Рубрика развивается при поддержке
Будущее
Kirill Bychkov
354

Чем азиатские мегаполисы привлекают бизнес к развитию городов

Как коммерческий динамизм и привлечение локального и зарубежного бизнеса преображают местные города, рассказывает Алексей Парабучев, генеральный директор Агентства инноваций города Москвы.

В закладки

В последнее время в России всё более популярны становятся инициативы по разработке новых цифровых сервисов и продуктов для городской среды. Яркий пример – международное соревнование и акселератор Urban.Tech Moscow, который в этом году собрал 2500 участников из семи стран для работы над проектами в области Smart City, Management System, AI, FinTech, Marketplaces. Как и во многих странах мира, где развита "цифровая урбанизация", ключевым фактором успеха начинаний является интеграция усилий государства и бизнеса. Организатором Urban.Tech Moscow выступает Департамент предпринимательства и инновационного развития.

Ориентир для всего мира в вопросе сотрудничества органов власти с инновационными компаниями для цифровой эволюции городов – это, конечно, Азия. Города Тихоокеанской зоны демонстрируют всему миру настоящий феномен роста. Несмотря на то, что на сегодняшний день урбанизация охватила меньше половины жителей региона (в США – 82%, Европе – 74%), в ближайшей перспективе ситуация изменится. В 2026 году почти две трети из 4,5 млрд жителей Азии станут горожанами. Из 39 мировых мегаполисов (городов с населением более 10 млн человек) на этот регион придется, согласно данным ООН, 21 (то есть 60%). Для сравнения: в 2010 году их было 9 на 24 (38%). Логично, что в Азии ожидается и пиковый прирост населения.

Города как стартап-инкубаторы

Прорыв в качестве коммуникаций и глобальное мышление городской среды позволяют быстрее развивать инновационный бизнес. В последние 10 лет в городах Азиатско-Тихоокеанского региона вырос спектр стартап-сообществ. Бизнес, венчурные инвесторы и госучреждения вместе создают рынок деловых возможностей.

В рейтинге глобальных экосистем стартапов Startup Blink азиатские мегаполисы год от года укрепляют свои позиции. Лидеры списка – Бангалор, Токио, Пекин, Гонконг, Сеул, Шанхай, Сингапур, Шэньчжэнь. В фокусе внимания предпринимателей новые технологии: ecotech, biotech, AI, big data, автономные транспортные средства, микроэлектроника, биометрические системы и т.д.

Бангалор. Индия – самая молодая стартап-страна и при этом одна из крупнейших инновационных экосистем в мире, а Бангалор - её "Силиконовая долина". По данным местной предпринимательской платформы Yourstory, в последние пять лет большинство инвестиций направлялись на стартапы в сфере e-commerсe, мобильного софта и интернет-услуг. Индийские проекты часто привлекают внимание крупнейших ИТ-игроков: так, Twitter приобрел аналитико-маркетинговую платформу ZipDial из Бангалора, а Facebook и Yahoo – диджитал-стартапы Little Eye Labs и Bookpad.

Токио. Крупный восточно-азиатский мегаполис является подходящей средой для стартапов, хотя и со своими недостатками. Риски и высокие расходы – веские причины, тормозящие их рост. Самые высокие шансы на получение pre-seed инвестиций у проектов в области e-commerce, маркетинг-технологий, AdTech, Big Data и гейминга.

Пекин. Несмотря на то, что столица Поднебесной "упала" в рейтинге Startup Blink до 17 места в 2019 году (раньше была в первых рядах), эксперты Startup Genome отдали Пекину четвертое место. Здесь с 2009 года функционирует технопарк Чжунгуаньцунь, который местное сообщество называет Кремниевой долиной Китая. Главные инкубаторы – Innovation Works, Legendstar, Tsinghua Science Park, Huailongsen International Enterprise Incubator и другие. Ежегодно они выпускают на рынок более трех тысяч стартапов.

Гонконг. Геолокация, льготное налогообложение и отсутствие бюрократии обеспечивают идеальную базу для стартапов в этом регионе. Сектор ИКТ (информационно-коммуникационные технологии) является крупнейшим (18% всех стартапов в Гонконге) и частично финансируется государственным инкубатором Cyberport. На втором месте аппаратный сегмент: IoT, прототипы, переносные устройства. Замыкает тройку сектор e-commerce.

Сеул. Южную Корею считают «электростанцией мобильной коммерции» – здесь смартфонами пользуются на 50% больше, чем в США. Сектор мобильной коммерции занимает 28% от общего объема онлайн-продаж в стране (Innovation is Everywhere). Возможности для стартапов и инвесторов находятся в секторе ИКТ, разработке мобильных игр и инноваций в соцсетях. Развитию способствовал ряд факторов: госинвестиции за последние пять лет достигли объема $3,7 млрд, местную стартап-индустрию поддерживают крупные инвесторы из Китая и Японии, а также международные гиганты вроде Google.

Шанхай стоит особняком среди китайских мегаполисов. Город является международным центром инновационного обмена и презентаций. Например, этим летом здесь прошла выставка CES Asia 2019, посвященная высокотехнологичным стартапам. Кроме того, в Шанхае располагается штаб-квартира Chinaccelerator – одного из крупнейших акселераторов Азии, который предоставляет гранты IT-стартапам со всего мира. Здесь же находятся главные офисы таких известных ИТ-компаний, как Italki, Hujiang и Glow.

Сингапур. Выгодное стратегическое положением в ЮВА позволяет островной стране лидировать во многих сферах бизнеса. Сингапурская система стартапов хорошо организована, обладает зрелостью и технологичностью, поэтому такие монстры, как Microsoft, Apple и HP имеют здесь свои площадки. Благоприятное налогообложение, простые правила ведения бизнеса, защита прав предпринимателей и налоговые льготы – привлекательные факторы для стартаперов и инвесторов.

Шэньчжэнь. Город на материковом Китае за 30 лет превратился из маленького рыбацкого поселка в одну из крупнейших мировых промзон со штаб-квартирой таких компаний, как Lenovo и Huawei. В 1980 году он стал первой в Китае Особой Экономической Зоной (ОЭЗ). Из-за близости к заводам и фабрикам Шэньчжэнь стал центром аппаратных стартапов. The Guardian даже назвал Шэньчжэнь «Кремниевой долиной Китая».

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Kirill Bychkov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 13, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 94918, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 29 Nov 2019 13:49:38 +0300", "is_special": false }
Самый сильный бренд
страны*
*Третий год подряд по версии Brand Finance
0
{ "id": 94918, "author_id": 46092, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/94918\/get","add":"\/comments\/94918\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/94918"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199118, "last_count_and_date": null }
4 комментария
Популярные
По порядку
0

Это все о бизнесе, а не об обычных людях, которым не нужны промзоны в таком масштабе в родном рыбацком поселке. Там, где некоторые видят эволюцию, другие могут усмотреть деградацию.

Ответить
0

Бизнес — это рабочие места) 
я как-то разговаривала с местными на островах, они ненавидят зачастую свои рисовые поля и рыбацкие промыслы, и мечтают об интеллектуально труде

Ответить
0

Почему сразу промзоны? Думаете, например, дубайские бедуины хотели бы вернуться в начало 50-е к рыбацкому поселку?) 

Ответить

Комментарий удален

0

Прям в 2 раза? Откуда дровишки-то? https://data.worldbank.org/country/china

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }