{"id":13591,"url":"\/distributions\/13591\/click?bit=1&hash=df3f51932e322e3fb35802787499cfa73234707acb315167066f304d6d8cee2b","title":"\u041a\u0443\u043f\u0430\u0436\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0447\u0430\u044f \u0438 \u044d\u043a\u0441\u043a\u0443\u0440\u0441\u0438\u0438 \u0432 \u0442\u0430\u0431\u0443\u043d: \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0435\u0445\u0430\u0442\u044c \u043d\u0430 \u0442\u0438\u043c\u0431\u0438\u043b\u0434\u0438\u043d\u0433","buttonText":"\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"d85f2cfe-e0d7-5ad7-8507-983bc3b55643","isPaidAndBannersEnabled":false}
IP view

Пародия как объект авторских прав

Пародия как неотъемлемая часть юмористического искусства знакома каждому. Ввиду комичного характера и производной (несамостоятельной) природы произведений в жанре «пародия» многие люди не считают их полноценным результатами творческого труда. Между тем, чаще всего пародисты вносят и внушительный интеллектуальный, и внушительный инвестиционный вклад в создание своих миниатюр и скетчей, что едва ли позволяет говорить о минимальной культурной ценности таких объектов.

Поскольку чаще всего пародии удовлетворяют критериям, которые предъявляются законом к результатам интеллектуальной деятельности, могут ли они пользоваться правовой охраной с позиции части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) как произведения? Всегда ли пародии носят безобидный характер? Могут ли они причинять вред чести, достоинству и деловой репутации? На перечисленные и другие вопросы попытаемся ответить в настоящей статье.

О понятии «пародия». Предлагается начать формулирование определения пародии с оценки дефиниций, присутствующих в некоторых судебных актах.

Устанавливая значение рассматриваемого термина, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в своём Постановлении от 19 ноября 2013 года по делу № А40‑38278/2012 указал, что «любая пародия представляет собой новое произведение, созданное в результате переработки оригинального произведения», подчеркнув комичный характер такого вида объектов авторских прав.

Схожие подходы нашли отражение в ряде других судебных постановлений. В частности, например, производную природу пародий также отмечает Челябинский областной суд в своём Решении от 7 сентября 2016 года по делу № 3а-256/2016: «пародия, т.е. интерпретация оригинального произведения, является одним из видов переработки». Видятся интересными тезисы из заключения специалиста, фигурирующие в названном Решении Челябинского областного суда, относительно соотношения пародии с неправомерным использованием произведений:

Пародист всегда намеренно подчеркивает связь пародии с оригиналом произведения, повышая узнаваемость первоисточника; плагиатор, наоборот, намеренно скрывает ее. Автор пародии не калькирует, а переосмысливает произведение или его элементы.

В науке и практике существует дискуссия, касающаяся объектов пародии. С нашей точки зрения, пародии можно создавать как в отношении первичных (оригинальных) произведений науки, литературы или искусства (преимущественно музыкальных, аудиовизуальных, литературных), так и в отношении образов людей или их поведения (в частности, манеры речи, мимики, жестов, движений). Между тем, правовое значение для интеллектуальной собственности имеют именно пародии на произведения (первые из вышеназванных), тогда как пародии на личности (вторые из вышеназванных) могут посягать на нематериальные блага, охраняемые частью первой ГК РФ, то есть на изображение граждан, честь, достоинство и деловую репутацию, частную жизнь. Вероятно, в отдельных случаях имеет смысл также говорить о пародиях в отношении поведения животных. Далее применительно к объекту, в отношении которого осуществляется пародия, будет использоваться понятие «исходный объект».

Пародия — это переосмысление и основанная на переосмыслении интерпретация исходного объекта (произведения или поведения/образа личности), предполагающая сохранение общих (базовых) свойств объекта и привнесение в него некоторых других свойств, изменений в целях создания сатирического эффекта, а также дальнейшее представление такой интерпретации исходного объекта перед публикой.

Таким образом, по нашему мнению, пародия сочетает в себе ряд важных признаков:

  • пародия — всегда результат переосмысления исходного объекта (произведения или поведения личности);
  • переосмысление исходного объекта выражается во внесении в него определенных изменений, с позиции авторского права — в осуществлении переработки оригинального произведения;
  • сатирическая (комическая) направленность;
  • чаще всего готовится для сценического искусства, поэтому цель создания, как правило, — дальнейшее представление созданного производного объекта перед аудиторией.

С позиции части четвертой ГК РФ пародии чаще всего являются производными произведениями. По общему правилу, в силу п. 3 ст. 1260 ГК РФ, создание производного произведения требует согласия автора оригинального произведения на осуществление переработки, в результате которой появляется производное произведение.

Между тем, согласно п. 4 ст. 1274 ГК РФ создание произведения в жанре литературной, музыкальной или иной пародии либо в жанре карикатуры на основе другого (оригинального) правомерно обнародованного произведения и использование этих пародий либо карикатуры допускаются без согласия автора или иного обладателя исключительного права на оригинальное произведение и без выплаты ему вознаграждения. Резюмируя, можно констатировать, что создание пародий подпадает под пределы свободного использования произведений и является исключением из общего правила о получении согласия на осуществление переработки от автора оригинального произведения.

Следует уточнить, что пародии должны создаваться в соответствии с действующим законодательством и не посягать на какие-либо охраняемые объекты или блага. Недопустимыми являются пародии:

1) порочащие честь, достоинство или деловую репутацию лиц либо посягающие на иные нематериальные блага (изображение гражданина, частную жизнь);

2) нарушающие интеллектуальные права лиц.

Именно в двух приведённых плоскостях будет построено дальнейшее исследование. Рассмотрим наиболее громкие споры о пародиях в российской правоприменительной практике.

«Большая разница». Интересным для изучения видится дело № А40-125210/2009 о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение с ОАО «Первый канал» в пользу ООО «Бизнес Контакт», которое рассматривалось судами разных инстанций около двух лет.

Как известно, популярная телепередача «Большая разница», выходившая в эфир с 2008 по 2014 годы, специализировалась на пародиях. В одном из выпусков программы актеры сделали пародию на фильм «Обитаемый остров», исключительные права на который принадлежали ООО «Бизнес Контакт». Арбитражный суд города Москва (далее — АСГМ), сославшись на ранее упомянутый п. 4 ст. 1274 ГК РФ о свободном использовании произведений в жанре пародий и карикатур, изначально отказал в иске о компенсации за нарушение исключительных прав. Девятый арбитражный апелляционный суд (далее — 9ААС), рассматривая апелляционную жалобу на вышеприведенное решение первой инстанции, не усмотрел в нем каких-либо нарушений, полностью согласился с АСГМ. Федеральный арбитражный суд Московского округа (далее — ФАСМО) не согласился с нижестоящими инстанциями, указал, что должным образом правоприменителями не были исследованы представленные сторонами доказательства, отправил дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Рассматривая дело второй раз, АСГМ не изменил свою позицию, отказал в иске по тем же основаниям, привел некоторые правовые позиции:

В теории также обращается внимание на две особенности пародийных произведений - пародия неизменно связана с комическим эффектом и должна быть сразу же узнаваема, соответственно, пародия не может быть совершенно отделена от оригинального произведения, так как в этом случае пропадает сам смысл создания пародии. …

Кассационная инстанция обращает внимание, что Истец указывает на наличие у него прав на Фильм в соответствии с прокатным удостоверением. Суд согласен с доводами ответчиков, что для установления исключительного права Истца на Фильм прокатного удостоверения недостаточно.

Следовательно, закон регламентирует, что доказательством наличия исключительного права Истца на Фильм могут быть договоры с лицами, творческим трудом которых он создан, содержащие условия об отчуждении права на Фильм или иные установленные законом основания. Прокатное удостоверение в соответствии с ГК РФ не является таким договором и не может являться документом, подтверждающим исключительное право на Фильм. Поэтому считаем, что наличие или отсутствие исключительного права Истца на Фильм, а, следовательно, и права на защиту данного права путем подачи искового заявления, нужно устанавливать на основе договоров с лицами, творческим трудом которых Фильм был создан.

При повторном обжаловании решения АСГМ 9ААС, ФАСМО и Высший арбитражный суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) согласились с выводами суда первой инстанции, признали отказ в иске правомерным.

Таким образом, суды применили норму о свободном использовании пародий и допустили их создание без согласия автора оригинального произведения и без выплаты ему вознаграждения.

Стас Михайлов, Михаил Стасов и фильм «Дублёр». Отдельная эпопея происходила с кинолентой «Дублёр», вышедшей в прокат в 2013 году. В данном случае можно говорить о пародии, в которой исходным объектом выступало не произведение, а образ конкретного человека. Создатели пародийного комедийного аудиовизуального произведения с помощью средств грима сделали главного героя похожим на известного артиста, что вызвало недовольство последнего. В деле № 11-27507/2013 истец заявил требования о защите права на изображение по ст. 152.1 ГК РФ и о компенсации морального вреда за допущенное нарушение к сети кинотеатров ООО «Каропрокат», которая осуществляла показ названного аудиовизуального произведения. В обоснованиях к иску было указано, что «персонаж фильма «Михаил Стасов» представляет собой собирательный образ российского шоу-мена – эстрадного исполнителя, так как указанный персонаж специально создан внешне максимально похожим на истца, скопирован с истца, создан с использованием наиболее характерных индивидуальных признаков внешности истца, при этом ему специально приданы негативные черты поведения, создан отрицательный образ».

Ответчик, в свою очередь, пояснил, что в указанном фильме не были использованы фотографии истца, видеозаписи с участием истца, произведения изобразительного искусства, в которых запечатлен истец, в связи с чем не наличествовало нарушения ст. 152.1 ГК РФ, регулирующей использование изображений граждан; фильм представляет собой аудиовизуальное художественное произведение, созданное в жанре сатирической комедии, описывающей закулисный мир и нравы современного эстрадного искусства, а потому персонаж фильма «Михаил Стасов» есть собирательный образ российского шоу-мена-эстрадного исполнителя, не нацеленный конкретно на дискредитацию личности Стаса Михайлова; а поскольку персонаж — это самостоятельный результат творческого труда и объект авторского права, его создатели не обременены необходимостью получать согласие от кого-либо в силу свободного использования произведений в жанре пародии.

Оставляя апелляционную жалобу без удовлетворения и соглашаясь с позицией суда первой инстанции, который отказал истцу в удовлетворении заявленных требований, Московский городской суд в упомянутом деле № 11-27507/2013 подчеркнул:

При таких обстоятельствах, руководствуясь ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в художественном фильме использовано не оригинальное изображение истца, что предполагало необходимость получения его согласия, а показана пародия на собирательный образ российского шоу-мена - эстрадного исполнителя, созданная на основе переработок различных образов.

Доказательств того, что образ переработан не в целях создания пародии, или в спорном фильме использованы фотографии истца, видеозаписи с его участием и произведения изобразительного искусства, в которых истец запечатлен, а также их фрагменты, истцом в нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ не представлено. Исходя из указанных обстоятельств, суд пришел к выводу, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Доводы апелляционной жалобы о том, что использование изображения истца в фильме осуществлено через изображение индивидуальных элементов и признаков внешности истца Михайлова С.В. в таких произведениях изобразительного искусства как грим, персонаж и исполнение роли персонажа Михаила Стасова, включенных в видеозапись фильма как сложного объекта, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в ходе рассмотрения дела истцом в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не доказано тождество изображений истца и героя фильма.

В итоге суд разграничил два объекта: собирательный образ личности и изображение гражданина, признав их нетождественными.

К слову, по аналогичным делам № 33-43979/2014 (Апелляционное определение Московского городского суда от 6 ноября 2014 года), № 33-25191/2014 (Определение Московского городского суда от 21.04.2015 № 4г-3894/2015), связанным с этим же фильмом, истец также потерпел поражение.

Подробнее об использовании изображения гражданина читайте здесь.

Игорь Растеряев и пародия телеканала «Пятница». Известный автор и исполнитель Игорь Растеряев обратился в Симоновский районный суд города Москва с требованиями к ООО «Телекомпания ПЯТНИЦА» об обязании прекратить нарушение авторских прав, принесении извинений, компенсации морального вреда за распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, компенсации за нарушение авторских прав и обязании удалить видеозапись исполнения песни с сайта программы (дело № 33-23050/2014). На телеканале «Пятница» транслировалась программа «Здравствуйте, я ваша пятница!», в рамках которой участники представляли публике свои пародийные выступления. 5 октября 2013 года в очередном выпуске указанной передачи была показана пародия под названием «Рэп на комбайнах» на песню Игоря Растеряева «Комбайнеры». Автор оригинального произведения, использованного при создании пародии, счел интерпретацию результата своего творческого труда оскорбительной и извращенной. Суд первой инстанции отказал в иске полностью по мотиву необоснованности требований истца, поскольку ответчиком в эфире телепрограммы «Здравствуйте, я ваша пятница!» использовано не оригинальное произведение, что предполагало необходимость получения согласия правообладателя, а показана пародия на песню «Комбайнеры», созданная на основе переработки оригинала.

Отменяя решение Симоновского районного суда города Москва в части, касающейся нарушения авторских прав на оригинальное произведение «Комбайнеры», Московский городской суд представил следующую правовую позицию: для исследования вопроса, является ли композиция «Рэп на комбайнах» пародией, необходимо было провести судебную экспертизу; в результате проведения судебной экспертизы было установлено, что комичное произведение «Рэп на комбайнах» не является пародией, а значит, не может охватываться нормой о свободном использовании произведений в жанре пародии; следовательно, создание композиции «Рэп на комбайнах» надлежало квалифицировать как переработку оригинального произведения «Комбайнеры» без согласия автора, что по смыслу действующего законодательства представляет собой правонарушение. Отказывая в удовлетворении другой части требования, затрагивающей честь, достоинство и деловую репутацию артиста, апелляционная инстанция уточнила, что в спорном музыкальном произведении («Рэп на комбайнах») не отражены сведения конкретно о личности истца, поэтому нет оснований полагать, что в данной ситуации имеет место посягательство на честь и достоинство Игоря Растеряева.

/источник: Апелляционное определение Московского городского суда от 8 сентября 2014 года по делу № 33-23050/2014/

«Вечерний Ургант» и пародия на песню «Дико, например». В деле № А40-51639/2018 ООО «КЛУБ 18» обратилось в АСГМ с иском к АО «Первый канал» об обязании прекратить нарушение исключительного права, о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на музыкальное произведение «Дико, например». В эфире одной из телепрограмм «Вечерний Ургант» была представлена пародия под названием «Музыкальная студия Александра Гудкова - «Советы грибникам» на музыкальный клип исполнителя Pharaoh, в составе которого использовалась упомянутая музыкальная композиция «Дико, например». Отказывая в удовлетворении исковых требований (в вышестоящих инстанциях судебный акт не обжаловался), АСГМ мотивировал свое Решение от 31 июля 2018 года следующими доводами:

  • АО «Первый канал» заключило с организациями по управлению правами на коллективной основе необходимые договоры, в соответствии с условиями которых телеканал обязуется производить регулярные выплаты вознаграждений за использование соответствующих объектов авторских (смежных) прав по мере их сообщения в эфир;
  • Поскольку шоу «Вечерний Ургант» носит сатирический характер, очевидно, что его создатели специализируются на создании пародий, свободное использование которых допускается п. 4 ст. 1274 ГК РФ;
  • Между тем, согласно позиции, указанной в Постановлении Президиума ВАС РФ № 5861/13 от 19 ноября 2013 года, если в аудиовизуальном произведении, на которое создается пародия, использовалось музыкальное произведение, которое осталось в результате создания пародии в неизменном виде (т.е. не было переработано при создании пародии), права автора (правообладателя) такого музыкального произведения требуется соблюдать; именно поэтому АО «Первый канал» представило доказательства выплаты в пользу Российского авторского общества соответствующего вознаграждения за использование произведения.

Резюмируя, можно заключить, что при создании пародий важно обращать внимание на объекты, в отношении которых они создаются. Если пародия создается в отношении аудиовизуального произведения, в составе которого использовались охраняемые музыкальные произведения, то предполагается, что использование таких музыкальных произведений в составе пародии в неизменном виде без согласия авторов названных музыкальных композиций будет признано недопустимым.

Итоги. Итак, мы рассмотрели имеющуюся практику, касающуюся ещё одного необычного объекта авторских прав — пародий. Основываясь на приведённых делах из судебной практики, мы можем констатировать, что отношение правоприменителей к пародиям на настоящее время в целом является достаточно лояльным — создание пародий оправдывается их сатирическим характером и допускается без соблюдения каких-либо дополнительных формальностей. Именно поэтому пока видится весьма сложной задачей — доказать, что охраняемый объект был использован способом «переработка» в нарушение действующего законодательства, а не задействован при создании пародии в пределах допустимого свободного использования, либо доказать, что пародия посягает на какие-либо нематериальные блага лица (его честь, достоинство, деловую репутацию, частную жизнь, изображение). Однако нельзя сказать, что практика, связанная с пародиями, окончательно сформировалась — дел по таким объектам не так много, как хотелось бы. Не исключено, что в ближайшем будущем кто-либо инициирует громкие процессы и изменит направление вектора правоприменительной практики в более благоприятную сторону для тех лиц, которые сейчас страдают от деятельности недобросовестных пародистов.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null