Суд отказал «Лаборатории Касперского» в иске к компании её бывших сотрудников с обвинением в незаконном использовании ПО Материал редакции

Суд мог не учесть все обстоятельства из-за сложности технических терминов, считают в компании.

В закладки

Арбитражный суд Москвы отказал «Лаборатории Касперского» в иске к компании её бывших сотрудников «Киберсекьюрити Солюшнс» по делу о нарушении интеллектуальных прав. Об этом пишут «Ведомости» со ссылкой на картотеку суда.

В иске сказано, что основатели «Киберсекьюрити Солюшнс» после ухода из «Лаборатории Касперского» продавали через свою новую компанию ПО, в котором «с большой долей вероятности использовались результаты интеллектуальной деятельности истца».

Название продукта не сообщалось, но издание нашло в базе Роспатента описание системы «выявления потенциально опасных устройств при взаимодействии пользователя с банковскими сервисами». Её авторами числились основатели «Киберсекьюрити солюшнс» Евгений Колотинский и Владимир Скворцов, а держателем патента — «Лаборатория Касперского».

«Лаборатория Касперского» требовала, чтобы суд признал её исключительные права на компоненты ПО и обязал «Киберсекьюрити Солюшнс» прекратить их коммерческое использование. Суд ей в этом отказал. «Лаборатория Касперского» может обжаловать решение в течение месяца.

Изданию не удалось связаться с «Киберсекьюрити солюшнс», компания находится в стадии ликвидации.

Компания примет решение об апелляции после того, как решение суда появится полностью, в том числе его мотивировочная часть, сообщила «Лаборатория Касперского» изданию. По мнению представителей компании, термины вроде «программно-облачные решения» и действия с ними сложны и вызывают проблемы при восприятии, и суд из-за этого мог не учесть все обстоятельства.

{ "author_name": "Тимофей Морозов", "author_type": "editor", "tags": ["\u0441\u0443\u0434\u044b","\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u0438","\u043b\u0430\u0431\u043e\u0440\u0430\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f\u043a\u0430\u0441\u043f\u0435\u0440\u0441\u043a\u043e\u0433\u043e"], "comments": 23, "likes": 10, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 81856, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Wed, 04 Sep 2019 21:49:50 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 81856, "author_id": 63199, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/81856\/get","add":"\/comments\/81856\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/81856"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
23 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
4

продавали через свою новую компанию ПО, в котором «с большой долей вероятности использовались результаты интеллектуальной деятельности истца».

Нам кажется, что скорее всего в ПО ответчика использовалась наша собственность, но это не точно. Но на всякий случай засудим.

Ответить
6

А как еще? Если ПО не опен сорсное, то никогда точно не знаешь. И вполне нормально, если доводы истца весомые, провести проверку в поисках нарушений.
Пример: взломали вы винрар, приделали ему красивый скин от винамп классик. Обфусцировали все к хуям. Как теперь разобрать, ваш это продукт или пизженный винрар со скином винампа?
Тоже самое может быть не с готовым продуктом, а, например с библиотекой. Или любой другой интеллектуальной собственностью.

Ответить
2

Как по биометрическим данным можно установить, кто посещал объект, так и по продуктам эксплуатации софта определяют, код какого продукта лежит в его основе. Если утилита со шкурой Winamp штампует архивы с раширением .rar, и они обратно совместимы с оригинальной программой, значит, перед нами плагиат скорее Winrar, чем -amp. Если этот софт проигрывает музыку из различных архивов, но при этом не умеет создавать новые, значит, авторские права Александра Рошала нарушены не более, чем другими лицензиатами свободно подключаемой библиотеки UnRar.dll.

Ответить
–1

Можно написать свой винрусъ с блекджеком и шлюхами, который по воле господне будет прекрасно открывать как рус, так и рар файлы. И скин у него будет винамповский. А можно сделать тоже самое из реального винрара. И не всегда просто определить, самостоятельное ли это произведение винрус или галимый винампрар. Биометрия, цели и назначение тут непричем. Иной раз денег может стоить более точная или более быстрая реализация одного и того же алгоритма. Вроде две библиотеки делают одно и тоже, только одна дешевле, а другая лучше.

Ответить
2

Если ПО не опен сорсное, то никогда точно не знаешь.

Эта задача давно технически решается (хотя бы с помощью того же сигнатурного анализатора). В Касперском есть аналитики, которые умеют дизассемблировать исполняемые файлы и разбираться и с логикой работы и с конкретными особенностями реализации (на чем сделано). Так что потенциально они могли и точно знать. Другое дело, что было и как было подано в суд.

