{"id":13842,"url":"\/distributions\/13842\/click?bit=1&hash=4092fa5bbad74653204c7561dcd5fe57486fea481929ecdbf7bbf16b31cd3087","title":"\u041a\u0430\u0436\u0434\u044b\u0439 \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0432\u0435\u0446 \u043d\u0430 \u00ab\u041c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0435\u00bb \u0445\u043e\u0442\u044c \u0440\u0430\u0437 \u043e\u0431 \u044d\u0442\u043e\u043c \u0434\u0443\u043c\u0430\u043b ","buttonText":"\u041e \u0447\u0451\u043c?","imageUuid":"a6164600-1125-55db-8c60-f927d5e7e7d4","isPaidAndBannersEnabled":false}

Эго и воля

Читаем для саморазвития. Надеюсь в этот раз боты не задизлайкают)

Введение

После объяснений сущности и целей Эго, которое было создано нами внутри нас и на которое мы перенесли всё то, что не хотели бы видеть и чувствовать в себе, после создания себе внутреннего противника, победу над которым мы могли бы воспринимать как свою личную победу над собой, настало время продолжить развивать эту тему в отношении к воле. Ведь без перенесения в материальный мир, наш конструкт не будет иметь смысла, как и собственно всё сознание, которое имеет всё своё хоть сколько-нибудь значимое бытие только в объективно реальном мире вне физического тела, в котором оно находится. Также и наш искусственно созданный концепт Эго останется лишь плодом воображения и бессмысленно витающей идеей внутри нашего сознания, пока влияние его существования не вырвется наружу.

Эго противопоставлено по своему значению воле, которая подчинена сознанию. Здесь имеется в виду следующее. Когда в человеке рождается желание или стремление, оно однозначно не может находиться в сознании, потому что способности сознания не распространяются на этот поистине загадочный процесс проявления внутренней сущности человека через желания. Они появляются именно в той части личности, которая не находится в сознании, то есть в подсознании. Как вы можете помнить, мы выделили два основных источника желания – волю и эго, причём эго было само произведено из воли искусственным сознательным путём. Поэтому всё же в подавляющем большинстве умов желания исходят из сущности, называемой волей, в ней же эго уже подразумевается как составляющая, которая сама растворена в воле и сливается с ней в единое.

Фрагмент: Воля и сознание

Следующий значительный момент для меня состоит в уточнении своего выражения, что воля подчинена сознанию. Эти слова не стоит воспринимать в прямом смысле, ведь воля не принадлежит сознанию всецело, а наоборот – самим своим телом оно находится вне сознания, производит стремления и влечения человека собственно независимо от влияния сознательной составляющей личности. И в процессе выражения воли в желания и влечения сознание бессильно и не способно искоренить неугодные стремления, поскольку просто по своему происхождению не имеет такой власти над волей человека.

Однако, мы можем говорить о том, что наша воля ограничивается, иначе каждый мог бы себе позволить всё что ему вздумается, речь бы наша, ничем не сдерживаемая, превратилась в бесконечное отражение постоянно возникающих мыслей, бешено сменяющих друг друга. Действия же скорее всего бы стали больше похожими на животное поведение, ведь наши биологические инстинкты нашли бы себе беспрепятственный выход наружу, а инстинктами мы ничем не отличаемся от зверей. Люди бы всей целостностью цивилизации скатились бы в дикий необузданный мир во вновь установившемся паритете с природой вокруг.

И всё же мы с вами такого не наблюдаем, а значит воля наша сдерживается строгим надзирателем. И в роли последнего мы можем без сомнений назвать сознание. Сознание не даёт воплощаться всем нашим желаниям, сдерживая одни и пропуская другие, исполняя функцию своеобразного человеческого фильтра. И как мы помним, возникла эта система фильтрации как раз как средство к выживанию, но оно уже своим появлением тут же разрушило рамки своего изначального назначения, разразившись во всю человеческую цивилизацию с её влиянием на весь мир, с индустрией, обществом и технологиями. Сознание стало новой формой жизни, находящейся в теле человека, в теле эволюционировавшей обезьяны. И не последнюю роль во всём величии современной реальности, где человек бесспорно стоит во главе планеты, сыграла способность сознания влиять на продукты воли – на рождаемые ею влечения.

Ведь пока животный мир вокруг нас был наполнен существами, движимыми лишь причинами, некими внешними событиями и объектами, которые в каждый момент времени направляли их деятельность, в это же время человек мог оперировать целями благодаря жемчужине своего развития – разуму. То есть люди смогли не просто принимать решения исходя лишь из своего положения здесь и сейчас, у нас появилась возможность помимо этого ставить цели, которые могли даже создавать некоторые обходимые трудности сейчас, но обеспечивающие определённый положительный результат при их достижении. Следовательно, человек стал мыслить наперёд, вместе с этим он мог и анализировать прошлое – тот процесс, который занимал у эволюции в природе сотни лет теперь мог начинаться и заканчиваться хоть каждый день.

Это процесс изменения своего поведения в соответствии с прошедшим через индивид опытом. Ведь звери, следуя за инстинктом, не могли анализировать своё прошлое (на достаточном уровне), и усовершенствование модели поведения проходило лишь длительным эволюционным путём, при котором особи, совершавшие невыгодные или чрезмерно опасные поступки быстро погибали и не передавали свой генетический код, содержащий их линию поведения, потомкам, поколение которых в свою очередь за счёт этого естественного отбора было составлено из особей в генах которых заложено более рациональное и биологически выгодное поведение.

Человек способен составлять себе более верную стратегию поведения в течение одной своей жизни бессчётное количество раз, ведь его психика гибкая и адаптивная, конечно же за счёт наличия у них блага сознания. Так вот этот процесс изменения поведения, если подумать, уже и подразумевает воздействие на волю, точнее на её производные – желания. Поведение человека изменялось и до сих пор изменяется посредством укрощения желаний, сознание подавляет ему самому не угодные стремления и инъецирует наружу те, которые соответствуют его собственной картине оптимальной линий поведения.

Про трактовку слова Эго

И в преобразовании данного замечания в конкретные части личности состоит большая заслуга Зигмунда Фрейда. Сознание у него – Супер-Эго, которое так же контролирует деятельность воли, которая у него по иронии именуется словом Эго. С греческого языка оно переводится как «я» и выбор Фрейда обусловлен тем, что в его Эго заключается познаваемая или доступная познанию личность человека, остальное же либо относится к глубокому подсознанию и не может быть отрефлексировано человеком (Ид), либо является не врождённой, а приобретённой в течение жизни субличностью, которая не входит в этот сокровенный и чисто внутренний по происхождению участок сущности человека (Супер-эго).

Мой же выбор основан на том, что в понятие Эго вложено так же некоторое «я», то есть название подчёркивает именно цельность и обособленность выделенной сущности, её соотнесение с нашей личностью, представляемой ей волей. То есть наше Эго есть иное «я», живущее внутри нас, но отличное от нашей личности, как второе ядро внутри, которое возникает у людей, больных диссоциативным расстройством личности или, как обычно его называют, «раздвоением личности». У таких индивидов внутри их душевного пространства появляется ещё одно Я, сознающее себя отдельным от первого и живущее как будто своей жизнью независимо от первичной личности. Но неверно будет переносить это явление прямо на наше понятие, поскольку название всё же носит более символический характер, и в случае нашего Эго мы не создаём таки полноценной дополнительной личности, но просто ради художественного упрощения выражаем готовность называть её таковой, а её подлинное существо отображено в статье «О разуме 3: Эго».

Мгновенные желания

Возвращаясь к отношению сознания к воле, отмечу, что необходимо различать эти сущности как две отдельные, самостоятельные и только лишь влияющие на деятельность друг друга. Никакого полного подчинения сознанию конечно нет, сознание именно влияет на отображение воли в реальность в виде поступков и решений. Здесь воля выплёскивает спектр всех внутренних стремлений человека: от больших до малых, от самых приземлённых до самых возвышенных. Причём последнее разделение считается особо значимым, то есть в реальном мире стремления человека могут относиться к непосредственному моменту, являются мгновенными желаниями либо могут выражаться только в будущем – это перспективные желания.

Первые стремления могут иметь своим корнем как раз размытое в океане воли эго, что всегда можно сказать определённо даже при такой неясной и эфемерной форме существования эго. Эти желания всегда затрагивают только индивид в данном конкретном состоянии и не касаются его будущего.

Поэтому зачастую удовлетворение мгновенных желаний для улучшения самочувствия прямо сейчас будет иметь негативные последствия в дальнейшем, и для людей со слабым влиянием сознания на волю будет преобладать активность, направленная на реализацию именно этого типа желаний, даже если следующие за этим потери и несчастья будут перевешивать удовольствие, получаемое непосредственно в данный конкретный момент. То есть мгновенные желания могут лишь поднять настроение в ограниченном настоящим временем состоянии, в чём заключается их некоторый недостаток, претворение в жизнь этих желаний никогда не гарантирует удовлетворённое состояние индивида в будущем.

Но, к сожалению, именно они являются для воли первичными и это преимущество заложено в нашем организме уже природой. Вновь обращаясь к братьям нашим меньшим – в ментальном пространстве животных существуют лишь эти желания, поскольку ни о чём, превышающем комфорт и ощущение безопасности в настоящем, они и думать не могут: для них размышление наперёд не является необходимым, для выживания в диком природном мире достаточно каждый раз стараться обеспечить своё благополучие здесь и сейчас, а любые особенности поведения, направленные на то же состояние уже в будущем, получены в результате эволюции и относятся к инстинктивному поведению. Например, забота о подрастающих потомках у матерей, ведь именно в настоящем старшее поколение, наоборот, теряет силы и энергию, однако обеспечивает здоровье и защиту своих потомков, содержащих его гены, что для организма является объективно более важной целью в эволюционном плане. При этом можно уверенно утверждать, что животные касаемо своих действий не дают себе полного отчёта, и конечно же не принимают подобные решения сознательно, путём планирования и целеобразования.

А в общем и целом животные руководствуются лишь своим положением в настоящем моменте, и эта черта само собой присутствует у человека – мы никуда не можем скрыться от своей животной природы. И наша воля подобна воле животных, стремится своим телом именно к мгновенным желаниям как к более приятным и толковым, ведь наша воля, дочь природы, не смотрит в будущее.

Перспективные желания

Из классификации выше понятно, что должен быть и другой тип стремлений, рождаемых волей. Такие желания, которые будут приводить к улучшению благосостояния организма, как и мгновенные, но их достижение будет лежать вне нынешнего момента, а наоборот будут расположены в будущем, то есть их реализация стоит в перспективе. Однако не нужно полагать, что здесь воля смотрит в эту самую перспективу и с готовностью стремиться даже к тем действиям, которые не повлияют на индивид прямо сейчас, а дадут известный результат только в неизвестном будущем. На самом деле воля лишь занимается единственным известным ей процессом – формирует влечения организма, которые должны привести к некоторому субъективному благу, соответственно, к чувству счастья и удовлетворения.

Однако для перспективных желаний, их реализация в действиях не обеспечивает быстрый результат. Примером может послужить желание к денежному благосостоянию у человека, находящегося ещё в юности и пока лишь получающего своё основное образование. Этому желанию суждено будет исполниться после долгих лет обучения и поисков хорошо оплачиваемой работы. И тем не менее, этот индивид совершает действия, направленные на удовлетворение своей страсти к финансовому престолу, даже с пониманием той истины, что это благо придёт к нему вовсе не сразу.

Так почему же это происходит, если вместо таких длинных и в ближайшем рассмотрении бессмысленных действий человек мог бы заняться тем, что принесло бы ему счастье прямо здесь и сейчас, например, поесть и отдохнуть за телевизором. Потому что здесь в игру как раз вступает сознание, которое будет подавлять волю, стремящуюся именно к таким действиям, приводящим к быстрому, но неприятно краткосрочному удовольствию.

Ведь при рациональном подходе к вопросу становится очевидно, что деятельность, направленная в перспективу дарует организму в итоге заметно более существенное благо, а именно стабильный заработок, который обеспечит организму приемлемый уровень жизни и вместе с ним благо сытой и спокойной доли в человеческом бытии. А значит с точки зрения сознания, трезво и с математическим холодом рассматривающего все решения индивида, перспективные желания будут иметь преимущества перед мгновенными.

Сравнительный анализ

Это преимущество становится решающим, если масштабировать подход к нашим бытовым действиям до отрезков времени, сопоставимых с жизнью. Ведь все эти мимолётные мгновенные желания в конце концов не приводят к хоть сколько-нибудь ощутимой пользе; кроме действия, оказываемого на состояние человека в весьма краткий момент времени, которое будет заключаться в введении в состояние хорошего самочувствия и известной степени эйфории, которые будут ослеплять ясный взгляд сознания, показывая перед его взором иллюзорные картинки счастливой жизни во всей её целостности и протяжённости. А на самом деле это счастье не продлиться дольше этого шаткого мгновения и, улетучившись, оставит после себя только пустоту и одинокое, жадное желание вернуться в этот чудесный мир весёлых картинок, где жизнь снова становится осмысленной и насыщенной.

При этом перспективные желания не водят разум вокруг пальца, потому что контролируются твёрдой рукой сознания. Они, наоборот, со всей ясностью представляют перед индивидом блага, которые будут ему доступны, выбери он эти стремления, отбросив минутные удовольствия. Здесь человек может видеть, что сейчас ему будет недоступен его мир картинок, но спустя время он получит их, воплощённых в реальности, где они уже не смогут ускользнуть и испариться, где они, став монолитным объективно реальным положением вещей, станут настоящей частью жизни индивида.

Перспективные желания приводят не к иллюзиям, а к истинным благам, которые всегда требуют сил и времени для их достижения, это честная и достойная плата за удовольствие обладать ими. Эта цена и есть в какой-то степени их определяющее свойство и с понижением этой цены они, пусть мне будет прощена эта тавтология, потеряют свою ценность, то есть уже не будут значить так много для человека, поскольку все достижения это и есть переработанные страдания.

Чем больше человек вложил страданий в достижение своей цели, тем оно и становится для него ценней. И наоборот –достижение, свалившееся с неба, не приносит заветного искреннего счастья, а лишь холодный призрак безразличия. Ведь, чтобы стать счастьем, этот призрак необходимо должен быть набитым внутри лишениями и тягостями, которые возникают на пути к цели.

Как можно было понять, в реализации всех стремлений и заложено это вечное противоборство воли и разума (он же – сознание). В каждом человеке эти два начала ведут конкуренцию за принятие этим человеком своих решений и произведения выборов. Когда в нём преобладает воля, он склонен предаваться мгновенным желаниям и выбирает путь постоянного подкидывания дров и хвороста в свой огонь счастья, ощущая на себе тяжёлый холод бытия, когда этот костёр угасает. Если же в человеке преобладает разум, то он избирает преимущественно перспективные желания, тем самым он просто развивает в себе хладостойкость и, следуя этому, рано или поздно лишается тяжкой потребности в пылании огня безудержной эйфории, а начинает наслаждаться внутренним теплом, которое остаётся с ним навсегда и уже не затухает.

А в нашей с вами игре в Эго, где мы выделяем сущность из нашей безграничной воли, даруем ей имя и начинаем с ней внутреннюю конкуренцию, здесь мы можем перенести свои мгновенные желания на него. Как будто для честной битвы мы наделяем противника сопоставимым по мощи оружием – соблазнительными желаниями, мерцающими красками быстрого, прямого счастья. А себе на вооружение мы берём твёрдые, закалённые перспективные желания. И далее для нас все внутренние мгновенные желания будут ассоциироваться с Эго, которое не есть мы сами. Для нас самих единственными истинными стремлениями будут перспективные желания, которые будут оттеснять мгновенные (что происходит и вне игры, ведь при многообразии возможных жизненных выборов, мы всегда принимаем лишь один, реализуя первый или второй тип желания).

Вот чем на самом деле является игра в Эго, выражая её в реальности – в перенесении на него ненужных и иногда даже вредных влечений и представлении их как чужеродных и незнакомых себе. Эта поддержка духа и будет способствовать самосовершенствованию, что, как было отмечено в предыдущей статье на эту тему, и есть цель создания конструкта Эго.

Изменив ситуацию с тем, кто контролирует тебя, ты сможешь изменить её тем, что контролируешь её сам.

©Джейк Грин
0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null