Яна Павловская
8 586

От десертов с беконом до салатного автомата: пять необычных фуд-проектов из России

Истории предпринимателей о том, сколько инвестиций требуется для запуска производства, как найти технолога и договориться о бесплатных поставках сырья.

Поделиться

В избранное

В избранном

Российский рынок еды растет: за 2017 год россияне потратили на еду вне дома 1,4 трлн рублей — на 2,5% больше, чем в 2016 году. Большая часть трат приходится на миллениалов — сейчас в России более 30 млн человек, родившихся после 1981 года.

По данным маркетингового агентства Futurecast, молодые потребители предпочитают перекусы размеренным приёмам пищи, тщательно следят за составом продуктов. Кроме того, согласно исследованию организации International Food Information Council, они любят эксперименты в еде больше, чем другие поколения.

Редакция vc.ru выбрала необычные проекты в сфере еды и попросила экспертов оценить их продукт и бизнес-модель.

Brave Goodies

Brave Goodies — петербургская компания, которая производит «десерты для смелых». Среди продуктов компании — «Брауни с беконом, вишней и миндалем» и «Карамель с виски и имбирём».

Своими десертами мы хотим показать, что смелость — это круто. Brave Goodies говорит людям: «Пробуй что-то нестандартное, будешь крутым и дальше в жизни будешь увереннее принимать решения такого характера».

Сложные решения проще принимать, если понимать: мужественность — это хорошо, это весело.

Антон Садчиков

По словам основателя проекта Антона Садчикова, идея зародилась в 2014 году, когда он участвовал с друзьями в ярмарке «Ресторанный День». Во время фестиваля каждый мог открыть свой ресторан на день. Тогда Садчиков учился в университете и подрабатывал в кулинарной студии, но опыта с десертами у него ещё не было.

На разработку рецептов ушло две недели, хотя до этого основатель Brave Goodies никогда не работал с тестом. Инвестиции на запуск составили 2000 рублей — деньги пошли на покупку упаковок для десертов. Дизайн и рекламу основатели делали самостоятельно.

После ярмарки к предпринимателю стали обращаться люди с просьбами запустить продукт вне фестиваля. Тогда Садчиков решил создать онлайн-магазин и запустить доставку десертов по Санкт-Петербургу.

Изначально Садчиков готовил десерты на кухне у друга — в квартире у начинающего предпринимателя не было даже духовки. Когда проект стал развиваться, производственных возможностей начало не хватать.

У Brave Goodies не было денег на постройку или аренду цеха, поэтому команда решила обратиться за помощью в петербуржские бары. Садчиков договорился с владельцами и стал использовать кухни заведений по утрам в нерабочее время, а взамен предоставлял арендодателю десерты. В таком формате Brave Goodies проработали полтора года.

Мы заключили партнёрство с пивоварней — они бесплатно предоставляют Brave Goodies тёмное пиво для пивного кекса, а мы взамен делаем наклеечку в коробке, что это наш поставщик.

Сначала делали на «Гиннессе», но поняли, что так даже в ноль не выйдем — дорого. А это сотрудничество успешно идёт до сих пор.

Антон Садчиков

За три года проект сильно изменился — у компании поменялся состав команды и появились первые сотрудники. Сейчас в Brave Goodies работает восемь поваров, а также несколько администраторов и бухгалтеров.

У Brave Goodies 52 точки продаж в Санкт-Петербурге — десерты продаются в кафе, кофейнях и книжных лавках. В 2018 году Садчиков заключил партнёрство с сетью кофеен Surf Coffee, теперь продукцию компании можно купить и в Москве.

В месяц компания продает около 7000-8000 десертов. Средний чек на сайте составляет 1500-2500 рублей, а ежемесячный оборот Brave Goodies — 800-900 тысяч рублей. Проект получает 15% прибыли, но планирует до 2019 года выйти на 25%.

Самые популярные десерты компании — брауни с беконом, солёная карамель в банках и веганский брауни с перечной мятой.

Мне нравятся и позиционирование, и выбранная ниша. По моему мнению, в этом проекте есть два направления: брауни и брутальные десерты. Тут я бы дала совет определиться: либо выбрать брауни и тогда создавать максимально широкую линейку как, например, у Brownie Mama. Либо выбрать брутальные десерты и расширять именно их линейку.

Сама я бы обязательно купила десерты — но лучше, если бы это было проще сделать. Пока ваш продукт тяжело найти и купить, клиентов будет мало.

Анастасия Колесникова
основатель проекта «Местная еда»

«Каша для настоящих мужиков»

«Каша для настоящих мужиков» — проект выпускника Британской Высшей Школы Дизайна Кирилла Иванова.

Он придумал эту идею ещё во время обучения: в качестве выпускного проекта ему потребовалось разработать брендинг и упаковку для случайного продукта питания. Иванову достались каши.

Моя гипотеза строилась на трёх инсайтах:

— Каждому мужику с детства мама и бабушка говорят: «Кушай кашу, чтобы быть сильным». Вот поэтому они их и едят.

— Настоящие мужики крутые, они не кушают, а жрут каши.

— В среднем по рынку маленькие порции каш: у «Быстрофф», например, — 35 граммов. Такой порцией только кота можно накормить, в крайнем случае — девушку.

Кирилл Иванов

Предприниматель получил за работу «отлично» и отложил проект в портфолио. После окончания обучения Иванов работал в ивент-агентстве и занимался фрилансом.

Однажды он разрабатывал проект для крупной строительной компании. Когда Иванов показывал примеры своих работ, он рассказал в том числе о «Кашах для настоящих мужиков».

Менеджерам идея понравилась — к тому же, компания хотела диверсифицировать производство и начать выпускать потребительские товары.

Иванов договорился, что будет реализовывать проект от начала и до конца — дорабатывать дизайн, продвигать продукт и искать поставщиков. Взамен он попросил у строительной компании ежемесячный оклад в 50 тысяч рублей — чтобы «не умереть от голода».

Всё делал сам. Нашёл технолога на YouDo — я сначала скептически его воспринял. Потому что относился к YouDo как к сервису, где ты ищешь, кто тебе может убрать квартиру или помыть посуду.

Всё равно поговорил с ним — оказалось, что он знающий, толковый. А он жил в Бутово (район в Москве на окраине — vc.ru), и вот я полгода к нему ездил, чтобы дегустации проводить.

Кирилл Иванов

Спустя год предприниматель выпустил первую партию каш — для запуска потребовалось 1,3 млн рублей. Впоследствии Кирилл Иванов расширил свой бизнес и разработал другие товары для здорового питания — воду для детокса и гранолу.

По словам предпринимателя, ежемесячный оборот компании составляет 4 млн рублей. Большая часть выручки уходит на производство, но, по словам Иванова, проект приносит прибыль.

Хотя целевая аудитория «Каш для настоящих мужиков» — мужчины, 70% покупателей женщины. Из этого предприниматель делает вывод: нельзя забывать про женскую аудиторию вне зависимости от того, чем вы торгуете.

Концепция продукта питательной каши с добавлением фруктов и орехов — интересная, с удовольствием время от времени ем каши на завтрак и, следовательно, вижу себя среди потенциальных покупателей, но текущий брендинг и упаковка сильно сокращают возможности масштабирования.

Мне сложно представить взрослых людей, покупающих «Кашу для мужиков», также сложно представить этот продукт успешным на полках магазинов в целом — цветовая комбинация достаточно непривлекательная для продуктов питания, завтрака в особенности, а нагромождение элементов затрудняет считывание информации о незнакомом продукте при беглом осмотре полок.

Текущая упаковка — хороший проект для Behance с потенциалом собрать много лайков — достаточно трендово и необычно, но в реальной среде она вряд ли будет успешна.

Прямое указание на аудиторию или портрет покупателя — неудачная стратегия для брендинга продукта, подобный приём лучше оставить для единичной рекламной кампании.

Кирилл Логачёв
руководитель маркетингового агентства AWSM

«Салатомат»

«Салатомат» — проект студии DI Group, которая производит вендинговые автоматы. Разработка компании позволяет готовить салаты из выбранных клиентом ингредиентов — разнообразных овощей, мяса и заправок.

Также покупатель может выбрать готовый рецепт из меню или собрать салат самостоятельно. На готовку уходит до 30 секунд в зависимости от числа выбранных ингредиентов — в автомате от 16 отсеков для продуктов.

Идея «Салатомата» возникла у менеджера холдинга Дарьи Шаоршадзе. Девушка столкнулась с проблемой: она не могла правильно питаться на работе, потому что в вендинговых аппаратах и соседних кафе продавалась только высококалорийная жирная еда.

По словам Дарьи, при запуске проекта удалось «обойтись малой кровью» — компания уже наладила производство вендинговых аппаратов других типов. Например, DI Group выпускает автомат для печати фотографий из социальных сетей «Инстамат» и устройство для автоматической выдачи банковских карт.

Инвестиции на разработку «Салатомата» составили 2 млн рублей. По словам Шаоршадзе, проект финансировался только за счёт собственных средств DI Group. Компания производит и другие вендинговые автоматы: для печати фото из соцсетей или для автоматической выдачи банковских карт. Поэтому DI Group не пришлось привлекать сторонних разработчиков, дизайнеров или маркетологов.

В начале продвижения мы попробовали выйти не на покупателей вендинга, а на тех, кто будет покупать салаты в автомате. Для этого мы искали работников больших офисных центров по геотегам в соцсетях и дальше таргетировали их по интересам — здоровое питание или спорт.

Лиды получались дорогие, но целевые. Затем мы показывали пользователям рекламу с предложением купить свежий салат на обед. Мы вручную отвечали на все полученные заявки: звонили и рассказывали про возможность купить полезный обед из «Салатомата».

Собранную статистику мы показывали крупным вендорам и кафе в выбранном районе. Так мы объясняли, что на «Салатомат» будет спрос, и его установка быстро окупится.

Дарья Шаоршадзе

Летом 2018 года компания открыла предзаказ на «Салатомат». DI Group пока раскрывает данные о количестве полученных заявок, но планирует закрыть этап предзаказов за три месяца.

Стоимость автомата составляет 500 тысяч рублей. По словам Шаоршадзе, сейчас устройство продаётся по себестоимости, чтобы быстрее привлечь покупателей.

Интересная идея, я видел подобное в Штатах и Японии. Главное, не столкнуться с российскими реалиями. Например, когда владелец подобной точки ради экономии не будет извлекать из автомата пожухлые ингредиенты. Это и есть человеческий фактор — нужно с ним бороться. Если получится выстроить хорошую логистику и содержать оборудование в чистоте, а салаты в свежести — будущее есть.

Я бы обязательно воспользовался: первый раз для забавы, а дальше, если понравится, то в качестве замены ближайшему кафе. Мой совет — регистрируйте торговую марку и вкладывайтесь в масштабирование, пока идея не ушла в недра больших общепитов. Потом не докажете, откуда «листья растут».

Артём Субботин
основатель компании «Симкомат»

Candice Cake

Идея запустить производство низкокалорийных десертов на основе стевии — растительного сахарозаменителя пришла Марине Мартьяновой, когда её семья решила отказаться от сахара. Рецепты она нашла у популярных западных Instagram-блогеров.

Это был первый бизнес Мартьяновой — на момент основания компании она училась на экономическом факультете в СПБГУ. Будущая предпринимательница нашла кондитера по объявлению и стала экспериментировать с рецептурой.

Марина Мартьянова предлагала попробовать образцы петербургским кафе, магазинам и кондитерским, однако к девушке скептически отнеслись из-за отсутствия производства. По словам предпринимательницы, за выходные она обходила 20-30 мест с запросом: «Будет ли вам интересно, если мы запустим такой продукт?». В большинстве из них Мартьяновой отказывали.

Стартовый капитал Марина Мартьянова собирала с помощью семьи, друзей и личных сбережений. Всего предпринимательница собрала 500 тысяч рублей. Из них 100 тысяч рублей ушли на аренду помещения, а 400 тысяч — на отладку производственных процессов и оборотный капитал.

Первой проектом заинтересовалась сеть кофеен Surf Coffee — сотрудничество с компанией продолжается до сих пор. Сейчас продукция Candice Cake продается в 200 точках в Москве и Санкт-Петербурге. Основная доля продаж проходит через офлайн-магазины или кафе — «Перекресток», «Азбуку вкуса», Obed Bufet, Starbucks и прочие.

Сейчас в линейке Candice Cake уже три типа сладостей — классические десерты в баночке, гранола и торты на заказ. Объём производства достигает 40 тысяч десертов в месяц. По словам предпринимательницы, её бизнес прибылен, однако точные данные по прибыли и выручке Марина Мартьянова не раскрывает.

Низкокалорийные десерты — это хорошая идея. Но мне кажется опасным, что десерты Candice Cake стоят на полках вместе с обычными. У стевии, которую они используют вместо сахара, характерный привкус. Таким десертам сложно конкурировать с обычными сметанниками и медовиками. Чтобы разграничить и при этом выделить их продукцию, хорошо было бы сделать фирменные холодильники.

Проекту рискованно делать акцент на том, что десерты со стевией по вкусу такие же, как и обычные. Разница всё равно будет, и любители сладкого ее почувствуют. Если они едят привычные десерты и при этом держат себя в форме, то не захотят альтернативы, — от сахара они получают больше удовольствия чисто психологически.

Лучше говорить о пользе десертов со стевией для людей, которые по состоянию здоровья не могут позволить себе сахаросодержащие продукты. Например, больные диабетом. Это потенциальная аудитория проекта, готовая платить за продукты с заменителем сахара. Поэтому Candice Cake правильно сделали, что поставили высокую цену. Однако это сдерживает их рост, потому что цена в рознице будет определяющей.

Анна Цфасман
основатель компании «Даблби»

Soupmates

Soupmates — компания, которая производит шейк-супы в бутылках. По задумке основательницы Татьяны Стоумовой-Олешкевич, цель проекта —решить проблему питания у людей, которые «всегда на бегу».

Идея Soupmates пришла предпринимательнице во время работы в международном рекламном агенстве SapientNitro. Однажды, когда девушка опаздывала на встречу, она забежала в кафе на первом этаже офиса, чтобы купить что-нибудь с собой.

Я начала искать в меню что-то, что я успею съесть в лифте по дороге на встречу. Мне подходил только бульон, и я попросила его налить с собой — в бумажный стакан из-под кофе.

Продавцы очень долго переспрашивали и предлагали ненадолго присесть в кафе — они не понимали, куда я так спешу. Я решительно отказалась.

Когда мне наконец налили бульон, я радостно побежала в лифт. Пока я поднималась на верхний этаж, я задумалась о том, что то же самое можно делать с супами — это был бы такой же быстрый и более сытный вариант.

Татьяна Стоумова-Олешкевич

Татьяна Стоумова-Олешкевич обсудила идею с друзьями и коллегами и, получив положительные отклики, решила открыть своё производство. Для работы над проектом она привлекла ещё двух маркетологов и одного предпринимателя, который до этого занимался ИТ-проектами.

Для запуска Soupmates потребовалось около 100 тысяч рублей. Большую часть денег основатели потратили на найм повара и производство супов — сами основатели не готовили. Продвижение и сайт проекта команда делала своими силами.

За первый год после запуска основатели Soupmates поучаствовали в крупнейших московских фестивалях: «Пикнике Афиши», Stay Hungry и прочих. Проект вскоре начали копировать другие производители, а основатели Soupmates заморозили работу над продуктом — один из сооснователей сделал Татьяне предложение, и пара переехала в США.

В 2017 году партнёры переосмыслили и перезапустили проект. Для преакселератора PepsiCo предпринимательница изменила формат продукта: теперь супы фасовались в бутылки, чтобы их было проще хранить и транспортировать. Также Татьяна привлекла к разработке рецептуры повара, закончившего престижную кулинарную школу Le Cordon Bleu.

Сейчас Soupmates сосредоточен в основном на оптовые поставки в магазины, кафе и вендинги. Также проект ориентируется на корпоративных клиентов: коворкинги или офисы, которые закупают еду для работников. Например, «Яндекс», «Сколково», «Афиша» и «Сбербанк».

По словам предпринимательницы, проект не требует инвестиций в продвижение — клиенты обращаются в компанию сами через Facebook или другие социальные сети.

Предпринимательница считает, что при ведении бизнеса она совершила две ошибки: одну смешную, а другую не очень. При первом запуске Soupmates один из основателей купил стаканы по 250 мл вместо 200 и убедил остальных, что они двухсотмиллилитровые.

После одного из фестивалей фактическая прибыль почему-то не сошлась с запланированной. Выяснилось, что Soupmates продавали на 25% больше супа за ту же стоимость.

Мне проект нравится: у него есть чёткое позиционирование, которое следует из digital-бэкграунда основателей. Это понятный формат, и название продуманно под целевую аудиторию — молодых городских жителей. Сам формат однородного супа в бутылке делает его универсальнее, чем у конкурентов, продающих супы в термостаканах в кафе и на фудкортах. Бутылки более пригодны для транспортировки, и формат позволяет распространять их как через торговые точки, так и в розницу.

Однако если мы говорим о росте за пределы ниши, то нейминг и формат упаковки также будет непонятным среднестатистическому потребителю. По мере роста бизнеса имеет смысл подумать о создании дополнительных брендов и упаковки.

Андрей Лукашевич
директор Mail.Ru Foodtech Ventures

#еда

{ "author_name": "Яна Павловская", "author_type": "self", "tags": ["\u0435\u0434\u0430"], "comments": 24, "likes": 38, "favorites": 50, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "43235", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]