Ответить
0

Дизассемблировать проприетарный код в таких целях незаконно. Поэтому на суде нельзя будет представить это как доказательство.

Ответить
0

Интересно, а как же тогда при расследовании компьютерных преступлений заказывают экспертизу к экспертов, которые поясняют, например, что делают те или иные исполняемые файлы, найденные у обвиняемого?

Ответить
1

Так то - в рамках официального следствия и у официальных экспертов!

Ответить
1

Да, именно. Например, один из сотрудников новой компании даёт показания, что мол действительно использовали код Касперского, нарушая его права. Открывается следствие и в рамках следствия уже идёт экспертиза.

Ответить
0

Не уверен - что незаконно.

Но уверен - что доказательством никаким это не является!

Ответить
0

Де юре, не могли точно знать до решения суда. Вот суд уже точно узнает, как все было. А уж украли ли они исходники или дизассемблировали код - дело десятое для суда.

Ну и да. Технически это не такая простая задача. Например, понять, что делает код - да, без проблем. А доказать, что код скомпилен из тех самых исходников - нет. Тут вопрос в том, что каспер считает своей интеллектуальной собственностью.

Ответить
0

А уж украли ли они исходники или дизассемблировали код - дело десятое для суда

Я вовсе не про это, а про то, что имея исполняемый файл можно его дизассемблировать и понять как он работает - уж чего чего, а это в Касперском делать умеют, т.к. это обычная, рядовая работа того же вирусного аналитика (разобраться как работает исполняемый файл - зловред, вирус).

А доказать, что код скомпилен из тех самых исходников - нет.

А что тут сложного?
Взять исходники, скомпилировать их компилятором, получить бинарник, если бинарник совпадает - значит в его основе лежат эти исходники. Да, придется понять какой брать компилятор и какие ключи (настройки) компилятора надо задать, но даже если отказаться от перебора (что и не так уж и сложно, т.к. сборка давно автоматизирована), то

Технологии определения компилятора, которым был собран исходник давно существуют (в простейших случаях можно посмотреть даже внутрь файла и найти там символьные строки).

Ответить
0

Посмотреть можно, но уверенность программистов касперского - вовсе не придает этим знаниям силу фактов. Это будет просто частное мнение отдельных специалистов, не имеющих даже статуса официальных экспертов, да еще и заинтересованных.

А цель касперского была - не разобраться в ситуации, а защитить свои коммерческие интересы. Судя по тезису "компания находится в процессе ликвидации" - оппоненты оценили свои юридические риски - но пока им повезло!

Ответить
0

Я не говорил о том, что доказательства должны обязательно предоставляться именно Касперским, а только о том, что технически доказать схожесть/тождественность бинарного исполняемого файла и исходных текстов возможно и такая практика в индустрии существует. В конце концов, если это уж настолько принципиально истец мог заказать независимую экспертизу и сослаться на ее результаты.
Суть от этого не меняется - разобраться можно и обоснования что как и почему вполне проверяемы любым, кто в теме.

Ответить
0

Не имеет смысла! Суд все равно будет заказывать свою экспертизу - если до этого дойдёт. Поэтому любые неофициальные исследования до процесса - это справочная информация для истца, не имеющая значения для суда

Ответить
–2

ПО и не может быть опенсорсным, если при его создании/функционировании используются проприетарные компоненты.

Ответить
5

Во-первых, может, во-вторых, такого софта - тонны.

Ответить
0

Фигню сморозил.

Ответить
0

Когда специалисты такими терминами заговорили на суде, с этого момента все кроме них и перестали понимать о чем речь.

Ответить
–1

Хорошо, что кому-то это помогло)

Ответить
1

Тут целые государства свою внешнюю политику строят на принципе "хайли лайкли", а тут какие-то программисты

Ответить
1

Не на всякий случай. Скорее всего, Касперский точно знал, что использовались разработанные у него куски кода - благо это можно посмотреть даже в скомпилированном коде.

Но в исках всегда используются такие предположительные формулировки - потому как решения суда нет, значит установленного факта нет. Во избежание юридических проблем, не стоит в заявлениях высказывать тезисы как факты, даже если вы в них уверены.

Отсюда же журналисты в сообщениях о преступлениях всегда говорят типа "по версии следствия - подозреваемый сделал так-то".

Ответить
6

А я думаю почему у них реклама такая интересная, теперь понятно

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }