Оффтоп Artyom Slobodchikov
20 213

Республика писем: почему Европа стала настолько богатой

Профессор экономики и истории Джоэл Мокайр в эссе для журнала Aeon задался вопросом о том, почему небывалые богатства и лучшие умы человечества сконцентрировались именно в Европе. Редакция vc.ru публикует перевод материала.

В закладки

Откуда взялся современный западный мир и его беспрецедентное богатство? Полки книжных магазинов и библиотек ломятся от книг, написанных историками, экономистами, политологами и другими учёными — все они объясняют, как и почему в Европе 18 века начался процесс, который назвали «Великим обогащением».

Одно из самых старых и убедительных объяснений: всё дело в давней политической раздробленности Европы. Веками ни один правитель не был в состоянии объединить Европу так, как монголы и династия Мингов объединили Китай.

Своим успехом Европа не обязана какому-то врожденному превосходству европейской (или христианской) культуры. Скорее своей эмерджентности — сумме сложных и непредсказуемых результатов простых взаимодействий.

Современное экономическое чудо Европы происходит из случайных результатов действий различных институтов, но оно никогда не было запланировано заранее. Однако оно случилось и превратилось в двигатель экономического прогресса, благодаря которому основанное на образовании развитие Европы стало возможным и стабильным процессом.

Как это работало? Из-за политической фрагментации Европа стала полем продуктивной конкуренции между множеством её частей. Правители Европы постоянно соревновались за лучших мыслителей и творцов. Историк экономики Эрик Джонс назвал этот феномен «штатной системой».

У разделения на множество соревнующихся между собой государств была своя цена: между ними постоянно шли войны, кто-то всегда был зависим — это лишь немногие примеры ошибок координации. Однако многие современные учёные считают, что в долгосрочной перспективе фрагментация оправдала себя. В частности, постоянная конкуренция подстегнула научный и технологический прогресс.

Идея о том, что политическая фрагментация Европы оказалась полезной, несмотря на определённые минусы, давно знакома научному сообществу. В завершающей главе «Истории упадка и разрушения Римской империи» (1789 года) Эдвард Гиббон писал: «Сейчас Европа разделена на 12 мощных, хоть и неравных, королевств». Три из них он назвал «уважаемыми державами», а других «множеством меньших, но независимых государств».

Также Гиббон упоминал, что «желающие злоупотребить властью скованы атмосферой взаимного страха и стыда, царящей между государствами», добавляя: «Республики восстановили на своих территориях порядок и стабильность; монархии впитали принципы свободы или, по крайней мере, законодательного регулирования; в том или ином виде, честь и верховенство закона реализуются в большинстве государств, поскольку таков дух времени». 

Дэвид Юм

Другими словами, государства враждовали и служили друг другу примером, что не позволяло им стать совсем уж авторитарными. Гиббон также отмечает, что «в состоянии мира развитие образования и производства ускоряется за счет симуляции существования множества активных конкурентов». Другие мыслители эпохи Просвещения, — к примеру, Дэвид Юм и Иммануил Кант — считали так же. 

Начиная с реформ Петра Великого в России и заканчивая спешной технологической мобилизацией в США в ответ на запуск советского Спутника в 1957 году конкуренция между государствами всегда была мощным двигателем экономики. 

Однако — и это, пожалуй, более важно — «штатная система» не давала политическим и религиозным властям полностью ограничивать прогресс. Если консервативный правитель решал покончить с еретическими и подрывными (то есть оригинальными и креативными) идеями, его самые одарённые подданные могли просто перебраться в другую страну.

Но тут есть и контраргумент: политической фрагментации было недостаточно. Индийский субконтинент и Ближний Восток были фрагментированы на протяжении большей части своей истории, а Африка и того больше, однако в этих частях света Великого обогащения не было. Очевидно, им не хватало чего-то ещё. 

Размер «рынка», в условиях которого жили интеллектуалы — элемент научного и технического прогресса, который обычно получает мало внимания. Например, в 1769 году Мэтью Болтон писал своему партнеру Джеймсу Ватту: «Я не вижу смысла в том, чтобы производить двигатель только для трех стран; однако смысл есть в том, чтобы производить его для всего мира».

Что было справедливо для паровых двигателей, в той же мере подходило и для книг и эссе по астрономии, медицине и математике. Авторы этих трудов терпели издержки, так что для них размер рынка был важен. Если бы фрагментация означала, что каждый инноватор мог рассчитывать лишь на небольшую аудиторию, то у людей не было бы мотивации изучать что-то новое.

Однако в ранней Европе Нового времени политическая и религиозная фрагментация не мешала инноваторам связываться с аудиторией. Каким бы разобщённым ни был политический ландшафт того времени, в интеллектуальном и культурном сообществе царило единство. 

Европа предлагала более или менее цельный рынок для идей. Более того, весь континент опутывала сеть из образованных мужчин и женщин, так что эти идеи было кому распространять. Корни европейского культурного единства лежат в античном наследии — латынь для интеллектуалов того времени была lingua franca, общепринятым языком. Объединяла жителей и структура средневековой Католической церкви. Ведь задолго до того, как термин «Европа» вошёл в обиход, эти территории называли «Христианским миром».

Хотя на протяжении большей части Средневековья интенсивность интеллектуальной активности (в плане как количества участников, так и горячности дебатов) была относительно низкой, после 1500 года мыслители из разных государств уже общались между собой. 

В ранней Европе Нового времени границы стран мало что значили для малочисленного, но живого и мобильного сообщества интеллектуалов. Несмотря на то, что средства передвижения тогда были медленными и не слишком комфортабельными, многие из ведущих мыслителей Европы постоянно перемещались между государствами. 

Возьмем, к примеру, рождённого в Валенсии Хуана Луиса Вивеса и Дезидерия Эразма Роттердамского, двух из наиболее заметных лидеров гуманизма в Европе 16 века. Вивес учился в Париже, большую часть своей жизни прожил в Фландрии, но в то же время был членом оксфордского Колледжа Корпус-Кристи. Также он какое-то время обучал Мэри, дочь Генри VIII. Эразм же постоянно перемещался между Лёвеном, Англией и Базелем. Также он успевал заезжать в Турин и Венецию. А в 17 веке интеллектуалы стали ещё более мобильными.

Эразм Роттердамский

Идеи интеллектуалов Европы распространялись ещё быстрее. Изложенные на письме мысли разлетались через печатную прессу и значительно улучшенную систему почты. А в относительно плюралистичной по сравнению с Ближним Востоком Европе консерваторы, пытающиеся ограничить новые идеи, терпели поражение. Репутация интеллектуальных суперзвёзд вроде Галилея и Спинозы была настолько высока, что если у них портились отношения с местными цензорами, они легко могли найти издателей за рубежом.

«Запрещённые» труды Галилея быстро вывезли контрабандой из Италии и опубликовали в протестанских городах. Например, «Беседы» (Discorsi) выходили в Лейдене в 1638 году, а «Диалог» (Dialogo) был перепечатан в Страсбурге в 1635 году. Ян Риверц, издатель Спинозы, на титульной странице «Трактата» написал «Гамбург», чтобы обмануть цензоров, хотя книга и выходила в Амстердаме. Из-за того, насколько разделены были государства, интеллектуалы Европы были свободны. Мыслителям Китая или Оттоманской империи такое и не снилось.

После 1500 года уникальная комбинация из политической фрагментации и пан-европейских институтов повлияла на то, как циркулировали новые идеи. Книги, написанные в одной части Европы, попадали в другие. Вскоре их читали, цитировали, копировали, обсуждали и комментировали повсюду. Когда где-то в Европе случалось научное открытие, его проверяли во всех углах континента. 

Через 50 лет после публикации De Motu Cordis (1628), трактата Уильяма Генри о циркуляции крови, британский врач и мыслитель Томас Браун вспоминал об открытии Генри так: «Поначалу труд о циркуляции крови осудили во всех школах Европы. Но затем известные врачи его постепенно подтвердили и встроили в свою практику».

Интеллектуальные знаменитости того времени обращались к всеевропейской аудитории, а не локальной, и обладали репутацией на всём континенте. Они считали себя гражданами «Республики писем», которую, по словам французского философа Пьера Байля (одного из её центральных фигур) они считали свободной державой, империей правды. Эта политическая метафора несколько надумана, однако она выражает черты сообщества, определившего облик рынка идей. Очень конкурентного рынка.

Более того, европейские интеллектуалы практически всё подвергали сомнению и постоянно демонстрировали свою готовность покушаться на святое. Совместно они решили вести научную работу открыто. 

Вернёмся к Гиббону: он заключил, что философ, в отличие от патриота, склонен считать Европу единой «великой республикой», в которой баланс сил всё время меняется, а процветание некоторых наций «может как возвыситься, так и угаснуть». Однако это восприятие Европы как целостной сущности гарантировало «общее состояние счастья и единую систему искусств, законов и манер». В итоге, как писал Гиббон, Европа «выгодно отличалась» от других цивилизаций.

Аллегорическое изображение четырёх элементов натурфилософии: земли, воды, воздуха и огня

Интеллектуальное сообщество Европы пользовалось благами двух миров: интегрированного международного академического сообщества и системой из конкурирующих государств. 

Итогом стали многие компоненты того, что впоследствии назовут Великим обогащением: вера в социальный и экономической прогресс, растущее уважение к научным и технологическим инновациям и распространение научной программы по Бэкону — то есть методологически и эмпирически обоснованной, — с прицелом на экономический рост. Натурфилософы и математики Республики писем 17 века сделали своим основным инструментом экспериментальную науку и стали использовать всё совершенствующуюся математику в качестве метода познания и кодификации природы.

Идея основанного на образовании экономического прогресса, ставшего основным двигателем Индустриальной революции, всё еще считается противоречивой, и совершенно справедливо. В 18 веке было сделано мало открытий, обязанных своим появлением только науке, хотя после 1815 года их становилось всё больше. Однако без постоянно растущего понимания природы ремесленный прогресс 18 века (особенно в текстильной индустрии) неизбежно прекратился бы.

К тому же, в создании некоторых изобретений всё равно участвовали образованные люди, даже эти изобретения нельзя было назвать полностью наукоёмкими. 

Например, морской хронометр, одно из самых важных изобретений эры индустриальной революции (хоть и редко упоминаемое в качестве её части) своим появлением обязано более ранним трудам математиков и астрономов. Первым из них был нидерландский математик и астроном 16 века Джемма Рейнерсцон, более известный как Гемма Фризиус. Он предположил возможность того, что Джон Гаррисон (гениальный часовщик и создатель морского хронометра) осуществил в 1740 году.

Морской хронометр. По нему определяли не только время, но и долготу

Наука развивалась не только благодаря своей открытости и растущему международному рынку идей. Важную роль сыграло появление новых инструментов для натурфилософских исследований. Наиболее важные включают в себя: микроскоп, телескоп, барометр и современный термометр. Все они появились в первой половине 17 века. 

В физике, астрономии и биологии эти инструменты помогли побороть многие заблуждения, оставшиеся от античных учёных. Открытие феноменов вакуума и атмосферы стимулировало появление атмосферных двигателей. В свою очередь, паровые двигатели сподвигли учёных на исследование физической стороны процесса превращения тепла в движение. И более чем через сто лет после появления первой паровой машины Ньюкомена была открыта термодинамика.

В Европе 18 века чистая наука стала всё чаще взаимодействовать с инженерией и механикой. Такое соединение дескриптивных знаний («что?») со знаниями в форме предписаний («как?») принесло положительный результат — появилась автокаталитическая модель. Она означает системы, в которых прогресс после определенного этапа начинается идти сам по себе. 

В этом смысле основанный на знаниях прогресс — один из самых стабильных исторических феноменов, хотя для его стабильности и нужно множество условий, а также объединяющий их конкурентный и открытый рынок идей.

Европейское (и мировое) Великое обогащение не было чем-то неизбежным. Если бы изначальные условия совсем немного изменились, или по ходу развития Европы произошли бы какие-то эксцессы, Великое обогащение могло вовсе не случиться. Если бы политические и военные изменения шли иначе, власть могла оказаться в руках консерваторов, которые непременно встретили бы новые и прогрессивные идеи в штыки. 

В триумфе научного прогресса и стабильного экономического роста не было ничего предопределённого. Точно также не было предопределено становление Homo sapiens доминирующим на планете видом.

Результатом существования рынка идей стало европейское Просвещение, в котором вера в научный и интеллектуальный прогресс стала основой для создания амбициозной политической программы. А она, хоть и имеет множество недостатков, всё ещё доминирует в европейской политике и экономике. 

Несмотря на последние негативные события, запущенные в 16 веке силы технологического и научного прогресса, судя по всему, остановить невозможно. В конце концов, мир до сих пор состоит из конкурирующих субъектов и вряд ли в обозримом будущем приблизится к унификации. Наш рынок идей активен как никогда, а инновации появляются невероятно быстро. Пока что мы собрали технологические плоды с нижних ветвей древа познания, но лучшие из них ещё впереди.

{ "author_name": "Artyom Slobodchikov", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 57, "likes": 46, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 22176, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Tue, 28 Feb 2017 10:36:39 +0300" }
{ "id": 22176, "author_id": 21308, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/22176\/get","add":"\/comments\/22176\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/22176"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

57 комментариев 57 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
20

А я всю жизнь считал, что богатство Европы и Британии своим происхождением прежде всего обязано колониям. Разграбленной Южной Америке, плантациям сахарного тростника и кофе в Африке и той же Америке, тоннами специй, вывозимых из Ост-Индии, шерстяным мануфактурам и потом фабрикам в той же Индии, торговлей опиумом из Индии в Китай в огромных масштабах, захвату рабов в Африке и их продаже, и прочим радостям жизни. Возможность быстрого обогащения и потом создание не зависящего от тебя и твоих усилий денежного потока создавала целый класс людей, которым не надо было думать, где взять еды на завтра, они могли посвятить себя науке, искусству и вечным ценностям :-)

Ответить
22

Но что сделало возможным колониальный мир и почему именно Европа стала метрополией а не кто-либо еще?!

Ответить

Комментарий удален

0

Первый университет в мире был основан в Марокко. Однако природные условия там не ахти. Для феодального общества основанного на аграрном производстве - это тормоз.
+ Реки Европы. Это транспортные артерии - это интенсификация обмена и источник энергии.

Ответить
11

Это следствие доминирования Европы, а не его причина.

Ответить
9

По вашей логике:
1) После краха колониальной системы Европа должна была загнуться, а колонии расцвести (ведь больше их никто не эксплуатирует), но большинство колоний деградировало до уровня местного царька, который выжимает все ресурсы, а Европа, если и не расцвела, то как минимум не деградировала.
2) История знает огромное количество экспансивных империй, что подминали под собой огромную территорию, но класс элит, который создавался в таких империях предпочитал придаваться радостям жизни, а не науке.
3) Даже наша страна, имея доступ к европейским технологиям, но не имея европейский институтов, подмяв под себя огромную территорию (и давайте смотреть правде в глаза - Средняя Азия и тд были в первую очередь нашими колониями), не пошла по европейскому пути.

Ответить
4

У колониальной системы скорее был не крах, а изменение формы. Как тут выше в комментариях заметили, она теперь в корпоративном виде.

Ответить
–2

Согласен, эксплуатация никуда не делась, просто приобрела другие формы. Например, навязать невыгодный кредит. Именно благодаря долгому угнетению Азии у белого мира есть дешевая раб. сила и можно себя айфонами баловать. А экономический базис заложенный невольничьим трудом никуда не делся после отмены рабства.
Ну и, как было замечено выше в комментариях: это была одна из фаз развития.

Ответить
3

Средняя Азия никогда не была колонией СССР, и последний колониальной империей никогда не был.

Ответить
–1

Вот как раз логика железная. Нет и следа тех темпов развития , что были раньше при том что КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА СОХРАНИЛАСЬ. Вы действительно считаете , что в Африке все страны независимые? Как вы думаете, кто снабжает оружием всех этих местных царьков? Почему в Конго война идет тридцать лет и как то ее никто даже и не замечает?
У России колоний никогда не было. Даже не было контроля над ключевыми торговыми путями. Отсюда и имеем что имеем. Если бы мы грабили и убивали миллионами, как это делали европейцы, выкачивая золото тоннами, то и у нас была бы европа от владивостока до Бреста

Ответить
0

Напомните мне пожалуйста как там с Европейскими институтами в Югославии? Албании? Европейской части Турции? Как там обстоят дела с мигрантами, как там отношение к воле народа на референдуме в Нидерландах или к Брекзиту?

Ответить
13

Золотая орда в вашу логику не вписывается

Ответить
–1

Почему не вписывается? Вполне! Орда была великим государством, но она не смогла наладить производство товаров либо добычу ископаемых на захваченных территориях и их дистрибуцию.

Ответить
9

Рекомендую книжку "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными"
Если коротко: контроль за рынками.
Пока страна слаба в производстве она защищает свои рынки. Как только производство стало конкурентное - они начинают петь про то как прекрасен свободный рынок.

Ответить
0

Более того - у Европы, даже Скандинавии, всегда был хороший климат. Из-за этого с продовольствием было намного меньше проблем.

Ответить
3

"Более того - у Европы, даже Скандинавии, всегда был хороший климат"

Северная Америка - отличный климат, не было нашествий монголов/гуннов/хазар/мавров и т д, почему индейцы не создали супер-пупер развитую цивилизацию и не колонизировали Европу?

Ответить
1

Потому что лактозу не переваривали!

Ответить
0

Меж тем рабов колонизаторам поставляли арабы, которые и придумали расизм, например.

Ответить
10

Тот случай, когда комментарии к статье гораздо интереснее, чем сама статья. Как можно сводить причину успешного развития Европы к 2-3 факторам? К тому же в статье ничего не говорится о том, почему до 14 или 15 века Западная Европа в целом отставала от восточных стран по уровню развития науки. И длилось это отставание около 800 лет, если считать с гибели Западной Римской империи.
К тому, что написали в комментариях про причины успеха Европы, и с которыми я согласен, добавлю немного от себя.
1. Плотность населения со временем способствовавшая образованию городов, полноценных торговых и ремесленных центров.
2. Наличие ресурсов, в частности железных и других руд, позволявшая торговлю и производство в городах развивать.
3. Интеллектуальное, наследие античного мира, сохраняемое до поры до времени без развития в монастырях и церковных университетах.
4. Очень своевременное развитие морских технологий, позволившее сорвать джекпот в виде 4 материков, население которых не имело шансов противостоять армиям европейского образца. Почему этот джекпот сорвала именно Европа, а не флот Чжэн Хэ, арабские или турецкие армии - вопрос отдельный, касающийся проблем восточных стран и цивилизаций. Но факт в том, что Великие Географические Открытия позволили Европе не только обогатиться, но и своевременно снижать демографическую нагрузку в своих странах, сокращая потери от разного рода внутренних бунтов и войн. Множество неимущих граждан, безземельных дворян и пр. отправлялись искать удачу за океан, а не на Большую дорогу в собственных странах.
5. Отсутствие в течение многих веков единого центра власти, что развивало в людях склонность к разнообразию мнений по самым разным вопросам. Это не про раздробленность, а про то, что в большинстве европейских государств кроме монарха было сильно влияние Римского Папы, независимого (не всегда, но очень часто) от власти короля.
6. Не знаю, насколько это серьезно, но есть мнение, что прогресс в Западной Европе ускорила гибель Византии. Якобы множество мастеров и интеллектуалов перебралось из Греции в Италию и Испанию, ускорив появление Ренессанса. Надо проверять, я слышал только про такую судьбу Эль Греко.
Об остальных же пунктах можно сказать, что все они, кроме 4-го, в разные эпохи могли стать не плюсом, а минусом, плюсом же стали в результате стечение множества благоприятных обстоятельств.

Ответить
1

Отличное саммари!
Еще как фактор можно добавить существование в то время в Европе системы вассалитета которая естественным образом переросла в колониализм.

Ответить
0

Спасибо!
Про вассалитет - согласен.

Ответить
1

"есть мнение, что прогресс в Западной Европе ускорила гибель Византии"
Один из крестовых походов спонсировали Венецианские купецы.
По пути крестоносцы осадили Константинополь и разграбили его. Ничего личного. Просто бизнесу Венецианцев мешал конкурент.

"Почему этот джекпот сорвала именно Европа, а не флот Чжэн Хэ, арабские"
Было мы счастье, да несчастья помогло)
У арабов был доступ до восточного рынка. Не было смысла куда то плыть.
В детстве читал про Марко Поло. Он был родом из богатейшего и красивейшего города Европы - Венеция.
Так вот он был деревней в сравнения с Китайскими и Индийскими городами. Для европейского торгаша того времени это был центр вселенной к которому все стремились.

Ответить
7

в книге "Ружья, микробы и сталь" приводится такой вариант

- огромный и почти единый климатический пояс Евразии обеспечил распространение и обмен цивилизационных культур. Контрпример - эскимосу и африканскому дикарю обмениваться нечем, культуры выживания разные

- большой набор удобных для одомашнивания животных привел к взрыву производства пищи и удобных для цивилизации материалов (кости, шкуры, кожа, даже кишки - использовалось все и в огромных количествах)

- производство пищи привело к взрыву организационных структур, племена мутировали в государства

- письменность возникла как инструмент учета и распределения в огромных коллективах и для торговли, все крупные архивы древних цивилизаций - это сплошные отчеты о том, кто кому чего должен

дальше точно не помню, уже мои домыслы пошли

- родина цивилизации - Египет, Месопотамия и соседи - оказались проходным двором, слишком хороший климат и обилие соседей превратили регион в арену вечных войн (до нынешних дней)

- Европа, оказавшись в цивилизационном тупичке, и лишенная такого обилия агрессивных соседей, сумела вырваться вперед, аналогично смотри Китай, а протоцентр цивилизации так и погряз в вечных войнах

Все остальное - только следствия. Не было бы ни ученых, ни образования без письменности, письменности не было бы без кузнецов и пастухов, которые были вынуждены придумать систему засечек и контроля за своей продукцией

Ответить
1

Все так, но это две разные фазы - Джаред объясняет, почему Евразия (точнее, полоса, проходящая сквозь всю Евразию от океана до океана) выделилась на фоне других локаций. И его предпосылки никто не оспаривает.

А статья - про то, почему в этой полосе доминировать стала именно Европа, а не тот же Китай. И ответ правдоподобен - очень удобное для развития мысли сочетание юридически независимых областей и общего культурного кода.

Ответить
0

По ходу мне Джареда уже не прочитать. Слишком много спойлеров.

Ответить
0

читать такие книги надо ради фактов и первоисточников
если вас легко соблазнить спойлерами на таком уровне - боюсь, у меня для вас плохие новости - вы пропускаете много фактов

книгу Джареда надо прочитать самому - и оспаривая каждый приведенный им довод. Я пытался. Он слишком убедителен для меня. Поэтому я пришел к выводу, что я недостаточно много знаю для оспаривания, и на текущем уровне знания - теория книги для меня убедительна.

Но это не значит, что теория в целом верна. Во-первых, постфактум, после события - можно натянуть любую сову на глобус. Во-вторых, вы можете знать гораздо больше фактов, иметь более полное образование в истории, чем я - и потому книга может оказать на вас совсем другое впечатление.

Ответить
0

я за нее уже два раза брался. Но не раз натыкался на отзывы, весьма неоднозначные и откладывал в пользу других книг. Как-то так. Я, к сожалению, уже не настолько глубоко знаю историю, чтобы аргументированно спорить, но прочитать обязательно прочитаю, все таки тема интересная.

Ответить
0

Еще вот советуют "Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными".

Ответить
5

в древней греции и древнем риме тоже наверное писали трактаты на тему: "как же это мы стали такими богатейшими и умнейшими".

Ответить
1

это плохо или хорошо?

Ответить
1

Это глупо объяснять свою успешность только умом и эрудицией. Экономическая подоплеку интересней.

Ответить
4

В этом ключе интересна и последующая история успеха США где существует конкуренция между штатами за бизнесс и трудовые ресурсы.

Ответить
4

Добавлю из истории капитализма:

Крупная веха - Крестовые походы за восточными богатствами. Оттуда рассвет Венециии Генуи на торговле рабами и пряностями, разграбление Византии. Португальцы начали искать обходные пути и обогнули Африку. Это ещё веха. Потом португальцы и испанцы начали сдуваться, их заменила Голландия - следующая веха. И поехало - англия, сша. Торговля пряностями сильно толкнула кораблестроение и рисковое акционерное предпринимательство

Ответить
0

Тут важно осознать, что для создания понятий 'риска', 'акции' и 'юридического лица' нужно было три тысячи лет развивать философию.

Ответить
2

Самое интересное оказлось в комментариях. И как минимум три книги встали в очередь на прочтение.

Ответить
1

Надеюсь, это не сочтут за оффтоп или рекламу, но мне при первом ознакомлении понравилась книга "Счастливый клевер человечества". Толком еще не читал, только выборочно, в кафе при одном книжном магазине. Книга созвучна теме статьи. Автор - россиянин, и это приятно, потому что столь обстоятельные и серьезные (как мне показалось) книги у нас в стране пишут к сожалению, очень редко.

Ответить
2

За всю Европу не нужно говорить - она большая и далеко не все страны богаты. Однако, можно подвести общую черту под все "успешные" экономики.

1. Наличие ресурсов.
1.1. Благоприятный для земледелия климат.
1.2. Бесплатная (или условно бесплатная) иностранная рабочая сила: рабы, дешёвый труд туземцев.
1.3. Промышленная революция.
2. Успешная торговля.
2.1. Торговые пути: развитое судоходство (Египет, Испания, Франция), наземный транспорт (Рим), железные дороги (Англия, Испания, Франция).
2.2 Общий культурный код как причина для успешных коммуникаций и коопераций.
3. Отсутствие изматывающих страну крупных военных конфликтов.
3.1. Хорошо обученная, эффективная армия, обеспеченная по последнему слову техники.

Как только в одном из трёх слагаемых происходит что-то плохое, это начинает рушить систему. Все "начинающие" успешные экономики (как умно отметил один из комментаторов) базировались на рабском или приравненном к рабскому труде, из завоёванных стран тоннами вывозились сокровища, которые послужили основой для дальнейшего экономического развития стран-агрессоров. А как только в стране появляется много богатых - часть из них тут же начинает интересоваться наукой, что ведёт к техническому прогрессу.

Китай, например, не смог противостоять европейскому натиску только по причине архаичности, закрытости и отсутствии быстро растущих рядом соседей - китайцы никуда не торопились и попросту были не готовы столкнуться с превосходящей их по технологиям цивилизацией. Тем временем, как очень благоприятно расположенные, но относительно небольшие Англия, Франция и иже с ними боялись друг друга и вовсю осваивали новые, богатые ресурсами территории.

Ответить
0

Закралась опечатка:
железные дороги (Англия, Испания, Франция).

поменять на
железные дороги (Англия, США).

Ответить
2

Книга "Ружья, микробы и сталь" намного более правдоподобно объясняет успех европейской цивилизации - в первую очередь географическим расположением и большим количеством доступных для одомашнивания растений и животных.

Ответить

Комментарий удален

1

Книга Юваль Харари "Sapiens" из той же тематики,что и "Ружья,микробы и сталь"

Ответить
1

Не увидел упоминания ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. Именно она позволила максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы, породила конкуренцию и свободный рынок, определила политическую систему западного мира и пр. Сама ЧС стала возможной благодаря протестантству. Конечно наследие средеземномория и географическая обособленного являлись истокам. В Японии тоже большие традиции ЧС в отличие от б'ескрайнего' материка.

Ответить
1

Никто ещё не упомянул книгу "Как устроена экономика" автор Ха-Джун Чанг (Кхан). В ней помимо ввода в экономическую теорию и школы экономики, представлен прекрасный экскурс в историю Европы, Азии и Америки. Даются разъяснения "экономических чудес" Швеции в 1970х, Южной Кореи 70-90, Сингапура, США и некоторых других государств. А так же упадок Китая и обогащение Британии в ходе опиумных войн в 1840-1860гг.

Ответить
–23

По моему она стала убогой, а не богатой

Ответить

Комментарий удален

0

лол

Ответить
0

ахаха

Ответить
0

Добавлю еще одно соображение, свое собственное. Это требует доказательств, но возможно, развитию Европы поспособствовала эпидемия Чумы. Нанеся первоначально огромный ущерб и затормозив развитие региона на десятки лет, чума ускорила слом устоявшихся феодальных порядков, обострила конкуренцию за всевозможные ресурсы. Эта конкуренция в конечном счете привела к Великим Географическим Открытиям.

Ответить

Комментарий удален

2

Перманентный голод и войны. Вот и вся наша история.
Только в предыдущем веке экономика нашей страны 2ды подымалась из пепла. И эти войны нейтральной Швеции и не снились в страшном сне.
То что в 90х мы все просили не делает шведов более трудолюбивыми.

Ответить
0

Чума, к тому же, пошатнула влияние местных попов, которые не смогли убедить население, что это они сами "боженьку прогневали", что послужило ещё одним поводом верить больше в науку.

Ответить
0

В том числе и это я имел в виду под "Сломом устоявшихся порядков" - слом старых традиций, постепенное построение новых общественных отношений и передел собственности.
Я не профессиональный историк, поэтому эти мои тезисы во многом экспромт, но то, что первые призывы к изъятию церковных земель (Англия) появились через 30 лет после пика эпидемии чумы - вряд ли случайность.
Об этом упоминают в Википедии (статья "Чёрная смерть"). И еще вот здесь можно послушать на эту тему (на всякий случай скажу, что я никак не связан с этим историком и узнал о нем только вечером 1 марта)): https://www.youtube.com/watch?v=f536ijjESd4

Ответить
0

К этому соображению, как и вы, приходят авторы бестселлера "Почему одни страны богатые а другие бедные".
Вот тезис "Огромный дефицит рабочей силы, к которому привела чума, пошатнул основы феодального порядка и побудил крестьян требовать изменения своего положения".

Ответить
0

Why nations fail уже упоминали? Там очень подробно разобран вопрос.

Ответить
0

Про колонии и захваты уже писали?
У испании были много колоний, в том числе голландия. У центральных - постоянеые войны с востоком и вострчной европой. Не жто ли источник золота и бабла?

Ответить
0

Геноцид. Геноцид - основа экономического успеха Европы.

Ответить
0

сколько всяких теорий у комментаторов. Остается добавить масонский фактор, лол!

Ответить
0

А Черный холокост народов Африки (порабощение, транспортировка и продажа рабов в Америку) - тоже был проявлением развитости политической системы?

Ответить
0

Складывается впечатление, что автор эссе опустил многие подробности, описывая процессы в общем, поверхностно, что не дает возможности проверить его выкладки и назвать текст научным. Пример расплывчатых и обтекаемых "фактов":

"Европа предлагала более или менее цельный рынок для идей. Более того, весь континент опутывала сеть из образованных мужчин и женщин, так что эти идеи было кому распространять."

1. Что значит цельный рынок для идей? В чем это выражалось?
2. Что за сеть людей опутывала континент? Конкретные имена и фамилиию, сообщества, их взаимосвязь?

Ответить
0

Династия Мингов?
Генри VIII?

Вы серьезно?

Если что, по-русски это будет «династия Мин» и «Генрих VIII».

Круче этого только история про то, как в религиоведческом тексте перевели "John the Baptist" (который по-русски будет Иоанном Крестителем) как «Джон-баптист».

Ответить
–1

Так, Д.Даймонда с Э.Райнертом упомянули. Но забыли упомянуть недавний бестселлер Аджемоглу и Робинсона "Почему одни страны богатые, а другие бедные".

- Почему Южная Корея более развита, чем КНДР. С их общим прошлым? Почему город Ногалес разделенный на 2 части между США и Мексикой абсолютно разный? Почему Английские колонии(США), которые были позже колонизированы, и не обладали золотом и пищей, в отличие от Испанских колоний(Юж.Америка) сейчас более успешны?
Ответ: в менее развитых странах построены ЭКСТРАКТИВЫЕ политические институты, мешающие создать процветающие государство.

Экстрактивность - свойство институтов, которое создаёт барьеры для доступа большинства населения к ресурсам. И работает на эксплуатацию большинства(отсутствие частной собственности, патентной системы, возможности голоса на выборах).
Противоположность экстрактивности - ИНКЛЮЗИВНОСТЬ. Инклюзивные институты разрешают и, более того, стимулируют участие больших групп населения в экономической активности, а это позволяет наилучшим образом использовать их таланты и навыки.

В отличие от колоний Испании, у Английских колоний не было ни золота, ни еды, ни покорных индейцев, которых можно было эксплуатировать. В итоге поселенцам пришлось создавать институты, которые стимулировали самих себя.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления