{ "author_name": "Борисов Анатолий", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 108, "likes": 102, "favorites": 40, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "29413", "is_wide": "" }
Борисов Анатолий
17 944
Блоги

О состоянии, подготовке и реальностях работы с ИТ-кадрами за пределами городов-миллионников

Реалии профессиональной жизни от руководителя отдела разработки на госпредприятии за МКАДом.

Поделиться

В избранное

В избранном

Представлюсь: Борисов Анатолий. Работаю в ИТ примерно с первых компьютеров МК-88. Дислокация — 400 км от МКАД. Успел поработать в обеих столицах нашей родины, сейчас хочется быть ближе к семье, поэтому руковожу одним из отделов разработки ПО на государственном предприятии (для простоты «оборонка»).

А написать я хочу про кадры. В материалах vc.ru много пишется про образование, образование с приставкой «cамо», курсы, учебные заведения. Блокчейн, Data Mining, машинное обучение, — если и я читаю эти материалы взахлеб, то более молодые должны дышать этим, это их воздух.

И всё было бы замечательно, но сейчас не так. Поэтому позвольте поговорить про кадры в ИТ за пределами городов-миллионников. Я работал во многих местах, часто ездил в командировки и представляю, что происходит в Москве, Новосибирске, Самаре, Ульяновске.

Но большие города, ИТ-гиганты, уникумы типа JetBrains и стартапы — это одна сторона медали. Я же каждый день работаю с другой: государственные предприятия, бюджетные организации, государственное образование. Напомню, всё это — по модулю расстояния от Москвы (400 км).

И хочу сделать неутешительное заявление — с кадрами у нас всё плохо. Катастрофически плохо. Как издевательства звучат заявления правительства о «необходимости подготовки дополнительных 400 тысяч ИТ-специалистов». Мы, как голодные ослы, перед которыми машут охапкой морковки, понимаем, что даже если от неё что-то перепадёт, насытиться этим будет нереально.

Эмоции в сторону, поговорим о факторах, которые сформировали текущую ситуацию.

Первый фактор. Экосистема государственных предприятий

Да, первой же плетью я бью себя самого. Мы не можем, не умеем и не способны удерживать у себя талантливых ребят-программистов, администраторов, аналитиков и тому подобных. С интересными задачами ещё как-то можно справиться. Я лично контролирую, чтобы вновь пришедший айтишник не только выполнял рутинную работу, но и постоянно думал головой.

Когда я вернулся на первое в моей карьере предприятие, ситуация была патовой. Студентов пускали «по конвейеру», набивая в их головы бесконечные таблицы, формы и отчёты. Это продолжалось год-два, после чего измученный человек отправлялся на «более интересную работу» в салоны связи (кавычки тут, быть может, стоит опустить).

Но хуже всего ситуация обстоит с деньгами. Живой пример: работал у нас парень, 25 лет. Светлейшая голова, талантливый программист, дисциплинированный, ответственный. Даже производственники из цехов, привычно недолюбливающие наш отдел, всегда встречали его с распростертыми объятиями. Ну а мы просто на него втайне молились.

Разумеется, в какой-то момент встал вопрос о деньгах. Правдами и неправдами, кровью и криками выбили мы ему ранее не существовавшую должность — ведущий инженер-программист. С двумя начальниками цеха ходили к руководству, чтобы подписать документы на новую зарплату — 40 тысяч рублей. Подписали. Выдохнули. Но не тут-то было.

На следующий день в наш отдел с визгами и истериками влетели дамы из бухгалтерии и отдела кадров с безапелляционным заявлением: «Нам плевать на вашего уникального работника, у нас ФОТ (фонд оплаты труда)! Никаких документов оформлять не будем, мы подчиняемся только главному бухгалтеру. И вообще, с ума что ли сошли, 25-летнему 40 тысяч зарплаты давать?! Может, ему ещё директорские премии выписать?»

Потом были два месяца войны и обещаний, после чего мы по-доброму расстались с парнем, написав ему очень хорошую характеристику для нового места работы в Москве и списав часть наших, начальнических, премий ему на «подъёмные» при увольнении.

А в остальном… Прошу просто принять на веру факты. Зарплаты наших администраторов, программистов, инженеров — это числа в пределах 15-25 тысяч рублей «грязными». Вкупе с жесточайшим режимом работы (с 7:45 утра, а если пришёл в 7:46 — это прогул с последующим выговором), откровенно старой техникой (Core 2 Duo 4600 c 2 Гб ОЗУ — хороший компьютер, не знали?) и увещеваниями в том, что «работать на заводе нужно не за зарплату, а за идею». Странно, что банки при выдаче ипотеки это пока не учитывают.

Второй фактор. Местное образование

Я искренне верю в то, что на свете есть ИТМО, ВШЭ, МГТУ им. Баумана, матмехи столичных университетов и много других прекрасных учебных заведений. Но наш контингент — выпускники местных, прости господи, государственных университетов.

Что это означает? Что у студентов нет ни теоретической, ни практической подготовки. Исключения есть, о них я поговорю дальше по тексту. Но то, что дают наши преподаватели в так называемых «опорных» вузах — это тихий ужас.

Язык программирования Delphi. «Главное — алгоритмы и основы, а там всё одно и то же», — да, в теории это так. На практике выпускник не в состоянии сделать что-то сложнее, чем простейшая форма с двумя кнопками и полем ввода. А уж если в университете преподавали базы данных (Firebird — наше всё), то новоявленный «бакалавр техники и технологии» считал, что он готов создавать свой стартап и конкурировать с 1С.

Вы мне скажете: «Сами виноваты, в подготовке кадров нужно участвовать активнее». И будете правы. На 100%, 1000% правы. Я ходил, доказывал и доказал руководству, что если мы сами не пойдём в вузы, о новых перспективных кадрах можно забыть навсегда.

И мы ходили в вузы, говорили о том, что нужно многое поменять, что нужно давать на первом курсе сильную алгоритмическую подготовку, чтобы со второго курса студенты уже начинали писать программы на Java и C#.

Мы сами писали в Microsoft заявки на участие студентов в программе DreamSpark для получения студенческих лицензий на Visual Studio, Windows Server и SQL Server.

Но я считаю главным то, что мы там преподавали. Пытались. По пятницам (вечером) и субботам. На лабораторных, на летних практиках, на курсовых и дипломах. То, о чём мы говорили, казалось студентам космосом: «Какое нафиг ООП, какие нафиг паттерны, чего вы нам дичь втираете?»

Мы, несмотря на смех в спину, прогулы занятий и купленные курсовые, заставляли их учить и сдавать зачёты. Главное, чего мы хотели добиться — посадить зёрна знаний, чтобы они проросли во что-то значимое. Но не получилось. Либо огородники из нас никудышные, либо почва скудная. Как только мы из-за завалов на работе ослабляли хватку, вузы с радостью продолжали учить студентов, как в Delphi сделать форму с двумя кнопками.

Третий фактор. Последний. Сами студенты

Возможно, тут я буду в чём-то необъективен, но нынешнее поколение «Y» (или «Z», простите, я в них путаюсь) — худшее, что случалось со мной за почти 30-летнюю карьеру. Обвешанные смартфонами, «умными» часами и прочими гаджетами, они напрочь атрофировали в себе способность к изучению проблемы, глубокому анализу и поиску вариантов решения.

Всё, что не «гуглится» или не находится на StackOverflow, для них — непреодолимая стена. Да чего там говорить, на собеседовании (да, они у нас есть) каждый из них нараспев расскажет про блокчейн, облака и NoSQL, но банальная задача на запрос в рабочую базу или описание XML отправляют их в состояние гибернации.

На нас обижаются, называют нас за глаза старпёрами, которые завтра-послезавтра загнутся под гнётом новых технологий. Но вот как можно изучать Data Mining без понимания базовых структур данных, азов работы с базами данных, CSV и JSON, ответить мало кто может.

С каждого выпуска мы имеем стандартный выброс в четыре-пять человек (из 40-50). При хорошем раскладе к нам на работу придут двое. Остальные посмеются (справедливо) над зарплатой и будут изучать расписание поездов до Москвы. Те двое, кто придёт к нам, поработают максимум четыре года, после чего единственным поводом остаться будет семья и ипотека, либо идея. Как бы к ним не относились, но идейные у нас тоже имеются.

Мы мониторим интернет-трафик и видим, что читают наши ребята. «Хабрахабр», vc.ru, Geektimes, SQL.ru. Разумеется, они в курсе того, что происходит в мире. Да и мы в курсе. Но пока, даже в условиях, когда работа худо-бедно двигается, в глубине души зреет отчаяние.

Нам не просто нужны ИТ-специалисты, их нам нужно много. Квалифицированных. Без опытного администратора баз данных наша инфраструктура может рухнуть в один момент, и восстанавливать её будут все, кто хоть «что-то как-то знает».

Я в свои годы объективно не тяну на руководителя группы разработки, заела рутина. Нужен человек, который внедрит систему управления версиями, развертывания и тестовую среду. Да, конечно, позарез нужны тестировщики, хотя бы человека три. Ведь 90% времени наши программисты заняты ловлей багов и тестированием новых костылей.

Риторический итог

Я не буду размещать вакансии на сайте vc.ru. Не хочу подставлять своё предприятие и коллег. Да оно и не надо, приезжайте в любой город с населением меньше 300 тысяч человек и зайдите на любое промышленное предприятие. С вероятностью 90% увидите схожую картину.

Оставшиеся 10% — моя дань реальности. Всё же существуют предприятия, руководство которых понимает всю важность работы ИТ-службы и ставит задачи автоматизации в приоритет. Честь им и хвала.

А мы будем слушать увещевания нашего правительства в том, как завтра для нас подготовят 400 тысяч специалистов, заполнять бесконечные и бессмысленные бумаги для министерств и ведомств («Опишите приоритетные направления развития ИТ-технологий на предприятии до 2030 года») и воевать с местными вузами. Нам тяжело, но мы не опускаем руки. И если уж нам не быть «Сбертехом», «Яндексом» или Mail.ru Group, то сделать так, чтобы дать достойный старт карьеры двум студентам в год, мы постараемся.

Спасибо за внимание.

Где-то там, в недрах, куётся мощь и величие нашей страны.
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]