{"id":13570,"url":"\/distributions\/13570\/click?bit=1&hash=f1bacf5c4cbd7b3a89944cb6a24ea229537917b3fe32459e3adc3e5edc200946","title":"\u041a\u043e\u0442\u044b \u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u044b\u0432\u0430\u044e\u0442 \u043e \u0441\u043e\u0446\u0441\u0435\u0442\u0438 \u0441 \u0432\u0435\u0440\u0442\u0438\u043a\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u043c\u0438 \u0432\u0438\u0434\u0435\u043e","buttonText":"\u041c\u044f\u0443!","imageUuid":"af50a6ca-4f1a-5649-a992-94e85a4ba2c0","isPaidAndBannersEnabled":false}
IP view

Всегда ли фотографии — результат творчества?

Все уже привыкли к тому, что любая фотография, независимо от того, что на ней изображено, так или иначе является результатом творческого процесса и полноценным произведением. А поскольку фотографии — это произведения, значит они подлежит охране с позиции авторского права.

Как ни странно, у приведенной точки зрения под ногами имеется достаточно твёрдая почва. Достаточно, например, вспомнить п. 1 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), который торжественно сообщает о том, что объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения. Другими словами, каким бы низкокультурным и примитивным ни было произведение, нет причин не предоставлять ему правовую охрану. Или можно воспроизвести презумпцию творческого характера произведения, зафиксированную в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 и в новоиспечённом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 80): пока не доказано иное, результаты интеллектуальной деятельности предполагаются созданными творческим трудом.

Кроме того, можно также процитировать небезызвестную позицию Суда по интеллектуальным права, касающуюся творческого вклада фотографа (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2014 года по делу № А56–27251/2013):

«Под творческой деятельностью фотографа следует понимать следующие его действия по созданию результата интеллектуальной деятельности: выбор экспозиции, размещение объекта фотоснимка в пространстве, выбор собственной позиции для совершения фотосъемки, установка света и/или адаптация своего местонахождения и места нахождения объекта фотосъемки под имеющееся освещение, подбор световых фильтров для объектива, выстановка выдержки затвора, настройка диафрагмы, настройка резкости кадра, проявление фотопленки (для пленочных фотоаппаратов), проявление фотографий (для пленочных фотоаппаратов), обработка полученного изображения при помощи специальных компьютерных программ (для цифровых фотоаппаратов)».

Отталкиваясь от приведённого подхода, можно заключить, что стоит фотографу только предпринять отдельные действия по выбору экспозиции, установке света и настройке резкости кадра — и он уже создаст полноценное творческое фотографическое произведение, которое будет охраняться законодательством об авторском праве.

Согласитесь, с учетом вышеизложенного трудно представить себе ситуацию, при которой созданная фотография могла бы не быть результатом творческой деятельности, а значит, и объектом авторского права. Однако действительно ли всё настолько просто и из обозначенных устоявшихся правил нет никаких исключений?

В современной действительности огромное количество людей приобретает различные товары в интернет-магазинах. Подготовка сайта, на котором размещаются условные «торговые площадки», зачастую требует от организаторов не только больших материальных, но и немалых интеллектуальных инвестиций. Рост популярности и числа интернет-магазинов неизбежно порождает среди игроков рынка серьезную конкуренцию, вынуждающую каждого субъекта предпринимательства постоянно совершенствоваться и придумывать новые способы привлечения клиентов.

Ключевым показателем привлекательности интернет-магазина выступает креативное оформление витрин с товарами (соответствующих разделов сайтов, содержащих наиболее полную и наглядную информацию о реализуемой продукции). Чем больше интерактива в демонстрации ассортимента конкретной торговой площадки в сети, тем больший процент пользователей станет покупателями. А поскольку экономические законы рынка не обходят стороной виртуальную реальность, вместе со здоровой конкуренцией в интернет-торговлю постепенно внедряется и конкуренция недобросовестная. Так, нередки случаи неправомерного заимствования фотографий каких-либо товаров между конкурентами, ведущими деятельность на одном рынке.

Ситуация выглядит обычно следующим образом: сотрудники одного интернет-магазина предпринимают много усилий для того, чтобы сфотографировать всю имеющуюся у них в наличии продукцию и впоследствии опубликовать соответствующие фотографии на веб-страницах с описанием товаров для наглядности; сотрудники другого интернет-магазина, реализующего тождественный или схожий ассортимент, без разрешения правообладателя неправомерно заимствуют такие фотографии и размещают на своём сайте, по сути используя чужой труд для оформления своего интернет-магазина, но при этом привлекая данным способом на свою торговую площадку дополнительную аудиторию.

Статистика обработки обращений правообладателей за квалифицированной юридической помощью по защите интеллектуальных прав показывает, что ситуации, аналогичные представленной выше, составляют не менее 20% от общего количества споров, связанных с неправомерным использованием фотографических произведений. Приведенные сведения свидетельствуют о том, что рассматриваемый в рамках настоящей статьи вопрос является злободневным и требует разрешения.

Между тем, далеко не все суды сегодня удовлетворяют требования добросовестных субъектов рынка о защите исключительных прав на подобные фотографические произведения, с помощью которых они оформляют свои интернет-магазины.

Учитывая сложившуюся неблагоприятную конъюнктуру, юристы, которые берутся за представление чьих-либо интересов по делам, касающимся подобных фотографических произведений спорного характера, должны ставить в известность создателей таких объектов о рисках и о возможных негативных вариантах развития правового конфликта.

Судебная практика. Проанализируем существующие судебные акты, относящиеся к рассматриваемой теме.

Прежде всего, нельзя не привести известную позицию Суда по интеллектуальным правам (СИП), содержащуюся в Постановлении от 9 апреля 2014 года по делу № А40–15537/2012 и ставшую для многих судов опорной при принятии решений:

"автор (фотограф) уже в силу создания произведения (любой фотографии) обладает авторскими правами на него вне зависимости от его художественного значения, пока не доказано иное".

По сути СИП признал: во-первых, что творческим является любое фотографическое произведение, а во-вторых, что презумпция творческого характера носит номинальный характер и ее опровержение не представляется возможным.

Тем не менее, до сих пор суды разных уровней приходят к противоречивым выводам, которые не позволяют говорить о единообразии правоприменительной практики по данному вопросу.

В деле № А40-239418/2016 суд первой инстанции отказал в иске ООО «Уральское авторское общество» к ООО «Лента» по следующим причинам:

  • спорная фотография, представляющая собой результат съемки архитектурного сооружения, содержащая сведения об архитектурной постройке и носящая исключительно информационный характер, не является объектом авторского права, поскольку создание подобной фотографии производится лицом непосредственно на открытой для публичной съемки местности, в условиях, не зависящих от воли автора, в которых фотограф не выбирает и не контролирует ни качество съемки, ни ракурс, ни освещение, ни наполнение кадра, ни фон и/или контекст съемки, ни поведение объектов съемки и прочие условия, а лишь стремится зафиксировать сооружение, осуществляя такую фиксацию технически, без реализации художественного (творческого) замысла, с сугубо информационной целью; идентичные фотографии могли выполнить несколько лиц в независимости друг от друга и находящиеся в сходном месте фотографирования.
  • спорная фотография никак не обрабатывалась истцом, с ней не осуществлялась переработка.
  • у истца вообще отсутствовало право на иск, поскольку истец был доверительным управляющим по договору доверительного управления, а такой договор не предполагает передачи правомочия по защите субъективных гражданских исключительных прав, так как это противоречит ст. 1233 ГК РФ.
  • протокол осмотра сайта, созданный самим истцом без нотариального удостоверения его в установленном порядке, был признан ненадлежащим доказательством по делу.
  • не было доказано авторство лица, которое являлось учредителем управления по договору.

Суд апелляционной инстанции по вышеназванному делу № А40-239418/2016 с большинством выводов суда первой инстанции согласился, однако посчитал ошибочным умозаключение нижестоящей инстанции о том, что спорная фотография не является результатом творческой деятельности, указав, что указанные обстоятельства (техническая фиксация объекта без особых творческих усилий, отсутствие переработки фотографии, отсутствие учёта условий освещения, иных настроек) могут подтверждать лишь наличие либо отсутствие у фотографа определенного уровня профессионализма, тогда как ст. 1257 ГК РФ не связывает авторство с обладанием лицом специальными навыками и знаниями в определенной сфере деятельности.

СИП, выступивший в деле № А40-239418/2016 в качестве кассационной инстанции, согласился с нижестоящими судами в том, что истец не доказал принадлежность исключительного права третьему лицу, являющемуся учредителем по договору доверительного управления. Между тем, СИП отверг позиции нижестоящих инстанций о том, что на основании договора доверительного управления истец как доверительный управляющий не мог обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительного права, поскольку исключительные права входят в перечень возможных объектов доверительного управления, предусмотренный п. 1 ст. 1013 ГК РФ. Кроме того, СИП признал имеющийся в материалах дела протокол осмотра сайта относимым и допустимым доказательством ввиду того, что действующим законодательством не предусмотрено каких-либо ограничений в способах доказывания факта распространения сведений через телекоммуникационные сети (в том числе, через сайты в сети «Интернет»). Относительно того, является ли спорная фотография результатом творческого труда, кассация указала следующее:

Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводом апелляционного суда об ошибочности вывода суда первой инстанции об отсутствии у спорной фотографии статуса объекта авторского права ввиду противоречия этого вывода как положениям, предусмотренным статьями 1228, 1257 и 1259 ГК РФ, так и разъяснениям, изложенным в пункте 28 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Судебная коллегия считает необходимым отдельно обратить внимание на то обстоятельство, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.

Схожей позиции придерживался Московский городской суд, который в своём Апелляционном определении от 28 мая 2018 года по делу № 33-21408/2018, отменяя решение суда первой инстанции, мотивированное в числе прочего отсутствием творческого характера в фотографическом произведении, отметил, что спорная фотография, содержащая изображение группы «Анимация» на концерте, не носит исключительно информационный характер, является иллюстрацией события.

В Решении от 8 октября 2018 года по делу № 33-881 Люблинский районный суд города Москва не посчитал фотографические изображения продукции, банок и ведер с гидроизоляцией объектами авторских прав ввиду отсутствия в них минимальной творческой ценности. Апелляционным определением от 28 января 2019 года по тому же делу № 33-881 Московский городской суд отменил решение суда первой инстанции, взыскав компенсацию за нарушение исключительных прав.

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 27 апреля 2015 года по делу № 33-4134/2015, которым в силе было оставлено решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований свадебного фотографа о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на его произведения, содержалась следующая информация:

Сам по себе факт фотографирования супругов Ивановых на фоне того или иного места не свидетельствует о том, что такая фотография является объектом защиты авторских прав.

Из материалов дела усматривается, что фотографии были сняты с целью запечатления торжественного мероприятия – свадьбы Ивановых С и Ю, при этом некоторые из них были выполнены без реализации какого-либо художественного замысла, направленного на формирование иного эстетического представления о запечатленном снимке.

Спорные фотографии являются обычной фиксацией свадьбы, осуществленной истцом в рамках возмездного договора на выполнение работ, в силу чего к объектам, перечисленным в п. 1 ст. 1255 ГК РФ, не относятся.

При таких обстоятельствах основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.

Резюме: позиции судов относительно признания/непризнания фотографий результатами творческого труда до настоящего времени находятся в противоречии между собой и не приведены к общему знаменателю.

Выводы. Итак, в настоящей статье мы рассмотрели достаточно злободневную тему, касающуюся признания/непризнания некоторых видов фотографий охраняемыми объектами авторского права. Стоит отметить, что несмотря на благоприятные в целом тенденции отмены вышестоящими инстанциями постановлений нижестоящих судов, в которых фотографии не признавались результатами творческого труда, судебная практика по данной проблеме до сих пор не является единообразной и устойчивой. Это означает, что при должной подготовке можно отстоять и интересы истцов (которые требуют по суду защиты своих исключительных прав на фотографические произведения, на которых изображены товары, фасады зданий и прочие объекты, находящиеся в общедоступных публичных местах), и интересы ответчиков (которые защищаются от обозначенного преследования), однако точно спрогнозировать результат в том и другом случае пока не представляется возможным.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null