{"id":13744,"url":"\/distributions\/13744\/click?bit=1&hash=32fb82be5c2244b7f0c304b6cee13c1e54f8b098bb45091f59db856312407183","title":"\u041a\u0440\u0443\u043f\u043d\u044b\u0435 \u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u0438\u0435 \u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438 \u043e\u0431\u044a\u0435\u0434\u0438\u043d\u0438\u043b\u0438\u0441\u044c \u0432 \u0430\u043b\u044c\u044f\u043d\u0441 \u0438 \u0438\u0449\u0443\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

Контрафакт по-китайски. Нарушение прав интеллектуальной собственности или пространство для роста?

Феномен шаньчжая, контрафакта с китайской спецификой, зародился в КНР в начале политики реформ и открытости во второй половине 1970-х годов. О том, с чего все начиналось и закончилась ли в Китае эпоха контрафакта, рассказываем в сегодняшней статье.

В 2017 году в Пекинский суд по правам интеллектуальной собственности поступил иск от российского пивного бренда «Балтика», который обвинил китайского производителя пива Kuyadom в копировании дизайна упаковки пивоваренной компании из России до степени смешения. Российская сторона инициировала судебное разбирательство после того, как Kuyadom, уценённый клон российской жестянки, появился на одной полке с импортной «Балтикой». При этом важно отметить, что товарные знаки-логотипы, то есть фирменный дизайн упаковки, «Балтика» зарегистрировала еще в конце 2000-х годов, в то время как китайская Kuyadom зарегистрировала логотип только в 2015 году.

Проблема контрафакта, который в китайской традиции именуется шаньчжаем (山寨 shānzhài), стала актуальной на рубеже 1980 – 1990-х гг. В разгар политики реформ и открытости иностранные инвестиции вместе с производственными технологиями начали массово стекаться в активно развивающийся Китай. Эксперт China Professionals, юрист-китаист и управляющий партнер фирмы Sinofy Legal Наталья Шупейко утверждает, что вместе с производственными мощностями в Китай стали проникать ноу-хау — секреты производства, которые в отсутствие строго регулирования прав интеллектуальной собственности становились достоянием тех, кто хотел заработать на лакунах в законодательстве.

Нормативно-правовая база, связанная с обеспечением защиты интеллектуальных прав, была разработана в КНР на рубеже 1990 – 2000-х гг. Помимо этого, вступление в ВТО в 2001 году обязывало Китай согласиться с условиями ключевых международных конвенций, регулирующих вопросы защиты интеллектуальной собственности. Несмотря на двойной удар со стороны внутренних регуляторов и ВТО, кейсы шаньчжая то и дело всплывали в информационном поле на протяжении 2000 – 2010-х гг.

Один из наиболее узнаваемых примеров шаньчжая — контрафактная электроника, в частности мобильные телефоны. Так, от нарушения прав интеллектуальной собственности в середине 2000-х годов пострадал важный игрок на рынке мобильной электроники — Nokia*. В декабре 2008 года компания анонсировала разработку нового мобильного устройства Nokia N97 с сенсорным экраном и выдвижной клавиатурой. Однако китайские клоны модели начали появляться в продаже уже в августе того же года, то есть за четыре месяца до официального анонса, под причудливым названием Nokla N97 (в названии вместо i была использована маленькая L). Отличительной особенностью фейковой модели стало наличие двух держателей для SIM-карт с возможностью параллельного пользования. Таким образом, уцененная многофункциональная подделка оказалась более адаптивной к запросам потребителей, нежели чем запатентованная модель такого крупного игрока на рынке, как Nokia.

* Производство Nokia в Китае было запущено в конце 1990-х годов в одном из промышленных центров провинции Гуандун — городском округе Дунгуань.

Шаньчжай в китайский реалиях — это отнюдь не второсортная подделка. Так, в 2003 году китайский производитель автомобилей BYD (Build Your Dreams, 比亚迪 bǐyàdí) представил первую модель собственного производства BYD F3 — практически точную копию Toyota Corolla. За пять лет с момента производства эта модель стала одной из наиболее продаваемых на территории КНР. Сейчас BYD — один из крупнейших в мире китайских производителей электромобилей. В первом полугодии 2022 года автопроизводитель обогнал Tesla по объемам продаж и, таким образом, вырвался в лидеры электромобильный отрасли.

Путь BYD в автомобильной промышленности начался с копирования модели авторитетного бренда. Однако отказ от подобной стратегии и реализация программ в области НИОКР ускорили процесс становления BYD в качестве независимого игрока с безупречной репутацией на автомобильном рынке. В сегодняшнем Китае подобный вариант развития событий маловероятен: законы в области защиты прав интеллектуальной собственности за последние двадцать лет непрерывно развивались, и теперь бизнес уж точно играет по правилам закона. Эпоха контрафакта в КНР осталась в прошлом.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null