Почему так много людей ненавидит свою работу и что с этим можно сделать

Ключевые идеи неизданной на русском языке книги Дэвида Гребера «Бессмысленная работа: Теория» от сервиса MakeRight.ru.

В закладки

По словам автора, в основу книги легло написанное для журнала эссе, посвященное феномену — тому, что Гребер называет бессмысленной работой (в оригинале автор использует выражение покрепче — Вullshit job). Эта тема, по его мнению, уже давно является табу. Какую работу имеет в виду автор?

Речь не идет о неквалифицированном труде, который плохо оплачивается, проходит в тяжелых условиях и связан с изнурительными физическими усилиями. Гребер говорит об огромном количестве рабочих мест, не имеющих никакой ценности, но при этом хорошо оплачиваемых. Это слой офисных служащих: управленческих, канцелярских торговых и обслуживающих работников.

В начале 20 века многие экономисты предполагали, что бурное развитие технологий приведет к сокращению рабочего дня или рабочей недели, что у людей наконец-то появится свободное время, которое они смогут использовать на то, что им нравится, к чему лежит душа. Технологии действительно быстро развивались, однако люди почему-то стали работать больше.

Они проводят большую часть жизни на своих бессмысленных рабочих местах, которые ненавидят, считают пустыми и никому не нужными. Так происходит и в США, и в Европе, но мало кто поднимает этот вопрос. Такая работа ведет к многочисленным депрессиям, чувству собственной ненужности, но все остается как есть. Вина за это лежит на обществе в целом, считает автор, поскольку когда возник выбор между увеличением потребления и обретением лишних свободных часов, люди выбрали потребление.

На протяжении 20 века резко сократилось число работников в сфере промышленности, сельского хозяйства, обслуживающего персонала. Производство было автоматизировано, но это не привело к духовному развитию человечества.

Вместо этого были созданы новые отрасли, такие как телемаркетинг, и бесконечно расширены такие, как например, корпоративное право, управление здравоохранением, разные формы научного бюрократизма и связи с общественностью. К ним в придачу возникли вспомогательные отрасли, такие, например, как ночная доставка еды или собачьи парикмахерские (специально для занятых людей).

А что чувствуют сами занятые люди? Большинство из них, по мнению Гербера, свою работу ненавидит. Создается впечатление, что кто-то специально придумывает такую работу, чтобы все были чем-то заняты.

Это практиковалось в Советском Союзе во времена плановой экономики, когда система создавала столько рабочих мест, чтобы на всех хватило. Поэтому в советских магазинах, по выражению Гребера, требовалось три продавца, чтобы продать один кусок мяса. Но теперь это происходит в капиталистической системе, которая не склонна переплачивать и умеет считать деньги.

Когда происходят сокращения и увольнения, они касаются не бесполезных наемных бюрократов, а тех, кто действительно занят нужным делом. Ответ, как представляется автору, лежит не в экономической, а в политической плоскости.

Правящий класс не нуждается в довольном жизнью, развивающемся населении, располагающем свободным временем. Оно представляет собой потенциальную угрозу. Вместо этого надо внушить людям, что они должны постоянно быть заняты неважно чем, и тех, кто не склонен подчиняться рабочей дисциплине, пусть и на бессмысленной работе, ждет общественное осуждение. Любая работа объявлена моральной ценностью и самоцелью. Но это лукавство, считает Гербер.

Никчемная работа — это настоящий ад. Он предлагает представить, как на работу наняли высококлассных столяров, а впоследствии выяснилось, что большую часть времени они должны жарить рыбу. Рыбы на всех не хватает, кто-то занят своим прямым делом — изготовлением шкафов.

Это вызывает зависть и негодование тех, кто жарит. В результате вся мастерская завалена грудами бесполезной, плохо приготовленной и невкусной рыбы — такова нравственная динамика нашей экономики.

Гребер рассказывает о встрече со старым школьным другом, которого давно не видел. У друга была своя рок-группа, яркая и талантливая, в которой он был фронтменом. Но что-то пошло не так, спрос на альбомы упал, и друг, чтобы прокормить семью, окончил адвокатскую школу и работает корпоративным юристом в известной американской фирме.

Он расплатился с долгами, ведет сытую и обеспеченную жизнь, и при этом глубоко несчастен. Он считает, что его работа никому не нужна и бессмысленна. И Гребер утверждает, что большинство его знакомых юристов думает о своей работе то же самое.

Когда человек понимает, что его работа бессмысленна, это порождает чувство опустошения, ярости, обиды. С другой стороны, когда работа человека действительно полезна, существует риск, что за нее не заплатят. А между тем, если исчезнут механики, медсестры, сборщики мусора, это будет катастрофой.

Плохие последствия будет иметь исчезновение учителей, докеров, писателей, музыкантов. Но что случится, если исчезнут руководители частных компаний, менеджеры среднего звена, пиарщики, юридические консультанты, судебные приставы? Мир от этого, возможно, только улучшится. Однако, когда учителя, сантехники или работники транспорта протестуют против низких пенсий, это вызывает негодование. Ведь у них есть настоящая работа, а они еще и пенсий хороших хотят — безобразие!

Что привело к такому широкому распространению никчемных работ и можно ли что-то сделать, чтобы решить эту проблему? У автора есть несколько важных идей.

Идея № 1. Бессмысленная работа — это форма занятости, которая никому не нужна — ни работнику, ни его боссу, ни миру в целом. Однако работник должен делать вид, что это не так

В пример такой работы Гребер приводит историю Курта, субподрядчика немецкой армии. Работа Курта заключается в следующем. Если какой-то военнослужащий должен поменять комнату, в которой сидит, он не просто переносит свой компьютер на другой этаж или в соседний кабинет, а заполняет формуляр. ИТ-субподрядчик получает формуляр, утверждает его и отправляет дальше — в логистическую фирму.

Логистическая фирма утверждает переезд в другой кабинет и запрашивает персонал в фирме Курта. Курт получает распоряжение: прибыть в казарму в такое-то время для перемещения компьютера в соседний кабинет. Казарма часто находится в сотне километров от офиса Курта. Он берет напрокат машину, добирается до казармы, оповещает об этом диспетчера, заполняет формуляр, отцепляет провода компьютера и кладет его в коробку.

Человек из логистической фирмы переносит компьютер в соседний кабинет, Курт вскрывает коробку, заполняет другой формуляр и подключает компьютер. Вместо того чтобы просто перетащить компьютер работника в соседнюю комнату, армия нанимает подрядчиков, а их сотрудники едут за много километров, тратя от 6 до 10 часов и 400 евро государственных денег. Ни Курт, ни парень из логистической конторы к армии отношения не имеют, они из частной конторы.

Сам Курт прекрасно понимает, насколько абсурдна и бессмысленна его работа. Он знает, что если в один прекрасный день исчезнет, никто этого даже не заметит.

Не лучше обстоят дела и в государственном секторе. Не так давно, в 2016 году, в Испании разразился скандал. Государственный служащий, 69-летний Хоакин Гарсия, инженер по водоочистным сооружениям, 6 лет не появлялся на рабочем месте, посвятив эти годы изучению трудов Спинозы. Его отсутствие обнаружилось в 2010 году, когда мэрия собиралась вручить ему медаль за 20 лет службы, но не нашла на рабочем месте.

Постепенно выяснилось, что никто из сослуживцев не видел Хоакина Гарсия уже 6 лет. На него подали в суд, где он сообщил, что много лет честно выполнял свои обязанности, но у водоочистных сооружений сменилось высшее руководство и ему просто ничего не давали делать, вынуждая бесцельно проводить часы на рабочем месте. Это вызвало сильную депрессию, что подтвердил врач, много лет его лечивший и посоветовавший Гарсии найти хобби. Что Гарсия и сделал.

Нередки и смерти офисных служащих на рабочем месте, чьи тела остаются за столом по несколько дней, и коллеги этого не замечают. Бессмысленная работа есть и в частном секторе, и в государственном, просто в частном отсутствие человека заметят намного скорее — вот и вся разница. В частной конторе Спинозу можно изучать на рабочем месте в рабочее время, делая вид, что работаешь.

Гребер подчеркивает, что под бессмысленной работой он не имеет в виду работу грязную, аморальную или откровенно преступную — так, в преступном сообществе работа киллера вполне востребована. Но если киллера оформить мелким клерком, обязать ходить на работу с утра до вечера пять дней в неделю, где он будет изображать, что работает, — его работа станет никчемной. Уборщики, выполняющие важное и полезное дело, плохо оплачиваются, к ним пренебрежительно относятся, и тем не менее их работа важна и нужна.

Идея № 2. Бессмысленная работа имеет пять основных разновидностей — лакеи, головорезы, липучки, бокс-тикеры и надсмотрщики

Лакеи ведут свое происхождение от феодальной прислуги. Их работа направлена на то, чтобы их господин чувствовал себя важным и значительным и выглядел так в глазах окружающих.

Далеко не все лакеи заняты в домашнем хозяйстве или, по крайней мере, какой-то конкретной работой. Чем выше положение их хозяина, тем вероятнее, что они просто играют роль свиты. Их часто наряжают в красивую униформу или дорогие костюмы, наделяют какими-нибудь несложными, чисто формальными обязанностями. Для сильных мира сего само наличие такого окружения из бесполезных людей — лишнее свидетельство их величия.

Иногда это эскорт, иногда наряженные в военную форму «телохранители», точнее, создающие впечатление телохранителей. Некоторые богатые английские семьи до сих пор держат лакеев и дворецких, подкрепляя таким образом свой статус. Современный эквивалент лакеев — консьержи, швейцары, дежурные на ресепшен в крупных компаниях, которые практически ничего не делают, кроме как сидят за стойкой, секретарши в таких корпорациях, где они не нужны, и тому подобные служащие.

Головорезы заняты манипулятивной и агрессивной работой, которую они не любят и считают социально нежелательной. Их работа существует только потому, что их есть кому использовать. Это военные, пиарщики, корпоративные юристы, специалисты по маркетингу, работники колл-центров, предлагающие ненужные товары и услуги, и тому подобные. Они делают все для продвижения того, кто их использует, даже если их деятельность вредна для человечества в целом.

Липучки — это сотрудники, чьи обязанности существуют только потому, что никто вовремя не заметил их бесполезности. Если система глупо спроектирована, то, чтобы удерживать все ее компоненты вместе, требуется что-то вроде клейкой ленты, иначе она развалится. И тогда вместо решения проблемы начинают нанимать ненужный персонал для выполнения каких-нибудь странных обязанностей.

Автор приводит сравнение. Если у вас течет крыша, нужно нанимать кровельщика для ее починки. Но некоторые люди, считая, что кровельщик слишком дорого обойдется, нанимают человека, который будет стоять под течью с ведром и периодически выливать его.

Бокс-тикеры существуют для подтверждения того, что организация занята своим прямым делом. Они заполняют бесконечные анкеты, формуляры, бланки. Бокс-тикер на английском сленге — подотчетный человек, от которого требуются несложные действия без инициатив, следующий установленным правилам, даже если они бессмысленны.

Так, одна женщина по имени Бетси, нанятая для координации досуга в доме престарелых, опрашивала пациентов и заполняла формуляр с их предпочтениями. Затем она переносила данные в форму на компьютере, подшивала в папку опросник, и там он, забытый, оставался навсегда. Именно в этом, по мнению босса Бетси, состояли ее основные обязанности, на которые она должна была тратить рабочее время.

Опросы раздражали стариков, они знали, что независимо от их ответов все останется как было, злились и обижались. Это была единственная форма заботы о досуге обитателей дома престарелых. Всего несколько раз ей удалось добраться до пианино и вместе со стариками спеть хором несколько песен, что привело их в восторг.

Надсмотрщики назначают работу другим, своим подчиненным, которые вполне могли бы обойтись и без указаний, но начальство есть начальство, пусть даже маленькое. Если лакеи — это ненужные служащие, то надсмотрщики — ненужные начальники. Как правило, это менеджеры среднего звена.

Идея № 3. Бессмысленная работа — это ловушка, имеющая моральные и психологические последствия

Почему люди так несчастны на бессмысленной работе? Они не перетруждаются, а иногда и вовсе ничего не делают или заняты собственными делами в рабочие часы. Некоторые (их совсем немного) действительно находят в этом удовольствие, но у большинства людей никчемная работа вызывает депрессию. Они сами не могут понять, почему чувствуют себя такими подавленными. Если человек, занятый тяжелым физическим трудом с ненормированным рабочим днем, считает, что его безжалостно эксплуатируют, и это его злит, то люди, получающие деньги непонятно за что, испытывают моральное замешательство.

Гребер приводит несколько историй воздействия на людей их бессмысленной работы. Одного из них, Эрика, который первым в своей рабочей семье получил высшее образование, приняли на работу типичной «липучки». Фирма купила дешевое программное обеспечение, в результате компьютеры постоянно зависали и «глючили», и Эрик должен был по мере сил приводить их в чувство.

Он был 20-летним выпускником, не имевшим ни малейшего опыта в ИТ-сфере, но работодатели почему-то решили, что любой молодой человек обладает этими знаниями по умолчанию. Вместо того чтобы купить надежные программы, они предпочли нанять «липучку», чтобы все не развалилось. За весь день его пару раз могли спросить, как загрузить с сервера какой-нибудь файл или отправить электронную почту. Все остальное время он бездельничал.

Довольно скоро такая работа стала давить ему на психику. Эрик устраивал тихие бунты: поздно приходил и рано уходил, исчезал во время обеда на пару часов, читал романы на работе, иногда пил пиво. Никто ему и слова не сказал. Тогда он написал заявление об увольнении, но после этого босс поднял ему зарплату, и у него не хватило духу уйти.

Вскоре он стал исчезать на несуществующие встречи и отсутствовал по несколько дней — никакой реакции. В нем, неквалифицированном специалисте, как будто нуждались, чтобы скрыть собственную никчемность. Он стал много пить, перестал следить за собой, попробовал легкие наркотики и в итоге все равно уволился с огромным облегчением.

Он был наивен и ждал, что высшее образование поможет ему найти важную и нужную работу.

Когда этого не случилось, он впал в депрессию. Возможно, будь на его месте кто-нибудь более ловкий, он принял бы правила игры и сделал хорошую карьеру, продолжая изображать работу в поте лица.

Не только молодые люди из семей среднего достатка, но и представители обеспеченного класса порой испытывают моральное замешательство от бессмысленной работы. Один из них, Руфус, сын вице-президента крупной компании, работал в фирме отца человеком, который разбирает жалобы и отвечает на претензии. У него была отдельная комната.

Большую часть недели он абсолютно ничего не делал. Он тоже стал стараться удлинять обеденные перерывы, во время которых гулял, опаздывать и уходить раньше. Но его оклад остался прежним. Для его отца было важно, чтобы у сына в принципе была работа, получит ли он на этой работе какой-то опыт, уже вторично.

Работа должна служить какой-то цели. Если человек убеждается, что она бессмысленна, что он работает ради самой работы, это вызывает у него чувство беспомощности, никчемности, несвободы. Он будто участвует в бессмысленном социальном ритуале, и это вызывает тяжелые морально-психологические последствия. Профессия должна придавать смысл нашему существованию, только тогда мы чувствуем себя людьми.

Идея № 4. Бессмысленная работа требует притворства, но у него нет четких правил

Этим она отличается от, например, работы стюардессы. Стюардесса должна излучать дружелюбие, предупредительность и чуткость большую часть своего рабочего времени, хотя на самом деле перечисленное может и не быть чертами её характера. Притворство приводит к депрессиям среди небольшого количества стюардесс, вынужденных совершать эмоциональное насилие над собой, но по крайней мере стюардесса понимает, чего от нее ждут.

В случае бессмысленной работы служащий тоже должен притворяться, но в чем это притворство состоит, непонятно ни ему, ни его начальству. Его рабочее время купили, но как его проводить, если никакой конкретной работы нет? На вопрос Гребера к занятым никчемной работой, знает ли их босс, что они бездельничают, они пожимали плечами. Казалось бы, должен знать, но ведь не спросишь.

Однако находились люди, которые все-таки задавали этот вопрос лояльным и открытым боссам. В большинстве случаев эти боссы отвечали, что в свободное время можно заниматься «собственными проектами», не уточняя, что имеется в виду. Но автор ни разу не слышал, чтобы босс и сотрудник вместе выработали четкие правила: чем можно заниматься, когда работы нет, и чего нельзя делать. Надо улавливать самому методом проб и ошибок, до какой степени пользоваться своей свободой.

Иногда сами руководители посылали своим подчиненным скрытые сигналы. Так, Беатрис, работавшая в правительственном офисе в Великобритании, знала, что если во время футбольных чемпионатов из кабинетов боссов раздаются звуки трансляции матча, можно спокойно заниматься своими делами, пока матч не кончится.

Если же она дежурила в выходные вместе с другими сотрудниками (эта работа хорошо оплачивалась), они просто приходили в офис, чтобы отдохнуть перед началом рабочей недели. Начальства на работе не было. Одни смотрели фильмы, другие бродили по Интернету, а некоторые просто спали.

Сотрудника по имени Робин наняли на временную работу в американскую фирму. Ему сказали, что он должен быть все время занят прямым делом, не играть в игры и не бродить в Интернете. Через пару дней Робин обнаружил, что занять большую часть дня ему совершенно нечем, что его наняли в качестве детали интерьера офиса, которая должна находиться в своем кресле в рабочие часы.

Тогда он установил на компьютер Linux, где рабочая панель выглядит как DOS — просто текст на черном фоне. Каждый, кто заглядывал в его монитор, мог предположить, что он занят каким-то важным делом — программированием, администрированием, тогда как Робин в рабочие часы редактировал страницы Википедии или путешествовал по Интернету.

На то, чтобы явно разрешить работнику валять дурака, существует табу. Никто из боссов, даже самых доброжелательных, не скажет открыто, что можно во что-нибудь играть и не мешать остальным своими приставаниями с работой. Более того: если совестливый сотрудник уж очень сильно пристает к начальству с просьбой об отсутствующей работе, это может вызвать гнев и предложение сидеть тихо и не афишировать свое безделье.

Идея № 5. Количество никчемных работ постепенно растет

По мнению автора, в последнее время количество бессмысленных рабочих мест сильно повысилось и постепенно превращается в серьезную социальную проблему. Однако до сих пор эта проблема так и не попала в поле зрения экономистов и социологов.

Гребер считает, что это переворачивает все представления о том, как должна работать рыночная экономика. В свое время ненужные рабочие места по идеологическим причинам создавал СССР (что, по мнению автора, стало одной из причин его распада).

В то время и возникло присловье: они делают вид, что платят, мы делаем вид, что работаем. И вдруг тот же самый феномен возникает в капиталистической системе. Возможно, специалисты отказываются замечать это явление именно потому, что им и в голову не приходит, что такое возможно и в условиях рыночных отношений.

Спад занятости в производстве и сельском хозяйстве привел к росту так называемой экономики услуг. Производство было перенесено в более бедные страны, чтобы сэкономить на рабочей силе. Сельское хозяйство сократилось, продукты стало дешевле покупать за рубежом.

В экономике стал доминировать сектор услуг. Это не значит, что в ней стали преобладать парикмахеры, официанты, продавцы, уборщики и тому подобные специалисты. Они действительно входили в сектор услуг, но доля их была небольшой. Куда больше было количество администраторов, консультантов, канцелярских и бухгалтерских служащих, ИТ-специалистов и прочих.

В таких профессиях сделан упор на так называемые информационные услуги. Это не значит, что у всех этих людей бессмысленная работа. Это означает лишь то, что именно сектор информационных услуг — питательная среда для бессмысленных рабочих мест.

До 2008 года финансовый сектор в США был необычайно могущественным. Финансисты убедили и экспертов, и общественность, что они волшебным способом, используя алгоритмы, которые не понять простому смертному, извлекают прибыль буквально их ничего. Их окружал ореол почтения и восхищения, пока не случился кризис 2008 года и не стало очевидно, что многие из них — просто мошенники. Вместе с финансовым сектором росло и могущество сектора информационных услуг, они тесно связаны между собой и развивались вместе.

Автор считает, что современный капитализм странным образом породил новую скрытую форму феодализма. При такой системе богатство и положение распределены скорее по политическим мотивам, а не из соображений экономической целесообразности. В пример он приводит чайную фабрику во Франции.

Сначала это было местное предприятие в окрестностях Марселя. Затем ее выкупила корпорация Unilever, которая уже владела компанией Lipton. Сначала на фабрике все оставалось без изменений. Рабочие постепенно совершенствовали оборудование, в 90-е годы они рационализировали процесс, ускорив его и повысив прибыль.

Когда-то, в период с 1950-х по 1970-годы на предприятиях было принято распределять изрядную долю прибыли в виде премий и повышения зарплат. С 1980-х этого больше не происходит. Не случилось этого и на чайной фабрике. Выросшая прибыль шла на создание новых рабочих мест для бесполезных работников. Сначала это были менеджер и HR-специалист, потом появились другие люди, которым придумывали названия должностей.

Целыми днями они слонялись по фабрике, собирались на какие-то совещания и что-то записывали в свои блокноты. Рабочие понятия не имели, чем они занимаются. Они писали какие-то отчеты вышестоящим боссам, пока один из них не предложил закрыть производство и перенести его в Польшу, уволив всех рабочих.

Так повышение производительности труда, вместо улучшения производства и вознаграждения работников, привело к созданию новых и бессмысленных административно-управленческих должностей, и так происходит почти повсюду, считает Гребер.

Идея № 6. Бессмысленные работы существуют и потому, что общество не выработало четкие критерии пользы и бесполезности

Чем одна работа полезнее другой? Каким инструментом можно измерить пользу? Экономисты считают, что полезные работы удовлетворяют определенные потребности или нужды общества. Но это определение не так очевидно, как кажется.

Допустим, никто не станет спорить, что строительство моста — работа полезная, но только в том случае, если кто-то действительно будет пользоваться этим мостом. Если это «мост в никуда», строительство которых так любят политики и главы муниципальных округов, чтобы выкачать из правительства дополнительные деньги, если по нему никто не будет ездить, эта работа бесполезна. Но никто из экономистов с этим разбираться не будет. Они просто принимают как должное, что мосты нужны и полезны, и исходят из этого. Так же рассуждают и строители мостов.

Одни вещи являются более ценными, другие — менее. С количественными критериями все просто: эта вещь дороже, чем та, на одну машину идет больше металла, чем на другую, зарплата адвоката больше, чем зарплата учителя, и тому подобное. Все это поддается сравнению, но с ценностью и полезностью все обстоит сложнее. Мы не можем сказать, что одно духовное лицо в пять раз более благочестиво, чем другое, что картины Пикассо в 10 раз талантливее, чем картины Ренуара. Такие ценности не могут быть количественно оценены, их не с чем сравнивать.

У людей разное мнение по поводу ценности своей работы. Для большинства из них социальная ценность работы — это не просто создание богатства, но и укрепление человеческой общности. Важная и ценная вещь в работе, помимо денег на оплату счетов и хлеб насущный, — это возможность внести в мир свой позитивный вклад.

Парадокс состоит в том, что чем больше настоящей пользы работа приносит людям, тем хуже она оплачивается. При этом важность настоящей работы легко понять по забастовкам. Люди высокодоходных профессий почти никогда не бастуют. В 1970 году в Ирландии случилась 6-месячная забастовка в финансовом секторе, когда не работали банки и их сотрудники. Она длилась полгода.

Экономика не остановилась, как рассчитывали ее организаторы. Люди продолжали работать, а вместо денег расплачивались чеками. Но когда в Нью-Йорке несколько лет назад забастовали мусорщики, через 10 дней городское начальство пошло навстречу всем их требованиям — без них город сделался непригодным для жизни.

Идея № 7. На протяжении 20 века труд постепенно начал расцениваться как форма дисциплины и самопожертвования

Гребер пишет, что в 20 веке сложилось так называемое евангелие богатства, когда главы промышленных корпораций сумели убедить общество, что именно они, а не те, кого они используют, — настоящие создатели всеобщего процветания.

Однако в этом случае возникало противоречие. Какой смысл и цель были в рабочих местах, если сами рабочие превращались в придатки к своим машинам, низводились до положения роботов? При этом большая часть их жизни проходила на работе, где их легко было заменить и от них ничего не зависело.

И тогда в ход пошла старая идея, уходящая корнями в пуританскую этику: оплачиваемый дисциплинированный труд под руководством мудрых учителей — единственный способ стать зрелым, взрослым, ответственным человеком. При такой постановке вопроса работник уже не искал в своей работе ценность, или пользу, или смысл.

Он не думал о том, чтобы разбогатеть с ее помощью или кому-то помочь. Теперь работа стала необходимой данью обществу, временем, оторванным от радости и удовольствия, для того чтобы повзрослеть и с полным правом пользоваться игрушками общества потребления.

Евангелие богатства и любовь к потребительству изменили психологию людей. Мы уже ассоциируем себя не с профессией, не с тем, что производим, а с тем, что потребляем: музыку, которую слушаем, одежду, машины, любимые спортивные команды, компьютерные игры, гаджеты и тому подобное.

Большинство людей определяет свою личность и свою ценность независимо от того, чем они занимаются. Но, как ни парадоксально, опросы показывают, что именно работа придает жизни смысл, и безработица чрезвычайно вредна для психики. Исследования психологии труда, проведенные в 20 веке, показали две парадоксальные тенденции. Первая — достоинство и самоуважение человека тесно связаны с его работой. Вторая — большинство людей ненавидит свою работу.

Свыше 100 исследований за последние 25 лет показали, что многие работники описывают свою работу как изнурительную, скучную, психологически тяжелую, лично унизительную или бессмысленную. Но в то же время они хотят работать, потому что работа формирует личность и характер. Это не только способ заработать на жизнь, но и способ повышения самоуважения и самоидентификации.

Гребер считает, что большинство современных людей похожи на заключенных, которые лучше будут работать в тюремной прачечной или шить рукавицы в тюремной швейной мастерской, чем сидеть в камере, смотря телепередачи.

Если рассматривать работу как некое самопожертвование, дань обществу, то именно тяжесть современной работы является самоцелью, чтобы сформировать характер. Этот садомазохистский элемент в работе перестал быть побочным эффектом некоторых профессий, а вышел на первый план. Страдания на работе стали признаком настоящей гражданственности.

Две концепции, по мнению автора, постоянно спорят и воюют друг с другом, и дополняют друг друга. Согласно одной, люди стремятся к богатству, комфорту, власти и удовольствию. Но эти стремления должны дополняться работой в качестве самопожертвования, в которой ничего приятного или полезного быть не должно — это место страданий в той или иной форме.

Идея № 8. Управленческий феодализм поддерживается взаимными обидами

Бессмысленная работа существует потому, что в нее встроен некий компенсаторный механизм, считает Гребер. По сложившейся странной садо-мазо-диалектике, мы терпим никчемные работы, потому что с их помощью можем позволить себе потребительские удовольствия, которые компенсируют отсутствие настоящей жизни.

Кто-то сидит в кафе с друзьями, обсуждая чьи-то любовные похождения, кто-то посещает тренажерные залы или занятия йогой, другие с головой уходят в просмотр сериалов или интернет-покупки. Такое компенсаторное потребительство отчасти примиряет нас с действительностью.

При этом в обществе, наполненном никчемными работами, процветают взаимные обиды и зависть. Те, кто не в силах найти работу по душе или вообще любую работу, возмущаются работающими. Трудоустроенные ненавидят бедных и безработных, считая их преступниками или халявщиками, хотя это может быть вовсе не так. Занятые на бессмысленных работах завидуют тем, кто действительно что-то создает при помощи продуктивного и полезного труда.

Низкооплачиваемые представители полезных профессий ненавидят занятых на бессмысленной работе. Вся эта взаимная ненависть выгодна политической элите.

Еще понятно, почему рабочие французской чайной фабрики ненавидели менеджеров, которые в итоге их закрыли. Но ненависть была взаимной. Часто менеджеры среднего звена и их ближайшие подручные тоже ненавидят рабочих — ведь у них-то, в отличие от менеджеров, есть основания гордиться своей работой. Это так называемая моральная зависть. Гребер считает, что она направлена на тех, чьи моральные стандарты кажутся более высокими, чем у завистника.

Моральная зависть постоянно присутствует в современных трудовых отношениях. Если на работу принимают иностранцев или просто приезжих, это вызывает у старожилов чувство обиды. Им кажется, что приезжие работают либо слишком много, чтобы выделиться и больше заработать, либо слишком мало, потому что ленивые.

Иногда эта обида и ревность направлены на какие-то профессиональные сообщества. Например, не так давно общественный гнев внезапно обрушился на учителей. Это классический пример моральной зависти. Учителей помнят даже через 20 лет, с ними поддерживают связь бывшие ученики, полные благодарности. Разве можно позволить таким людям создавать профсоюзы, угрожать забастовками и требовать улучшения условий труда?

Единственная группа вне обид и зависти — это военные, которые служат своей стране. Правда, и получают они не слишком много. Многие из них проводят остаток жизни без постоянного жилья, в зависимости, бедности, а иногда и став инвалидом. Образовательных и карьерных возможностей для своих рядовых армия не дает, разве что речь идет о потомственных военных из влиятельных семей, поступивших в военную академию.

Идея № 9. Реальными шагами в ликвидации никчемных работ могут стать всеобщий базовый доход и сокращенный рабочий день

Гребер подчеркивает, что он не любит вкладывать политические рекомендации в свои книги. Как правило, это сразу вызывает вопрос, что же предлагает автор в качестве решения проблемы, то есть книга, поднимающая проблему, должна содержать еще и политические рекомендации.

Автор отмечает, что не любит политиканов, то есть элитную группу правительственных чиновников, которые навязывают обществу свои решения. Он предпочел бы, чтобы эти политические элиты не существовали вовсе, вот без кого бы мир точно не оскудел, и уверен, что когда-нибудь политические институты и корпорации отомрут так же, как в свое время исчезла инквизиция и прекратились кочевые набеги.

В настоящее время нет никаких общественных движений против бессмысленных работ, в частности потому, что, во-первых, большинство людей не признает такие работы проблемой, а во-вторых, потому что не знает, как ее решить.

Ведь требуется покончить с синекурными должностями, а не просто выставить на улицу людей, которые их занимают.

Гребер утверждает, что самое очевидное и простое, что можно сделать в качестве борьбы с бесполезными работами, — это сокращение рабочего дня и универсальный базовый доход, то есть регулярная выплата денег каждому члену определенного сообщества.

Государство выплачивает каждому члену сообщества независимо от степени его занятости и без необходимости выполнения работы. Это упразднит бесполезные институты, ведающие пособиями и пенсиями, кучу бюрократов, паразитирующих на этих институтах, высвободит время для занятий по душе и даст финансовую независимость тем, кто в ней остро нуждается, — в частности, женам, зависимым от жестоких мужей, к примеру.

Ведь на женщин ложился двойной груз работы — на работе и в семье, но труд по дому считается бесплатным. Кроме того, равномерное распределение дохода между членами общества уничтожает социальное неравенство.

Базового дохода должно хватать на жизнь, и он должен стать неотъемлемым правом человека, а не актом благотворительности. Не нужно определять, кому и сколько давать, он должен быть одинаковым для всех. Иначе для его подсчетов опять возникнут никчемные институты с бессмысленными должностями.

Внедрение базового дохода постепенно привело бы к полному исчезновению бюрократического аппарата, считает автор, главного инструмента генерации бессмысленных работ. А на обычных работах базовый доход заставит слишком властных боссов относиться к подчиненным с уважением.

Многие считают, что базовый доход приведет к появлению бездельников, что люди просто перестанут выходить из дома и начнут предаваться порокам. Этого не произойдет, уверен автор. Другие противники безусловного дохода считают, что люди займутся всякой ерундой, и мир наполнится плохими поэтами, авторами экзотических научных теорий и тому подобными чудаками.

Гребер считает, что таких людей будет не больше 10–20 процентов. Но уже сегодня 30–40 процентов работающих людей считает свою работу бессмысленной и ненавидит ее. Так что же лучше?

Книга любопытная, необычная и достаточно сложная. Она полна философских аналогий, жизненных примеров и экскурсов в историю. И поднимает проблему, с которой сталкивалось большинство из нас, оказываясь на нудной и бессмысленной работе.

Многие ненавидят свою работу, но мало кто считает это серьезной социальной, экономической и политической проблемой. Она не видна глазу, и только исследования в этой области помогли оценить ее масштаб.

Гребер предлагает сделать шаг к свободе, избавившись от ненужных работ, которые созданы для того, чтобы скрыть безработицу, ставшую следствием бурного развития технологий и управленческого феодализма. Он не предлагает политические рецепты, но считает, что пришло время открыто обсудить, каким должно быть по-настоящему свободное общество.

#библиотека

{ "author_name": "Евгений Делюкин", "author_type": "editor", "tags": ["\u0431\u0438\u0431\u043b\u0438\u043e\u0442\u0435\u043a\u0430"], "comments": 98, "likes": 74, "favorites": 154, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 45305, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 45305, "author_id": 124903, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/45305\/get","add":"\/comments\/45305\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/45305"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199121 }

98 комментариев 98 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
50

Прочёл текст. как будто про меня написано...

Работаю Linux-администратором в крупной оутсорсинговой компании и обслуживаю серверы очень известного европейского заказчика. Опыт работы два года. Как всё было:

1) Я устроился на работу, в нашем распоряжении было 200+ серверов. Есть мониторинговая система check-mk, которая создаёт тикеты (когда CPU load, большой, fs заполняется, потребление памяти высокое и т.д.). И тикеты от пользователей. В день было 30-50 тикетов. Я примерно пол года их честно решал и закрывал, был доволен работой, типа приношу пользу общественности, слежу за важными серверами. Я был горд собой
2) Примерно через пол года я начал осознавать, что занимаюсь довольно странной работой, появились первые признаки бесполезности закрываемых тикетов... Но начал проводить 'тренд-анализы' и постепенно тюнить мониторинг: где-то убрал мониторинг RAM, если есть свободный swap, где-то повысил пороговые значения, где-то поставил вечный maintenance mode. Кол-во тикетов упало процентов на 30. Я был счастлив, т.к. я всё ещё приносил пользу и даже занимался оптимизацией
3) Прошёл ещё год. Опыта стало всё больше и больше. Я начал изучать каждый тикет с целью сокращения кол-ва инцидентов. Всё тюнил и тюнил мониторинг...
4) Через полтора года задал себе прямой вопрос: был ли бизнесу какой-то ущерб от того, что CPU load превысил warning level? Был ли ущерб бизнесу от того, что кол-во кол-во одновременно запущенных процессов преодолело какое-то значение, придуманное кем-то и никак необоснованное? Зачем я получаю тикеты о переполнения места на файловой систему, которую использует только приложение, а не система? Не проще ли тикеты создавать сразу тому, кто поддерживает приложение, минуя нас, передастов? Я так и сделал, потюнил мониторинг жёстко.

Как вы думаете, что теперь со мной происходит? Я поддерживаю 600+ серверов. И в неделю у нас сейчас 5-10 тикетов от мониторинговой системы... Т.е. я полтора года занимался ничем, но сам верил в то, что моя работа была нужна и полезна... И всё продолжает работать... Из-за увеличения числа серверов кол-во людей в команде тоже увеличилось в два раза. Работодатель же думает, что чем больше серверов, тем больше нужно сотрудников... И я сижу на работе и ничего не делаю по 6-7 часов... Теперь 1 человек обрабатывает 1 инцидент в неделю...

Про 'менеджеров среднего звена' написано то же верно. У нас их очень много, каждую неделю есть собрание. Менеджеры сами создают никому ненужные консёрны, сами создают экшны, потом сами принимают какие-то решения, которые никому не нужны, и сами же отчитываются о проделанной работе. Но смысла в этом нет никакого, никакой пользы общественности. Консёрн ради консёрна...

И знаете, я в депрессии уже пол года. Я не знаю, как дальше работать. Бездельничать или заниматься никому ненужной деятельностью -- это ужасно. Я сижу 7 часов и просто слушаю музыку на Яндексе (не реклама). И так 5 дней в неделю...

Иногда же сам начинаю создавать ненужную работу (типа давайте имплементируем systemd-reolved, давайте сделаем апгрейд ILO, давайте заменим ntp на chrony, давайте заменим в репорте xlx на xlsx), чтобы просто на сойти с ума...

И да, появляется ничем необоснованная агрессия, постоянные споры с менеджерами на ровном месте (чтобы не было скучно), проблемы с коллегами...

Ответить
59

Чувак, ты в идеальном моменте, чтобы пилить свой проект или бизнес. Есть доход постоянный с работы и свободное время. Что может быть лучше? А ты ноешь, как говно какое-то, пардон.

Ответить
15

Это не так просто как кажется, если тебя всю жизнь готовили к тому, чтобы быть наемным работником. Для этого нужна полная перестройка мышления. Очень часто без психолога не обойтись.

Ответить
22

Без Тони Роббинса.

Ответить
10

у Аяза дешевле

Ответить
13

Свой проект пилят не от безделия. Нужна огромная мотивация.

Ответить
1

Безделье - недостаточно огромная мотивация?

Ответить
0

Безделье - не мотивация. Наличие свободного времени, а в данном случае - условно свободного, не равно способности и готовности пилить стартап.

Ответить
–3

Спорное утверждение.

Ответить
0

Это так же как наличие свободного времени не равно способности заняться физухой. Просто начинаешь прокрастинировать. Я так 3 года работал, потом было адски тяжело вырваться.

Ответить
0

Многие с удовольствием тратят свободное время на занятие "физухой". Поэтому утверждать что безделье - не мотивация, и тем более навязывать свое ущербное мнение = заниматься хуетой.

Ответить
2

Кстати да, мне бы такие условия - я бы давно уже несколько простеньких браузерных игр запилил на рабочем месте, некоторые возможно бы даже выстрелили, ну или хотя бы приносили какой-нибудь полупассивный доход. А еще параллельно бы акциями торговал.

Ответить
1

Чего ж после работы в свободное время не займетесь?))

Ответить
0

Только акциями не торгуй. Я уже поторговал, а потом статистику почитал). Активная торговля как золотая лихорадка, в основном зарабатывают продавцы лопат.

Ответить
0

Ну или какой-нибудь фриланс хотя бы

Ответить
32

"Я сижу 7 часов и просто слушаю музыку на Яндексе (не реклама). И так 5 дней в неделю..."

Илья, в понедельник утром зайди ко мне в кабинет

Ответить
0

Вместе послушаете?)

Ответить
31

Это самая ахуенная реклама Яндекс Музыки. Реклама стала умной. Уже боюсь что кто нибудь из моих родственников нихуя не родственник, а реклама какого нибудь йогурта.

Ответить
4

Я не хочу сказать, что моя работа полностью не нужны и бессмысленна. Я работаю, иногда час в день. иногда два, бывают и редкие завалы. Но просто в команде 10 человек, и все работают по часу-два в день. Я не понимаю, почему я не могу просто сидеть дома и раз в час проверять почту. А одного сотрудника оставить на работу, чтобы мониторил тикеты и подключал остальных ребят, если сам не будет справляться.

Просто сейчас сидит 10 человек и ничего не делают...

Ответить
6

Но почему такое происходит: европейский заказчик платит огромные деньги за нашу работу (огромную в России, но для самого заказчика сумма мизерная, если смотреть его годовой доход) моему работодателю. Заказчик доволен, что бизнес работает без перебоев и доволен нашими услугам.

Работодатель доволен этой суммой, и с лёгкостью может платить з\п 10-ти работникам. И даже 50-ти, наверное. Но в то же время он не желает терять заказчика, поэтому нанял 10 человек 'на всякий случай', которые ничего не делают. Кажется, в этой схеме счастливы все, кроме меня (хотя моя з\п чуть выше, чем по региону), но я глубоко несчастен...

Ответить
43

Чувак в носу ковыряется и несчастен... Так ты книги почитай, выучи китайский или ещё что нибудь. Ты сейчас словно баран потерявший пастуха. Может хватит быть бараном? Ты оптимизировал свое время! Так используй с умом и пользой.

Ответить
9

Пройдет совсем немного времени - появиться жена, двое детей, ипотека из-за которой придется трясьтись над работой, родители состарятся, свободное и личное время исчезнет настолько, что на книжку которая раньше читалась за неделю будет уходить по пол года - и вот тогда он осознает каким же бараном он был и как бесполезно проводил время.

Как там говориться - если бы молодость знала, если бы старость могла...

Ответить
1

Тут есть такое странное состояние, с которым я постоянно сталкиваюсь. У тебя есть свободное время, и ты думаешь о том, что можно было бы сделать то, или это, или вот это вот. Но почему-то ты это не делаешь, нет желания, нет должной мотивации, нет какой-то цели, к которой бы тебя привело это занятие. В и тоге ты продолжаешь сидеть дальше и скучать. И я давно понял, что тут дело не в лени, а именно в недостаточной заинтересованности и в отсутствии понимания того, нужно тебе это или нет. Иногда это доставляет мучительный дискомфорт, ибо ты не знаешь, куда себя деть, а просиживание на месте не приносит никакого удовольствия. Можно было бы спокойно себе сидеть и листать новостную ленту в соц. сетях, заполненную мемами, какими-то статьями, музыкой и т.д., можно поиграть в какую-то игру или посмотреть, какой заказать шмот на следующий сезон, но это уже давно надело, и хочется заняться чем-то дельным. Но вот это чувство, о котором я сказал выше, тебя держит.

Бтв, если знаешь, как с этим справляться, жду советов.

Ответить
1

Вы зубы чистите? Вам это приносит удовольствие? А что за мотивация это делать каждый день?
В интернете полно статей как бороться с прокрастинацией, но мое мнение начинайте с малого, что бы это вошло в привычку.
Правильное питание + спорт кстати творят чудеса как с физическим так и с внутренним миром.
Безделье порождает безделье. Поэтому начните заполнять свои будни деятельностью, по чуть чуть, только полезной, что в перспективе принесет Вам дивиденды. Я сам на этом этапе, моя работа стала рутиной и начал опять "плыть" не туда)

Ответить
2

Спортом, например, занимаюсь, т.к. это приносит удовольствие, снимает стресс, да и в целом чувствуешь себя намного лучше. Ну и есть необходимость девать куда-то свои силы, т.к. работа у меня сидячая на все 100%, из-за чего мозг устает, а тело нет. В свободное время, например, пытаюсь изучать английский, играю на фортепиано (случается только под определенное настроение), читаю. Но всего этого мало, нужна какая-то деятельность, от которой ты будешь себя чувствовать нужным, полезным.

Дело, которое будет приносит какой-то профит, тоже сложно найти, т.к. ты сам не знаешь, чего хочешь, из-за чего и не можешь сдвинуться куда-либо. Наверно, поэтому, некоторые выбирают какую-то бесполезную и ненавистную работу.

Ответить
2

У Вас нет цели?
У японцев есть понятие Икигай - смысл жизни.

Ответить
0

Ну, ничего удивительного в этой схеме нет. Это то, к чему вроде как все и стремятся.

Ответить
2

ты сам не знаешь, чего хочешь,

Вот с этого и нужно начинать. Может быть желания подавлены и надо сначала над этим работать?

Ответить
0

Согласен. Осталось только понять, как это сделать.

Ответить
0

Хотя даже имея цель, я постоянно продолжаю бороться с прокрастинацией. =))

Ответить
0

у всех так, не только у тебя. Надо уметь заставлять себя делать то, что не хочешь. Только так будешь развиваться и расти. Мыслями все обдумать и продумать невозможно, только действия дадут результат. Какой результат не важно, так как каждый из них приносит тебе плоды и необратимые изменения твоей личности от приобретенного опыта. Только действуя ты сам поймешь кто ты, и что ты и начнешь уважать себя! альтернатива - тухнуть листая новости или переключая пульт и наращивая живот с ляшками))) что бы было интересно жить, надо себе цель поставить благородную, придумать себе для чего ты здесь!)))) цель не шмот купить, или бмв в кредит замутить естественно ;)

Ответить
0

Больше скобок в конце предложений!!!)))))))

А так я все это, к счастью, понимаю. В принципе, все какие-то жизненные достижения, важные перемены и т.д. происходит через превозмогание. Но часто это дается путем больших усилий, не столько физических, сколько моральных.

Ответить
2

Людям "снизу" решения принимаемые на уровнях выше часто (и ошибочно) кажутся неправильными или вообще бессмысленнымии не потому что они глупые, а просто от недостатка информации и непонимания общей картины. Возможно работадатель держит 10 человек вместо двух потому что заказчик платит в человеко-часах и в этом случае больше людей = больше доход; возможно 10 человек нужны на случай экстремального сбоя, когда будут нужны 10 квалифицированных сотрудников немедленно - и этот маловероятный сбой настолько опасен для бизнеса, что лучше платить им годами просто за присутствие и тд. Далеко не всегда то, что кажется бессмысленным таким является

Ответить
1

Если это выглядит тупо, но работает, то это не тупо)

Ответить
2

Скажу так, перестань ныть и впадать в депресняк. Время просто свободное используй с пользой, получи новые скиллы и вали на новую работу. Давай сам себе мотивационные пинки.

Ответить
2

Это нормально, через это проходит каждый сисадмин. Пока все работает стабильно - есть масса свободного времени, которое каждый тратит по-своему. Кто-то музыку слушает, а кто-то пилит стартапы, занимается консалтингом или повышает квалификацию.

Ответить
2

Это нормально, и такое может быть на любой работе, а в ит-сфере - тем паче. Просто ты "вырос" из своей текущей позиции в компании. Либо ищи что-то на порядок более сложное, где твой скилл пригодится и будет куда развиваться дальше, либо открывай свою компанию (не для каждого подойдет), либо уходи во фриланс (как товарищ https://habr.com/users/opium/) и продавай свой скил намного дороже и расти дальше. А, еще девопс забыл.

Ответить
4

Могу дать совет, так как поступил я - переучитесь на разработчика. Может прирост в з.п. поможет снять симптомы дипресси

Ответить
6

Увеличенный приход бабла только временно решает эту проблему.

Ответить
1

За всех не скажу, но я своего друга сисадмина переучил на андроид разработчика, и он теперь даже не приложения пишет, а фреймворк. Очень рад что ушел с сис админов. Может это временно, кто знает, но пока не жалеет.

Ответить
0

О! Это вы давали интевью Непочатову года четыре назад? По прежнему в android dev? (как тут в л.с. писать я не нашел)

Ответить
2

Вам нужно отдохнуть - покупаться, пыхнуть, занюхать, снять, купить. Ибо это клоака.... Сам в такой же жопе нахожусь - прибегнул к выше написанному! Все стало лучше.

Ответить
0

что тебе мешает свой проект замутить какой то, раз времени столько свободного? по твоему рассказу ты вроде с головой. Не спорь только и не агрессируй с коллегами, это пиздец какое днище!)))

Ответить
0

Был в подобной ситуации. Решений много:
1) Заняться собой. Качалка, питание, всякое активное времяпровождение и прочее. Сильно зависит от графика работы и есть ли удаленка свободная. Если требуют строго сидеть в офисе 8 часов, то надо сваливать с такой дыры 100%.
2) Петпроджекты, полноценные проекты с какими-нибудь людьми и так далее. С этим все сложнее, ибо очень часто нельзя просто так взять и начать что-то пилить. Походи по каким-нибудь митапам, найди людей которые что-то хотят запилить.
3) Менять место работы, оборачивая опыт на текущей работе в красивую обертку, с полным описанием всех кейсов оптимизаций и прочего. Будешь востребованным, и на новом месте жизнь сразу расцветет.

Ответить
–1

Идиот! Занялся бы самообразованием, изучением иностранных языков, собственным проектом, хобби в конце концов.

Ответить
12

Нередки и смерти офисных служащих на рабочем месте, чьи тела остаются за столом по несколько дней, и коллеги этого не замечают.

Что за ересь?

Ответить
7

// Поэтому в советских магазинах, по выражению Гребера, требовалось три продавца, чтобы продать один кусок мяса

это плохой аргумент в том смысле, что сейчас невозможно исследовать советские магазины и убедиться, что три продавца там именно для того, чтобы у них была работа

когда я жил и работал в СССР, у меня было стойкое ощущение, что масса левых людей, профессий и даже целых предприятий были только потому, что не было никакой заинтересованности в том, чтобы делать компактно, прибыльно, эффективно. Нет, у единиц, у отдельных работников такая заинтересованность была, но они тонули в общей массе.

СССР в этом плане напоминал огромную корпорацию, в которой у отдельных работников и менеджеров низовых отделов нет никакой заинтересованности в том, чтобы делать работу по-настоящему, а не ради каких-то метрик.

Ответить
6

Просто в СССР не было связи между эффективностью труда и размером оплаты. Все старались прибиться к теплым местам, где можно было не париться, но зарплатку стабильную получать. А магазины в этом плане были не самым лучшим местом (за исключением отдельных должностей или профессий типа директора или мясника) т.к. работать там надо было и общаться с озлобленными народными массами.

Ответить
12

да это-то я успел понять )
и даже столкнулся с феноменом "не делай так много, норму увеличат, а оплата останется! лучше посидим часа четыре, в карты поиграем"

Ответить
0

Это и сейчас в некоторых местах процветает.

Ответить
5

Вы ошибаетесь: магазины в эпоху дефицита были самым лучшим местом - товар разбирали из-под полы еще до попадания на витрину. Знаю не понаслышке - соседка работала продавцом в магазине. А озлобленные народные массы - что семечки.

Ответить
0

СССР - это экономика госплана и ее в принципе нельзя сравнивать с рыночной. Легальные зарплаты были относительно невысоки и нормальные бабки делались в теневом секторе.

Ответить
8

Работаю над книгой "Почему так много людей все еще хотят есть, и что с этим можно сделать"

Ответить
8

Бессмысленная работа — это форма занятости, которая никому не нужна — ни работнику, ни его боссу, ни миру в целом. Однако работник должен делать вид, что это не так

Да, бессмысленная работа — бессмысленна. Кто бы мог подумать.

Статья из серии: если хочешь быть богатым — заработай денег.

Что-то вспомнилось:

"Если вас застукали за дрочевом и вы остановились - тогда вы - чувак, которого застукали.

Но если вы продолжили, то чуваки, которые вас застукали и смотрящие на это, становится гомиками!

Успех заключается в том, чтоб найти скрытые приимущества в отрицательных ситуациях." (с) Энтони Роббинс.

ПиСи даешь больше статей об успешном успехе на этом сайте :))

Ответить
0

Ахах,про дрочево збс аргумент)))

Ответить
5

Базовый доход - это прям коммунизм какой-то. Абсолютно утопичная история, это ж какие налоги надо собирать, чтобы всем жителям его выплачивать.

Ответить
4

Такие налоги, которые сейчас существуют в виде оплаты бесполезной работы

Ответить
3

Коммунизм - держать людей-функций на работе, придумывать работу вместо сокращения должностей. И тенденция хреновая, господа. Условный плотник Хесус кормит себя и чиновника Сесарио. Допустим 50/50 монет за 100 досок, которые приколотит Хесус. Если Сесарио занимается тем, что ставит штампики на каждой доске, которую должен будет приколотить Хесус, а Хесус ещё должен притащить каждую досочку в кабинет Сесарио, то вместо 100 досок за день он приколотит 80. Делим 80 монет на 2 и получаем 40 монет. Вывод: неэффективные должности, работы отнимают средства у обоих. Дешевле было бы, чтобы Сесарио пускал слюну дома у телека и пил пиво. Согласен, что базовый доход необходим, но в случае увеличения производительности труда путем сокращения неэффективных звеньев. Иначе действительно ничего не выйдет.

Ответить
0

Хмм... ни в одной стране мира с коммунистической идеологией никогда не было даже в проекте ввести что то подобное.
Скорее была идея о "обязательности" члена общества работать на это общество.

Ответить
6

Работу свою люблю. Больше всего напрягает контакт с людьми, которым вечно че-то надо и чем-то вечно не довольны. А еще и своё мнение есть на всё, без учета которого нельзя работать. Фриланс хорошо, но там ты как пещерный человек себя чувствуешь. Если, конечное, не на ГОа сидишь.

Ответить
2

Хотелось, чтобы всё было иначе, но потреблядтсво, желание заработать на людях у которых есть лишние деньги, ты не скажешь Apple, давайте вы будете выпускать iPhone раз в 5 лет, а не каждый год, оно так не работает. И все на это подсели, этому миру нужен либо сброс, метеорит упавший на землю и уничтоживший половину населения, глобальный потоп, либо релокация на другие планеты, где у обществ будут собственные устои и понятия счастливой жизни.

Ответить
7

Это так сложно - написать "переезд" вместо "релокация", да?

Ответить
24

Этого с собой не брать.

Ответить
11

Этот "с собой" и не набивался.

Ответить
4

Плюсанул оба коммента. Жжоте!

Ответить
4

Многие уже думают некоторые слова на английском, кому как удобно. Вас ведь тоже никто не заставляет читать эти комментарии/фразы и говорить на русском языке 19 века

Ответить
1

Хороший был текст до развязки про "всеобщих базовый".

Ответить
15

Почему? Базовый доходи как раз таки позволит избавиться от таких работ. Потому что с базовых доходом человек сможет не устраиваться на средне-оплачиваемую ,но не нелюбимую работу, а сможет и на любимую, но низко-оплачиваемую, т.к есть подушка безопасности от БД.

Ответить
8

Ещё бы хоть приблизительно прикинуть, какой эффект на экономику дал бы такой объём денег. Этот базовый доход раскрутит инфляцию до того уровня, при котором размер дохода будет инвелироваться за месяц.

Ответить
0

ну вообще-то предполагается, что другие социальные выплаты сокращаются/упраздняются. И базовый доход позволяет только выживать, а не жить.
К тому же, вы видели уровень инфляции в развитых странах? Там чуть ли не дефляция.

Ответить
1

Первый шаг: Всеобщий базовый, выплачивает государство.
Второй шаг: Мы тебе выплачиваем? А давай-ка мы рождаемость и твои связи контролировать начнем.
Нафиг-нафиг, не надо нам подачек непонятно кем регулируемых.

Ответить
0

Будут круглосуточно лежать на диване перед теликом и мечтать хоть о какой-нибудь, пусть бессмысленной, но работе.

Ответить
0

А какое есть решение кроме?

Ответить
4

Тот случай, когда хочется уже откомментить, а ещё читать и читать. Поправка - текстовый браузер, в котором читал Робин был не Linux, а Lynx. Другой браузер Ghostzilla встраивается в открытые окна Word, Excel и т.п., что создаёт видимость работы в данных приложениях.

Ответить
3

Интересная статья и книга, во многом согласен с автором. Оформление и стилистика могла быть и получше, но это уже детали.

Я считаю, что человечество пока не готово к "базовому безусловному доходу", так как большинство людей только и ждут случая, чтобы ничего не делать и при этом ни в чём не нуждаться. Чтобы двигаться вперёд нужна мотивация, однако большинство не умеют создавать её внутри себя, поэтому они нуждаются в постоянном "волшебном пинке", которые и создаёт общество.

Ответить
2

Никакого "вперед" нет, ошибка в исходных данных.

Ответить
3

Как раз про меня. Абсолютно бессмысленная и бестолковая работа. Если ухожу в отпуск, никто даже не замечает. Но и уйти не могу т.к. ипотека.

Ответить
0

Именно поэтому не связываю себя долгами, детьми и подобным. Если я потеряю свою работу (или уволюсь когда окончательно задолбает), то могу позволить себе какое-то время пользоваться советами с роликов на YouTube "Как пообедать на 9 рублей" и спокойно найти нормальное место/занятие.

Ответить
3

Работаю на иностранных заказчиков фрилансером из дома. Так получилось не сразу. Был болезненный опыт офисной бессмысленной службы. Дома Бывает одиноко, но иногда, когда делаю любимую работу с удовольствием и классными результатами в итоге, очучения ни с чем не сравнимые. Поймите, что вам нравится, поставьте перед собой цель, достигните ее, и живите долго и счастливо.

Ответить
2

возможно человечество создано именно для того чтобы взорвать к еменям планету. Если не направлять его энергию на бесполезные для реальности штуки, то оно быстро докопается до способа гарантированного самовыпиливания.

Ответить
2

Эссе по "Капитал" прям

Ответить
1

Потому-что как не обманывай себя технологиями, или "семья это святое, продолжение рода и т.д" или еще чем поинтересней, все в глубине души понимают что они псевдосыты и псевдодовольны, перестаньте размножаться, это походу единственная возможность которая еще реально зависит от вас, хотя уже и на этот случай "властители" придумали банк спермы и искусственное оплодотворение.

Ответить
0

Трудоустроенные ненавидят бедных и безработных, считая их преступниками или халявщиками, хотя это может быть вовсе не так. Если на работу принимают иностранцев или просто приезжих, это вызывает у старожилов чувство обиды.

Типичный ЧСВ-ный "коренной москвич" на средней должности. Они такие, да.

Гребер считает, что большинство современных людей похожи на заключенных, которые лучше будут работать в тюремной прачечной, чем сидеть в камере, смотря телепередачи. Вся эта взаимная ненависть выгодна политической элите.

Аккуратное описание рашки, лол.

Базового дохода должно хватать на жизнь, и он должен стать неотъемлемым правом человека, а не актом благотворительности. Не нужно определять, кому и сколько давать, он должен быть одинаковым для всех.

Молодец, мужик. Правильный ход мысли от начала и до конца. Все описывает как "оно" на самом деле. Хотелось бы, чтоб он оказался прав.

Ответить
1

1) Автор идеалист. Близкий идейно к коммунистам. Вот эта мысль о базовом доходе ни за что - это почти "от каждого по возможностям, каждому по потребностям". Но в реальности подобное приводит к массовому безделью. 2) Нельзя объединять в одну группу людей, которые много трудятся, но труд их бесполезен (это реально угнетает), и людей, которые на работе не имеют достаточно работы, чтобы занять ей день (эти обычно куда счастливее, ибо могут заниматься своими делами в рабочее время). 3) Здесь нет ничего о том, как мне перестать ненавидеть мою работу. Только совет найти полезную работу (как будто полезную работу нельзя ненавидеть) и пожелание к правительству США изменить госстрой. 4) Военных автор сначала обозвал бесполезными (что может быть правдой только в идеальном мире), а потом наоборот сказал, что они делают важную, но низкооплачиваемую (что тоже неправда) работу.

Ответить
0

Ну вот я бы всё равно занимался бы каким-нибудь делом, даже имея базовый доход, да даже не базовый а хоть 100 хоть 200к в месяц. По 5-7 часов в день заниматься любимым делом, не напряжно.

Ответить
1

Что за бред. Проблему автор вывел, возможно, и правильно - в обществе действительно много бесполезных работ и люди не видят результат своего труда, поэтому впадают в депрессию. Но решения.. Автор вроде бы вменяемый человек, а мыслит настолько идеалистически. Базовый доход - это, конечно, прекрасно, но деньги брать на это где будете? Нужно понимать, что для начало государство должно быть на определённом уровне развития для этого. Чтобы не было политических элит.. Это, конечно, тоже прекрасно, их никто не любит. Но только вот они все равно будут. Такова уж человеческая природа, в племенах много много лет назад тоже была своя социальная структура и, соответственно, элита. В общем. Когда я читаю подобные книги, я всегда думаю о том, что автор хотел просто загрести бабла. Написать книгу, поймав один тренд, который действительно может существовать в обществе, и предлагая решения, совершенно ничего не имеющего общего с реальностью.
P.S. А почему книги автора становятся бестселлерами? Не потому ли, что их раскруткой занимаются те самые, никому не нужные пиарщики?

Ответить
0

Так оттуда и возьмутся, откуда и сейчас берутся деньги на оплату труда ничего не производящих (ни товаров, ни услуг) + армия чиновников так называемого соцобеса. Вот у меня товарищ работает во ФСИН, пишут каждый месяц отчеты, потом как то поехал то ли на учебу, то ли еще зачем в Мск, зашел к тем ребятам кому ответы отправлял, а они все лежат грудой на столах и никому не нужны. Вот разогнать и тех кто пишет, и тех кто как бы их читает+ тех кто им зарплату считает и еще много + кого можно найти, вот и деньги на базовый доход. Но этого не будет никогда, иначе начнут размножаться люди от безделья и обеспеченности, а то и специально, на нового человека ведь тоже платить будут, и куда мы все потом поместимся?

Ответить
1

Такая проблема есть, но автор её сильно преувеличивает. По большей части это проблема управления.
При этом то, что выглядит бесполезным не обязательно таковым является.
Раз оно так, значит всех это устраивает. Так в чем проблема? Как будто их заставляют на этих работах сидеть.

Ответить
0

мир *наполнится* плохими поэтами, авторами экзотических научных теорий

Тролль.

Ответить
0

И блогерами

Ответить
0

"Создается впечатление, что кто-то специально придумывает такую работу, чтобы все были чем-то заняты.", но платить хорошую заплату всем не может или не хочет, что еще хуже от всего этого становится.
Game over.

Ответить
0

Автор, очевидно, очень хорошо изучил проблему изнутри. Антропологи называют это "методом включенного наблюдения":
В 1998—2007 годах преподаватель антропологии в Йельском университете.

В 2007—2013 годах преподаватель Лондонского университета.

С 2013 года профессор антропологии Лондонской школы экономики

Ответить
0

Лет пять назад я устроился в большую международную компанию — офис класса A+, две кофе машины, дорогущие кресла, аймаки последних моделей — настоящая сказка из кино. Первых три месяца я усердно работал: разгребал завалы от предыдущего сотрудника, оптимизировал, сокращал. Но потом оказалось, что все сделано. Месяц мучился от безделья и в итоге предложил либо уволить меня к чертям, либо оставить на полставки.
— Слышал, что ты попросил сам себя оставить на полставки... Тебя заставили? — спросил коллега.
— Что за вопрос? Я буду успевать все делать за 20 часов, просто так сидеть совесть не позволяет.
— Да ладно тебе! Вон, коллега твой полдня ютюбчик смотрит и ничего!

Как во всем этом выживать давно написал Скотт Адамс в своих произведениях.

Ответить
–1

Неудачники. Все у них есть - комфортабельные офисы, зарплаты. Нет, этим инфантильным тварям еще работу подавай - депрессия у них от безделья, видите ли. Тьфу

Ответить
–1

Как по мне есть еще важная проблема, то что классы с 6 по 11 полностью бесполезны и 95% учащихся та информация которая преподается совсем ненужна. Жаль что на Украине сделали 12 классов.

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления