Сервисы
Voximplant
686

Безопасно ли хранить данные в облаке: мнение экспертов

Вместе с руководителем направления развития бизнеса защиты виртуальных и облачных сред «Лаборатории Касперского» Матвеем Войтовым и CEO облачной коммуникационной платформы Voximplant Алексеем Айларовым обсудили, как устроено хранение персональных данных в облаке и какие риски с ним связаны.

В закладки

По оценкам исследователей IDG, на сегодня 77% компаний в мире используют облачные технологии. С увеличением популярности они становятся всё больше подвержены киберугрозам. По данным «Лаборатории Касперского», каждая десятая (11%) утечка данных из облака стала возможной из-за действий провайдера, в то время как треть всех киберинцидентов в облаке (31% в России и 33% в мире) произошла из-за доверчивости сотрудников компании, попавшихся на приёмы социальной инженерии.

Какие данные проходят через облачные платформы

Названные тенденции актуальны и для сферы коммуникаций: многие компании общаются с клиентами при помощи сторонних сервисов и платформ, среди которых наиболее популярны UCaaS-решения — Unified Communications as a Service. Алексей Айларов рассказывает, какие данные бизнес передаёт вендору.

Во-первых, это информация о проходящих через коммуникационную платформу звонках: факты вызова, соединения, ответа, продолжительность разговора. Если же сценарий, используемый клиентом, предполагает распознавание голоса — например, в случаях автоматизированного сбора отзывов потребителей — третьей стороне становится известно и содержание разговора.

Однако коммуникационная платформа этих данных не получает: функцию перевода голоса в текст осуществляют сервисы «Яндекса» и Google, платформа же только передаёт зашифрованные текстовые блоки клиенту.

Во-вторых, это персональные данные потребителей, которые необходимы для настройки голосового бота. Так, при автоматизированных обзвонах нужна пара «ФИО — контактный телефон», чтобы робот мог поприветствовать пользователя по имени при дозвоне. Все данные хранятся внутри инфраструктуры, и доступ к ней может получить узкий круг лиц. В основном это служба поддержки — в ситуациях, когда происходит разрешение какого-то спора.

Матвей Войтов уточняет: «Если внешний сервис является оператором персональных данных (зарегистрирован и находится в реестре Роскомнадзора), и хранение этих данных будет осуществляться в специализированном сегменте облака с сертифицированными средствами защиты (сертификация необходима для соответствия требованиям 152-ФЗ и подзаконным нормативным актам), в подобный сервис можно передавать любые виды персональных данных».

Риски утечки: операционный фактор

Логично предположить, что при переносе коммуникаций на облачную платформу риски утечки персональных данных повышаются, так как в процесс включается ещё как минимум два игрока — провайдер и дата-центр.

Однако это не совсем так. Матвей Войтов заверяет: «При грамотно построенных организационных и технических мерах, а также при наличии доверенного провайдера, предоставляющего защищенные сегменты облака и использующего специализированные средства облачной защиты, риски каких-либо утечек минимальны».

Кроме того, Войтов отмечает повышенную ответственность всех поставщиков облачных сервисов и платформ за целостность, защиту и доступ к этим данным. По его словам, для прохождения проверок Роскомнадзора требуется хранить персональных данные в сегментах, защищенных только сертифицированными средствами защиты. Сейчас это становится более простой процедурой: многие провайдеры облачной инфраструктуры уже предоставляют такие сегменты и сопутствующий консалтинг как услугу.

Что касается опасений, связанных с мультиарендным подходом, когда разные клиенты обслуживаются единым экземпляром приложения, эксперт не видит для них оснований: «Еще несколько лет назад даже у лидеров рынка происходили инциденты нарушения изоляции и доступа к чужим данным, что и породило настороженное отношение к мультитенантности, но сейчас такие случаи единичны».

Риски утечки: человеческий фактор

По словам Алексея Айларова, вмешательство человека возможно, однако строгость доступа к данным сводит такие случаи к минимуму. «Единственный, кто знает, какие данные хранятся на том или ином удаленном сервере — это их владелец. Для сотрудников дата-центров это просто «железка» с какой-то информацией. Более того, у них нет к этой информации никакого доступа, кроме физического – они могут лишь буквально ударить молотком. Пароль же сообщает только сам клиент, если требуется что-то починить или решить возникшую проблему».

Айларов объясняет, как это работает, на примере банковских процессов: есть ряд сотрудников с доступом к данным, расположенным на внутреннем сервере. В большинстве случаев они не обращаются к этой информации и используют ключи только по необходимости. В таких крайних ситуациях вся ответственность за возможную утечку данных будет лежать именно на этих служащих.

Риски утечки: недобросовестность подрядчиков

Машинное обучение распознаванию голоса, один из главных технологических трендов, строится на анализе миллионов голосовых записей-отрывков. С какими рисками это связано? Оба эксперта соглашаются, что в теории этот процесс задуман как безопасный для конечных пользователей. Алексей Айларов подчеркивает, что обучение робота должно происходить на обезличенных голосах, другое дело — насколько за этим следят. CEO Voximplant считает, что основная ответственность здесь лежит даже не на тех, кто слушает записи разговоров и готовит их для обработки машиной, а на тех, кто отправляет данные на анализ. Именно от последних зависит, как будут нарезаны записи и сможет ли человек, прослушав их, получить какую-то конфиденциальную информацию.

Матвей Войтов подтверждает: «Пока анализ производится полностью автоматически, без привлечения операторов (например, для тонкой настройки) интересы пользователей не нарушаются. Тем не менее, регулярно всплывают истории про то, что по тем или иным причинам сотрудники вмешиваются в работу машинного обучения и анализа. Так, недавно стало известно, что один производитель умных замков и видеокамер привлекал операторов для просмотра и анализа частного видеопотока для поиска и идентификации в нем инцидентов, хотя заявлялось, что видеоаналитика в этом сервисе была полностью автоматизирована».

Подводя итоги

Несмотря на кажущуюся незащищенность, облако является надежным способом хранения данных, и технологические компании постоянно совершенствуют разработки в сфере безопасности. В то же время, утечки все еще происходят, виной чему чаще всего становятся ошибки сотрудников. Для улучшения ситуации сегодня требуется доработка законодательства в вопросе персональных данных, а также развитие общего уровня культуры обращения потребителей с информацией о себе.

В заключение предлагаем список вопросов от Матвея Войтова, которые необходимо задать при заключении сделки с облачной платформой, чтобы точно знать судьбу передаваемых вендору данных:

  • У какого провайдера и в каком ЦОДе будут храниться данные;
  • Предоставляет ли данный провайдер защищённые по 152-ФЗ сегменты;
  • Какие средства защиты — как технические, так и организационные — используются провайдером.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Voximplant", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 11, "favorites": 15, "is_advertisement": false, "subsite_label": "services", "id": 73844, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 03 Jul 2019 11:30:06 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 73844, "author_id": 177297, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/73844\/get","add":"\/comments\/73844\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/73844"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 200396, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
–1

Облако значительно облегчает трудовую деятельность. И если вы не крупная компания, целенаправленно вас ломать никто не будет.

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }