{"id":14270,"url":"\/distributions\/14270\/click?bit=1&hash=a51bb85a950ab21cdf691932d23b81e76bd428323f3fda8d1e62b0843a9e5699","title":"\u041b\u044b\u0436\u0438, \u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430 \u0438 \u0410\u043b\u044c\u0444\u0430-\u0411\u0430\u043d\u043a \u2014 \u043d\u0430 \u043e\u0434\u043d\u043e\u0439 \u0433\u043e\u0440\u0435","buttonText":"\u041d\u0430 \u043a\u0430\u043a\u043e\u0439?","imageUuid":"f84aced9-2f9d-5a50-9157-8e37d6ce1060"}

Итоги 2023 года для ИТ-рынка России: главные тренды и прогнозы на 2024

Александр Сысоев, КРОК: «Ключевой тренд 2023 года — адаптация и стабилизация ИТ-рынка. В 2024-м прогнозируем рост спроса на суперкомпьютеры для решения задач ИИ».

Александр Сысоев

Руководитель направления «Инфраструктурные решения» КРОК

В 2022 году уход с российского рынка привычных производителей вычислительного оборудования поставил заказчиков в непростую ситуацию, когда их базовые потребности в обновлении и модернизации ИТ-инфраструктуры не могли быть удовлетворены в полной мере. В 2023 году рынок адаптировался. Появились новые каналы поставок и новые игроки. Активное развитие облачных инфраструктур и потребность в хранении и обработке данных в том числе способствовали росту спроса на серверное оборудование и вычислительные ресурсы. Поэтому ключевым трендом 2023 года стала адаптация и стабилизация ИТ-рынка.

В сегменте серверного вычислительного оборудования мы видим, что выбор стоечных серверов от отечественных производителей достаточно широкий. Есть говорить о решениях с графическими адаптерами или с четырьмя и более процессорами, то выбор на конец 2023 года все еще весьма скромный. Однако базовые запросы компаний на серверное оборудование, на мой взгляд, сейчас удовлетворяются полностью силами как российских, так и азиатских вендоров.

Если рассматривать сегмент систем хранения данных (СХД), то здесь сложилась весьма непростая ситуация. В отличие от предложения на рынке серверного оборудования, выбор СХД сейчас довольно ограничен и преимущественно представлен системами начального и среднего уровня. Это относится и к российским, и к азиатским решениям. При этом спрос на СХД с 2022 года продолжает стабильно сохраняться на высоком уровне.

Спрос на клиентское оборудование сейчас растет, и, по нашей оценке, это связано с событиями 2020 года. Тогда компании закупали большое количество техники для обеспечения работы удаленных сотрудников. И в 2023-м начался цикл замены этого оборудования на новое. Соответственно, в следующем году он продолжится. Отечественные и азиатские производители вполне способны этот спрос удовлетворить.

Как следствие, к концу 2023 года Центр компетенций «ИТ-инфраструктура» КРОК зафиксировал общую тенденцию роста рынка вычислительной инфраструктуры вместе с ростом спроса на нее. По нашей оценке, рост объема рынка вычислительной техники составил по меньшей мере 20% в денежном выражении и примерно так же, или чуть выше на пару процентов, в количественном выражении.

В сравнении с прошлым годом, в 2023-м российский рынок вычислительного оборудования уже более стабилен, но все еще быстро меняется. С одной стороны, продолжают появляться новые игроки, все чаще мы слышим про попытки выхода на рынок азиатских производителей под собственными торговыми марками. С другой стороны, происходит и укрупнение «старых» компаний. Это свидетельствует о тренде на консолидацию вендоров для развития отечественного производства. Например, в этом году произошло несколько крупных слияний.

Таким образом, еще одна отличительная особенность этого года — повышение степени локализации. Эта тенденция связана с двумя факторами. В первую очередь с усилиями правительства по стимулированию отечественного производства и разработок в области вычислительной техники. И второе — с внешними факторами, такими как ограничение поставок технологий и решений на российский рынок и усложнение логистических цепочек. На текущий момент можно с уверенностью утверждать, что в России есть более 15 производителей, обладающих собственными производственными мощностями, с разной степенью локализации производства.

И здесь необходимо понимать, что производства вычислительного оборудования полного цикла нет не только в России, но и в любой другой стране мира. Отдельные компоненты все равно разрабатываются и производятся в разных странах. Например, R&D-центры и производство процессоров могут быть в США, а производство оперативной памяти и материнских плат находится в Китае и т. д. Ближе всего к полному циклу сейчас Китай, однако и там есть свои ограничения. Поэтому, на мой взгляд, критические замечания в сторону российских производителей вычислительного оборудования не всегда корректны и справедливы, ведь компонентная база у всего серверного оборудования во всем мире очень похожая. Именно поэтому у нас есть реестр радиоэлектронной продукции Минпромторга и в нем отражено, какое оборудование в большей степени собрано из компонентов российского производства. За это оборудованию присуждается определенное количество баллов. И, соответственно, все остальное оборудование, не набравшее нужное количество баллов и не попавшее в реестр, — в меньшей степени соответствует критериям, согласно которым его можно было бы считать произведенным в России.

В 2023 году также появился тренд на горизонтально-масштабируемую инфраструктуру. При таком подходе заказчик модернизирует свою инфраструктуру путем ее расширения доступными типовыми конфигурациями вычислительных узлов, а не обновления парка оборудования на более продвинутые модели. Однако здесь препятствием стал образовавшийся на рынке общий дефицит вычислительных ресурсов, который подтолкнул заказчиков к поиску вариантов переиспользования имеющегося вычислительного оборудования.

В итоге во втором полугодии 2023-го наибольшую актуальность получил тренд на программно-определяемую ИТ-инфраструктуру. Проще говоря, это виртуализация всех физических элементов ИТ-инфраструктуры. Серверы, СХД и сети становятся виртуальными и полностью управляются софтом. В условиях дефицита вычислительных ресурсов такой подход позволяет избавиться от привязки к конкретным производителям и перейти к типовым аппаратным конфигурациям оборудования. Следствием этого тренда стало активное развитие гиперконвергентных систем, софтверно-определяемых сетей (SDN), программно-определяемых СХД, серверной виртуализации. Решения этих классов позволяют оптимизировать использование вычислительных ресурсов, и сейчас на российском рынке появляется все больше продуктов для решения таких задач.

Еще один тренд 2023 года, который актуален для многих заказчиков, особенно из коммерческого сектора, — создание с нуля «параллельных» ИТ-инфраструктур на российских решениях, при этом не снижая эксплуатационные характеристики имеющейся ИТ-инфраструктуры. То есть в рамках одной ИТ-инфраструктуры можно/нужно сохранить «унаследованную» инфраструктуру и параллельно построить новую, но при этом работать такой ИТ-ландшафт должен как одно единое целое. Запрос заказчиков привел к увеличению интереса к частным и гибридным облакам. И уже сейчас видно, что этот тренд сохранит и приумножит свою актуальность и в 2024 году. Ведь внедрение таких решений позволит заказчикам снизить затраты на оборудование, оптимизировать использование ресурсов и улучшить масштабируемость инфраструктуры.

В 2023 году компании стали уделять гораздо больше внимания к сохранности данных. Россия продолжает входить в число лидеров по количеству атак на государственные и корпоративные ИТ-инфраструктуры. Методы атак постоянно совершенствуются, и вслед за ними необходимо постоянно улучшать способы защиты организаций. И в этой связи создание современных актуальных систем защиты останется трендом и в последующие годы.

Что касается российского рынка ПО, то, конечно же, уход иностранных вендоров в 2022 году не прошел бесследно. Образовался ощутимый дефицит программных продуктов, что подтолкнуло многих представителей крупных компаний искать сопоставимые альтернативы. При этом необходимо держать в уме, что спрос на российские решения до прошлого года был только у небольшого процента заказчиков, потому и развитие этих продуктов было не таким быстрым, как у западных аналогов. Сейчас же вендоры отечественного ПО вынуждены пройти ускоренный путь до «зрелости» своего продукта. Причем если у зарубежных вендоров была возможность посвятить развитию продуктов условно 20 лет, то у российских на это есть всего 2-3 года.

Стремительный рост спроса на отечественные решения в 2022 году привел к тому, что на рынке появилось большое количество программных продуктов разной степени зрелости. Они успешно закрывают базовые потребности, но в то же время не обладают «полноценной», привычной для заказчиков функциональностью. Самым ярким примером такого широкого выбора решений стал сегмент виртуализации — на рынке сейчас есть более дюжины решений разных вендоров, а иногда и несколько решений от одного вендора.

В 2023 году, как я и говорил, ИТ-рынок стабилизировался и определил «лидеров» в большинстве сегментов. Ими стали те компании, которые быстрее остальных отрабатывали требования клиентов к функциональности и гибко выстраивали roadmap развития своего продукта. К таким компаниям можно отнести, например, Киберпротект, Orion soft, РЕД СОФТ и ряд других компаний. Но ключевым конкурентным преимуществом вендоров программного обеспечения стало создание собственных экосистем. Поэтому в 2024 году основным трендом на рынке ПО станут готовые экосистемы из совместимых друг с другом программных продуктов. Следствием этого станет консолидация заказчиков и партнеров вокруг вендоров с наиболее развитой экосистемой продуктов.

При этом надо отметить, что пусть и медленно, но на российском рынке появляются и закрепляются производители из Азии. Предлагая свои решения, зачастую более функциональные, они уже готовы оттянуть на себя часть спроса. Такая ситуация складывается, например, в сегменте систем резервного копирования (СРК). Из этого вытекает следующий тренд 2024 года — увеличение стоимости решений и ИТ-инфраструктур. Требования со стороны заказчиков к развитию функциональности продуктов, выстраиванию экосистем и улучшению качества технической поддержки приведут к повышению инвестиций со стороны производителей в продукты. И конечно, все это приведет к росту спроса на ИТ-специалистов, необходимых для выстраивания этих процессов. В конечном итоге это отразится на стоимости решений, и на затратах заказчиков на выстраивание ИТ-инфраструктуры.

Кроме того, мы в Центре компетенций по ИТ-инфраструктуре КРОК фиксируем рост спроса на высокопроизводительные вычисления для задач искусственного интеллекта, интернета вещей и других актуальных технологий. Мы видим интерес к этим технологиям со стороны все большего числа компаний, и более того, со стороны государства. Так, в ноябре 2023 года вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко заявил, что по поручению президента, использование искусственного интеллекта (ИИ) станет обязательным для всех компаний, которые планируют получать какие-либо субсидии из федерального бюджета. С 2024 года такой подход будет протестирован на предприятиях, годовая выручка которых превышает 800 млн рублей.

Соответственно, мы с уверенностью можем прогнозировать на 2024 год тренд на высокопроизводительные вычисления (High Performance Computing, HPC), суперкомпьютерные комплексы и архитектуры, необходимые для развития таких систем и решения задач ИИ. При этом, безусловно, помимо роста потребностей в вычислительной инфраструктуре для таких систем, будет расти спрос и на программное обеспечение для искусственного интеллекта и машинного обучения.

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда