Оффтоп Kirill Kanishchev
197

#ЛюбиТоЧтоДелаешь

Интервью с Артёмом Агабековым о смысле жизни предпринимателя

В закладки

В 2004 году Артём Агабеков вложил в создание «Фабрики окон» 100 тыс. долларов. В 2017 оборот компании превысил 1 миллиард рублей. В 2008 году Артём открыл агентство контекстной рекламы Adventum, и сегодня его оборот составляет около 500 миллионов рублей.

Помимо этого Артём поддерживает онлайн платформу по развитию навыков осознанной жизни Mind.space и организует форум неравнодушных людей #любиточтоделаешь

В одном из ваших выступлений вы упомянули, что по факту существует три типа предпринимателей. Есть просто бизнесмены – это те, кто зарабатывает деньги, есть предприниматели, у которых есть другие цели, кроме финансовых, а есть предприниматели жизни, которые ставят миссионные цели на уровне смыслов существования. А к какому типу вы относите себя сами?

Я недавно столкнулся с новой трактовкой формулы счастья. Потому что есть вот такие клише и роли, что человек предприниматель. Но изначально ты всё-таки человек. И, как и любой человек, ты хочешь быть счастливым. И вот эта вот формула счастья Мартина Селигмана: позитивные эмоции, вовлеченность, взаимоотношения, смысл и достижения. В занятиях бизнесом можно найти это всё, потому что бизнес тебе и обратную связь дает очень быстро, и пользу свою ты можешь померить, и деньги заработать, и людям работу дать, и найти людей близких тебе по духу. Выстраивая корпоративную культуру, подбирая людей к себе в команду, ты в каком-то смысле формируешь свою тематическую семью, людей с которыми ты идёшь по жизни. Для меня это суперважно, потому что, если этого нет, то никакие деньги тебе не дадут ощущение полноты прожитой жизни. И к тому же маловероятно, если ты с людьми не находишься в общем потоке, что вы добьетесь каких-то выдающихся результатов. Поэтому для меня это какое-то интегральное представление, что это действительно как матрешка, где одно переходит в другое. То есть ты из одного качества человека, который зарабатывает деньги, ты превращаешься в следующую роль человека, который в каком-то смысле через то, что он делает, влияет на мир. Мы все влияем на мир. мы сейчас сидим в этом кафе. А оно очень сильно влияет на мир. Это есть абсолютно в каждом предпринимателе. То есть он и бизнесмен, и человек, действующий в рамках своего контура, и он же является предпринимателем жизни, потому что каждый бизнес оставляет свой экологический след. Это не вопрос бизнеса. Это вопрос осознавания своей роли предпринимателем.

Оставляет экологический след независимо от сферы?

Абсолютно. Как ты работаешь, что ты оставляешь после себя, сколько у тебя довольных клиентов, учит ли твой бизнес твоих клиентов. Мы же все – самозатачивающиеся ножи. Даже вот это вот интервью несет свой экологический след. А что уж говорить о сотнях людей, которые с определенным отношением приходят к клиенту, который может им улыбнуться или не улыбнуться, может ему чем-то помочь. Мы являемся друг для друга учителями и учениками. Не школа или институт. Поэтому частный бизнес, который находится в более конкурентной среде, чем госкомпании, очень быстро вынужден меняться, чтобы быть привлекательным для современных и продвинутых людей с таким геном. Вот даже вот это вот кафе «Тажин», в котором мы сейчас сидим, оно моё такое домашнее кафе. Как-то ко мне подходит официант Таня и начинает со мной разговаривать, дарить свое внимание. И я понимаю, что да, мне близки эти люди, что-то откликается, я готов приходить сюда.

Но ведь не все предприниматели это понимают. Очень часто можно услышать негатив, идущий со стороны сервиса, услуг. Может быть, сам продукт и хороший, но преподносится всё не очень. Ну то есть почему все вот эти вот, казалось бы, базовые принципы, что ты даешь людям не просто сам продукт, а какие-то ощущения и эмоции, большинство предпринимателей не понимает?

Возможно, это связано с тем, ради чего люди идут в бизнес. То есть если ты идешь туда, чтобы заработать много денег, то ты, кстати, можешь их и заработать. И сейчас много всяких сфер, где вопрос ценностей кажется чем-то «булшит», но ты спокойно можешь заниматься биткоинами и зарабатывать. Мне кажется, очень важно с каким послевкусием ты зарабатываешь эти деньги. То есть я вот представлю себя на месте игрока в крипту. Мне было бы откровенно на спекуляциях скучно и наверно даже не очень приятно зарабатывать. Потому что в этих деньгах нет труда. И тогда скорее всего это будет «easy come, easy go». Просто есть предприниматели-прагматики, а есть предприниматели-романтику. Я, скорее, ко второму типу отношусь. То есть для меня бизнес – это инструмент и возможность дать ход своему образу мыслей и собрать людей вокруг себя, которым это близко, ответить на запрос общества.

Но вы себя переосмыслили в этом плане еще до того, как стали заниматься бизнесом или уже по ходу?

В процессе, конечно. Это всё эволюционный путь. Это не сразу прошло. И это процесс. То есть у меня он тоже там трансформируется.

А какая основная мысль побудила? То есть вы начали заниматься бизнесом и попытались найти для себя какую-то мотивацию? Или как?

Наверное, тогда уже был какой-то подсознательный запрос. Я ушел из компании, в которой я проработал 7 лет, попробовал себя в другой компании. И я понял, что уровень моих ожиданий к работодателям таков, что получится как в той притче про мужчину, который всю жизнь искал идеальную женщину, та когда нашел её, то оказалось, что она ищет идеального мужчину. И тогда я понял, что нужно делать свой монастырь, создавать свое племя и искать близких людей, искать людей с приставкой «со-».

А как вы начинали их искать? Привлекать друзей своих, которые тебе близки по духу, интересами. Или наоборот нужно искать людей со стороны?

Есть два способа. Первый – находить интересных людей и стараться быть для них интересными. Второй – пассивно ловить на основе объявления из тех, кто придет. По-хорошему, если ты делаешь бизнес, то должен понимать, как работает эта сфера, кто является основными драйверами роста, от кого зависит успех компании. Я же занимался этим рынком, видел динамику этих компаний, понимал, кто у них является основными создателем ценности.

И кто таковыми являлся?

Люди, с которыми было потом интересно работать. И ты выходишь на этих людей, объясняешь, что делаешь вот такой вот стартап. Тогда и слова такого не было как «стартап». Но изначально ты должен хотеть, чтобы этот человек был с тобой рядом. Его трудно спутать. Это когда и ум, и сердце действуют вместе. Здесь много параллелей с какими-то семейными стереотипами, родственными. Но это не слепое чувство. Это что-то, что опирается на какие-то факты и статистику. И ты понимаешь, что, да, этот человек драйвер, но в той компании ему что-то там неинтересно. Я просто давно понял для себя, что я даю людям пространство для жизни. Я редко говорю в директивной манере. Я даю возможность людям зрелым с большими амбициями себя реализовать и стать сопредпринимателями. И как раз наверно такие люди и создают результат. Ты смотришь на человека и думаешь, вот с ним бы я хотел изменять этот мир.

А не страшно начинать делать что-то свое?

Нужно бояться самого страха. Ну то есть эволюция нас так оберегает, чтобы мы, как говорил Бродский, не выходили из комнаты и не совершали ошибки. Потому что на улице машины ездят, люди ходят. Представляешь, что-нибудь скажут? И вот эта метафора, она показательна. Надо выходить из комнаты и совершать ошибки, просто совершать их быстро, ошибаться раньше. Самая большая ошибка – это не совершить ошибки. Как в фильме «Пролетая над гнездом кукушки», где главный герой, относительно нормальный человек попал в психушку. И он там пытался всю дорогу поднять умывальник, тяжелый такой умывальник, и выкинуть его в окно. И даже местные психи смеялись над ним и говорили: «Ну что ты делаешь, ты что, ненормальный что ли?» на что он отвечал: «Я хотя бы попытался». Поэтому у меня самое страшное, когда от тебя что-то жизнь ждет, а ты не пытаешься. Важно принять на себя эту роль главного действующего лица на сцене жизни. Ты отвечаешь за тебя, за жизнь, которая вокруг тебя идет. Это другое чувство себя. Мне это сложно словами описать, но по-другому проживаешь её что ли. Тебе интересно. Опаснее, безусловно. И автоматом пробуждение. Почему я еще говорил, что бизнес – это очень крутая практика. Тебе не нужны никакие ретриты, храмы и прочее, потому что это настолько вселенная во вселенной, которая тебя учит в процессе, и так жестко, и так быстро. и это сразу практика. Это как можно учиться вождению мотоцикла в теории, прочитать много книг, а можно сесть и поехать. Обучение быстрее, но вероятность упасть выше. Одна из книжек, которые я рекомендую, — это «Чайка» Ливингстона. Про ролевую модель. Ты сам выбираешь свой полет.

Ну а если человеку сорок или пятьдесят лет? Нельзя сказать, что поздно уже начинать своё что-то?

Это не про то, чтобы уйти в своё дело, это про то, чтобы действовать не за информацию, а из знания. Внутри действовать. У тебя есть внутри какое-то ощущение, что это вот туда, это правильно.

Для тебя?

Ну в целом, не только для тебя. Оно правильно тогда, когда оно правильно не только для тебя. Если оно правильно не только для тебя, то оно неправильно. Чем больше количество участников, тем оно правильнее. Это не win-win. Почему я так про биткоины те же говорю. Потому что это не win-win. Там точно кто-то проигрывает. Это спекуляция. А энергия где-то остается. Я верю в формулу «выиграл-выиграл». А если кто-то проигрывает в этой цепочке, значит, проигрывают все. Поэтому это не вопрос про открытие дела, это вопрос про то, чтобы. Это не мои слова, но мы рождаемся дважды: первый раз физически, а второй – когда понимаем, зачем. Поэтому важно, чтобы человек об этом думал периодически. Не то, чтобы манифестировал: «я родился для того, чтобы!..» просто был открытым, потому что и жизнь меняется. Просто, если человек до сорока лет себе эти вопросы не задавал, я мало верю, что он к этому придет. В моем опыте люди начинают задаваться такими вопросами с двадцати, когда они уже получают автономность и перестают быть механическими приемниками знаний, до где-то начала тридцати. То есть вот это окно возможностей, где человек может в каком-то смысле проснуться и стать таким учителем для себя. Не зря же есть фраза: «самого главного глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце». К сорока годам, если опыта такого действия нет, уже, как правило, просто так устроена жизнь, что слишком многое приходится перечеркивать, чтобы к этому вернуться. Поэтому может быть люди, у которых это просыпается, могут, например, в монастырь уйти, потому что мирских способов уже мало. А в двадцать лет еще и сознание открыто, и хвостов больших нет, обязательств нет, ипотек, детей и прочего. Но этот момент важно не упустить. Я прям вижу, как ребята молодые его упускают.

Потому что как раз-таки тот же страх?

Привычка. Ролевые модели родителей. Через нас же действуют наши предки. Общество тоже. Особенно, наше общество, которое консервативное. Мы такие застегнутые на все пуговицы, смурные. Поэтому зачем пытаться отрывать умывальник от пола, зачем выходить на улицу и совершать ошибку.

Не, ну бывают всё-таки исключения из правил. В те же сорок лет кто-то только начинает писать картины, кто-то в кругосветное путешествие отправляется.

Безусловно, именно это исключения. И они бывают яркими. И тогда это такая гиперкомпенсация. То есть в человеке это сидело-сидело, потом бац, и эта пружина, которая у него раскрылась невероятно, и тогда это может быть действительно что-то сверхвыдающееся. Но мы сейчас говорим скорее в целом о людях. Условно говоря, тот же Ван гог. Он тоже ведь начал поздно рисовать. И он сгорел очень быстро. в нем это копилось-копилось и раскрылось с такой страшной силой, что он просто не смог совладать с этим талантом, бьющим из него ключом. Он же писал буквально по картине в день, причем достаточно короткий период.

Ну тут как раз-таки еще играет момент «нужно не только тебе, но и людям». Его произведения ведь при жизни не признавали. Это же тоже свою роль сыграло.

Я даже не уверен, что причина его самоубийства была в отсутствии признания. Я думаю, что он скорее не справился с талантом. Его опыт предыдущей жизни не был готов к такому выстрелу. Такой талант – это даже в чём-то бремя. Может, в этом смыле эволюция нас даже оберегает, не наделяя такими невероятными талантами, потому что люди могли бы быстрее сходить с ума. В большинстве случаев нам нужно самим раскапывать таланты внутри себя. Есть предпосылки, нужно копать, изучать себя, что ты любишь делать, что готов делать бесплатно, о чем готов говорить с каждым встречным. Вот это важно. Я, например, к Л. Толстому пришел в 30 лет. Потому что, когда мне давали его в школе, я не был к нему готов, но мне нужно было его читать. Естественно, я отнесся к этому как к насилию над собой. Я увидел объем этих книг и сразу возненавидел их за толщину. У меня не возникло и внутреннего запроса его прочитать. Здесь вопрос еще, в том, как тебе это подают. И как потом переключаться с «должен» га «хочу», когда тебя столько времени насильно чем-то «пичкали». А вот это «хочу» у каждого точно есть. И вот я вижу, что люди чаще приходят к этому где-то к тридцати. Поэтому вот эти примеры спикеров #любиточтоделаешь являются в какой-то степени провокацией для тех, кто приходит послушать. Потому что каждый может спросить себя после этого: «А я люблю то, что я делаю?» плюс еще люди любят часто менять место работы, не меняя своего отношения, но как сказал Эрктоли: «Куда бы ты не приехал, ты везде встретишься с собой». Отношение формирует реальность. У нас у каждого своя реальность, у каждого свой мир.

Так, а почему так происходит? В первую очередь ориентируются на уровень занятости и материальной компенсации, а не на сам процесс и результаты?

Потому что бабушка говорила: «главное, чтобы на балконе был мешок картошки, значит, зиму проживем» какой талант? Другая была повестка. Сейчас появляется другое поколение. Мне даже интересно, что оно с ним сделает, поколение Z, где все уникальные, личности и неповторимые. Посмотрим, что из этого вырастет. Я думаю, талантливых людей больше, полярность будет шире. То есть если в поколении икс примерно одинаковая масса, все на одних книжках росли, все одни фильмы смотрели, то сейчас этот диапазон шире. Не будет такой же «кучной стрельбы», а будет много ярких примеров как в одну, так и в другую сторону.

Ну да, сейчас то побывали в одной стране, то в другой.

Да, у тебя процесс обучения в совершенно разных сферах происходит, он глубже. Доступ к информации бесконечный. Я скорее вижу риск в том, что люди могут попросту утонуть в пассивном потреблении информации. Информации уже столько, что не хватит жизни, чтобы её потреблять. Скорость распространения информации становится всё больше и больше. И если ты хочешь ей соответствовать, то ты попросту можешь засыпать и просыпаться с айфоном в руке. Ты становишься таким рабом лампы. А плюс если еще к этому и подключить соцсети, эго, самолюбование и модную ныне тему прокачивания личных брендов, то в принципе на дело времени не остается. Как всегда, при золотой лихорадке зарабатывают продавцы лопат. Поэтому и такая капитализация соцсетей. Сколько времени на это уходит у людей, страшно подумать. Вот с этим точно нужно что-то делать.

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Kirill Kanishchev", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443","\u043b\u044e\u0431\u0438\u0442\u043e\u0447\u0442\u043e\u0434\u0435\u043b\u0430\u0435\u0448\u044c"], "comments": 0, "likes": -1, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 39964, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 15 Jun 2018 23:59:14 +0300" }
{ "id": 39964, "author_id": 171161, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/39964\/get","add":"\/comments\/39964\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/39964"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }