{"id":13575,"url":"\/distributions\/13575\/click?bit=1&hash=54c6a175f6d55810c4f2e9679d708c81b0c9477871e16c95ac727223b9e48b92","title":"\u0410\u043a\u0442\u0443\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435 \u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u044b \u043a\u043b\u0438\u0435\u043d\u0442\u0441\u043a\u043e\u0433\u043e \u0441\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441\u0430","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}
Крипто
Nik McFly

В ЧЕМ ИХ ИГРА?

Рынок NFT породил новую культурную форму, в которой есть элементы игр, но нет их правил.

Дискуссии вокруг NFT разочаровывают тем, что многие люди считают, что они заново переизобретают то же, что уже существовало до них: дематериализованные предметы искусства, сертификаты подлинности, контракты как произведения искусства, коллекционное цифровое искусство. В этом нет ничего нового.

Технология блокчейна, с другой стороны, относительно новая, и нынешнее количество внимания, спекуляций и экспериментов вокруг цифрового искусства безусловно в новинку. Ядро новой технологии в сочетании с большим количеством творческих решений может привести к возникновению действительно новой культурной формы.

Рассмотрим взаимодействие между двумя устоявшимися культурными формами, которые послужили примером использования NFT: искусство и игры. Эти две сферы и раньше пересекались, но NFT стали основой для новых комбинаций искусства и игр, которые можно назвать «эктоиграми», где экто означает «внешний, наружный».

Эктоигры — это NFT-проекты, которые предлагают элементы игр — персонажей, снаряжение, вымышленную обстановку, историю, стратегию и даже сообщества игроков, но не имеют организационной формы игры.

У эктоигр есть некоторые отдаленные предшественники до блокчейна, но в значительной степени они — явление, возникшее в результате недавней активности в NFT. Эктоигры это не геймификация, которая накладывает игровую логику на неигровую деятельность. Скорее эктоигры это то, что происходит, когда элементы и модели поведения, известные нам по играм, перемещаются на новую территорию и превращаются в нечто иное.

Три волшебника из NFT-коллекции Forgotten Runes Wizard's Cult

Рынок цифрового искусства и коллекционных предметов доминирует в дискуссиях вокруг NFT, особенно со стороны тех из нас, кто имеет опыт работы в мире искусства. Но если появляется что-то действительно новое, то, чтобы распознать это, нам нужно думать не только о том, как блокчейн может зарядить энергией и упорядочить рынки цифрового искусства.

Аналогичным образом, существуют игры, которые используют блокчейн, чтобы привести игроков к новым способам совместного владения игровым миром, такие как The Sandbox, Litebringer, Axie Infinity и многие другие. Но это не эктоигры.

Эктоигры это то, что происходит, когда элементы и модели поведения, знакомые нам по играм, перемещаются на новую территорию и превращаются в нечто иное.

Цифровое искусство и компьютерные игры могут использовать блокчейн или продаваться на крипто-биржах, не ставя под сомнение наше понимание искусства или игр как культурных форм.

Игры, какими мы их знаем сейчас, — это структурированная игра. Они предлагают рамки, связывающие множество элементов, которые могут включать персонажей, изображения предметов и действий, воображаемые миры, а также правила, которые регулируют взаимодействие этих элементов и потенциальные действия игроков. Такое понимание игр объясняет все — от шахмат до карт «Покемон» и франшизы Call of Duty.

Эктоигры, с другой стороны, инвертируют логику игры. В них есть некоторые из вышеупомянутых игровых элементов, но нет объединяющей основы, которая структурирует игру.

Можно использовать матрицу 2х2, чтобы показать как искусство, игры и эта новая форма эктоигр соотносятся друг с другом.

Ось Y описывает, насколько структурированными и конкретными являются формальные, концептуальные и исторические качества культурного артефакта или деятельности, начиная от «неопределенных форм» внизу и заканчивая «определенными формами» вверху.

Ось X показывает, насколько четко определена роль аудитории/зрителя/игрока по отношению к артефакту или деятельности, по спектру от «неопределенного участия» слева до «определенного участия» справа.

Ось Y касается того, чем является культурная форма, а ось X — того, что человек с ней делает. В результате получается четыре квадранта.

В квадранте «определенные формы / неопределенное участие» слева вверху мы находим изобразительное искусство, такое как живопись и скульптура. Форма этих артефактов четко определена, но то, как зритель принимает в них участие, неоднозначно. Здесь нет инструкций. Вы сами решаете когда закончить. Не существует способа «победить», глядя на картину.

В правом верхнем квадранте «определенные формы / определенное участие» находятся игры в том виде, в котором мы их знаем. Игры следуют установленным структурам с четко определенной внутренней логикой. Возможности взаимодействия игрока с игрой часто узко определены. Настольные игры поставляются с набором правил. В видеоиграх разрешены только определенные действия персонажей. И те, и другие имеют четко установленные цели и ограничения.

В левом нижнем квадранте «неопределенные формы / неопределенное участие» мы находим экспериментальные художественные практики, такие как хэппенинги, социальная скульптура и искусство взаимоотношений. То, какую форму должен принять артефакт или деятельность, здесь не ограничено традициями, и роль аудитории также открыта для возможностей; она может включать или не включать участие.

Наконец, в правом нижнем квадранте мы находим «определенное участие / неопределенные формы» — новые эктоигры. Участники эктоигр ведут себя как игроки в игре. Они развивают персонажей, требуют добычу, создают сообщества и даже сотрудничают в работе над историей, фан-артом, картами и другим пользовательским контентом, который, как правило, возникает из уже существующей игры, и все это без игровой структуры.

В некоторых случаях эктоигры являются незавершенными работами, как, например, Blitmap, «созданная сообществом научно-фантастическая вселенная», которая началась с пиксельного ончейн-искусства, а затем расширилась до коллекционных персонажей под названием Blitnauts.

Loot (для искателей приключений) состоит из восьми тысяч NFT, каждый из которых представляет собой распределённый случайным образом список фэнтезийного снаряжения. Начиная с этой обманчиво простой серии коллекционных предметов — черных квадратов с белым текстом, в которых перечислены предметы, входящие в инвентарь персонажа Dungeons & Dragons — пользователи создали вокруг нее слова, дополненные искусством, историями и десятками совместимых сторонних проектов.

И Blitmap, и Loot — это работа Дома Хофмана, сооснователя Vine. Хофманн плодовит, но он не единственный, кто прокладывает новые пути в этом пространстве. Lost Poets by Pak — это все еще развивающаяся коллекционная и стратегическая NFT-эктоигра, формирующаяся в течение нескольких действий. Forgotten Runes Wizard Cult от Elf и Dotta это коллекция из десяти тысяч волшебников в стиле пиксель-арт, поддерживаемая сообществом, которое лихорадочно пишет историю и разыгрывает ролевые приключения в чатах.

Охватывая параметры эктоигр немного шире, можно утверждать, что все серии NFT с картинками на профиль (PFP) — такие как Cryptopunks, Bored Apes и Cryptoadz — также напоминают эти безграничные игры. Игроки/коллекционеры берут на себя роли персонажей, формируют сообщества и активно или пассивно ждут, когда структура игры станет яснее.

Ориентированность на будущее людей, инвестирующих в NFT, способствует приобретению игровых элементов, существующих вне игровых рамок, как и готовность спекулировать.

Большая часть рынка NFT и большинство эктоигр в настоящее время находятся на блокчейне Ethereum. В отличие от Bitcoin, Ethereum был задуман как нечто большее, чем распределенная бухгалтерская книга для цифровой валюты. Ethereum и другие подобные ему блокчейны могут хранить и обмениваться более сложными токенами и смарт-контрактами, которые выполняют функции с помощью кода.

NFT часто критикуют за то, что они не являются реальными предметами искусства, а скорее просто сертификаты, указывающие на файлы изображений, которые хранятся в другом месте.

Хотя это справедливо для большинства NFT, смарт-контракты способны на большее, например, создавать генеративное искусство с помощью кода и работать как динамические игровые элементы. NFT, составляющие Blitmap, Lost Poets и Forgotten Runes Wizard’s Cult, подвержены различным трансформациям по мере развития повествования и наполнения вымышленных миров.

Эктоигры выходят из шквала экспериментов и спекуляций в NFT пространстве. Технология блокчейна может стать предпосылкой для них, а может и не стать. Но устремленность людей, инвестирующих в NFT, в будущее позволяет им приобретать игровые элементы, существующие вне игровых рамок, а также готовность спекулировать.

Все участники эктоигр делают ставку на то, что игра или нечто подобное ей сформируется вокруг элементов, которыми они владеют, и что эти элементы будут сохранять или увеличивать свою ценность, пока это происходит.

Хотя настоящие эктоигры — это небольшое подмножество общего рынка NFT, они отражают дух всей сцены и могут дать более четкое представление о том, куда всё движется, чем продажа jpegs.

Все, кто покупает NFT, от коллекционеров цифрового искусства до DeFi бро, приобретающих вход в Яхт-Клуб Скучающих Обезьян, делают одну и ту же ставку: что новая игра, новый способ существования и зарабатывания денег в Интернете, сформируется вокруг них, и они будут владеть ее частью.

Нет никаких гарантий, что это произойдет. Трудно делать разумные ставки, когда никто не говорит вам о шансах, и нет способа рассчитать шансы, когда игры не существует.

Ссылки

Автор статьи Кевин Бьюист — дизайнер-стратег, куратор и писатель из Гранд-Рапидс, штат Мичиган

Оригинал статьи

Перевод статьи — Ник Макфлай

Телеграм-канал: t.me/memeproducts

Перевод иллюстрации — VAV1ST

Телеграм-чат: https://t.me/+XvfAkvMwaJA1ZTky

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null