Кому на работе жить хорошо? IT-офис мечты может разрушить вашу жизнь

Материал подготовлен командой рекрутингового агентства в сфере IT и digital iD:HR

В закладки

Костюмированные вечеринки, тренажерные залы, бесплатные рестораны, душ и спальни – современные it-корпорации делают все, чтобы сотрудники жили на работе. Бывшие выпускники ликуют – они продолжают жить в общежитии, но теперь еще и получают за это неплохие деньги, пишут восхищенные отзывы на работных сайтах и выводят Google, HubSpot и Airbnb в победители рейтингов лучших работодателей.

Почему ex-googlers не советуют им завидовать

Бывший менеджер по продажам в Google Джо Каннелла считает, что компания начинает отбирать все больше времени, пока не становится центром жизни. «Фактически, вы заканчиваете тем, что питаетесь в Google, общаетесь с сотрудниками Google, носите одежду и пользуетесь техникой Google, разговариваете на жаргоне Google и отправляете письма в Gmail с помощью смартфона Google», — пишет Каннелла.

По словам бывшей сотрудницы Google Кэти Левинсон, метрики оценки успеха в компании были довольно странными. «Любые улучшения, которые не относились к основным метрикам, никем не оценивались. Юзабилити? Количество багов? Всем плевать. Если ты не можешь это измерить, никому не интересна твоя работа», — пишет Левинсон.

Левинсон считает, что розовые очки о работе в Google стоит снять. «Люди вокруг считали, что работа в Google — это идеально. Никто не хотел слушать о минусах, отсутствии энтузиазма — только о радуге и единорогах», — говорит Левинсон. По словам бывшей сотрудницы, лучшим продуктом Google является маркетинговая компания об условиях работы в компании.

Работа – жизнь, жизнь или работа?

Российские компании также стремятся создать комфортные условия работы для it-специалистов, которым действительно необходимо достаточно долго работать над одной задачей. Но при этом считать it-корпорации эталоном нельзя – ни сотрудникам, ни управляющим. Рано или поздно профессиональная жизнь вступает в конфликт с личной: живя на работе, невозможно иметь полноценные отношения, растить детей, заботиться о родственниках и ездить на отдых.

Но даже осознав эту ловушку, многие сотрудники топовых it-корпораций чувствуют себя заложниками золотой клетки: на работе они получают уважение, достойную оплату и комфорт, разве можно мечтать о чем-то еще? Нельзя недооценивать и давление корпоративной культуры, согласно которой сотрудник – часть великой миссии компании, и от него зависит ее будущее. В 2014 году Facebook и Apple предлагали молодым сотрудницам заморозить яйцеклетки, чтобы отложить материнство на поздний, более удобный для компании возраст.

Как отдыхают трудоголики?

Еще один подводный камень «сладкой it-жизни», о которой часто мечтают наши соотечественники, это сложности с расслаблением. Обычный человек отвлекается от работы на бытовые проблемы, друзей, родных. «Гуглер» или «хабспоттер» имеет в распоряжении столовую премиум-класса, игровой зал и открытый даже днем бар, в результате чего пристращается к вредным привычкам (переедание, алкоголизм), от которых трудно избавиться.

Офис мечты предлагает для сотрудника все удобства – здесь можно спать, мыться, играть и сдавать вещи в химчистку. Однако психологи уверены, что эта золотая клетка мешает удовлетворять эмоциональные потребности, вытесняет их и увеличивает зависимость от этой работы. Ведь увольнение лишит такого человека абсолютно всего, что он имеет.

Как бороться с корпоративной культурой?

Довольно часто целью современной корпоративной культуры становится сплочение коллектива, выход за рамки профессиональных отношений. С одной стороны, это хорошо, так как эмоциональный комфорт повышает производительность команды. Но с другой, важно чувствовать границы, разделять личное и рабочее пространство, не оказывать давления на сотрудников (не позволять оказывать на себя давление).

Гармонично развитая личность чувствует себя комфортно и на работе, и в семье, и с друзьями, и дома. Поэтому нет никакого смысла мечтать о таком же комфортном офисе, как в Google. Своими удобствами она получает возможность полного распоряжения временем сотрудника, за что он платит своей свободой и семьей. Это именно та, другая сторона медали, которую стоит иметь в виду, анализируя рейтинги лучших работодателей.

А что в России?

Медиа- и IT-компании в России тоже могут похвастаться оригинальными и комфортными офисами:

  • В Авито есть капсулы для сна, которыми можно воспользоваться в дневной перерыв.
  • Лаборатория Касперского предлагает сотрудникам отвлечься от рабочих задач настольным хоккеем, пинг-понгом или занятиями в спорт-зале.
  • У компании Mail.ru есть кинотеатр для сотрудников, фреш-бар и библиотека.
  • Тинькофф предлагает сотрудникам полноценные бесплатные обеды и настольные игры.
  • Яндекс не предлагает сотрудникам жить на работе, поэтому здесь нет кроватей, но много комфортных лавочек, зон для отдыха и общения. А стены офиса сделаны в виде досок для записи своих мыслей.
  • Yota поднимает настроение сотрудникам облачками на стенах и шикарным видом из панорамных окон на Финский залив.
  • Сбербанк придерживается западной открытой планировки, где руководители работают вместе с подчиненными.
  • Skyeng предлагает сотрудникам работать на полу, на креслах-мешках, подушках и и диванах. Каждому из них предлагаются мягкие тапочки.
  • Компания-разработчик Getintent может похвастаться обилием растений, кухней, гардеробной и душем с панорамным видом.

Таким образом отечественные it-компании поддерживают мировой тренд к созданию максимально комфортных условий для работников, но не перегибают палку и не предлагают им поселиться на работе. Интересно, что не все компании поддерживают западную идею OpenSpace, которая не совсем близка российскому менталитету, но многие с успехом ее применяют. А что думают об этом сотрудники, попробуем разобраться в следующей статье от iD:HR.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Анастасия Романова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 9, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 53768, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 19 Dec 2018 11:26:58 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 53768, "author_id": 204390, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/53768\/get","add":"\/comments\/53768\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/53768"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199121, "last_count_and_date": null }
8 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
4

Сбербанк придерживается западной открытой планировки, где руководители работают вместе с подчиненными.

Офигенная плюшка, аж захотелось в сбер.

Ответить
0

Правда? Почему вам импонирует такой тип работы? Многих смущает находиться рядом с начальством: только отвлечешься на YouTube, как мимо как назло проходит начальник.... К примеру)

Ответить
3

Я думаю, это сарказм)

Ответить
1

Именно. Постоянный надзор почему-то подается как плюс.

Ответить
0

А) Ну предполагается как единение, как искоренение бюрократии, как способ повысить командный дух, почувствовать себя наравне с начальством, и как способ создать поле для рождения прорывных идей - не идти к начальству и ждать аудиенции, а подойти и сразу предложить свое видение продукта. Примерно так это должно выглядеть. Но у нас в стране положительный отклик, как на Западе, эта идея пока не находит. Тем не менее, многие IT-офисы стремятся именно к этому - к открытой планировке.

Ответить
4

Открытая планировка - это цех, где вместо станков стоят ПК. Добро пожаловать в 19 век.

Ответить
3

Не люблю современное воплощение корпоративной культуры в виде тимбилдингов и корпоративов. Рабочее время с коллегами – ок. А в свободное хочу решать сама, чем мне заниматься, и с кем встречаться

Ответить
1

Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }