибыль обеспечила людей едой, одеждой и кровом тоже очень коварный. Мы уже говорили, что обеспечение людей товарами — это не цель капитализма. Цель — прибыль. Соответственно, до тех пор, пока человек является частью экономики, т. е. что-то производит, что-то зарабатывает и что-то потребляет, он может улучшать своё материальное положение. Но вот человек выпал из экономики. Его труд заменили машиной, зарплаты у него нет, соответственно, потреблять он не может, а значит не может зарабатывать прибыль капиталисту. Кто в таком случае станет этого человека чем-то обеспечивать? Через него переступают и идут дальше искать возможности выдать неравенство за равенство.

Авторы: Родни Моррис, Денис Булавин

{ "author_name": "Denis Bulavin", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 197057, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Fri, 15 Jan 2021 13:55:35 +0300", "is_special": false }
0
3 комментария
Популярные
По порядку
0

ПХАХПАХПХАХПАХПХАХП чееееел для работника зарплата это прибыль. Прибыль одного = расход другого. Как прибыль бизнесмена = расход потребителя

Ответить
0

Не понял твой коммент дружище). Поясни

Ответить
0

Ты пишешь "Вообще-то подавляющее большинство населения Земли работает без прибыли. Зарплата — это не прибыль. Для любого бизнеса зарплата — это расход"

Зарплата это прибыль

Ответить

Комментарии

null