Кейс: Как мы спасли генерального директора от иска на 150 млн рублей

Кейс юридической фирмы LAARTS.

Ситуация

Акционер компании предъявил к генеральному директору иск о взыскании убытков в сумме 150 млн. рублей.

Убытки составляли пени и штрафы, наложенные на компанию по результатам налоговой проверки.

Логика иска акционера была проста: в период, за который компании доначислены налоги, взысканы пени и штрафы, компанией управлял генеральный директор, следовательно, он лично и должен отвечать за такие убытки (закон позволяет взыскивать с директора убытки, причиненные его неразумными или недобросовестными действиями) .

Обстоятельства, которые были против директора:

  • налоги, пени и штрафы были доначислены компании за использование ей схем уклонения от уплаты налогов с участием фирм-однодневок. В этой ситуации доказать добросовестность директора очень сложно, и, зачастую, почти невозможно, в отличие от тех ситуаций, где доначисление происходит в результате ошибок ведения бухгалтерского учета. Поэтому практически 99% подобных кейсов оканчивается не в пользу директора.
  • в ходе налоговой проверки и при последующем оспаривании ее результатов в суде директор подтверждал, что он лично сопровождал работу с контрагентами, которые впоследствии были признаны фирмами-однодневками (то есть в работе с данными поставщиками не были задействованы другие лица) .

    Фиксация данного обстоятельства в судебных актах могла стать последним гвоздем в крышке нашего дела. Но не стала.


Рассказываем, как нам удалось выиграть дело.

1) Подробное интервью и тотальный анализ.

Нельзя выиграть дело, если у тебя неполная картина. Поэтому первое, что мы делаем, это всегда выясняем, как на самом деле все было:

  • кому принадлежит компания и кто ей управляет
  • как фактически распределялись полномочия между лицами, принимающими решение
  • кто принимал решение об использовании схемы уклонения от уплаты налогов
  • как была организована сама схема: откуда фактически приезжал товар, который по документам закупался у однодневок, как фактически за него платили
  • какие действия в отношении генерального директора предпринимали бенефициары в ходе проведения налоговой проверки и после ее окончания

В ходе анализа мы выяснили, что в компании было 2 конечных бенефициара (с распределением долей 50:50).

В действительности полномочия генерального директора был ограничены функционалом «коммерческого и исполнительного директора»: продвижение и организация продажи товаров на территории России, организация работы офиса и склада, выстраивание местной логистики.

При этом всеми финансовыми потоками управляли конечные бенефициары компании, а в цепочку поставок товаров были также были встроены оффшорная компания и компания-импортер, которые принадлежали тем же бенефициарам. То есть товар закупался у иностранных поставщиков компанией – импортером, которая «продавала» его в фирмы-однодневки, а компания генерального директора покупала его у других однодневок. При этом частично поставки финансировались через оффшорную компанию бенефициаров.

2) Разработка стратегии

Из проведенного анализа стало ясно, что схема уклонения от уплаты налогов была организована и действовала в интересах бенефициаров и не могла бы существовать без участия оффшорной компании и компании-импортера, к которым генеральный директор отношения не имел.

При этом эти же бенефициары и стояли за предъявлением иска к директору.

После окончания налоговой проверки никаких дисциплинарных взысканий на директора наложено не было, напротив, ему дважды подняли зарплату. При том, что в контуре фирм-однодневок «растворилось» около 700 млн. рублей, бенефициары никаких вопросов генеральному директору по этому поводу не задали, уголовное дело не инициировали. А иск предъявили только после того, как на горизонте замаячило дело о банкротстве с соответствующими рисками привлечения бенефициаров к субсидиарной ответственности.

Поэтому мы решили, что это и будет нашей основной стратегией: раз иск предъявлен бенефициарами, которые сами организовали схему уклонения от уплаты налогов, то такой иск удовлетворен быть не может.

При этом, конечно, мы максимально должны попытаться доказать то, что директор все же проявлял должную осмотрительность при заключении договоров с поставщиками и не должен был знать о том, что те являются фирмами-однодневками. Говорим «попытаться» потому, что суды в рамках налогового спора уже сделали выводы об обратном.

Стратегию согласовали с клиентом, осталось собрать доказательства.

3) Сбор доказательств

Сбор доказательств – один из самых трудоемких процессов в судебном деле: нужно перелопатить кучу документов, собрать максимум информации из публичных источников, проанализировать тонны электронной переписки, найти пересечения фамилий, названий компаний, сопоставить даты различных событий.

В общем примерно 100+ часов работы, но, когда выигрываешь дело, понимаешь – оно того стоило!

Рассказываем, что и чем мы доказывали (дисклеймер: чтобы не перегружать этот материал, а также не раскрывать уж все наши ноу-хау, мы приводим не все использованные нами доказательства, но большую часть основных) .

Для удобства, свели доказательства в табличку:

Кейс: Как мы спасли генерального директора от иска на 150 млн рублей

Итого набралось 15 томов доказательств, которые нужно было систематизировать и доходчиво изложить.

4) Донесение позиции до суда

Как известно, время у суда на изучение дел крайне ограничено, особенно в Москве. Если у тебя 40 заседаний в день, то детально погрузиться в каждое дело нет никакой возможности.

Поэтому чем сложнее и объемнее дело, тем лучше и понятнее должна быть изложена позиция стороны, которая хочет быть услышана судом.

Поэтому мы:

  • делаем четкую структуру во всех процессуальных документах, разбивая их на разделы и подразделы
  • выделяем списки, где это применимо
  • выделения по тексту делаем не как попало, а единообразно
  • менее существенную информацию выносим в сноски
  • используем инфографику: владельческие схемы, таймлайны, таблицы, диаграммы
  • делаем ссылки на листы дела, где находятся те или иные доказательства
  • нумеруем страницы в формате «страница Х из Х», чтобы дать судье понять, сколько еще читать)

5) Результат

Итого, выбранная стратегия оказалась правильной, дело выиграно в 3 инстанциях, генеральный директор сохранил 150 млн.

В качестве выводов:

  • в этом деле все было сделано правильно. Однако, результат мог бы быть иной, если бы иск был предъявлен не прежними бенефициарами, а новым акционером, купившим акции компании после периода, за который проводилась налоговая проверка.
  • Будучи генеральным директором, нельзя бездумно следовать указаниям акционеров, все риски нужно оценивать самому, т. к. несмотря на любые обещания акционеров, крайним окажетесь вы
  • Мы вряд ли бы выиграли дело без личного вклада клиента, который вместе с нами искал у себя доказательства и давал много деталей, за которые мы смогли зацепиться.

Ну и хотелось бы напомнить:

  • использование схем уклонения от уплаты налогов грозит не только доначислением налогов компании, но и личной ответственностью генерального директора, финансовой и уголовной
  • иск о взыскании убытков может прилететь не только за недобросовестные, но и за неразумные действия директора: невыгодные сделки, несвоевременное взыскание дебиторки, нерыночные сделки с аффилированными компаниями, повышение себе зарплаты и пр.

Хотите больше подобных историй - подписывайтесь на наш канал в Телеграм

2
Начать дискуссию