{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 16, "likes": 36, "favorites": 51, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22765", "is_wide": "" }
Дмитрий Кошельник
20 819

Крупный банкир, филантроп и действующее лицо теорий заговоров: биография Дэвида Рокфеллера

Обозреватель vc.ru изучил историю миллиардера Дэвида Рокфеллера, который создал международный банк Chase Manhattan Bank и прославился своей филантропической деятельностью, близким знакомством с главами многих государств и участием в международных организациях. При жизни Рокфеллер стал фигурантом различных конспирологических теорий.

Поделиться

В избранное

В избранном

20 марта 2017 года умер старейший миллиардер современности Дэвид Рокфеллер — представитель третьего поколения знаменитой семьи и внук Джона Дэвисона. На момент смерти Рокфеллеру исполнился 101 год, и он был старейшим миллиардером мира.

При жизни Дэвид возглавлял один из крупнейших банков мира Chase Manhattan Bank, занимался филантропической деятельностью и был постоянным участником Бильдербергского клуба. Дэвид Рокфеллер считался одним из самых влиятельных людей мира.

Дэвид Рокфеллер

Ранние годы. Служба в армии

Дэвид Рокфеллер родился в 1915 году и был младшим из шести детей Джона Д. Рокфеллера-младшего. Отец Дэвида был единственным сыном Джона Дэвисона Рокфеллера-старшего, создателя Standard Oil и богатейшего человека в истории. Матерью Дэвида была Эбби Олдрич Грин, дочь одного из лидеров Республиканской партии Нельсона Олдрича.

Пресса называла их брак союзом двух влиятельнейших семей США. В своих мемуарах Дэвид Рокфеллер много времени уделяет быту семьи и привычкам своих легендарных родственников.

С детства Дэвиду прививалось осознание того, что он входит в число наследников Рокфеллера и несёт за это ответственность. Воспитание оказалось эффективным, и каждый из пяти братьев добился значительного успеха. Рокфеллеры были религиозной семьей. Каждый день начинался с 15-минутной молитвы. Отвлекаться было нельзя — за это следовало наказание.

Дэвид учился в нью-йоркской частной школе Линкольн. Она не относилась к элитному классу учебных заведений, стоимость обучения была низкой, а потому в ней учились дети из разных семей. Дэвид был отправлен школу в 5 лет и окончил её в 16 лет.

Рокфеллер утверждает, что упор на индивидуальную работу в школьной программе помог ему справиться с учебной нагрузкой. Он страдал дислексией, но на учебную успеваемость в Линкольне это практически не повлияло. Любимым предметом Рокфеллера была история.

Джон Д. Рокфеллер II и его сыновья Дэвид, Нельсон, Уинтроп, Лоренс и Джон Д. III

Недостатки школьного образования и последствия дислексии он в полной мере ощутил во время обучения на экономическом факультете Гарвардского университета. Первый курс преодолел с трудом, хотя в целом учился хорошо. На последнем году обучения Дэвид решил связать свою карьеру с международной банковской деятельностью и окончил аспирантуру, получив докторскую степень.

Он провёл год в Лондонской школе бизнеса. Немецкий язык изучал, живя в 1933 году в пансионате в Германии. Отрицательно отзывался о нацизме и Гитлере. В 1934 году отец Дэвида учредил трастовые фонды для детей и жены, в которые направил по $60 млн. Делалось это для того, чтобы избежать налогов на наследство. Сумма на их счетах увеличивалась, и в результате там оказалась большая часть состояния Рокфеллеров.

После получения докторской степени Рокфеллер по протекции госчиновника Анны Розенберг стал работать секретарем мэра Нью-Йорка. В 1941 году он перешел в Департамент обороны, здравоохранения и социального обеспечения. Руководила им в Нью-Йорке Анна Розенберг, а Дэвид получил должность её помощника.

Розенберг сделала Дэвида ответственным за часть территории на западе штата. Там открывались фабрики, что влекло за собой целый ряд социальных проблем, которые требовали решения. В процессе пришлось научиться вести переговоры и находить выход из спонтанно возникающих проблем.

В 1942 году Дэвид добровольно записался в армию. Службу начинал рядовым, хотя мог использовать влияние отца и стать офицером. После подготовки он в чине капрала нёс караульную службу в Майами-Бич и подрабатывал курьером. В 1943 году Рокфеллер окончил офицерскую школу и стал лейтенантом инженерных войск.

Затем прошел подготовку офицера разведки в Кэмп-Риче и несколько месяцев был инструктором во французском отделе этой разведшколы. Осенью 1943 года Рокфеллер был отправлен в Алжир, где ему предназначалось служить в войсках Эйзенхауэра.

Главной причиной этого назначения стало то, что Дэвид знал французский язык. Он занимался созданием сети агентов, с чем справлялся вполне успешно. В 1945 году служил в качестве помощника военного атташе в Париже и получил звание капитана.

Однако его полномочия на этом посту были гораздо шире: взяв за основу контакты в правительстве де Голля, он организовал разведывательное подразделение и начал собирать информацию о деятельности и конкуренции французских разведывательных служб, правительственных спорах и проблемах экономики Франции.

Рокфеллер был демобилизован после войны. Он утверждал, что период военной службы оказал на него чрезвычайно позитивное влияние, научив важности установления контактов.

Приход в Chase National Bank

В 1946 году после определённых колебаний относительно возвращения в Департамент обороны, здравоохранения и социальной экономики Рокфеллер по совету своего дяди Уинтропа Олдрича отправился работать в Chase National Bank. Олдрич был председателем банка, а Рокфеллер-старший контролировал долю 4%, считаясь крупнейшим акционером. Дэвид утверждал, что, несмотря на последнее, его семья никак не влияла на руководство.

Chase National Bank в то время был несколько парадоксальной структурой. Один из крупнейших банков мира с сильнейшими акционерами существенно отставал от конкурентов по части организации и планирования.

В Chase не было бюджета и проработанного бизнес-плана. Несмотря на очевидный плюс того, что все банкиры банка «выросли» из клерков, это обстоятельство играло против Chase, так как у сотрудников отсутствовало желание изучать новые дисциплины и развивать свой кругозор.

Дэвид начал карьеру в качестве ассистента управляющего в иностранном департаменте. Это была низкая должность с окладом в $3,5 тысячи. На этом посту он проработал три года. Благодаря ротации ему удалось поучаствовать в работе каждого из 33 подразделений иностранного отдела банка. Несмотря на то, что Рокфеллер получил ценный опыт, он находил подобную структуру слишком громоздкой.

Первой его задачей стало привлечение новых клиентов в филиалы в Париже и Лондоне, но особых успехов он в этом не добился. Рокфеллер сам попросил о переводе в подразделение Латинской Америки в 1947 году.

Chase National Bank контролировал 50% рынка депозитов в Панаме, финансировал сахарное производство и экспорт на Кубе, но весьма слабо был представлен в Пуэрто-Рико. По мнению Рокфеллера, банк имел все шансы усилить своё положение.

В Панаме Дэвид добился открытия отделения банка в провинции Чирики и начал выдавать кредиты скотоводам. Под залог Chase получал скот. Начинание привело к росту поступлений, развитию скотоводческого дела в Панаме, а также созданию Chase репутации банка, помогающему улучшению благосостояния местных жителей. На Кубе план по покупке доли в крупном местном банке реализовать не удалось.

Наиболее заметного успеха Рокфеллер добился в Пуэрто-Рико, где Chase National Bank до этого работал весьма слабо. Губернатором этой страны был Луис Муньос Марин. С ним Рокфеллер был знаком и использовал его стремление к развитию себе на пользу. Chase National Bank давал кредиты предпринимателям, желающим купить правительственные компании. Постепенно Chase National Bank упрочил своё положение и начал открывать отделения в крупных городах.

Сотрудников набирали в Пуэрто-Рико, и эта практика распространилась на другие страны Латинской Америки. Вводить инновации в работу здесь было легче, чем в Европе. В начале 50-х годов система отделений в Карибском регионе стала самой развивающейся в компании.

Опробованная модель работы, включавшая в себя запуск новых видов кредитования, открытие филиалов и покупку акций в работающих в стране банках, стала рассматриваться Рокфеллером как ключевая для развития в других частях мира.

В 1949 году Рокфеллер стал вице-президентом и получил под свой контроль все операции в Латинской Америке. Он уже показал себя в работе на этом рынке и имел шансы добиться дальнейших успехов. Главным интересом Дэвида стала Южная Америка, и он планировал экспансию в этот регион. Тогда Chase National Bank успешно финансировал экспортную торговлю Перу, Чили, Аргентины и Бразилии.

Приступив к управлению, Рокфеллер начал вводить новые операции. Одной из первых его идей стало предоставление займов государствам. Для этого устанавливались дружественные взаимоотношения с центральными банками этих стран. Рокфеллер не скупился и поддерживал весьма рискованные акции вроде кредита Бразилии в $30 млн с урожаем кофе в качестве залога. Эту же сумму получила и Перу. Вместо залога с государства были взяты гарантии принятия предложенных МВФ бюджетно-налоговых реформ.

Подобные сделки были связаны с риском, что повлекло недовольство других руководителей Chase National Bank. С этого начался длительный конфликт Рокфеллера с Джорджем Чемпионом — главой Совета по экономическому развитию банка.

В сентябре 1952 года Рокфеллер был повышен до старшего вице-президента, и на него было возложено руководство отделениями в Нью-Йорке. Дэвид проявил инициативу и предложил президенту банка Перси Эбботу разработанный вместе с другим руководителем план реорганизации банка.

Планировалось введение трёх новых отделов — «Соединенные штаты», в котором объединялся весь корпоративный бизнес банка, «Специальные отрасли», занимающийся работой с компаниями в отраслях, начиная с нефти и заканчивая электричеством. Третьим новым подразделением стал «Метрополитенский», отвечавший за нью-йоркские филиалы.

Из старой структуры также сохранилось три отдела — «Иностранный», «Трастовый» и «Отдел облигаций». Каждый из них возглавлял вице-президент, непосредственно подчинявшийся президенту банка. Новая структура была удачной, и её поддержал даже Джордж Чемпион.

В 1955 году Chase National Bank объединился с Manhattan Bank. Образованный ими Chase Manhattan Bank стал одним из крупнейших банков мира. Рокфеллер утверждает, что объединение обоих банков и попытка создать более эффективную корпоративную структуру привели к трудностям и борьбе между сторонниками старых подходов и модернизации.

В числе первых был Джордж Чемпион, которые противостоял новым изменениям и частичной потере независимости. Противодействие ничего не дало, и намеченные изменения были внедрены в 1956 году.

Рокфеллер был ответственен за переезд компании на новую штаб-квартиру. Выбор пал на здание компании Guaranty Trust на нижнем Манхеттене. Сделка о его продаже другой компании была уже практически заключена, но Chase успели перехватить покупку. На месте здания было начато строительство новой штаб-квартиры, которое контролировал Рокфеллер.

Создание Chase Manhattan Bank и новая штаб-квартира не отменили конфликта между Рокфеллером и Чемпионом. Дэвид был сторонником реформ, новых направлений деятельности и расширения, а Чемпион — консерватором, удовлетворенным ролью Chase Manhattan Bank на национальном уровне.

Оба они были талантливыми людьми с успешными карьерами. В конце 50-х годов Чемпион стал операционным директором и президентом, но в подчинение Рокфеллер к нему не попал, поскольку стал вице-председателем и подчинялся непосредственно Джеку Макклою, занимавшему пост председателя совета и исполнительного директора.

Группа Рокфеллера сосредоточилась на маркетинге, развитии менеджмента, взаимоотношениях между сотрудниками, операционных вопросах и связях с общественностью.

Продвигаемые в этом направлении инновации Чемпиона не сильно беспокоили — он работал в сфере кредитования. Но Рокфеллер был не так прост, его направление включало в себя структуры, занимающиеся экономическими исследованиями и организационным планированием. Их Рокфеллер называл «троянским конем», который позволял двигать банк в нужном направлении.

Интересы Рокфеллера и Чемпиона рано или поздно должны были пересечься, но, пока Дэвид занимался административным аппаратом, ситуация выглядела спокойной.

Рокфеллер контролировал отдел «Специальных операций». На него возлагалась работа по расширению в других странах и внедрению новый финансовых функций. Оба эти направления сохраняли независимость и стали скорее союзниками.

В 1953 году президент США Дуайт Эйзенхауэр решил делать ставку на американский частный сектор для финансирования внешней торговли. До этого область среднесрочного финансирования находилась под контролем Экспорт-Импортного банка США («Эксимбанка»), а другие банки ею пренебрегали. Теперь ситуация изменилась, и Рокфеллер увидел в этом возможность для Chase.

Договорившись о сотрудничестве с другими банками, компания приготовилась действовать в новом направлении. Некоторое время руководство банка общалось со своими коллегами с «Эксимбанка», которые обязаны были содействовать. Совместно они ничего не добились из-за жалоб клиентов на «Эксимбанк». Недовольство вызывали бюрократия, стоимость финансирования и задержки.

В 1955 году руководство Chase создало совместное предприятие American Overseas Finance Corporation. Партнёры обязались приобрести акций на $10 млн. Председателем стал Макклой, а Рокфеллер занял пост директора. Через год активы компании составили $11 млн, и она обязалась приобрести ценных бумаг на $22 млн.

Скромный показатель был неплох для начала, но дальше дело не продвинулось из-за потенциального конфликта с Министерством финансов США. Закончилось всё продажей AOFC и выходом из бизнеса в 1957 году.

Двоевластие в Chase Manhattan Bank

В 1960 году Макклой должен был оставить должности председателя и исполнительного директора, и выборы преемника привели к очередному раунду борьбы между Рокфеллером и Чемпионом. Совет, ввиду того, что Дэвид больше времени уделял административной части и был младше своего оппонента на 11 лет, склонялся к назначению Чемпиона.

Рокфеллер был готов уйти в случае неудачи, чего никто не хотел. Это привело к длительным дебатам и переговорам. Было выдвинуто компромиссное решение — Чемпион назначается председателем, а Рокфеллер — президентом. Оба кандидата становятся главными исполнительными директорами. Решения относительно политики банка должны были приниматься совместно.

На Чемпиона возлагалась ответственность за ежедневные операции. Компромисс был единственным выходом, но Рокфеллер сразу на предложенные условия не согласился. Ему нужно было достаточно власти, чтобы иметь возможность оспаривать решения соперника. Дэвид потребовал своего назначения главой исполнительного комитета, а также настоял на том, чтобы это было зафиксировано подписью с обеих сторон.

Чемпион пошел на сделку, но это лишь усилило вражду между ними. В банке оказалось два руководителя, имевших право блокировать решения друг друга и особо не ладивших между собой, что неминуемо вело к эскалации конфликта. Макклой передал им банк в полном порядке — на рынке США он уступал только Bank of America, активы банка составляли почти $9 млрд, а операционная прибыль — $72 млн.

Начались проблемы с мелочей вроде вкусовых несогласий в области искусства. Рокфеллер решил установить в вестибюле барельеф, созданный из сваренных бамперов. Чемпион более предпочитал классическое, а не современное искусство. Когда началась установка, сотрудники сообщили ему о странном произведении искусства, и тот его запретил. Спустя год Рокфеллер всё же установил барельеф.

Партнёры в целом нередко блокировали решения друг друга в процессе руководства. Компромиссы удавалось найти не всегда, однако по вопросам развития на рынке США они обычно сходились. Неурядицы в основном вызывали планы Рокфеллера по международной интеграции.

В 1960-х годах Рокфеллер приступил к реализации своих планов по расширению в другие страны. Одним из ключевых интересов Дэвида была Латинская Америка, планы по интеграции в которую он не успел воплотить. Его также интересовали Бразилия и Венесуэла.

В начале 60-х годов Рокфеллер через своего брата Нельсона узнал, что председатель Sul America Антонио Ларрагоитиа собирается продать контрольный пакет банка Banco Hipotecario Lar Brasileiro. Сделка оценивалась в $3 млн. Чемпион был не в восторге, но Рокфеллер своего добился. В 1980 году Chase Manhattan Bank выкупил оставшуюся долю в этом банке, а затем переименовал его в Banco Chase Manhattan.

В 1961 году Рокфеллер заинтересовался венесуэльским банком Banco Mercantil y Agrícola. Он был лично знаком с президентом банка и смог вскоре добиться сделки. Chase Manhattan Bank приобрел 42% Banco Mercantil за $14 млн. Активы банка составляли $72 млн.

В подобном ключе банк работал и на рынках других стран — Перу, Аргентине, Гондурасе и других. Временами работу усложняли местные политики и правительства, но в целом интеграция была успешной, и Рокфеллер задумался о выходе на рынки в других частях мира.

В 1963 году его внимание привлёк канадский Toronto Dominion Bank, имеющий около 600 отделений и активы в $2,2 млрд. Рокфеллер рассматривал возможность покупки 40%, и руководство банка было не против. Однако сумма сделки составляла около $60 млн.

Чемпион не поддерживал инициативы Рокфеллера, но и против не выступал. В этом случае он предложил узнать у американских корпоративных клиентов, будет ли покупка для них полезной. Последним идея была безразличной, и Чемпион использовал ситуацию, чтобы отложить принятие решения.

В Канаде же начал продвигаться закон о том, что иностранные учреждения и лица могут владеть только 10% в местных банках. Рокфеллер пытался воспрепятствовать его принятию через свои связи, но безуспешно. Сделка не состоялась.

С выходом на рынок Европы было проще. К началу 1970-х годов Chase Manhattan Bank имел филиал в каждой крупной европейской столице. В 60-х годах наращивалось присутствие и в Азии. Работу в этом направлении, ввиду начавшегося в 70-х годах активного развития региона, можно считать личным успехом Рокфеллера, занимавшегося тогда прогнозированием в Manhattan Chase Bank.

До 1957 года банк владел одним филиалом в Бомбее и двумя в Японии. В 1963 году у голландского National Trade Bank удалось приобрести ряд отделений в Гонконге, Бангкоке и Сингапуре. Цена была лояльной — $2,5 млн. К концу 60-х годов были открыты отделения в Южной Корее, Малайзии, Джакарте и Южном Вьетнаме.

Также была предпринята попытка выхода на рынок Африки. У банка появились отделения в Йоханнесбурге, Лагосе и Монровии. Для дальнейшего развития на этом континенте компания выкупила 14,5% доли в Standard Bank — одном из лидеров в сфере финансовых услуг на развивающих рынках. В числе акционеров был ещё и британский National Westminster Bank.

Рокфеллер считал, что Chase должен наращивать долю, чтобы принимать участие в глобальной деятельности Standard Bank. Чемпион и глава Standard Bank Хокер были против этой инициативы. Рокфеллер попытался реализовать свои планы, договорившись с National Westminster Bank. Они собирались увеличить доли до 20%.

Хокер узнал об этом и предпринял ответные действия: он провел слияние с Charter Bank, из-за которого доля Chase упала до менее чем 10%. Но это была только часть замысла. Оказалось, что Charter Bank владел небольшим банком в Сан-Франциско. Это значило, что Chase нарушает закон США о запрете иметь отделы в других штатах. Standard Charter Bank продавать этот филиал отказался, и по требованию властей США Рокфеллеру пришлось отказаться от своей доли. Это ослабило позиции Chase в Африке.

Единоличное руководство Chase Manhattan Bank

Карьера Чемпиона в Chase Manhattan Bank закончилась в 1969, когда он ушел в отставку по достижении пенсионного возраста. C этого момента Рокфеллер получил должность председателя, но всё-таки не полный контроль над банком. Чемпион остался в совете директоров, мешал инициативам Рокфеллера и «спасал» от его идей банк. Два года Дэвид терпел, но затем убедил совет снизить максимальный возраст директоров до 68 лет. Чемпиону было как раз 68 и ему пришлось уйти.

Став председателем, Рокфеллер ещё должен был пройти через ошибки и недоверие. Сотрудники знали, что он не имеет опыта в кредитных операциях и скептично оценивали его шансы на успех. Одной из первых ошибок Дэвида стало назначение на пост президента Герба Паттерсона. Последний сразу начал доказывать, что Рокфеллер в нём ошибся. На вечеринке, предшествовавшей вступлению Дэвида на пост, Паттерсон перебрал коктейлями и подрался с одним из топ-менеджеров Чарли Агемяном.

Два года Паттерсон справлялся с обязанностями, но затем Рокфеллер начал замечать, что возложенные на президента функции стали выполняться хуже. Он не принимал решения и не позволял, чтобы за этим обращались к Рокфеллеру. Большую часть дня он проводил в своём кабинете. Когда Рокфеллер понял, что происходит, это уже сильно отразилось на работе банка. Он уволил Паттерсона, а на его место назначил Уилларда Бутчера.

Одним из успехов Рокфеллера во главе Chase Manhattan Bank стал выход на рынок СССР. В 1964 году он лично общался с Никитой Хрущевым. В мемуарах Рокфеллера есть целая глава, посвященная беседе.

В 1971 году Chase Manhattan Bank помог СССР профинансировать крупную закупку зерна, а в 1973 году открыл свой филиал в Москве. Chase стал первым банком США, получившим лицензию в СССР. Рокфеллер не единожды приезжал в Советский Союз и беседовал с Брежневым, Косыгиным и Горбачевым.

Михаил Сергеевич Горбачев и Дэвид Рокфеллер

В 1973 году начался нефтяной кризис. На Chase и целый ряд международных банков была возложена задача рециклирования долларов и поддержки международной торговой и финансовой системы.

Рокфеллеру приходилось много и тяжело работать. Он оказывал помощь банкам разных стран. В их числе была Италия, где дефицит платежного баланса составлял несколько миллиардов, и государству не хватало денег для закупки нефти. Рокфеллер был знаком с главой «Банка Италии» Гвидо Карли и по его просьбе выдал кредит в $250 млн.

В 70-х годах компания успешно расширялась на рынки Ближнего Востока и Северной Африки. В 1970 году она совместно владела банком в Дубае, имела отдел в Ливане и представительство в Бахрейне. Рокфеллер открыл представительство в Тунисе, отделение в Иордании. Также создавались совместные банки в Саудовской Аравии, Катаре, Иране, Кувейте и других странах. Решающую роль в этих процессах играло личное знакомство с большинством правителей региона.

В середине 70-х годов Chase Manhattan Bank переживал не лучшие времена. Он столкнулся со значительными потерями в портфеле недвижимости, поставившими на грань банкротства ипотечный трастовый фонд Chase Manhattan Mortgage and Realty Trust. Возникли проблемы с системами управления операционной деятельностью, что привело к падению уровня обслуживания и снижению доходов. Связаны они были с компьютеризацией этого направления.

Пересмотр торгового отчета обошёлся в $33 млн. Пресса разразилась громкими материалами о неудачах банка и о том, что Рокфеллеру стоило бы уволить себя самого. Осложняли положение успехи Citibank — главного конкурента, сумевшего обойти Chase по всем финансовым показателям. Из-за возникших проблем Рокфеллер едва не потерял работу.

Chase Manhattan Mortgage and Realty Trust бизнесмен пытался спасти с помощью перестановок в руководстве, для чего организовал группу по изучению ситуации, проведению расчетов и поиску альтернатив.

Оказалось, что вложения банка в Chase Manhattan Mortgage and Realty Trust в четыре раза превысили стоимость капитала этого фонда. Обязательства Chase перед трастовым фондом составляли 10% активов банка. Банкротство привело бы к тому, что другие кредиторы фонда потребовали субординирования кредита Chase Manhattan Bank, что полностью бы его исчерпало. Разбирательства с кредиторами привели бы к финансовым затратам, репутационному урону и падению стоимости акций.

Благодаря предоставленным совету отчетам и плана действий Рокфеллер сохранил работу и получил время на исправление ситуации. Стратегия спасения трастового фонда недвижимости заключалась в приобретении его кредитов на сумму в $210 млн. Chase должен был предоставить фонду $34 млн новых займов на незавершенные проекты и вместе с другими кредиторами снизить взимаемый с Chase Manhattan Mortgage and Realty Trust процент.

Уже в 1977 году Рокфеллер и Бутчер сумели внедрить новые компьютерные системы, решить проблемы с операционной деятельностью и стабилизировать ситуацию в ипотечном трастовом фонде. Но возрождение банка затянулось до конца десятилетия.

Chase Manhattan Mortgage and Realty Trust всё же обанкротился в 1979 году, но благодаря принятым мерам последствия оказались не столь тяжелыми. С 1975 по 1979 годы банком было списано кредитов в недвижимости на сумму $600 млн, а общие расходы достигли отметки почти в $1 млрд. Chase Manhattan Bank компенсировал потери за счёт успешной работы других направлений.

Восстановление Chase Manhattan для Рокфеллера было делом чести. В 1980 году ему исполнялось 65 лет, и он был обязан оставить руководство в силу возраста. Поэтому он оперативно запустил масштабную программу восстановления банка. Изменения касались административной части. Он внедрил систему ежегодной проверки персонала для определения наиболее талантливых сотрудников. Быстрый рост зарплаты и бонусы стали зависеть от достигнутых результатов.

Изменилась и корпоративная культура банка. До единоличного занятия Рокфеллером должности председателя и исполнительного директора Chase в банке действовала структура с низким взаимодействием между отделами. Главы некоторых подразделений вели себя как удельные князья, а внутренняя конкуренция приводила к проблемам.

Рокфеллер провёл реструктуризацию и создал три подразделения — оказывающее персональные банковские услуги, занимающееся институциональной банковской деятельностью и работающее в отрасли корпоративной банковской деятельности.

Для достижения больших результатов было внедрено понятие корпоративной социальной ответственности. Для консолидации руководителей в этом направлении было введено несколько отличий от стандартной по тем временам практики.

На благотворительность выделялось 2% чистого годового дохода. Деньги направлялись группе организаций, которые тщательно выбирало руководство. В комитет по решению входили все высшие административные руководители. Главной целью было налаживание диалога между высшими руководителями, работа в команде и возможность учиться друг у друга.

Частью изменений в Chаse стала и новая стратегия. В начале 70-х годов главным направлением деятельности банка было кредитование крупных компаний. Из-за роста конкуренции прибыль существенно снизилась, и нужно было менять подход. Первой инновацией стало самостоятельное расширение на рынках капитала и инвестиций. С этой целью появилась структура Chase Manhattan в Лондоне. Европой Рокфеллер не ограничился и вскоре всего за $6 купил сертификат об инкорпорации торгового банка Гонконга, который превратился в Chase Manhattan Asia.

Другим ключевым направлением новой стратегии стало продвижение розничных продаж закладных под дома и других продуктов по всей территории США. Для этого Рокфеллер использовал лазейку в законодательстве. Принимать депозиты вне территории Нью-Йорка Chаse было запрещено, зато можно было открывать офисы для продвижения услуг в других штатах. Несмотря на опасения и несогласие некоторых руководителей, направление оказалось прибыльным.

Последним важным направлением стало оказание персонального сервиса. Сюда входят услуги доверительного хранения, советы по инвестированию, трастовые услуги и многое другое. Для этого была сформирована компания Chase Investor Management Corporation, которая успешно привлекала инвесторов и оправдала все возложенные на неё ожидания.

Весь вышеописанный комплекс мер, начиная с введения корпоративной культуры и заканчивая новой стратегией, был направлен на восстановление положения банка. В 1976 году совету был представлен амбициозный трёхлетний план увеличения доходов, согласно которому к 1979 году ожидалась прибыль в $310 млн. Совет принял план довольно скептически, но Рокфеллер был уверен в его достижении. В 1979 году доход составил $311 млн.

В следующем году Рокфеллер покинул должность главного исполнительного директора, а через год оставил и пост председателя. За период его единоличного руководства Chase превратился в международный банк, работающий в 70 странах, имеющий 63 отделения и 70 представительских офисов за рубежом. Причем последнее направление приносило большую часть дохода, который в течение десятилетия увеличился почти в три раза.

Рокфеллер сохранил за собой должность председателя в Международном консультативном комитете банка, входил в Комитет по искусству и был своего рода консультантом.

Благотворительность, личные взгляды, Бильдербергский клуб и другие проекты

Рокфеллеры считаются одними из самых крупных благотворителей в мире, и Дэвид всегда поддерживал эту репутацию. При жизни он пожертвовал более $1 млрд, $100 млн из которых — Гарвардскому университету.

Одной из важнейших точек его благотворительной деятельности стал Нью-Йорк. Рокфеллер был председателем организации «Партнёрство за город Нью-Йорк», которая занимается привлечением бизнес-элиты для развития экономики города и сохранения его положения как одного из мировых центров инвестиций, торговли и финансов.

Членство в этой организации очень престижно, а председательство — тем более. Рокфеллер активно участвовал в многих инициативах, персонально способствовал строительству тысяч квартир для семей с низким и средним достатком, а также внедрению инноваций в школах.

В период нью-йоркского финансового кризиса Рокфеллер был в числе главных действующих лиц и пытался привлечь к решению частный сектор, и делал всё возможное для восстановления экономики города.

Дэвид Рокфеллер долгое время оставался председателем Нью-Йоркского музея современных искусств. Он помог расширить здание музея и приобретал для него предметы искусства. Агитировал компании покупать и выставлять художественные произведения в офисах, а также субсидировать музеи. Собранная Рокфеллером в течение жизни коллекция произведений искусства достигла 15 тысяч экземпляров.

Состояние Дэвида Рокфеллера составляло $3,3 млрд. В него входило и семейное наследство, и заработанные им деньги. Отец Дэвида оставил состояние в $157 млн, однако детям оно не досталось, а было распределено между благотворительным фондом Rockefeller Brothers Fund и второй женой Джона Дэвисона II.

Дети были вполне удовлетворены деньгами, ранее переведёнными на их трастовые фонды, также они получили в наследство разнообразную недвижимость и принадлежащую матери коллекцию произведений искусства.

Братья Дэвида добились успехов в различных сферах. Больше всего внимания обычно уделяется Нельсону Рокфеллеру, который после отставки Никсона стал вице-президентом США.

В 1968 году Нельсон предлагал Дэвиду занять пост Генерального прокурора США, но тот отказался, не желая, чтобы ему вменялось использование родственных связей для получения государственной должности. Ещё несколько раз Рокфеллеру предлагали занять место в кабинете министров США. Никсон хотел видеть его в качестве министра финансов и сделал два предложения с разницей в пять лет. В обоих случаях Рокфеллер отказался.

Политика была притягательной для Рокфеллера со времен молодости. За свою жизнь он успел встретиться с главами 200 государств и правительств. Причины были разными: от продвижения интересов Chase Manhattan Bank до помощи США. К последнему можно отнести встречу с Саддамом Хуссейном по просьбе Киссинджера. Встретиться с главой Ирака Рокфеллер смог благодаря знакомствам на Ближнем Востоке, но их диалог не привёл к изменению взаимоотношений между странами.

Биография Дэвида Рокфеллера наполнена легендами и конспирологическими теориями. Многие из них связаны с участием Рокфеллера в американском Совете по внешней политике в Нью-Йорке, Бильдербергском клубе и ещё в нескольких организациях.

Если отбросить сомнительного качества теории заговоров о том, что Рокфеллеры захватили власть над миром, то единственным официальным источником, на который предпочитают опираться СМИ и биографы, являются мемуары Дэвида Рокфеллера. В них он упоминает, что входил в группу Совета по внешней политике США во главе с Генри Киссинджером, которая занималась изучением влияния на международные отношения ядерного оружия.

Совет также изучал и обсуждал вопросы относительно Вьетнамской войны, взаимоотношений с СССР, открытия Китая для внешнего мира, конфликты на Ближнем Востоке и многое другое.

Дэвид Рокфеллер и Нельсон Мандела

В 1970 году Дэвид Рокфеллер занял пост председателя совета и продержался на нём 15 лет. Это делало его одним из влиятельнейших людей США, но оценить реальные масштабы и успехи его деятельности представляется трудным.

Бильдербергский клуб — это дискуссионная группа, в которой собираются политики, влиятельные банкиры, экономисты, бизнесмены и правительственные чиновники. Встречаются они раз в год. В ходе конференции люди, влияющие на национальную политику и международные взаимоотношения, получают возможность познакомиться и в непринужденной обстановке обсудить насущные вопросы.

Попасть в клуб можно только по личному приглашению. Мнения о целях конференции разнятся в зависимости от источника — начиная с обсуждения мировых проблем и заканчивая созданием трансевропейского государства под контролем США.

Рокфеллер был членом ещё в нескольких организациях. Наибольший интерес из них вызывает Трехсторонняя комиссия, созданная по инициативе бизнесмена в 1973 году. В неё входят представители из Северной Америки, Западной Европы и Азии. Комиссия занимается изучением и обсуждением глобальных вопросов и проблем, в числе которых: международные инвестиции и торговля, экология, борьба с наркоманией и преступностью.

Три года организация существовала в тестовом режиме, а затем начала работать на регулярной основе. Первое заседание исполнительного комитета прошло в Токио в 1973 году. На нем были сделаны доклады относительно финансовых и политических отношений между тремя сторонами. Полученные данные были опубликованы.

Через год темой обсуждения стал нефтяной кризис. До сегодняшнего дня Комиссия называется некоторыми источниками чуть ли не мировым правительством. Свою роль в этом сыграло принятие в неё Джорджа Картера, который через неделю после совещания исполнительного комитета в Вашингтоне решил поучаствовать в выборах президента США. Картер победил и с точки зрения общественности выглядело это подозрительно. Дэвид Рокфеллер до конца жизни был президентом комиссии.

Дэвид Рокфеллер и Рональд Рейган

Рокфеллера критиковали и за особенности его мировоззрения. Ему приписываются высказывания о том, что мир сейчас более направлен на создание всемирного правительства, чем раньше. Кроме того, он выделял негативные стороны роста населения и поддерживал необходимость контроля за рождаемостью.

Главные темы обсуждений после смерти Рокфеллера касаются наследников состоянии и судьбы организаций, которые он возглавлял. Женат банкир был один раз. От этого брака у него шестеро детей. На данный момент живы только пятеро. Ричард Рокфеллер погиб в результате авиакатастрофы в 2014 году.

#КакЭтоБыло

Статьи по теме
Старейший миллиардер мира Дэвид Рокфеллер скончался в возрасте 101 года
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]