{"id":14270,"url":"\/distributions\/14270\/click?bit=1&hash=a51bb85a950ab21cdf691932d23b81e76bd428323f3fda8d1e62b0843a9e5699","title":"\u041b\u044b\u0436\u0438, \u043c\u0443\u0437\u044b\u043a\u0430 \u0438 \u0410\u043b\u044c\u0444\u0430-\u0411\u0430\u043d\u043a \u2014 \u043d\u0430 \u043e\u0434\u043d\u043e\u0439 \u0433\u043e\u0440\u0435","buttonText":"\u041d\u0430 \u043a\u0430\u043a\u043e\u0439?","imageUuid":"f84aced9-2f9d-5a50-9157-8e37d6ce1060"}

Лицензия на ПО + работы. Как избежать проблем при подписании двух договоров?

Для IT-компаний достаточно распространенная ситуация, когда кроме лицензий на ПО клиенту нужно выполнить работы по адаптации и настройке продукта под конкретные бизнес-процессы (иначе "внедрение"). Иногда это не только "настройка", но и добавление нового функционала, т.е. юридически это "модификация" изначального ПО.

На практике это может выглядеть так:

Вариант 1.·Вендор передает клиенту символическое количество лицензий (NFR), которые нужны исключительно для проведения работ по адаптации и настройке продукта на стороне клиента. А уже после завершения всех работ клиент докупает нужное количество лицензий.

Вариант 2. Вендор сразу же отгружает клиенту большой объем лицензий (их может быть сотни). По факту клиенту может быть и не нужен такой объем лицензий на первом этапе до тех пор, пока компания не выполнит и не сдаст работы по настройке или модификации ПО.

Естественно, второй вариант экономически выглядит для бизнеса более привлекательно, т.к. большую часть денег за лицензии вендор получает еще до того, когда клиент фактически сможет полноценно пользоваться конечным продуктом. Однако здесь есть определенные юридические риски.

Давайте смоделируем возможные негативные сценарии:

  • Работы по адаптации или модификации ПО выполнены некачественно по вине вендора; или
  • Вендор столкнулся с недобросовестным клиентом, который не хочет принимать работы потому, что вдруг (неожиданно!) осознал, что ПО ему не совсем подходит.

Клиент может обратиться в суд с иском о взыскании с вендора неосновательного обогащения в размере не только стоимости работ по адаптации (модификации), но и стоимости отгруженных лицензий.

Разберем эти риски на примере реальных кейсов.

Дело на 2 млн. евро (№ А40-45539/13)

Фабула дела:

Две компании: ООО "Винкор Никсдорф" (вендор, продавец лицензий) и ООО "Евросеть-Ритейл" (покупатель лицензий).

В августе 2011 г. продавец и покупатель заключили два договора: сублицензионный договор в отношении ПО и договор на настройку и внедрение программы.

Покупатель успел перечислить продавцу половину лицензионного вознаграждения по сублицензионному договору, после чего у сторон возник конфликт. Покупатель стал обвинять продавца в нарушении обязательств по договорам и расторг сублицензионный договор в одностороннем порядке.

В связи с этим продавец обратился в суд. Он требовал взыскать с покупателя задолженность по лицензионному вознаграждению в размере 1 млн. 700 тыс. евро, а также пени в размере 170 тыс. евро. Покупатель, в свою очередь, обратился с встречным иском и потребовал взыскать с продавца неосновательное обогащение в размере 81 млн. руб. и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере почти 8 млн. руб.

Покупатель при этом указал, что программа ему не передали, а, следовательно, и полученные за ПО деньги нужно вернуть. Суд встал на сторону покупателя и взыскал с продавца сумму лицензионного вознаграждения.

Выводы суда:

1. Продавец не смог доказать, что передал покупателю ПО

Продавец представил в суд акт о передаче права использования программой к сублицензионному договору. Суд определил, что по этому акту продавец передал покупателю исключительно права на использование ПО, но не передал саму программу, т.е. нет доказательств передачи самого дистрибутива. Здесь проблема с текстом акта.

Окончательно добили позицию продавца представленная в материалы дела переписка, в которой покупатель жаловался по поводу сроков передачи и качества ПО. Этот довод подтверждался свидетельскими показаниями лица, подписавшего акт со стороны покупателя (акт был подписан без фактической передачи программы).

Таким образом:

  • продавец лишился права требовать с покупателя невыплаченной части лицензионного вознаграждения;
  • у продавца возникло неосновательное обогащение, т.к. он получил деньги, не предоставив покупателю программу.

2. Заключенные сторонами сублицензионный договор и договор на настройку являются взаимосвязанными и фактически направлены на регулирование единого правоотношения по созданию нового ПО и передаче прав на него

Суд признал, что продавец не выполнил своих обязательств по договорам и взыскал с него полученные по сублицензионному договору деньги в полном объеме. Интересно, что суд сделал это на основании следующих выводов:

(а) сублицензионный договор и договор на настройку были заключены сторонами одновременно;

(б) в переписке покупатель отмечал, что ему нужно получить не исходную программу («стандартную версию продукта»), которую продает Продавец, а доработанную, которая будет учитывать особенности бизнес-процессов покупателя;

(в) продавец в переписке отмечал, что доработка ПО возможна только в том случае, если первоначально покупатель выкупит определенное количество лицензий на «стандартную версию продукта»;

(г) у договоров была цель передать покупателю новый модифицированный продукт. У покупателя не было интереса к «стандартной версии продукта»;

(д) до 90% стоимости проекта оплачивалось продавцу на основании сублицензионного договора по факту его заключения. То есть у покупателя фактически возникла обязанность по оплате полной стоимости проекта еще до выполнения необходимых работ по модификации, адаптации и тестирования ПО (которых могло и не быть).

Несмотря на то, что в рамках данного дела продавец не смог доказать, что он передал программу покупателю, на наш взгляд, это бы ничего не изменило.

Общее правило. Что говорит закон?

По общему правилу (п. 4 ст. 453 ГК РФ) стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Это означает, что у покупателя нет права требовать возврата выплаченного лицензионного вознаграждения если одновременно:

  • продавец докажет, что исполнил свои обязательства по лицензионному договору и передал программу и права на нее покупателю, и
  • в договоре нет каких-либо специальных оговорок о том, что при расторжении лицензионного договора должен быть осуществлен возврат денег.

В этом случае на суды не действуют даже такие доводы покупателя, как "я ни разу не использовал программу".

Закон стоит на стороне продавца и защищает его от недобросовестных покупателей, которые могут сначала пользоваться ПО, а через какое-то время расторгнуть договор и потребовать возврата денег.

Почему общее правило не применимо?

Если перенести общее правило на описанный выше судебный процесс, то покупатель смог бы получить деньги только за невыполненную работу, а всё что касается лицензий – невозвратно. Покупатель должен оплатить в полном объеме лицензионное вознаграждение за все переданные лицензии.

Однако в данном деле ситуация отличается тем, что суд признал взаимосвязь сублицензионного договора и договора на настройку:

Суд указал, что цель заключения указанных договоров сводилась не к покупке "стандартной версии" программного продукта, а получению модифицированной версии, созданной по требованиям покупателя.

Поэтому общее правило в этом случае не может действовать, даже если бы продавец передал своевременно и в срок «стандартную версию программы».

Новая судебная практика в 2023 году

В практике нашей компании есть спор с похожими обстоятельствами дела (№ А40-272094/21). На момент публикации материала суды первой, апелляционной и кассационной инстанций вынесли судебные акты в пользу поставщика программного обеспечения (нашего клиента).

Покупатель лицензий аналогичным образом заключил лицензионный договор и договор на выполнение работы (оказание услуг) по доработке ПО. Сроки реализации проекта затягивались. После продолжительной переписки покупатель направил уведомление о расторжении договоров, обратился в суд с требованием вернуть деньги по двум договорам (неосновательное обогащение), ссылаясь на просрочку выполнения работ и потерю экономического интереса к проекту.

Однако в деле имелись существенные отличия:

(1) Акт по лицензионному договору был своевременно направлен на подпись покупателю, но покупатель проигнорировал его;

(2) Раз нет акта - электронная переписка сторон подтверждает установку программы на сервер покупателя;

(3) Несмотря на то, что по лицензионному договору покупалось значительное количество лицензий, договоры были подписаны не одновременно, а с существенной задержкой во времени;

(4) Электронная переписка подтверждала недобросовестность покупателя, затягивание сроков проекта, игнорирование запросов продавца и предоставление неверных данных для подготовки технического задания;

(5) После уведомления о расторжении договоров покупатель продолжал вступать в переписку и своими действиями показывал заинтересованность в результате;

(6) Покупатель обратился в суд в тот момент, когда уже было выполнено 99% работ и осталась только их приемка.

В данном деле можно выделить все те же два ключевых момента, которые определили исход предыдущего. Деньги за лицензии не возвращаются, потому что, как было подтверждено судом:

  • ПО было фактически передано;
  • Нет взаимосвязи между договором на работы (услуги) и лицензионным договором. Переданное покупателю ПО само по себе является готовым продуктом. Для его использования не требуется каких-либо доработок.

Выводы и рекомендации

1. Максимально внимательно относитесь к документам. Не забывайте в акте к лицензионному договору указывать, что вы передали и права использования на программу, и дистрибутив или установили программу на сервер клиента. Указывайте какое количество лицензий отгружено.

2. Также старайтесь дублировать эту информацию и в переписке с клиентом. Если клиент долго не возвращает акт, не стесняйтесь в переписке указывать на это, чтобы лишить возможности недобросовестного клиента использовать отсутствие подписанного акта против вас.

3. Разграничивайте работы по настройке и адаптации программы от ее модификации. Помните, что в случае модификации программы вы создаете новую программу. Работы по модификации как раз и дают повод говорить о том, что базовая версия продукта не интересна заказчику.

4. Если клиенту не нужна ваша базовая версия программного продукта, безопаснее всего не отгружать ему большое количество лицензий, необходимость отгрузки которых вы не сможете в последующем логически объяснить в суде. Отгружайте ровно столько, сколько необходимо для подключения работников клиента к процессам доработки продукта.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал, следите за новостями и обсуждениями.

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда