Интервью c Брайаном Белендорфом. Часть 2

Продолжение большого интервью с Брайном Белендорфом о блокчейне и его работе в Hyperledger.

В закладки

Часть 1 Общее. О Web Summit и блокчейн

Hyperledger и Open Source

Расскажите пожалуйста о своей текущей работе в HyperLedger. Это своего рода стартап?

На самом деле, моя текущая работа имеет мало общего со стартапом. Это скорее некоммерческая организация, Linux Foundation. Она существует около шести лет и состоит из около 200 сотрудников. Главные отрасли нашего бизнеса - компании, являющиеся членами Linux Foundation, такие, как, например, HyperLedger.

HyperLedger - это проект внутри Linux Foundation, так что у нас есть свое сообщество из 280 некоммерческих организаций, государственных агентств, и все эти различные группы совместно работают над тем, чтобы создавать open source ПО.

Многие считают, что open source полностью бесплатен, но это не так. Это иная бизнес-модель?

Это в своем роде лучше, чем бесплатно! Ведь у этого ПО не только нулевая цена, но у вас также есть возможность модифицировать его и делать с ним что угодно. Вы даже можете создать новый Амазон на основе открытого ПО, хотя само создание потребует денег. Вы также можете платить за поддержку, но если вы достаточно умны, самостоятельная поддержка не составит для вас проблем.

И все же для вас, как для разработчиков, это стоит денег. Поддержка, исправление багов.

Конечно, но в идеале все происходит так: я пишу открытый код, делюсь им с вами. Вы находите баг и, если вы достаточно умны, вы исправляете баг и отсылаете информацию мне, а я с ней соглашаюсь.

И вы мне за это платите (смеется)

Или вы делаете это не из-за денег, а потому что так лучше для вас, потому что когда я выпущу версию 1.1 с вашим исправление ошибки, вам не придется исправлять один и тот же баг снова и снова. Собственно так мы и привлекаем работать с нами, и это работает и для крупных компаний, таких как IBM и Intel, и для стартапов, для Китая и России, это помогает работать всем вместе на появляющихся программных платформах, которые каждый может использовать бесплатно, и в которые люди могут делать свой вклад, это чем-то похоже на вечный двигатель.

Подобная схема могла бы сработать и в других областях нашей жизни, не только в разработке. Если бы мы делились знанием, техниками и прочим...

Точно. Это словосочетание достаточно сложно для восприятия в Штатах, но это очень социалистическая идея. Она о том, как мы могли бы совместно создать что-то лучшее, чем каждый из нас мог бы создать в одиночку, и мы могли бы достичь своих целей и удовлетворить потребности плодами этих сервисов, работающих вместе. Это вам, знаете ли, не бутерброды. Если я сделаю бутерброд, его сможет использовать всего один человек, так что чтобы охватить тысячу человек, мне нужно сделать тысячу бутербродов. Но мне нужно создать только одну программу чтобы помочь тысячам людей.

И вы не можете сделать бесплатную копию бутерброда (смеется)

Верно, я не могу сделать бесплатную копию бутерброда, так что открытые исходники никогда не будут работать для бутербродов, зато открытый код отлично работает для ПО.

А что вы думаете о бизнесе и предпринимательстве в ближайшем будущем? Как они изменятся благодаря Open source или блокчейну? Какими они будут?

Я думаю, Open source изменил мир. Он был событием огромной важности на протяжении 20 лет, и теперь сложно создать компанию, занимающуюся ПО, не основываясь на открытом коде. Также сложно запустить новую технологию вроде блокчейна, не задумываясь о том, как открытый код поможет этой технологии стать намного шире используемой, принятой, поможет ей получить больше доверия. Потому что сегодня люди намного меньше доверяют ПО. Они не видят, что там внутри, и если мы говорим о телефоне, то с этим можно жить, но не когда мы говорим о корпоративных системах, или ПО, на основе которого работают ядерные станции, или о доставке продукции кораблями, самолетами, или о ядре, сердце вашего бизнеса. Также сейчас появились облачные системы, отдаляющие нас от ПО, так что открытый код не единственная опция, это скорее малая часть чего-то большего. Сегодня огромная часть индустрии работает на основе открытого кода, даже облачные сервисы.

И даже телефоны. Android, к примеру.

Верно! Подумайте о сочетании. Любой программный продукт это сумма разных технологий, и всегда есть определенная черта. Ниже этой черты находится открытый код, выше - патенты. Операционная система Linux может иметь различные сетевые протоколы, стеки, и вы можете создать веб-сервер где угодно, даже в блокчейне. Но все это закрыто от конечного пользователя и защищено патентом, и возможно этот шаблон действий останется с нами навсегда, потому что патентная модель финансирования лучше подходит для приложений конечных пользователей.

В каких-то случаях можно сделать исключение из правил, например Mozilla, делающие Firefox. Их код полностью открыт, потому что мы уверены, что для индивидуальных клиентов важно доверять технологии, которую они используют, чтобы бродить по сети.

Какой из проектов HyperLedger вы считаете самым значительным?

Мы словно диспетчеры воздушного движения для обширного сообщества, и в этом сообществе есть десять разных технических продуктов, каждый из которых разрабатывается отдельным сообществом разработчиков, состоящим из людей из разных мест по всему миру, так что HyperLedger Fabric, HyperLedger Sawtooth и прочие по сути являются самостоятельными явлениями. У некоторых их них общая направленность, как, например, у Fabric - она может быть блокчейном для всего. Другие специализированы, например HyperLedger Indy, сфокусированная на цифровой идентификации.

Я в восторге от того, что множество людей использует Fabric для всевозможных задач, таких, как торговые поставки, финансы и здравоохранение, но думаю наибольшее глобальное влияние окажет HyperLedger Indy и новый подход к цифровой идентификации, создаваемой ими. Наши продукты используют многими крутыми способами, как например размещение нашего Fabric в Китае для управления банковскими сетями. Оборот их системы составляет миллиарды евро в сутки. Это финансовая торговля, кредиты и прочее. Я очарован тем, как нашу технологию используют, чтобы отслеживать тайминг, а потом рис и шпинат и прочие товары чтобы убедиться, что они пришли из хороших источников, есть ли с ними какие-то проблемы в плане здоровья или протокола. Можно быстро проследить, откуда эти товары появились. Однако, не смотря на все это, я считаю, что цифровая идентификация все это затмит.

Цифровая идентификация станет чем-то большим, чем KYC (Know your customer)?

Если мы вместе делаем бизнес, мне не нужно видеть всю вашу кредитную историю, мне нужно видеть “Этот банк доверяет этому человеку, у него есть там счет”. Может быть, еще специальные предложения этого банка и случаи, когда вы опоздали с платежом. Что-то вроде их руководства по использованию вас. В таком случае, я смогу делать с вами бизнес, не зная вашей полной KYC истории. Мне кажется, именно к этому мы сможем прийти с улучшенной цифровой идентификацией. Используя ее не столько для того, чтобы создать прозрачный мир, в котором каждый делится всей информацией, сколько для того, чтобы добраться до точки, в которой причины того, кому мы верим и почему, находятся больше под нашим контролем. Тогда мы реально сможем заняться минимизацией данных.

Я не хочу показывать вам свою полную историю платежей, кредитную историю, что я купил, когда был где-то в отпуске. Все это не должно иметь никакого значения. Что должно иметь значение, это так ли я исполняю свои обязательства, какой-то мой рейтинг, являюсь ли я членом с хорошей репутацией в этой организации. На сегодняшний день проще создавать подобные инструменты для корпоративного сектора, чем для конечных потребителей. У потребителей очень высокие ожидания удобства использования, и нам, в первую очередь, нужно найти какой-то способ улучшить инфраструктуру кошелька, используемую сейчас для блокчейна, биткоина и эфириума, чтобы она также могла обрабатывать иные типы цифровой идентификации, а уже потом думать о высокой степени защиты данных. Вот, что окажет большое влияние на потребителя.

Как появилась идея HyperLedger? Вы просто однажды решили “Окей, давайте начнем HyperLedger”?

Вообще, я присоединился к команде спустя полгода со старта. Этот проект начался в Linux Foundation, и на данный момент из Linux Foundation вышло много подсообществ. Множество проектов было запущено около 6-7 лет назад, когда определились с тем, как делать это для Linux, как быть нейтральной правительственной организацией для сообщества разработчиков и для сообщества поставщиков.

Как вы можете помогать разработчиками? Вы координируете действия, отвечаете на их запросы о безопасности и багах, и делаете прочие похожие вещи, так что предприятия могут на вас положиться. Во вторую очередь наша задача помогать предприятиям достичь договоренностей друг с другом вместо того, чтобы яростно сражаться. Помочь им работать вместе над входящими сообщениями, на конференциях, отвечать на вызовы медиа, решать проблемы с законом и прочее. Так что подобный шаблон действий, похожий на работу диспетчеров аэропорта, сейчас подходит и связанным с нами технологиям, таким как облачные сервисы и софт, лежащий в основе сетей.

Три года назад, в конце 2015 года, группа компаний, состоящих в Linux Foundation, начала работать в области баз данных, лежащих в основе блокчейна. Все, что происходит вокруг биткоина и эфира очень интересно, но мало связано с правительством и не представляет интереса для предприятий, так что по-настоящему важной вещью мы посчитали не валюту, а именно базы данных, на которых основывается блокчейн. Именно это и послужило причиной создания HyperLedger. В тот момент, когда объявили о запуске, я занимался своими собственными исследованиями в этой области. Я работал на венчурную компанию, как раз перед появлением Mythril. Я делал это для того, чтобы разобраться в этих технологиях, но скептически относился к большинству софта, связанного с криптовалютой, так что запуск этого проекта во многом совпал с моими мыслями о том, во что это все должно вырасти.

Также я был уверен в том, что рано или поздно сообщество криптовалюты где-то оступится, наделает много ошибок, но при этом сделает что-то очень правильное. И должен быть мост. Так что я очень надеюсь, что HyperLedger сможет стать мостом. Именно поэтому мы строим взаимоотношения с сообществом Ethereum, мы объединяем многие организации на основе HyperLedger. Но также мы стараемся сделать так, чтобы все это имело смысл для предприятий, банков и прочих консервативных организаций

Регулирование

Вы работали с правительством. Как вы считаете, что вам дала работа с ним?

Перспективу. Я не последователь идеи “Чем больше, тем лучше” в плане правительства, но в то же время я считаю, что правительство играет важную роль в представлении интересов и защите прав граждан, предоставления жизненно необходимых сервисов. Государство играет огромную роль в жизни людей, и я думаю, что мы можем улучшить сервис, предоставляемый государством с помощью технологий блокчейна. Мы можем использовать их, чтобы сделать процессы правительства более легкими для проверки, более честными.

Всегда будут режимы, использующие улучшенные техники наблюдения, но для этого блокчейн не нужен. Знаете, Big Data становится все больше и могущественнее, это источник силы для автократических режимов, которым блокчейн никогда не станет.

Некоторые страны выступят против блокчейна?

Я думаю, большинство стран поймет, что экономическая выгода от развертывания технологий блокчейна перевесит риски недостатка прямого контроля, с которыми эти страны столкнутся при внедрении подобной системы. Возможно, самые репрессивные режимы, как, например, Северокорейский, решат никогда не связываться с блокчейном, потому что они говорят своим гражданам “Мы - центр вселенной, и вы всегда можете нам доверять”, но я верю, что иные страны, как Иран, внедрят технологии блокчейн. Иран пробует использовать блокчейн для цифровой валюты, цифровой версии реала, и будет очень интересно, если в итоге все получится.

Многие считают, что блокчейн - это словно "дар" свыше, который мы пока не можем использовать в полную силу.

Многие технологии поначалу могут показаться магическим даром, но даже Сатоши Накамото основывался на огромной важной работе, проделанной в области криптографии до него, и многие другие создавали что-то новое и после Сатоши, и все это будет продолжаться и дальше. И я уверен, что эти технологии очень сложно использовать с коррупционными и автократическими целями.

Например, можно использовать блокчейн для отслеживания торговли алмазами, исключения из торговой цепи конфликтных алмазов, исключения из цепи ненадежных партнеров, готовых вытащить алмазы из середины цикла доставки. Чем больше сторонников у использования блокчейна, тем больше правительство станет использовать его для таких процессов, как установление права собственности на недвижимость или записей в водительских правах.

В целом, все это приведет к оцифровке государственных процессов. Иными словами, блокчейн усложнит получение взяток и иную коррупцию, так что если в мире есть страны, управляемые взятками и коррупцией, они, конечно, не станут поклонниками блокчейна и его использования. И именно поэтому я работаю в этой области.

Не обязательно делать мир более прозрачным, потому что у каждого есть причины хранить секреты. Но я хочу сделать мир менее подверженным коррупции. Я хочу сделать его более доступным для проверки. Я хочу убедиться, что люди скажут “Именно так и должны работать рынки, именно так должны происходить все рабочие процессы”. Я хочу убедиться, что наше ПО поможет с этим и сделает все виды мошенничества и коррупции невозможными.

То есть, чтобы все были в равных условиях?

Именно!

Продолжение следует...

Другие части интервью с Брайном:

Часть 1: Общее. О Web Summit и блокчейн

Часть 3: Влияние игр и взгляд в будущее

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Alexander Pavlov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 54252, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 26 Dec 2018 11:22:39 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 54252, "author_id": 223042, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/54252\/get","add":"\/comments\/54252\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/54252"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }