Оффтоп Elena Starzhinskaya
1 396

«Я лучше буду здесь всё это как-то»

Интервью с Александрой Дементьевой, владелицей конюшни и фермы «140’40».

В закладки

Жила-была Шура (или по деловому Александра Дементьева), и всё у нее было — прекрасная работа, хорошее образование, и ̶ш̶и̶л̶о̶ ̶в̶ ̶ кипучая энергия. А еще Шура любила лошадей. И встретила, ну, не принца, но на коне — профессионального спортсмена по конному троеборью.

Дальше как в сказке — бросила работу ради любимого дела, построили с мужем конюшню из коровника и стали жить поживать. А потом как в жизни — арендодатель кинул — выселил всех лошадей из конюшни, пока Шура была на соревнованиях в Европе.

И государство требует вернуть грант, который до этого требовало получить. И суды один за другим. И кредит по 36% годовых. «Но что теперь, биться головой об стол и рыдать?» — решила Шура. Они перебрались в Луховицы, построили новую конюшню, завели овец, кур, возят на ферму экскурсии и готовятся к чемпионату по дистанционным пробегам.

Шура и конь. Просто конь.

Как случилась твоя любовь к лошадям?

Моя бабушка работала бухгалтером в страховой компании и бывала по делам на раменском ипподроме. Иногда она брала меня с собой. Мне всегда было интересно посмотреть на лошадок, потрогать. А потом, в сознательном возрасте, я стала ездить на конюшню заниматься в прокате.

В детстве я все время почему-то рисовала лошадей. На моих детских рисунках были либо цветы, либо лошади (после интервью Шура идет полоть грядку с цветами — прим.автора).

Мы закончили с тобой одну школу. Как складывалась твоя жизнь и карьера потом?

По примеру мамы и старшей сестры я поступила в педагогический институт. Закончила факультет иностранных языков, но в школу работать, конечно, не пошла. Потому что мне это никогда не нравилось.

Пока училась, я очень рвалась на работу, чтобы заработать свои первые деньги. Сначала я работала менеджером в представительстве немецкой фирмы. Но там было все как-то медленно, работы было мало, а, мне хотелось много работать. Потом оказалась в RIM.RU — это интерьерный бутик, где я занималась закупками и была импорт-менеджером, у меня были частые командировки за границу.

Мы работали с немцами и итальянцами, было много работы и было интересно. Я была молодая и амбициозная, у меня все получалось, карьера складывалась хорошо. Пока в один прекрасный момент мы не поехали в конный поход.

В поход?

В отпуске вместо того, чтобы ехать греть пузо в теплые страны, я выбирала конные походы. В одном таком туре для опытных всадников, в Воронеже, я влюбилась в главного инструктора похода.

Мы откатали в походе неделю, со всеми попрощались и вернулись домой. А через некоторое время он приехал ко мне и сказал: "хочу с тобой жить". Я согласилась и чуть позже мы поженились.

Я продолжала работать на своей работе, каталась в Москву. А муж, в прошлом профессиональный спортсмен, решил искать здание и землю в аренду, чтобы начать дело здесь — лошади, спорт. Когда он нашел место и землю, мы решили строить свою конюшню. Я какое-то время еще поработала в Москве, а потом уволилась, чтобы заниматься тем делом, которое мне очень нравится.

Петр Дементьев — муж Шуры

Это ваш общий с мужем бизнес? Как вы распределяете роли?

Да, совместный. На мне лежит, естественно, вся финансовая часть и бухгалтерия, а также реклама, продажи и все, что связано с клиентами. Кроме того, так как конюшня должна стоять на ветеринарном учете в местной ветстанции — на мне график всех прививок, все документы.

Еще очень важный момент на частной конюшне — распределение выгула всех лошадей. Все владельцы хотят, чтобы их лошадь гуляла дольше. Моя обязанность была грамотно распределить лошадей между левадами (огороженная площадка под открытым небом — прим. автора), у нас было их очень много, около двадцати штук. Чтобы владельцы были довольны, получив максимум выгула для своего животного.

А на Пете (муж — прим. автора) больше техническая работа, он подбирает и контролирует персонал: конюхов, рабочих. Закупает корма для лошадей, опилки. Плюс, естественно, на конюшне что-то вечно ломается, что-то надо чинить, что-то надо строить — это все на нем.

Как вы нашли место под конюшню?

Петя набрел на заброшенный коровник недалеко от города. Мы взяли его и прилегающий кусок земли в аренду у местной агрофирмы и стали строить конюшню.

Сначала построили там десять денников (стойло для лошади — прим. автора), потом двадцать, потом тридцать. В итоге мы там пробыли семь лет, на тот момент у меня уже было больше пятидесяти денников, и все они были заполнены частным лошадьми. Там было все успешно, хорошо, красиво.

На что вы строили конюшню? Где взяли деньги?

В Раменском как-то так легко все построилось. Я даже не знаю, откуда мы взяли деньги. Что-то у меня было отложено с московской работы. Еще мы взяли небольшой кредит и… ну не знаю, деньги брались как-то сами собой. В январе мы взяли коровник в аренду, а в марте к нам уже стали заезжать первые арендаторы и пошла выручка. Все быстро строилось, приезжали новые клиенты и я достаточно скоро стала получать какие-то деньги с этой конюшни.

До нашей конюшни было удобно добираться из Москвы, поэтому мы быстро обросли клиентами и уже потом на заработанные деньги потихоньку продолжали строить. Как я уже говорила, мы сначала построили десять денников, потом двадцать, потом тридцать, потом сорок. Сначала одну комнату, потом стало больше народу - мы построили вторую, третью. Все строили постепенно.

Почему вы переехали под Рязань?

В Раменском наша конюшня была близко от города, и за эти семь лет нас со всех сторон застроили коттеджами. Людям хобби-класса, которые держали лошадей для своего удовольствия, необходимы были выезды в поля, в лес на природу, а из-за коттеджей вокруг стало мало места для конных прогулок. Аренда за здание и землю каждый год повышалась, а в последний год хозяин земли решил ее переоформлять под ИЖС и постепенно продавать. Надо было съезжать.

Сначала мы с мужем думали искать другое место и арендовать там другой коровник. Но посидели, подумали и решили, что нам нужна собственная земля, чтобы не зависеть от владельцев земли, чтобы не платить арендную плату и чтобы нас там в ближайшие десять-пятнадцать лет не застроили дачами.

Стали искать и в итоге нашли такую землю в Луховицком районе. Купили четыре гектара сельскохозяйственной земли и стали с нуля, в чистом поле, строить новую, уже свою, конюшню.

Конюшня и Луховицкие просторы

Расскажи немного про ваши отношения с арендодателем в Раменском? Как вы расставались? Там была какая-то история.

Да, история была. Мы договаривались, даже точнее у нас был заключен договор, о том, что мы арендуем до августа 2014 года и мы так и подгадывали, что в августе будем переезжать на новое место. Год был очень сложный в плане спорта — в июле у нас был чемпионат Европы для юношей и юниоров в Италии и мы уезжали вместе с мужем и со спортсменами, которые у нас занимались.

Мы со спокойной совестью уехали на чемпионат Европы, и тут мне стали звонить с конюшни. Что приехала техника и разбирает стены, крышу. Оказалось, что наш арендодатель нарушил условия договора аренды и без предупреждения отправил технику на демонтаж здания. А у меня там лошади, я в Европе.

Когда мы вернулись, практически все клиенты собрали свои вещи, лошадей и разъехались. Остались только те, кто переезжали вместе с нами в Луховицы на новое место.

Как отразился переезд в Луховицы на твоем деле?

Удручающе (смеется). Мы оказались здесь раньше, чем были готовы и рассчитывали.

Мы сюда переехали в чисто поле, вывезли со старой конюшни четыре фуры стройматериалов, мебели — забрали все, что вообще можно было забрать. Все это просто выгрузили в поле. На тот момент был залит фундамент под конюшню и все, больше тут ничего не было.

Со старой конюшни с нами приехали пятнадцать лошадей. Мы наскоро сколотили для них деревянные летники — это еще не конюшня, а просто крытые боксы, где жили лошади. Построили левады, чтобы они здесь гуляли.

Шел 2014 год, по-моему как раз тогда подскочил курс евро и доллара, банки очень плохо давали кредиты и если давали, то под бешеные проценты. Землю мы купили на собственные средства, а вся стройка планировалась за счет кредитных.

Те сроки стройки, которые я планировала, сдвинулись. Ничего не получалось сделать вовремя, потому что это ж тебе не здание, которые ты просто арендуешь, одним днем подписываешь договор аренды и въезжаешь. Мне пришлось вникать в такие вопросы, в которых я вообще ничего не понимала. Даже не знала, что это вообще надо делать. Нужно было делать проект на строительство конюшни, получать разрешение на строительство, делать ворох технических бумаг, которые стоили дополнительных денег и времени.

На тот момент у меня еще был маленький грудной ребенок, ему было четыре месяца, совсем маленький. И на меня свалились все вот эти вот вопросы.

Это было наверное, самое ужасное время в нашей жизни. Нужно было где-то искать денег, строить конюшню и не тормозить с этим вопросом, потому что у нас и зима на носу. Кредитные вопросы тоже затянулись, и мы только в ноябре приступили к строительству конюшни. Пол зимы лошади прожили на улице — в летниках, мы их утеплили, конечно, как могли. В итоге в свою построенную конюшню мы переехали только в январе или в феврале. Это была уже середина зимы.

Где в итоге вы взяли деньги?

Банки не давали, не давали, но в конце концов дали. Один кредит дали мне под дикие проценты (36% годовых), еще один мне взяла моя подруга на свое имя, третий кредит взяла сестра, и еще один займ мы получили от частного лица.

Можешь назвать суммы? Это не секрет?

Один кредит — 500 тысяч рублей, второй кредит — 1 млн рублей, и третий — 1,5 млн рублей, займ — 700 тысяч рублей.

Итого получается 3,7 млн рублей у нас было, чтобы построить конюшню.

Хватило?

Не очень. На конюшне до сих пор очень много еще чего не построено. Когда мы сюда переезжали, у нас были экстра-грандиозные планы. Что у нас будет большая конюшня, второй этаж с комнатами, где можно ночевать. Мы планировали еще построить несколько гостевых домиков, куда могли бы приезжать московские офисные работники и отдыхать на природе, есть вкусную еду, дышать, кататься на лошадях.

Но в итоге зависло все только на одной конюшне. Дом, в котором мы живем, двухэтажный, но мы осилили только первый этаж. На конюшне второй этаж не построили и, конечно, никаких гостевых домиков не построили. Вот так все печально. Такая хорошая идея загнулась.

Тут много еще дел всяких разных — вот хотя бы съезд с дороги до конюшни бы щебнем засыпать, потому что весной после зимы все наши грунтовые дороги размываются дождем, снегом. Из-за того, что мало клиентов, мы зарабатываем мало денег, большая часть которых уходит на выплату долгов.

Я вот не знаю. Люди умудряются находить каких-то инвесторов, с которыми они вместе что-то строят. Мне вот за эти четыре года не встретилось ни одного человека, который был сказал: «Хорошее у вас место, только денег немножко не хватает. Давайте придумаем совместный проект». Точнее был один, который планировал, но в итоге все в планах и мыслях и осталось.

Сколько у тебя сейчас лошадей на постое?

Сейчас у меня стоит девять лошадей — семь частных и две мои. Соответственно, еще 11 голов я готова взять на постой.

Сколько что стоит? И что входит в постой?

Лошадям мы предоставляем максимальный выгул. Это очень важно для московских лошадей, которые гуляли час-два, три максимум. Это большой выгул в больших травяных левадах, дополнительно мы летом косим им свежую траву. Хорошая кормовая база — сено, овес. Грамотные русские конюхи. Цена постоя от 7,5 до 9 тысяч рублей в месяц, в зависимости от количества корма. По сравнению с ближним Подмосковьем, где минимум постой за 12-15 тысяч, это недорого.

Это левады. В них гуляют кони.

Если бы ты сейчас оказалась в августе 2014-го, чтобы ты сделала по-другому?

Сейчас я уже могу сказать, какие ошибки я совершила.

Мы построили конюшню на 40 голов, потому что это экономически выгодно — именно на 40 денников. На 20 это был бы не такой большой заработок от постоя, и мы решили строить на 40, хотя мне знакомые еще тогда говорили: «Не парься, построй конюшню на 20 голов, а потом если будут у тебя деньги, либо ее достроишь, либо рядом вторую поставишь».

Но я не послушала и сейчас жалею. Мне не стоило строить такое большое здание, которое сейчас у меня наполовину пустует, а кредиты я выплачиваю-выплачиваю и еще мне несколько лет их выплачивать.

С землей мы тоже переборщили. Сейчас, трезво размышляя, я думаю, что мне бы хватило двух гектар, чтобы вести какое-то хозяйство. А у меня четыре. И первые два года мы еще брали в аренду соседние 19 гектар, а в итоге свои-то четыре освоили пока только наполовину, и еще работы на десятки лет вперед.

И я бы не стала ввязываться в фермерство.

Фермерство?

Да, в Луховицах все получилось не так быстро и радостно, как в первый раз в Раменском. Лошадей на постое было мало — сказалось расстояние от Москвы, и если Раменское — это 30 км от Москвы, а Луховицы — 140 км. Мы думали об этом, когда переезжали, но не ожидали, что расстояние скажется так сильно.

Пол конюшни пустовало. Кредиты потрачены на стройку. Денег не хватало иногда даже на еду. Мы отчаянно стали думали, что делать.

Здесь в луховицком районе много тех, кто занимается, ну или пытается заниматься сельским хозяйством. Шел 2016 год. Наше министерство сельского хозяйства активно рекламировало помощь начинающим фермерам и помощь фермерам с опытом. Давали безвозмездные гранты на развитие сельского хозяйства.

Мужу как-то друзья подарили на день рождения кур, они меня особо не парили, и смотрю — день-яйцо, день-яйцо. И мне казалось это достаточно выгодным.

А Петя давно, еще в Раменском, все хотел заниматься овцами, держать отару баранов и маток и получать экологически чистое мясо.

Я изучила все условия, собрала нужные бумажки, и мы подали заявку на два гранта. На меня оформили грант начинающего фермера (1,5 млн рублей) — на птицеводство, а на мужа грант на развитие семейных ферм (2,5 млн рублей) —на овцеводство.

На первый мы построили курятник, построили инкубатор и закупили птицу — кур, уток, гусей и индюшек. А на второй построили овчарню, закупили стадо с матками.

Звучит хорошо, что же пошло не так?

По условиям предоставления гранта, начинающий фермер не должен был до момента получения гранта заниматься предпринимательской деятельностью. Я подумала: «Грант начинающего фермера, то есть до этого я не должна была заниматься фермерством. Я фермерским хозяйством не занималась, у меня была конюшня в Раменском, она была оформлена как мое ИП и она никак не была связана с фермерством».

Но мы ж люди без юридического образования, и это мне обернулось тем, что министерство решило, что я изначально указала неверную информацию, была проверка контрольно-счетной палаты, которая выявила это нарушение, был суд. И теперь помимо всех моих кредитов я еще должна вернуть государству 1,5 млн рублей.

Ты упоминала чемпионат Европы и спортсменов, которые у вас занимались. Я знаю, что у вас на конюшне в Раменском тоже проводились соревнования международного уровня. Как все началось?

Мой муж — профессиональный спортсмен, он занимался троеборьем в советское время. Однажды знакомые пригласили нас на одну конюшню в Аксеново на соревнования по пробегам. Есть такая дисциплина, она не олимпийская, называется — дистанционные конные пробеги.

В двух словах, это езда по пересеченной местности на скорость, при условии, что лошадь у тебя должна быть в хорошем физическом состоянии — ее постоянно проверяет ветеринар на этих соревнованиях.

Мы поехали. Дистанция для новичков была 30 км, два этапа по 15 км. Там много всяких условностей, но суть в том, что нужно проехать два этапа как можно быстрее при условии, что у тебя лошадь за определенное время восстановит пульс и еще несколько показателей по здоровью. Мы тогда знали только это и мало понимали, как все устроено и что надо делать.

Стартовали с мужем, у нас было два орловских рысака. Проехали первый круг, прошли ветеринарный контроль, все было хорошо. На второй этап я уезжала раньше, чем мой муж, потому что у меня лошадь восстановилась быстрее. Муж как-то узнал, что я еду первой и на втором круге бросился меня догонять, чтобы сказать, чтоб я не тормозила, так как иду на медаль. Догонял он меня галопом, и дальше мы поехали галопом.

В итоге я заняла первое место, а его сняли. Его лошадь не восстановилась в контрольное время по пульсу. Мне дали огромный кубок, он до сих пор у меня стоит на конюшне, как первый, памятный.

Первый приз

Как ты себя чувствовала после старта?

Сползла с лошади, легла на траву и встала только на награждение.

Хотя сейчас, когда вспоминаю, удивляюсь — не знаю, почему мне было так тяжело. Потом я спокойно ехала уже и восемьдесят километров, и сто двадцать.

Как пришла идея проводить самим соревнования?

После этого первого соревнования мы стали изучать пробеги, узнавать где их проводят и в них участвовать. У меня было несколько своих лошадей, и мы их стали тренировать и на них выступать.

На какую бы базу я не приезжала, мне там всегда хотелось что-то исправить, изменить по части трассы. И конце концов, мы решили провести соревнования у нас и сделать все правильно, как мне хотелось.

Наша местность в Раменском подходила идеально для таких соревнований — у нас и поля и леса, речки, и в основном грунт песчаный и из-за этого мы можем проводить соревнования практически весь сезон - с мая по октябрь.

Все соревнования по пробегам — квалификационные, это означает, что мы из всегда проводим совместно с федерацией конного спорта России. Я просто позвонила менеджеру в федерации конного спорта России и сказала, что хотела бы организовать соревнования у себя на базе.

Начали мы с простых соревнований на маленькие дистанции. С каждым годом мы совершенствовались. Увеличивали и количество стартов — до трех-четырех стартов за летний сезон. По статусу соревнований начинали с простых муниципальных, потом делали региональные, межрегиональные, и потом уже высший статус — чемпионат России, международные соревнования. Так оно все пошло-поехало.

Кони и люди

С переездом вы не оставили спорт? На новом месте проводите соревнования?

Да, сюда мы переехали в 2014 году и сразу этом же году сделали небольшой турнир. Поскольку здесь была стройка и все такое, мы провели простенькие соревнования. Нас хорошо знали спортсмены, которые занимаются пробегами, они любили приезжать в Раменское к нам на соревнования, потому что у нас все было классно организовано. Я их позвала и они приехали.

Мы провели обычные простенькие соревнования уже осенью 2014 года. Через год мы здесь сделали уже и международные соревнования и чемпионат России. И дальше для нас стало традицией — мы каждый год в июне месяце делаем чемпионат Московской области по пробегам и командный кубок президента федерации конного спорта Московской области.

Как вообще с конной отраслью в России обстоят дела? Как все устроено?

Про олимпийские дисциплины я даже, наверное, не буду ничего говорить, потому что далека от этого спорта. А не олимпийские дисциплины нашей федерации конного спорта России не интересны. Не знаю, можно ли об этом говорить и печатать. Зато нас всегда поддерживает федерация конного спорта Московской Области и ее президент Серегин Евгений Викторович.

Вообще, заниматься конным спортом невыгодно. Спортсмены в не олимпийских дисциплинах не зарабатывают денег, они просто тратят свое, это хорошее хобби, достаточно дорогое. Организаторы соревнований тоже денег не зарабатывают, потому что их неоткуда взять — спортсмен приезжает и платит только свои стартовые взносы. С этих стартовых взносов организатор должен оплатить работу судейской команды, бригаду ветеринарных врачей, скорую помощь, и еще много вообще всего.

Мы всегда стараемся найти каких-то спонсоров. В этом году нам очень круто повезло, у нас общий призовой фонд соревнований в июне будет 170 тысяч рублей. Один человек, частное лицо, дает нам денег на призовые.

И еще нас поддерживает администрация городского округа Зарайск. Они предоставляют нам хорошие призы для зачетов юношей, юниоров и детей. Также нас поддерживает компания «Луховицкие просторы», у которой мы в свое время покупали землю.

И есть еще несколько наметок, у кого еще попросить деньги, чтобы купить наградную атрибутику для спортсменов. Она у нас в конном мире немного отличается от других спортивных дисциплин — то есть помимо стандартных грамот, медалей и кубков, мы делаем наградные попоны для лошадей с логотипами спонсоров, мы делаем наградные розетки для лошадей, стараемся подарить какие-то корма для лошадей, по возможности — амуницию. Поэтому спонсоров приходится искать много.

А местные власти как вас приняли? Рады вам?

(смеется) Да, очень рады. Я несколько раз уже судилась с администрацией луховицкого района.

Изначально суть вопроса была в том, что мы землю купили где-то на стороне, а не у администрации. Нам очень ясно дали понять, что пока мы этого не сделаем, зеленого света нам в Луховицах не будет.

У нас отбирали разрешение на строительство, мы его возвращали по суду. Много было мелких и крупных неприятностей от Луховицкой администрации. Они нас не поддерживали и в проведении соревнований, считали, что мы занимаемся полной фигней. В последний год дело дошло до того, что они принципиально не подписывали документы на проведение соревнований.

С определенного года у нас в России организатор не может провести солидный турнир без согласования с районом. В прошлом году, когда до чемпионата московской области осталось буквально несколько дней, стало ясно, что Луховицкая администрация не подпишет ни единой бумаги. Я в панике.

И тут повезло.

Как-то так вышло, что мы удачно расположились в Луховицах — через полтора километра от моей земли начинается Зарайский район, и всю трассу своего пробега я могла сделать по Зарайскому району, не затрагивая Луховицкий. И за три дня до соревнований — у меня заявлено более 30 спортивных пар, а это много — мне приходит в голову, что мне нужно срочно бежать в Зарайский район и делать эти соревнования в Зарайском районе.

Я звоню нашему президенту Серегину и говорю: «Пожалуйста, помогите, познакомьте меня с главой Зарайского района — мы будем подписывать старты у него. И — о чудо — буквально через два часа после этого звонка я уже сидела в кабинете главы городского округа Зарайска. Он мне подписал все документы, познакомил со своими замами по безопасности, предоставил нам на соревнования медицинского работника и скорую помощь. Позже сам лично приехал на конюшню, все посмотрел.

Он сказал фразу, которую я до сих пор запомнила - что он делает это для народа и ему даже не важно где формально будет проходить трасса - в Луховицах или в Зарайске.

Какие ты видишь перспективы в конных пробегах в России?

Все развивается. Пусть из-за кризиса, грубо говоря, это не десять топ-спортсменов, занимающихся дисциплиной, но пусть это будет пять. Но все равно они развиваются и ездят на чемпионаты Европы и Мира. Тогда, кстати, в 2014 году это был самый лучший наш результат — команда России заняла четвертое место на чемпионате Европы.

То что было десять лет назад, когда я сама впервые поехала на соревнования, и то, что есть сейчас, несравнимо. Мы сделали не то, что шаг вперед, мы сделали несколько гигантских шагов вперед, в России. Хотя, если сравнивать Европу и Россию, то мы отстаем на десятки лет по спорту.

Команда России по дистанционным пробегам на соревнованиях

Что это значит?

Нет такого количества опытных спортсменов, как в Европе, нет такого количества лошадей, нет людей, которые будут работать с лошадьми - мало тренеров, мало баз. Сейчас во всей Московской области, только две базы проводят соревнования по конным пробегам — это Шарапово, Одинцовский район, и наша база. Всего две на всю Московскую область, это очень мало.

У нас соревнования по нашей дисциплине, дай бог, раз в месяц. В Европе соревнования проводят каждую неделю. У них и уровень лошадей на порядок выше. И люди, тренеры, которые работают со спортсменами, берейторы, которые работают с лошадьми — все это у них на порядок выше.

Но то, что мы развиваемся здесь, внутри страны — это однозначно. Развиваются спортсмены — увеличивается их количество, лошадей и всадников. Развиваются организаторы — сейчас уже становится нормой, когда на наших соревнованиях победителям дарятся деньги — пусть они небольшие, 50-100-150 тысяч рублей.

Десять лет назад речь вообще об этом не шла. Лишь бы вообще организовался бы какой-нибудь старт — за кубок и за медальку. Сейчас и спонсоры подтягиваются, визуально это уже значительно интереснее, чем это было десять лет назад.

Я знаю, что ты, кроме организации, еще судишь соревнования.

Да. Я вообще не планировала быть судьей, но как-то так оно вышло. Я сейчас являюсь судьей первой российской категории и судьей международного уровня три звезды. А по международке четыре звезды — это уже высший уровень.

Когда мы сюда переехали, у меня был маленький ребенок, времени заниматься спортом особо не было. Был кризис финансовый, а выезжать на соревнования и содержать своих лошадей — это достаточно накладно.

Если в Раменском мы содержали порядка семи-восьми голов собственных, то здесь за год я продала практически всех лошадей, потому что не хватало денег на стройку и на жизнь. Оставила себе одного — моего партнера, на котором я училась заниматься конным спортом. Он мне как друг, он всегда со мной, он не продается. А всех остальных спортивных лошадей я продала.

И в то время я стала заниматься понемногу судейством. Сначала позвали на какие-то одни маленькие соревнования, потом на другие. Потом прослушала один семинар, потом другой. И так постепенно за несколько лет, я стала ездить судить соревнования.

Шура объявляет победителей соревнований

Сложный бизнес, и все эти разборки с администрацией, долги, маленький ребенок — как ты справляешься? Откуда черпаешь силы?

А куда уже деваться?

Я лошадьми занимаюсь уже десять лет, а муж — всю жизнь. Как это все бросить? Продать все и уехать опять работать в офис? Мне это совсем не нравится. Я лучше буду здесь всё это как-то.

Ну и постоянно появляются какие-то новые идеи. Сейчас, например, мы решили возобновить прокат и занятия конным спортом, чем мы здесь вообще не занимались. Я подумала, что это будет хорошей рекламой конюшни и плюс небольшой, конечно, но все же заработок с проката.

Еще я придумала устраивать разные семинары на базе. Буквально неделю назад прошел у нас семинар с очень известным московским ветеринарным врачом. Это был наш пробный семинар. Приехали люди, семинар им понравился. Я прорекламировала место. Так что планирую этим заняться и проводить примерно один семинар в месяц.

Почти все выходные расписаны — я буду ездить судить соревнования. А свободные выходные буду занимать семинарами — один сделаю по пробегам, я сама его прочитаю. Есть еще несколько других тем. Ко мне будут приезжать люди, смотреть конюшню и в дальнейшем, может будут советовать друзьям, знакомым место, куда можно поставить лошадь на содержание.

Мы находимся далеко от Москвы, и поэтому у нас постой не для спортивных лошадей. А для лошадей на пенсии или наоборот для молодых после отъема, или для реабилитации после операций. Или для спортивных, но временный - как отдых между сезонами от пыльной манежной Москвы.

И все же откуда силы на идеи?

Ну как откуда? А что сесть за стол и плакать, ой как все плохо, ой никто мне не поможет?

Конечно, бывает плохое настроение, зима вот, например, — тут нас то заметает, то еще что-то. Ну посидишь ты день дома, ну два ты посидишь, ну потом-то все равно захочется выйти и что-то придумывать.

А весной мне печалиться вообще некогда. Потому что вот, например, чтоб только семинар провести, мы построили большую комнату из ничего. Весна — это время, когда нужно приводить в порядок всю территорию, готовиться к соревнованиям. Весной куча дел, печалиться некогда.

Какие планы на будущее?

Вот я придумываю, например, что я буду заниматься прокатом и я надеюсь, что это как-то поможет мне развить конную тему. Я придумала семинары — надеюсь, что это будет каким-то шагом к развитию конюшни.

Вот, кстати, однажды зимним вечером мне пришла идея делать детские экскурсии и привозить сюда детей классами. И несколько автобусов с такими экскурсиями к нам приезжало. Мне сестра помогала в этом вопросе — она директор школы и среди своих хороших знакомых помогала распространять рекламу. Ко мне приезжали сюда автобусы с детьми.

Городские — они так долго собираются. Это же ужас какой-то. Все думают-думают, все какие-то ленивые, малоактивные. Но если все-таки доезжали, оставались экстра-довольны. Мы им делали двух-трех часовую экскурсию с обедами, с играми, конкурсами. Дети на три часа забывали про телефоны и планшеты. В итоге все уезжали очень довольными.

Еще стала распространять рекламу через всякие соцсети и к нам уже приезжало несколько семей — мама, папа, дети. Мы им тоже устраивали экскурсии, рассказывали о животных, кормили. Все уезжают в полном восторге. Но все очень долго собираются.

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову #конюшня #свойбизнес #рязань #фермерство

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Elena Starzhinskaya", "author_type": "self", "tags": ["\u0444\u0435\u0440\u043c\u0435\u0440\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0441\u0432\u043e\u0439\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","\u0440\u044f\u0437\u0430\u043d\u044c","\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443","\u043a\u043e\u043d\u044e\u0448\u043d\u044f"], "comments": 2, "likes": 19, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 38278, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 18 May 2018 13:14:54 +0300" }
{ "id": 38278, "author_id": 170564, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/38278\/get","add":"\/comments\/38278\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/38278"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

1

Спасибо за интервью, очень интересно, честно – о промахах и проблемах. Здорово, что руки не опускаются после таких проблем, понравились идеи с семинарами и школьными экскурсиями.

Правда, не совсем уловила, из-за чего случились такие катастрофические проблемы с деньгами и началом стройки, если:
> мы так и подгадывали, что в августе будем переезжать на новое место.

> в июле у нас был чемпионат Европы <...> Мы со спокойной совестью уехали на чемпионат Европы, и тут мне стали звонить с конюшни

Всего месяц разницы, а то и меньше. Разве за это время получилось бы построить конюшню и всё подготовить к переезду, особенно будучи на соревнованиях?

Шуре – удачи, занять все 40 денников, пусть все новые идеи реализуются)

Ответить
1

Спасибо за комментарий.
Пожелания героине истории передам.
А что до "катастрофы", то дело в том, что планировали переезжать спокойно и в конце августа, постепенно готовя "площадку", а получилось нервно и в начале июля. Ну и неожиданные проблемы с привлечением кредитов. Первый раз было просто, вот и не рассчитали силы, не ожидали отказов банков. И ребенок, который родился в апреле, не добавил ребятам мобильности и легкости. Вот и получилось вместо мягкой посадки экстренное приземление на брюхо.

Ответить

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }