Государев мулат. Зачем ЦБ вводит цифровой рубль

Государев мулат. Зачем ЦБ вводит цифровой рубль

Юристы осторожно оценили перспективы цифрового рубля

Сегодня неочевидно, зачем россиянину может понадобиться цифровой рубль, если учесть, что на него не могут быть начислены проценты по банковскому вкладу, выплачен кешбэк в рамках той или иной программы лояльности, а способ использования валюты аналогичен обычному безналичному расчету по карточке или в приложении. Это и многое другое обсудили участники шестого заседания Клуба цифровых юристов Digital Principle, посвященного российскому цифровому фиату, запущенному ЦБ РФ.

Тема цифрового рубля носит уже не теоретический, а предельно прагматический характер, отметил председатель правления Ассоциации IPChain Максим Прокш: «Сегодня мы будем обсуждать то, что уже свершилось. А свершилось то, что у нас появился цифровой рубль. Мы попытаемся разобраться, что это значит для нас как потребителей и что означает для права».

По словам заместителя директора юридического департамента Банка России Андрея Борисенко, цель введения цифрового рубля — создать удобную систему платежей, бесплатных для физических лиц и с низкой комиссией для юридических лиц. При этом аналогия с наличной валютой весьма условна. «Иногда можно услышать о третьей форме денег, о кошельке. Но с точки зрения ГК это по своему правовому статусу безналичные рубли. Это непосредственно написано в подготовленных нами и принятых поправках в законодательство. Нет никакого “кошелька”, есть счет цифрового рубля в ЦБ РФ. Если говорить совсем просто, то вы не можете подержать цифровой рубль в руках, так что это не наличные деньги, а денежное обязательство. Просто не коммерческого банка, а Банка России», — отметил эксперт.

Андрей Борисенко подчеркнул, что сам по себе выпуск цифрового рубля не приведет к инфляции, потому что он осуществляется лишь тогда, когда человек переводит в цифровые рубли часть денег со своего счета в банке (такая функция будет реализована в приложениях банков — участников проекта). Таким образом, денежная масса будет оставаться одинаковой вне зависимости от того, сколько денег переведено в цифровые рубли. Не пострадают от введения цифрового рубля и банки, хотя бы потому что на цифровые рубли не платятся проценты по вкладам, в них не выдаются кредиты, по операциям с ними нельзя получить бонусные баллы, так что у людей просто нет стимулов хранить большие суммы в такой форме. К тому же определены и прямые лимиты на перевод денежных средств с банковских счетов физических лиц, открытых в кредитных организациях, для пополнения счета цифрового рубля.

Цифровой рубль может оказаться полезным в бюджетных отношениях. Возможность маркировки цифровых денег увеличивает прослеживаемость государственных денег. Это позволяет более эффективно контролировать расходование субсидий и других бюджетных ассигнований.

Андрей Борисенко подчеркнул, что неоспоримое преимущество цифрового рубля — большая надежность по сравнению с обычным безналом. Счет открывается непосредственно в ЦБ РФ, который фактически начинает выполнять новую, не вполне свойственную ему функцию розничного банка. При этом поскольку цифровой рубль является обязательством Банка России, то и отсутствует какая-либо необходимость в страховании денежных средств, размещенных на счетах цифрового рубля.

Платформа цифрового рубля технологически позволяет создавать шлюзы (мосты) для трансграничных переводов. Однако смогут ли россияне воспользоваться этой возможностью — вопрос скорее политический. Возможность трансграничных расчетов зависит от воли противоположной стороны. Соответственно, в качестве инструмента обхода санкций цифровой рубль сейчас не подходит.

Такой стороной может быть Китай или, например, КНДР, допустил модератор дискуссии, профессор-исследователь Digital IP, научный руководитель, ординарный профессор факультета права НИУ ВШЭ Антон Иванов: «У меня серьезные сомнения, что цифровой рубль приживется во внутреннем обороте. А вот перспектива международных расчетов может быть весьма интересна».

Бывший глава Высшего Арбитражного Суда уверен, что цифровой рубль едва ли будет интересен физическим лицам, которые предпочитают использовать в качестве расчетного средства безналичные рубли с дебетовых или кредитных карт. «Лично я продолжаю считать, что, если к цифровому рублю не будет пририсована кредитная функция, он никому даром не будет нужен. Наши граждане закредитованы. Для них любые платежи не из кредитного лимита невыгодны. А банки их не отпустят, потому что там приятные условия. Расплачиваясь цифровым рублем, с кредитными лимитами не поиграешь», — отметил он.

Антон Иванов также заметил, что суды еще несколько лет будут разбираться в феномене цифрового фиата. «А пока практика противоречива, у судьи есть свобода рук», — заключил он.

Введение цифрового рубля — последний акт Бреттон-Вудской системы, полагает вице-президент Ассоциации банков России Анатолий Козлачков: «Читая доклады мировых экспертных центров, посвященные цифровой национальной валюте, обращаешь внимание на то, что главная проблема, которую такая валюта призвана решить, — это интероперабельность, необходимость моментального прохождения транша “по шарику”. Теперь же тренд на глобализацию сменился противоположным — на формирование отдельных валютно-финансовых зон. В этой ситуации весь вопрос в том, в какой зоне окажется Россия и с кем она там будет “коннектиться”».

По словам Анатолия Козлачкова, несмотря на свои преимущества, цифровой рубль, как и другие технологии такого типа, несет и очевидные угрозы свободе личности, потому что ведет мир к предельной централизации и абсолютной прозрачности.

На ту же проблему обратил внимание генеральный директор ООО «Цифровые платежи» Андрей Михайлишин: «Частой ошибкой является то, что цифровой рубль порой относят к криптовалюте. Ведь криптовалюта основана на децентрализации, отсутствии эмитента. Цифровой рубль — это, напротив, централизация. Более того, со временем необходимость в посредничестве коммерческих банков может вообще отпасть. В рабочих документах Банка международных расчетов ставится вопрос о доверии. Из-за большого числа эмитентов доверие обеспечить сложно. Они приходят к тому, что в идеале эмитент денег должен быть один. И кто же это может быть? Да тот же Банк международных расчетов или Мировой банк. Тем не менее при развитии инфраструктуры цифрового рубля для трансграничных расчетов: создавая платежные шлюзы с другими цифровыми национальными валютами — мы получим интероперабильность расчетов для внешнеэкономической деятельности. В этом есть большой потенциал для цифрового рубля».

Профессор кафедры финансового права МГЮА Татьяна Рождественская в свою очередь заявила, что с точки зрения юридической доктрины под безналичными деньгами всегда понимались обязательства коммерческих банков. Если теперь под этим можно понимать обязательства Центробанка, значит, нужно менять юридическую доктрину. «Если цифровой рубль — это полноценные деньги, нельзя, чтобы он был только объектом гражданских правоотношений. В цифровой национальной валюте должна быть возможность платить налоги, какая-то часть бюджета должна быть в цифровом рубле».

Кроме того, Татьяна Рождественская отметила, что вопросы вызывает процедура разрешения споров между владельцами цифровых счетов и ЦБ: будут ли они разрешаться через кредитную организацию? Или непосредственно в Центробанке? «Банк России не работает напрямую ни с физическими, ни с юридическими лицами. И, насколько я знаю, никаких дополнительных структур или кадров для этого пока не предусмотрено», — отметила она.

Тему разграничения ответственности коммерческих банков, предоставляющих доступ к цифровому рублю и ЦБ, на счетах которого он размещается, затронул руководитель направления «Правовое развитие» Центра стратегических разработок Максим Башкатов: «Цифровой рубль — это такие безналичные деньги, к которым большинство положений о безналичных деньгах не применяется, в первую очередь в том, что касается ответственности. Обязанности оператора платформы описаны общими фразами: сохранность, стабильность. Напоминает обязательства в законе о цифровой валюте».

По его словам, в законе нет ясности, выступают ли коммерческие банки в качестве агентов, посредников, комиссионеров ЦБ и как будет разграничена ответственность между ними и Центробанком в случае сбоя системы, учитывая, что ожидания людей обычно связаны с тем, кто предоставил им доступ к инфраструктуре. «Пока что цифровой рубль — это мулат, которого не принимают в приличное общество нормальных банковских расчетов с камином, но который тем не менее очень хочет доказать своим родителям, что имеет право на существование», — подытожил эксперт.

1
Начать дискуссию