[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 21, "likes": 124, "favorites": 65, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23503", "is_wide": "" }
Дмитрий Кошельник
91 838

От производителя пива в России до богатейшего человека Исландии

Как построил, потерял и восстановил свою империю Тор Бьорголфссон.

Поделиться

В избранное

В избранном

Обозреватель vc.ru изучил биографию единственного миллиардера Исландии Тора Бьорголфссона, который свой первый бизнес построил в России. Здесь он основал компанию по производству пива и слабоалкогольных напитков «Браво Интернешнл».

Тор Бьорголфссон

Тор Бьорголфссон — крупнейший акционер исландского банка Landsbanki Íslands, основатель инвестиционной компании Novator Parthners и владелец фармацевтического конгломерата Actavis.

Состояние предпринимателя журнал Forbes оценивает в $1,8 млрд. Бьорголфссон занялся бизнесом в 1990-е годы в Санкт-Петербурге, позже начал скупать активы в Исландии и строить собственную бизнес-империю.

Финансовый кризис 2008 года в Исландии пошатнул бизнес Бьорголфссона, и он был вынужден распродать его большую часть. Однако после он сумел вернуться в список Forbes.

Детство и первый бизнес

Тор Бьорголфссон родился в 1967 году в Рейкьявике в семье потомственного предпринимателя Бьорголфура Гудмундссона, владельца судоходной компанией Hafskip. Родственники Бьорголфссона играли важную роль в политической жизни Исландии.

Он был невероятно физически силен, и c легкостью выжимал 200 килограмм. Он был прирожденным предпринимателем и к 11 годам работал разносчиком газет. Через год стал курьером в Исландском университете, а в 13 лет возглавил службу доставки собственного видеосалона. Уже в старшей школе он руководил ночным клубом в Рейкьявике и смог организовать первый фестиваль пива «Октоберфест» в Исландии. ... Свободно владеющий несколькими языками, он выделялся и олицетворял дух мультикультурализма Исландии.

Арман Торвальдсон
экс-глава Kaupthing Bank

Закончив престижный бизнес-колледж в Исландии, Бьорголфссон продолжил образование в США, где получил диплом бакалавра в школе бизнеса Леонарда Штерна при Нью-Йоркском университете. После его окончания он с 1991 по 1993 год работал на Уолл-Стрит и якобы, одновременно с этим, в двух известных ночных клубах Рейкьявика — Tunglið и Skuggabarinn. Несмотря на то, что эту версию событий поддерживает Financial Times и сайт предпринимателя, она не подтверждается другими источниками. По версии Forbes, Бьорголфссон вернулся в Исландию сразу по окончанию школы бизнеса.

В 1985 году семейный бизнес оказался на грани разорения. Отец Бьорголфссона и руководство Hafskip попали под следствие, превратившись в глазах общественности в мошенников.

На Бьорголфура Гудмундссона свалилось в общей сложности 450 обвинений, от растраты до мошенничества. По версии Forbes, главной проблемой был акционер Hafskip, исландский министр финансов Альберт Гудмунссон. Его политические оппоненты использовали дело против Hafskip в своих целях, а потому разбирательство в отношении компании превратилось в политическое преследование, а главными виновными стали руководители компании отца Тора. Но оппонентам не удалось доказать обвинения в суде, и Бьорголфур Гудмундссон был осужден на двенадцать месяцев условно.

Для любой семьи подобные обвинения — испытание, а в маленькой Исландии и вовсе гибельны для репутации. Бьорголфссона и его отца подобная слава заставила работать, чтобы восстановить престиж семьи и доказать, что все слухи не более чем домыслы.

Бьорголфур Гудмундссон — отец Тора Бьорголфссона

Строить новый бизнес Бьорголфссон начал в постсоветской России и тоже благодаря отцу. В начале 1990-х отец предпринимателя работал в фармацевтической компании Pharmaco. Последняя производила напитки, но продала права на торговые знаки и отказалась от их производства. Оставшееся оборудование Pharmaco было не нужно, и Бьорголфур Гудмундссон должен был найти на него покупателя.

В России у Гудмундссона жил друг Хаукур Ингимарссон. Хаукур согласился на покупку оборудования и взялся наладить выпуск напитков в России. Бьорголфссон со своим партнером Магнуссом Торнстейнссоном отправились в Россию контролировать продажу, став акционерами новой компании.

Правда, хорошего партнера из Ингимарссона не получилось. Сперва он пытался занизить стоимость оборудования, а позже подал в суд, обвинив отца Бьорголфссона и самого Тора в попытке захватить компанию.

В 1994 году общими усилиями отца и сына в Санкт-Петербурге была создана компания «Балтика Ботлинг Плант», позже известная как «Браво Интернешнл». Они купили пустовавшие цеха Ремонтно-механического завода. Бьорголфссоны первыми в Санкт-Петербурге наладили выпуск лимонада в жестяных банках и пластиковых бутылках, однако продукция компании не сразу добилась успеха.

Первым достижением компании стало заключение контракта на производство напитков PepsiCo. Менеджеры международной корпорации вышли на «Браво Интернешнл» в преддверии Игр Доброй Воли, проходивших в Санкт-Петербурге в 1994 году.

Сотрудничество с PepsiCo продлилось два года и было остановлено по инициативе «Браво Интернешнл». Компания запустила линию производства слабоалкогольных напитков. Наиболее популярным стал джин с тоником, объем производства которого достигал 50 млн литров в год. Коктейли рекламировались на телепередаче «Городок» и, хотя рекламная кампания критиковалась в прессе, бренд занял 30% рынка слабоалкогольных напитков.

Затем «Браво Интернешнл» заключила контракты на упаковку напитков для White Horse, Gordon’s и «Балтика 7». Руководство компании проявило интерес к пивному рынку, но для успешной работы было необходимо выдержать конкуренцию с другими пивными брендами.

Компании пришлось с нуля строить собственное производство и нанять специалистов. Была идея купить бывший пивной завод, но его реконструкция не оправдала бы затраты. Партнеры пошли по другому пути — приобрели закрытый деревообрабатывающий завод и подержанное оборудование у производителей в Германии. В общей сложности подготовка обошлась в $35 млн. Деньги Бьорголфссон предпочитал привлекать со стороны, а не вкладывать личные средства.

Специалистов Бьорголфссон также нашел в Германии. Возглавил производство Эрик Линднер, успевший поработать в пивных компаниях в Мюнхене. Затем следовало всестороннее изучение российского рынка, подбор консистенции и вкусовых характеристик. Специалисты посетили девять российских городов, провели дегустации, в итоге немецкие пивовары придумали новое светлое крепкое пиво «Бочкарев».

Первая партия была выпущена в 1999 году, и к концу года марка «Бочкарев» стала третьей по популярности в Санкт-Петербурге. Директор по маркетингу компании Брайан Кинг отверг название «Браво», но обратил внимание на традицию использовать фамилию при создании торговой марки. В результате было выбрано название «Бочкарев».

Дальше «Браво Интернешнл» вышла на рынок сезонного пива, а также успешно варила и разливала по упаковочным контрактам пиво Bear Beer и Lowenbrau, заключив соглашения с Harboes Bryggeri и Lowenbrau. Компания вкладывала в продвижение — в честь выхода фильма «Сибирский цирюльник» выпускалось пиво «Юнкерское» с автографом Михалкова.

В 2000 году пиво «Браво Интернешнл» можно было купить в 80% точек продаж в России, а в общей сложности оборот компании достиг 1,5 млн гектолитров пива и 330 тыс. гектолитров слабоалкогольных коктейлей. В 2000 году компания вошла в десятку крупнейших пивоваренных компаний России. А год спустя «Браво Интернешнл» контролировала 8,4% российского рынка пива.

В 2002 году Бьорголфссон продал свою компанию Heineken за беспрецедентную для российского пивоваренного рынка сумму — $400 млн — и вернулся в Исландию. Heineken нужно было местное производство для быстрого выхода на российский рынок. Коктейльное подразделение компании было выделено в отдельную компанию, в котором голландский производитель получил 49% (контрольный пакет акций остался за Тором Бьорголфссоном и Магнусом Торстейнссоном).

Коктейльный бизнес переживал не лучшие времена и Heineken был не очень нужен. После попыток наладить его работу компания провела слияние с «Русским алкоголем» в 2005 году. Сумма сделки не разглашалась, но по мнению специалистов составила от $25 до $33 млн.

Возвращение в Исландию. Расширение бизнеса

Вернувшись в Исландию, Бьорголфссон направил вырученные деньги на создание собственной империи. В 2002 году Тор и его отец приобрели 45,8% второго по величине в стране коммерческого банка Исландии Landsbanki Íslands через инвестгруппу Samson.

По данным Forbes, для покупки Тор взял крупный банковский кредит, сумма всей сделки составила $140 млн. По мировым меркам масштабы банка были скромными, но он имел потенциал хорошо вырасти в ближайшие годы вместе со всей экономикой Исландии. Этот период получил название Исландского экономического чуда. В 2003 году председателем правления банка стал отец предпринимателя.

В 2004 году Бьорголфссон основал инвестиционную фирму Novator Partners со штаб-квартирой в Лондоне. С её помощью он скупал пакеты акций сотовых операторов и интернет-провайдеров в Финляндии, Чехии, Польше, Болгарии.

В 1999 году он приобрел крупнейшую болгарскую фармацевтическую компанию Balkanpharma, которая позже стала частью его будущей компании по производству лекарств-дженериков Actavis.

Затем он решил расширить Pharmaco (в ней раньше работал отец предпринимателя) с помощью фармацевтической компании Delta. Слияние компаний привело к появлению Actavis. Объем продаж компании на тот период составлял $600 млн.

Actavis активно приобретала другие фармкомпании. В их числе индийская контрактная исследовательская организация Lotus Laboratories, фармацевтические Pharma Avalanche и Amide. К 2005 году Actavis стала второй по величине компанией, торгующейся на исландской бирже.

Параллельно предприниматель занимался расширением Landsbanki. Он приобрел ряд фирм, торгующих ценными бумагамам — Kepler Equities, Teather & Greenwood и Merrion Capital Group. Среди них особо примечательна Kepler Equities, специализирующиеся на предоставлении брокерских услуг институционным инвесторам.

Еще одной громкой покупкой стала старейшая судоходная компания страны Eimskip, которую он приобрёл в 2003 году. Получив контроль, Бьорголфссон продал рыболовные активы компании, а её саму реорганизовал в финансовый холдинг Burdaras.

Покупка стала завуалированной местью: Eimskip была главным конкурентом отцовской Hafskip и играла активную роль в крушении Hafskip, а также претендовала на отцовский флот. В 2005 году было проведено слияние части активов Burdaras c инвестиционным банком Straumur. Так был образован крупнейший инвестиционный банк Исландии Straumur-Burdaras.

Дальше внимание Бьорголфссона привлёк телекоммуникационный рынок. Landsbanki был вторым по величине акционером холдинга Dagsbrun, которому в том числе принадлежали крупнейший оператор Исландии Vodafone Iceland и медиакомпания 365.

В 2001 году он стал владельцем доли в чешской Ceske Radiokomunikace. Помимо других активов, она владела 39,2% акций в одном из крупнейших мобильных операторов Чехии T-Mobile Czech Republic. В 2006 году предприниматель продал свой пакет в этой компании группе частных инвесторов за €1,19 млрд.

В Болгарии Бьорголфссон выступает в роли ключевого инвестора в консорциуме, который приватизировал главного мобильного оператора в Болгарии Bulgarian Telecommunications Company.

В 2007 году Бьорголфссон, заручившись поддержкой Deutsche Bank, осуществил полное поглощение Actavis. Впоследствии он пожалеет об этой сделке. Но в тот момент его состояние достигло $3,5 млрд, позволив ему занять 249 место в списке богатейший людей мира.

Потеря и возвращение состояния

Всё напоминало типичную историю успеха, пока не грянул исландский кризис 2008 года. Одной из ключевых причин считается чрезмерная оффшорная деятельность страны, которая началась в 1990-е. В преддверии кризиса банковский сектор Исландии был больше ВВП страны в 10 раз.

Тор Бьорголфссон cо своей супругой Кристин

В 2008 году разорились три ключевых банка страны, одним из которых был Landsbanki. Этому поспособствовало активное закрытие депозитов иностранными вкладчиками и проблемы с рефинансированием краткосрочных денежных обязательств. Общие долговые обязательства этих трёх банков почти в пять раз превышали ВВП Исландии и составляли $60 млрд. Национализация банков от кризиса страну не спасла. Курс кроны обвалился, а Исландия оказалась на грани банкротства.

На первый взгляд Бьорголфссон не был связан с возникновением этих проблем. Но финансовые трудности Landsbanki могли начаться из-за покупки Actavis.

По требованию Deutsche Bank, предпринимателю пришлось сделать дополнительное вложение в холдинг. Нужные ему $230 млн Бьорголфссон взял в кредит у Landsbanki как раз накануне краха. Тогда в обществе появилось мнение, что в проблемах второго по размеру исландского банка виноват его главный акционер.

Несмотря на то, что расследование покажет, что винить только Бьорголфссона было нельзя, в тот момент ему пришлось бросить все дела и вернуться на родину, в Исландию.

Для маленькой страны проблемы крупнейших банков обернулись потерей сбережений вкладчиков. Учитывая растущий уровень безработицы, ситуация накалилась до предела. Бьорголфссон из национального героя превратился в одного из самых ненавидимых людей Исландии.

К такой репутации он не стремился, поэтому пытался приносить официальные извинения жителям Исландии. На попытки прессы и правительства свалить вину в кризисе на него предприниматель отвечал опровержениями на своем сайте и судебными исками.

Бьорголфссон был недоволен действиями исландских властей, не позволивших ему получить помощь от британского правительства, но изменить ничего не мог. Его бизнес оказался в ужасном положении, а общий долг компаний составлял астрономическую сумму — $10 млрд. От состояния ничего не осталось, а его личный долг достиг отметки в $1 млрд. Доли в части подконтрольных компаний Тор потерял. Его отец с долгами в $800 млн объявил себя банкротом.

Репутация снова оказалась разрушена. Но несмотря на тяжелое положение Бьорголфссон не сдался. На руку ему играл размер долга, заставляющий кредиторов идти на встречу. Скандал принес большие неприятности и немецкому Deutsche Bank. Какое-то время было опасение, что банк будет национализирован.

Летом 2010 года Бьорголфссон собрал в Лондоне группу из сотни специалистов, представлявших интересы его кредиторов. Они занялись реструктуризацией долгов предпринимателя. С кредиторами было подписано соглашение на жёстких условиях. В том числе ему пришлось продать почти всё личное имущество.

Кроме собственности кредиторы получали любые финансовые поступления от сохранившихся под контролем Бьорголфссона Actavis и 25% акций польского мобильного оператора Play. Но предприниматель смог добиться важного для себя соглашения — в случае продажи этих активов ему причиталась определенная часть вырученных денег. Соглашение и распродажа активов не решали всех проблем бизнесмена, но позволили остаться ему на плаву.

В сложном положении предприниматель находился до 2012 года. В этом году крупная фармацевтическая компания Watson Pharmaceutical решила приобрести Actavis. В руководстве покупателя числился бывший исполнительный директор Actavis и друг Тора — Сигурдур Олафссон. Покупка помогла бы Бьорголфссону решить проблемы с долгами, но действовать нужно было быстро.

Слияние удалось завершить в 2012 году. Объединенная компания сохранила название Actavis. Сумма сделки составила $5,92 млрд. Большую часть средств получил Deutsche Bank, а исландским кредиторам достались $230 млн. Бьорголфссон не растерялся и сумел получить 4,3 млн акций новой компании. Удачная сделка позволила бизнесмену к 2014 году рассчитаться с долгами, сохранив пакет акций на $700 млн.

В 2015 году было доказано, что ключевой причиной кризиса стали махинации банкиров в трёх крупнейших банках Исландии. По итогам расследования 26 менеджеров, среди которых были экс-глава Landsbanki Сигурен Арнасон и два топ-менеджера Landsbanki, получили тюремные сроки. Это существенно ослабило общественную враждебность по отношению к Бьорголфссону.

Погасив долги, предпринимателю удалось сохранить долю в Actavis, Novator и в Play. В 2016 году Novator Бьорголфссона и фонд Olympia Development пытались продать Play, но не смогли найти выгодного покупателя. Недавно появилась информация о планируемом IPO Play.

Novator успешно работает как на привычных для себя рынках, так и в новых странах: недавно фонд вышел на южноамериканский рынок. В 2015 году за $100 млн Бьорголфссон приобрел 92% чилийского мобильного оператора Nextel Chile. Компания изменила название на WOM и вскоре стала самым быстрорастущим мобильным оператором страны. В августе 2015 года к нему присоединилось 32 тысячи клиентов, 93% из которых перешли из трёх лидирующих операторов. В феврале 2016 общее количество абонентов WOM достигло 1 миллиона, а рыночная доля выросла с 1,4% в июле 2015 до 4%.

Стоит немного рассказать о стиле жизни предпринимателя. Всю свою жизнь Бьорголфссон был мотивирован не просто разбогатеть, но и восстановить репутацию своей семьи. За свою жесткость и упорство в бизнесе предприниматель получил прозвище Викинг. Скандинавские черты лица ещё больше усиливают созданный прессой образ.

Ещё до кризиса Бьорголфссон переехал в Лондон. Его состояние позволило подружиться с известными предпринимателями и политиками. В то время среди его имущества, помимо элитной недвижимости, числились личный самолет, яхта, автомобили Ferrari и Hummer.

Сам бизнесмен часто становился героем жёлтой прессы. Предпринимателю приписывали лоббирование собственных интересов в парламенте Исландии. Последнее было явно преувеличено, учитывая позицию правительства по отношению к предпринимателю, с которой он столкнулся во время кризиса.

Бьорголфссон никогда не скупился на благотворительность: предприниматель финансировал театральные постановки и восстановление памятников культуры в Исландии. Также он увлекается мотоциклами, бодибилдингом и горнолыжным спортом.

Бьорголфссону удалось не только спасти свой бизнес после банкротства, но и вернуться в список Forbes в 2015 году. Сейчас он занимает 1161 место в глобальном рейтинге миллиардеров, и по-прежнему остаётся богатейшим человеком Исландии.

#золотойфонд #КакЭтоБыло

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления