{"id":14252,"url":"\/distributions\/14252\/click?bit=1&hash=6dd736497be6f4b5df84f9b826d7f3d8b3ea195a64e74fa302e414535ad9c574","title":"\u041c\u0430\u0442\u0435\u0440\u0438\u0430\u043b \u0434\u043b\u044f \u0442\u0435\u0445, \u043a\u043e\u043c\u0443 \u043d\u0430\u0434\u043e\u0435\u043b\u043e \u0441\u043b\u0443\u0448\u0430\u0442\u044c: \u00ab\u0410 \u0443 \u0432\u0430\u0441 \u0441\u0434\u0430\u0447\u0438 \u043d\u0435 \u0431\u0443\u0434\u0435\u0442\u00bb?","buttonText":"\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"https:\/\/leonardo.osnova.io\/41ea37ba-b3c8-5bd8-9f5d-b05a52be8069\/"}

Александра Бакка: «Художник должен зарабатывать тем, что он умеет делать»

Запустить в наше непростое время профессиональное издание, посвященное современному искусству и арт-рынку? Кто-то скажет, что это невозможно. А кто-то берет и делает. Архитектор, дизайнер и арт-дилер Александра Бакка как раз из таких.

Предоставлено Александрой Бакка

IPQuorum поговорил с Александрой о том, как хрупкой девушке успешно руководить строительной компанией и доказать, что она умеет работать не хуже, а зачастую лучше любого мужчины, почему интерьер начинается в первую очередь с подбора художественных произведений, о мечте перестроить структуру арт-рынка и любви к стрит-арту.

— Александра, вы начинали работать во Владимире, где руководили строительной компанией Golden Home. Как получилось, что вы с самого начала своей карьеры архитектора и дизайнера (а было это более десяти лет назад, когда вы учились на третьем курсе университета) решили отправиться в сольное плавание и организовать свою компанию?

— По образования я архитектор, закончила Владимирский государственный университет. Еще во время учебы поняла, что хочу работать на себя. При этом, несмотря на то что я «девочка», любые строительные работы я могу сделать сама: и кирпичную кладку положить, и шуруповерт в руки взять. Тут надо папе отдать должное, он меня всему научил. Плюс у меня никогда не было сомнений, что что-то может не получиться. А если вернуться к третьему курсу, то там был интересный момент. Перед этим я съездила в США по программе международного студенческого обмена Work and Travel. Я совершенно не владела английским, но подготовилась к переговорам в посольстве и прошла. Тогда-то и случился сильный рывок, и во мне открылась предпринимательская жилка. По идее, я должна была торговать пончиками, но мне это было абсолютно неинтересно. Тогда я самостоятельно устроилась в салон рисовать хной татуировки. Там как раз пригодились мои художественные навыки. Это был колоссальный опыт. Работала я с утра до вечера и в день зарабатывала мамину месячную зарплату. Затем побывала в Нью-Йорке, где вращалась в артистических кругах, ходила на интересные мероприятия. Я вернулась другим человеком. У меня была машина, собственные деньги, привычка много работать и зарабатывать. Тогда же я прошла обучение, разработала бизнес-план и решила: а чего ждать-то? Поначалу все, кроме родителей, крутили у виска. Но в итоге из «студенческого баловства» вырос серьезный бизнес.

— Вы предложили клиенту строительство полного цикла: от покупки земли до дизайна. Почему так?

— Идея родилась во время строительства. Я поняла, что люди, ищущие себе дом, зачастую не понимают, как лучше выбрать участок, как узнать, действительно ли на нем подведен газ, все ли в порядке с канализацией и так далее. Многих клиентов обманывали. А я была в среде, хорошо разбиралась во всех этих вопросах. Что касается дизайна, то как можно строить дома и не задумываться, что будет внутри. Так появилась студия дизайна Александры Бакка. Так что даже, если я лично не знала клиентов, все юридические и финансовые риски были на мне. Постепенно я приняла для себя решение: делать меньше, но качественнее. Репутация и нервы были мне всегда дороже. Это то, что не купишь ни за какие деньги. Кстати, это было одной из причин, почему я выпускала журнал Golden Home, посвященный строительству и дизайну, и сотрудничала с каналом СТС. Мы зарегистрировали название и были буквально повсюду. Постепенно у людей сформировалось четкое понимание, что строительство и дизайн — в первую очередь Golden Home и Александра Бакка.

Предоставлено Александрой Бакка

— Какими успехами своей компании особо гордитесь?

— Например, мы первыми начали использовать при строительстве газоблоки. Стали официальными партнерами компании Ytong, части интернациональной корпорации Xella Group. А так как были первопроходцами, то столкнулись с массой предубеждений, которые нам удалось развеять благодаря качественной работе. Мы доказали, что этот материал не горит, выдерживает низкие температуры и гораздо надежнее других. Всегда нужно досконально разбираться в деле, которым занимаешься, иначе уважения не жди. В плане архитектуры я бы отметила наши дома с плоской кровлей. До нас Владимир такого не знал. Это было новаторство. Мне вообще нравится привносить новое, оптимизировать процессы.

— Насколько было сильно предубеждение, что хрупкая девушка и стройка несовместимы и как быстро вам удалось побороть этот стереотип?

— Некоторые люди и сейчас не верят, что успех компании был полностью моей заслугой. Другие приходили к моему папе и говорили: «Ну признайся, ведь это ты за нее все делаешь?» И очень удивлялись, когда он отвечал, что всего лишь наемный сотрудник. Грустно осознавать, насколько в людях сильны стереотипы. Обычно меня не слишком волнует то, что думают люди, пока это не начинает мешать делу. Например, в свое время я узнала, что одна из новых бригад начала активно высказываться о моем профессионализме, мол, да кто она такая, приезжает на стройку на каблуках, да еще нами командует. В один из дней я у них на глазах сложила идеальную кирпичную стену. Так как кладка была на порядок лучше, чем та, что сделали они, разговоры сразу прекратились. В целом, когда люди начинают со мной общаться, они обычно понимают, что я не просто «девочка-припевочка», а человек, нацеленный на качественный результат. Но я всегда призываю не судить по обложке.

— Почему вы приняли решение закрыть компанию во Владимире?

— Все дело в переезде в Москву. Я поняла, что поддерживать уровень на расстоянии очень сложно, а постоянно мотаться во Владимир у меня нет возможности. А рисковать репутацией я не готова. Плюс я поняла, что пришло время двигаться дальше. При этом окончательно рвать отношения с родным городом я не собираюсь. Сейчас мы с отцом строим там турбазу: там будут байдарки, рыбалка, возможность творчески себя реализовать. Задумка очень интересная и новаторская, надеюсь, удастся реализовать ее в полном объеме.

Предоставлено Александрой Бакка

— Почему вы решили сконцентрироваться на арт-рынке?

— Это было логичным развитием событий. Во-первых, я из художественной семьи, я с самого детства общалась с друзьями родителей. Много ходила по выставкам, меня окружали художественные альбомы. Кроме того, сама состою в Союзе художников России. Во-вторых, имея дизайн-студию, мы, естественно, укомплектовывали свои объекты произведениями искусства. Для меня с этого в принципе начинается любой интерьер. У меня хорошо получалось продавать искусство. Тогда я решила пройти профессиональное обучение в бизнес-школе RMA. Выбрала именно ее, так как хотела учиться у Николая Палажченко, он крупный арт-менеджер и искусствовед.

— Какие проблемы вы видите в сфере арт-бизнеса?

— Еще во время учебы меня удивило отсутствие четкой структуры арт-рынка. И то, что художники, имеющие имя, иногда продаются дешевле, чем произведения ноунейм, которыми мы «разбавляли» наши интерьеры. Понимаете, с одной стороны, есть галереи, которые выставляют определенный пласт художников. При это далеко не все галеристы вкладываются в своих протеже: продается — хорошо, нет — значит нет. С другой — художникам надо на что-то жить. Можно прийти в мастерскую к художнику и купить то или иное произведение прямо у автора, без посредника. Получается такой «параллельный рынок». В итоге замкнутый круг. Так быть не должно. На Западе это иначе. Например, мне очень понравился один художник из Германии. Я попросила помощницу связаться с ним, чтобы купить его работы напрямую. У меня ничего не вышло. Он написал, что ему очень лестно, что я заинтересовалась его работами, но любые договоренности возможны только через галерею, с которой у него заключен контракт. Что сделала галерея? Они прислали мне запрос, чтобы выяснить, какие художники в моей коллекции и какого уровня цен. То есть абы куда и абы кому они не готовы продавать. Система должна быть такой. У нас я ни с чем подобным не сталкивалась.

— С какими современными художниками вы работаете и кто на сегодняшний день кажется вам наиболее перспективным?

— Когда я выбираю работы для себя, то мне очень важно знать художника лично. Каждая картина меняет тебя, влияет на твою жизнь. Сейчас в моей коллекции медиахудожник и граффити-райтер Андрей Бергер, художник-абстракционист, граффити-райтер, график и живописец Анатолий Акуе, стрит-арт художник Марат Morik, граффити-художник Spyder. Сейчас жду работу от известного своими граффити Миши Most´a.

Кстати, с Маратом Morik была интересная история. Моя близкая подруга поначалу не понимала, чем он мне так нравится. И вот недавно мы забирали с ней очередную картину, и она мне сказала: «Знаешь, пообщавшись с тобой, я взглянула на него другими глазами». Именно так я вижу миссию арт-дилера. Мы — связующее звено между людьми и художниками. Наша задача — привлекать внимание к стоящим мастерам. В чем-то это схоже с работой стилиста. Но тут самое главное — доверие к профессионалу. Ведь мы отвечаем за результат лицом, репутацией.

— В условиях, когда нашим художникам серьезно ограничили выход на международную арену, сможем ли мы обеспечить современным творцам достойный уровень жизни?

— Если бы я в это не верила, то не начала бы этим заниматься. Ситуация, когда таланты вынуждены продавать свои работы за копейки, чтобы выжить, кажется мне в корне неверной.

Предоставлено Александрой Бакка

— Кто сегодня готов поддерживать современное искусство?

— В основном это крупный бизнес. И кстати, есть люди, которым это очень интересно, но они боятся ошибиться и потому не рискуют вкладываться в нераскрученные имена. И тут опять же задача для арт-дилера. Например, человек говорит, что не хочет опозориться и купить что-то непонятно что. Такому проще купить фотоработы, потому что для него это понятнее. Как раз таких людей и нужно вовлекать в среду. Еще одна проблема нашего рынка, что он ориентирован уже на тех, кто и сам неплохо разбирается в искусстве. Мне кажется, что надо брать шире. Я верю, что смогу показать художников тем, кто о них пока не знает. Идеальная ситуация — когда творец может спокойно заниматься своим делом, а всеми формальностями и продвижением — галереи и арт-дилеры. Художник должен зарабатывать тем, что умеет делать лучше всего, а не осваивать множество профессий.

— Журнал, который вы собираетесь запустить, должен стать некой витриной для художников?

— Мне хочется, чтобы он был отдельным арт-объектом. Именно поэтому я решила выпускать его на бумаге, а не в «цифре». Для меня важна тактильная история. Все, что сегодня выходит, опять же ориентировано на людей из среды. Мы будем делать иначе. Мы делаем ставку на визуальную составляющую и желание заинтересовать человека, привлечь его в нашу сферу.

— Еще не так давно было модно и выгодно вкладывать средства в NFT. Максимальный объем продаж в 117 400 был зафиксирован в августе 2021 года. В февраля 2023 года совокупное количество продаж, зарегистрированных в блокчейнах Ethereum, Ronin и Flow за 30 дней, составило около 12 400. Как вам кажется, не преувеличена ли ценность этого актива?

— Мне сложно это воспринимать как искусство. У меня всегда было ощущение, что это все откатится. Что это как какой-то вброс, который появляется, на котором временно выезжают, а затем волна пройдет. Только что я побывала на ярмарке искусств Art Dubai и в очередной раз убедилась, насколько мне это чуждо. Хотя я попыталась окунуться в эту атмосферу. Меня еще очень удивило, что даже на такой солидной площадке на некоторых «экспонатах» появлялась табличка «Error» — ошибка. Простите, у нас зависло. Что это за искусство с ошибкой?! Для меня это пока разрыв шаблона.

Предоставлено Александрой Бакка

— Тогда каков ваш прогноз на будущее? Чего нам ждать интересного в мире искусства?

— Мне кажется, что должно появиться нечто технически совершенно новое, ломающее наше представление об искусстве. Я не могу сказать, что это будет, но если ориентироваться на историю, то время пришло. А учитывая развитие материалов, технологий, то что-то «бахнет». Мы живем в моменте, когда в ход идет буквально всё: мусорные баки, переработанные отходы, стекло, кто-то возвращается к ручному труду. Чего только не встретишь. Но должно прийти что-то принципиально новое, не похожее ни на что. Так что ждем.

Автор: Ксения ПОЗДНЯКОВА

***

Эта статья и многие другие материалы опубликованы на сайте ©IPQuorum - первого в России издания о креативных индустриях и интеллектуальной собственности. IPQuorum - это новый формат работы одноименного международного коммуникационного бренда, который организует все самые яркие события мира интеллектуальной собственности и креативных индустрий в России, включая рынок LegalTech и сферы институтов развития.

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда