Офтоп
Node Agency
1439

LegalTech: какие технологии на самом деле нужны юристам?

В профессиональной среде многие LegalTech-проекты воспринимаются критически. О том, почему так происходит, и о технологиях, действительно нужных и полезных юристам, рассказывает практикующий адвокат Ильдар Мухаметзянов, основатель российской системы поиска юристов Advostar.ru.

В закладки

В последнее время на рынке LegalTech-стартапов наблюдается бурное оживление. Отрасль, еще вчера далекая от инновационного бума, сегодня становится полем для внедрения самых разных технологий – от простых конструкторов документов и чат-ботов до блокчейн и нейросетей, оперирующих большими данными. По прогнозам компании ZION Market Research, к 2026 году сегмент достигнет 37 млрд долларов США, показывая между 2019 и 2026 годами среднегодовой рост в 35,94%. Однако в профессиональной среде такие проекты воспринимаются критически. В этом материале рассмотрим почему.

Профессиональные консерваторы

Основная причина сложного принятия технических новшеств правовой отраслью – её крайний консерватизм. Юрист по самой своей сути обязан подвергать критике любой довод или высказанное предположение. Если ты не относишься ко всему критически, не проводишь самостоятельную экспертизу дела и принимаешь все на веру, то ты не сможешь успешно защищать интересы своего доверителя. Так что человеку из мира права и закона сначала нужно привыкнуть, убедиться в том, что технология реально полезна. Простой пример: я помню, как тяжело сообщество когда-то принимало справочные правовые системы «Консультант+» или «Гарант», не понимая, чем они лучше бумажных кодексов и бюллетеней Верховного Суда России. Сегодня они стали привычным повседневным инструментом. Есть в негативном настрое и момент страха, что со всеми этими роботами и искусственным интеллектом люди-юристы станут вообще не нужны.

Если говорить конкретно о платформах-классифайдах, которые аккумулируют информацию о юристах с разделением по специализациям в различных отраслях права, чтобы клиент мог быстро найти нужного специалиста, то здесь есть еще пара нюансов, заставляющих относиться к ним критически.

Во-первых, адвокаты – то есть те юристы, которые сдали специальный экзамен и получили статус, позволяющий им представлять интересы доверителя во всех судах, в том числе по уголовным делам, – всегда были немного элитарной кастой. В России сейчас более полумиллиона юристов и всего около 74 000 адвокатов с действующим статусом. И исторически в адвокатуре так сложилось, что если ты хороший адвокат, ты не должен кричать о себе. О тебе должны говорить твои дела. А тут, получается, им предлагают «встать на биржу», где их будут выбирать, как каких-то таксистов. Несолидно.

Во-вторых, идея системы поиска непривычна еще и потому, что адвокатура у нас по закону не является бизнесом. Адвокат вообще не имеет права заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной, преподавательской или творческой. Также запрещена самореклама в ущерб коллегам. То есть нельзя сравнивать себя с другими адвокатами в негативном ключе, например, говорить о том, что «я лучше других адвокатов разбираюсь в экономических преступлениях». Сейчас, в условиях рынка, взгляд на самопрезентацию меняется, но пока эти усвоенные правила еще мешают некоторым представителям отрасли принять идею платформы, где ты будешь себя продвигать и где у тебя будут какие-то рейтинги и публичные достижения.

Мимо цели

Еще одна причина того, что LegalTech-стартапы не пользуются популярностью в профессиональной среде, кроется в том, что их очень часто запускают либо вообще люди не из отрасли, а IT-специалисты и предприниматели, либо юристы, имеющие небольшой практический опыт и не достаточно понимающие потребностей своих коллег.

Во втором случае основателями часто выступают корпоративные юристы, которые сейчас являются основными потребителями LegalTech-сервисов. Почему именно они? Потому что у сотрудников крупной юридической фирмы или юрдепартамента большой компании огромный объем шаблонной работы. И им жизненно необходимы конструкторы документов, системы автоматизации, трекеры, планеры и т.д., которые облегчают рутинные процессы и контроль выполнения задач. Так что корпоративные юристы и сами охотно пользуются современными технологиями, и становятся создателями новых сервисов. Однако своих поклонников среди частнопрактикующих юристов (которых на рынке на несколько порядков больше) продукты LegalTech почти не находят, по причине узости решаемых задач, дороговизны и… отсутствия информации. Потенциальные пользователи часто просто не знают о существовании таких технологий, так как в рекламу их разработчики вкладываются недостаточно, а на то, чтобы интересоваться инновациями самостоятельно, у большинства юристов банально нет времени.

Найти проблему и предложить решение

Таким образом, LegalTech-стартапам для успеха на рынке нужно, как минимум:

  • работать с консервативным сообществом, чтобы оно освоилось с самой идеей;

  • активнее информировать потенциальных клиентов-юристов;
  • предлагать реальные и грамотные решения насущных проблем юридического сообщества.

Я бы выделил три актуальные потребности частных юристов-практиков, которые можно закрыть с помощью технологичных сервисов.

Потребность №1: Продажа своих услуг

Выше я уже говорил, что у наших адвокатов в отличие от юристов «не принято» себя рекламировать и продавать. И они и не умеют это делать. До сих пор считается, что лучше всего работает «сарафанное радио» и талантливого специалиста клиент найдет сам. Это во многом правда, но сейчас психология потребителя изменилась. Даже получив надежную рекомендацию, 9 из 10 потенциальных доверителей идут и вводят названное им имя в поисковую строку, чтобы получить дополнительную информацию. И если специалиста в интернете нет, то это может вызвать вопросы и сомнения. Более того, сегодня все больше людей начинают поиски юриста именно в интернете, а не с опроса знакомых. Те, кто предпочитает не замечать новые реалии, однажды рискуют остаться за бортом успешной юридической карьеры, проиграв конкуренцию молодым коллегам, которые активно пользуются для самопрезентации интернет-сервисами и соцсетями.

В качестве инструмента продажи правовых услуг LegalTech как раз и предлагает системы поиска юристов. Регистрация на таких площадках – возможность создать «цифровую проекцию» себя и своих компетенций в сети, где ее сможет увидеть потенциальный доверитель. У разных проектов схемы работы разные. Есть сайты, где юрист вносит абонентскую плату за размещение своего профиля на ресурсе и после этого его контактные данные становятся видны клиентам. Есть сервисы, которые вообще не предоставляют контакты юристов потенциальным доверителям, позволяя лишь записаться на консультацию через сам портал. Есть консультационные сервисы, где юристы получают вознаграждение за ответы на вопросы. Но этот рынок сокращается, так как все больше информации можно найти в сети бесплатно. Кроме того, бывает, что платформа регистрирует юристов, чтобы создать у клиентов видимость широкого охвата специалистов, однако большинство запросов направляет «своим» сотрудникам, нанятым в штат.

На Западе есть прекрасный пример – американская система avvo.com. Она объединяет 97% лицензированных адвокатов США, делает ставку на простоту, удобство и прозрачность работы в сервисе и отлично решает проблему продаж юридических услуг в цифровом пространстве. Регистрация и пользование порталом бесплатны как для юристов, так и для их клиентов. Монетизация проекта происходит за счет использования адвокатами продающих инструментов сайта и рекламы, если они хотят увеличить количество обращений. Юристы сами решают, какую информацию о себе и какие контакты, от телефонов до страниц в соцсетях, разместить в открытом доступе. Avvo.com послужил вдохновением для создания нашего проекта, но мы пошли еще дальше, предоставив возможность регистрации на портале оценщикам и экспертам по всем видам оценки и экспертиз.

Важно понимать, что подобные порталы – это не «биржи труда», как их часто воспринимают критически настроенные коллеги. А, скорее, профессиональные диджитал-сообщества, которые нужны юристам не только для того, чтобы их смог найти потенциальный доверитель, но и для общения между собой, возможности делиться опытом и практикой. Кроме того, такие платформы могут стать удобной фундаментальной экосистемой для интеграции и развития других LegalTech-продуктов.

Потребность №2: Поиск информации

Одна из самых востребованных технологий – это инструменты для работы с большими объемами данных по судебной практике. Когда юрист приступает к очередному делу, даже если он знает всю законодательную базу по данному делу, ему крайне необходимо посмотреть аналогичные случаи: может быть, где-то был интересный подход к защите, или назначались дополнительные экспертизы и т.д. Я сам при подготовке к процессу пока по старинке использую «Консультант+», поскольку не нашел у нас более удобные специализированные сервисы. На Западе примеры есть, причем, в странах с прецедентным правом уже даже появляются алгоритмы, способные на основе анализа существующей практики оценить риски и спрогнозировать возможный результат судебных разбирательства.

Для нашей судебной системы, где прогнозировать сложно, очень пригодится опция подбирать не просто похожие дела, а те, что вел «твой» судья. Посмотреть – какой логикой он руководствовался раньше при принятии решений, попробовать понять ход мыслей, на основании чего был вынесен тот или иной приговор, решение или постановление суда. Ведь у каждого судьи есть свой почерк.

Вот вам яркий пример. Недавно мне нужно было принять решение, в какой суд обращаться с ходатайством об условно-досрочном освобождении своего подзащитного. И я попросил помощницу собрать информацию за последний год о решениях каждого судьи в интересующих меня судах по конкретной статье УК, чтобы рассчитать вероятность положительного исхода дела. Получив статистику, я решил перевести подзащитного для отбывания оставшегося наказания в другое учреждение, чтобы затем обратиться с ходатайством в соответствующий суд (за каждым судом закреплен определенный СИЗО или исправительная колония). Подобная ситуация в практике – не редкость, и ручной сбор данных порой занимает несколько дней там, где LegalTech -система справилась бы за несколько секунд.

Потребность №3: Избавление от рутины

То, о чем я мечтаю и к чему LegalTech пока только подбирается – искусственный интеллект, который мог бы проводить первичные консультации, отвечать на сложные вопросы, а не просто – куда подать заявление на развод, как получить выписку из ЕГРЮЛ или оформить страховой случай.

Таких вопросов всегда огромное количество (в том числе и от пользователей нашей платформы в рамках бесплатных консультаций). Они отнимают много времени. И здесь как раз очень пригодятся технологии работы с большими массивами данных - и в этом я вижу перспективы развития данного сегмента. Такие решения позволят разгрузить юристов и сделать юридическую помощь более доступной для каждого, способствуя развитию сильного и защищенного гражданского общества.

Кстати, я уверен, что юристы без работы не останутся, поскольку сложно допустить, что в той же уголовной практике человек позволит машине судить человека. Более того, в даже, казалось бы, стандартном процессе всегда есть множество нюансов, которые не получится запрограммировать. Возьмем раздел имущества, про который в законе четко прописано про 50 на 50 жене и мужу. А на деле, существует масса способов уйти от равенства долей для того, чтобы не допустить удовлетворения незаконных требований недобросовестного супруга. Юриспруденция – это настоящее искусство, особенно когда им занимается профессионал с подлинным призванием. Но если LegalTech будет создавать удобные и полезные инструменты, облегчающие процесс творчества, то от них не смогут отказаться даже консерваторы-юристы. И сегмент действительно имеет шанс показать тот рост, который предсказывает ему ZION Market Research.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Node Agency", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 7, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 86094, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 01 Oct 2019 13:41:35 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 86094, "author_id": 306569, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/86094\/get","add":"\/comments\/86094\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/86094"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791, "last_count_and_date": null }
Комментариев нет
Популярные
По порядку
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }