Ошибки стартапа Maraquia: юридический анализ кейса

Анализируем историю одного стартапа и смотрим можно ли было что то изменить.

Некоторое время назад была опубликована история проекта Maraquia, который стал фигурантом судебных разбирательств (вот полный текст).

За семь лет проект Maraquia («Маракуйя»), который позволяет посадить дерево через интернет в три клика, высадил 4 млн деревьев, вышел на 100 млн рублей годовой выручки.
Идея сервиса пришла уроженцу Туркменистана Александру Платонову в 2012 году.
К проекту Платонов привлек еще троих знакомых, которые стали сооснователями Maraquia. В марте 2012 года партнеры зарегистрировали ООО «Маракуйя»: 64% — у Платонова, 30% — у Макаровой, 5% — у Ковалева и 1% — у Киселева (по данным СПАРК). Ковалев занялся разработкой ИТ-системы проекта, Макарова — взаимодействием с директорами национальных парков, а Киселев впоследствии — продажами.

Так как основателем проекта и идейным вдохновителем был Платонов, то остальные по своей роли скорее были ключевыми сотрудниками с необходимыми компетенциями и опытом и в целях мотивации и их стимулирования работать целесообразнее было бы выдать им опционы на доли в случае достижения KPI. Данный механизм в том числе помогает избегать корпоративный конфликтов внутри, если ключевой сотрудник не достиг KPI.

В начале 2013-го партнеры смогли привлечь первые инвестиции от сооснователя космического проекта Dauria Aerospace Михаила Кокорича (инвестировал вместе с партнером Дмитрием Ханом), а также Михаила Чучкевича и Бориса Рябова, управляющих партнеров венчурного фонда Bright Capital.

В интервью The Village Платонов рассказывал о привлечении $450 тыс. По словам Кокорича, только его вложения составили «несколько сотен тысяч долларов». За свои вложения инвесторы к апрелю 2013 года получили совокупно около 13,9% в ООО «Маракуйя», доли Ковалева, Макаровой и Киселева стали одинаковыми — 9,57%, у Платонова остался контрольный пакет (по данным СПАРК). После привлечения инвесторов ООО «Маракуйя» подписала с KR Digital (ООО «КР») договор, по которому часть инвестиционных средств основатели поэтапно переводили в ИТ-компанию Ковалева в качестве оплаты за разработку.

Так как основателем проекта и идейным вдохновителем был Платонов, то остальные по своей роли скорее были ключевыми сотрудниками с необходимыми компетенциями и опытом и в целях мотивации и их стимулирования работать целесообразнее было бы выдать им опционы на доли в случае достижения KPI. Данный механизм в том числе помогает избегать корпоративный конфликтов внутри, если ключевой сотрудник не достиг KPI. За свои вложения инвесторы к апрелю 2013 года получили совокупно около 13,9% в ООО «Маракуйя», доли Ковалева, Макаровой и Киселева стали одинаковыми — 9,57%, у Платонова остался контрольный пакет (по данным СПАРК).

После привлечения инвесторов ООО «Маракуйя» подписала с KR Digital (ООО «КР») договор, по которому часть инвестиционных средств основатели поэтапно переводили в ИТ-компанию Ковалева в качестве оплаты за разработку.

Для минимизации конфликтов с инвесторами по вопросу перечисления оговоренных инвестиционных средств необходимо всегда иметь четко закрепленные положения корпоративного договора, и например, если это транши, то какая сумма, при каких условиях и до какого числа должна быть перечислена, для того чтобы потом не «бегать» за инвестором в «вымаливании» денег на операционные расходы.
Для гарантированной защиты прав инвесторов на увеличение размера доли в случае наступления определенных условий необходимо было бы заключить опцион, в котором была бы закреплена доля и условия, при наступлении которых доля автоматически перейдет инвестору.
Основатели должны понимать, что любой конфликт внутри снижает инвестиционную привлекательность проекта.

На фоне финансовых сложностей отношения в команде Maraquia стали накаляться, вспоминает Ковалев: «Инвестиции нам приходили траншами. Осенью 2013 года, когда денег давно не было, Платонов начал психовать. Дошло до того, что он стал общаться с инвесторами неподобающим образом». По словам Дмитрия Хана, он и Кокорич в конце 2013-го приостановили инвестиционные транши. «Часть акций, о которых мы договорились [с Платоновым], была оформлена сразу, а вторая часть должна была перейти к нам после определенных действий, которые мы произвели, но доли наши так и не увеличились. Платонов всячески затягивал оформление. Мы посчитали неправильным проводить какие-либо дальнейшие инвестиции при таком отношении», — вспоминает Хан.
Несмотря на трудности и конфликты с инвесторами проект развивался.

В ноябре 2014 года компания зарегистрировала новое юрлицо «Маракуйя Глобал» с владельцами в лице Ковалева (9,57%) и Макаровой (90,43%). Инвесторы не были указаны в качестве участников компании. По мнению инвесторов при этом никто не купил их доли- их просто оставили за бортом.

Важным вопросом при разработке дизайна сайта и приложения является принадлежность исключительных прав, если общество заказывает разработку на аутсорсе, то обязательно необходимо проверять, что в условиях соглашения прописано отчуждение исключительных прав на создаваемые продукты заказчику.

При наличии четко закрепленных условий сотрудничества между фаундерами и работы в корпоративном договоре и/или опционе, партнеры без уплаты предусмотренных штрафных санкций не смогут перестать участвовать в развитии проекта.

Создание «двойника» или параллельного бизнеса сегодня достаточно частый кейс в судебной практике – большая часть исков удовлетворяется.
Закрепление в корпоративном договоре положение о неконкуренции и запрета создания аналогичных проектов с фиксацией значительной штрафной неустойки, помогло бы инвесторам.

Защитой от вывода различных активов из общества может быть хорошо продуманный устав с увеличенной (по сравнению с законом) компетенцией органов управления.


Защита товарного знака компании является одним из важных вопросов – это должно быть учтено в корпоративных документах, в частности в КД, уставе.


Дальше начались суды. Так летом 2020 года Ковалев подал иск о признании недействительной сделки по передаче товарного знака Maraquia от «Маракуйя Глобал» к ООО «Лаборатории леса». Товарный знак продали новому юрлицу за 10 тыс. рублей, в то время как его реальная рыночная стоимость составляла порядка 1 млн рублей, заключили эксперты ООО «Новые горизонты» по запросу адвоката Ковалева. Суд с доводами Ковалева о недействительности сделки и заниженной стоимости товарного знака согласился и снова вынес решение в его пользу.


Действия генерального директора по передаче товарного знака как основного актива ещё и не на рыночных условиях могут быть квалифицированы как причинение убытков обществу. А убытки в такого рода кейсах иногда могут достигать миллионов рублей. Ведь это еще и создание параллельного бизнеса и упущенная выгода в связи с введением в заблуждение клиентов и контрагентов.

В 2020 году владельцы переименовали Maraquia в Treeography. Генеральным директором «Лаборатории леса» стал Платонов. И стартап заключил партнерство с ВТБ («Почта банк» входит в группу ВТБ): клиенты теперь могут оплатить посадку деревьев со своей карты или за счет бонусов.

Выводы и рекомендации:
1. Не следует всех участников проекта делать основателями. Если сотрудники, действительно, важны для стартапа, можно мотивировать их, выдав им опционы на доли в случае достижения KPI.
2. Если вы инвестор, просите заключения опциона, в котором будут закреплены доля и условия, при наступлении которых она автоматически перейдет вам.
3. Интеллектуальная собственность – один из самых важных активов большинства стартапов, поэтому проверяйте, отчуждены ли права обществу на объекты ИС. Также не допускайте вывода активов из общества, для чего можно увеличить компетенцию органов управления по решению этого вопроса.
4. Для минимизации конфликтов и иных рисков заключите корпоративный договор и пропишите детально в нём все механизмы для устранения таких ситуаций и гарантирования прав каждой сторон.
5. Если генеральный директор вывел активы или создал параллельный бизнес, с него можно через суд взыскать убытки, причинённые обществу.

2
Начать дискуссию