{"id":13660,"url":"\/distributions\/13660\/click?bit=1&hash=829c3f4bd5611858ea9456b55832e0254413f056f0bd8b6fa3b9fccae541092c","title":"\u041b\u0438\u0434\u0435\u0440\u044b \u0440\u044b\u043d\u043a\u0430 \u0440\u0430\u0441\u0441\u043a\u0430\u0437\u044b\u0432\u0430\u044e\u0442, \u043a\u0430\u043a \u0431\u044b\u0442\u044c \u043b\u0438\u0434\u0435\u0440\u0430\u043c\u0438 \u0432 \u043a\u043e\u043c\u0430\u043d\u0434\u0435","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c \u0433\u0434\u0435","imageUuid":"b21a2e96-c2cd-51bd-a6d9-39deeed48e3c","isPaidAndBannersEnabled":false}
Infralex Law Firm

Три основные ошибки в закреплении прав на ПО

Мнение эксперта

Лина Коршунова, советник Адвокатского бюро Инфралекс

25 марта 2021 г. Федеральный суд Северного округа Калифорнии оставил без рассмотрения иск компании, связанной с Александром Мамутом, предъявленный бывшему сотруднику Rambler Игорю Сысоеву, его компаньону Максиму Коновалову и созданной ими компании Nginx Inc. Истец утверждал, что Сысоев создал программный продукт Nginx, работая в Rambler. В 2019 г. Nginx Inc. была продана за $670 млн. В Rambler считали, что все результаты труда наемных сотрудников по умолчанию принадлежат компании, а соответственно, и выручка от продажи Nginx Inc. Однако, по мнению ответчиков, Сысоев разработал свой продукт в свободное от работы время и потому таковой не является служебным произведением.

Рассмотрим три главные ошибки в юридическом закреплении прав на программное обеспечение (далее — ПО) и контент, на которые приходится около 90% судебных тяжб.

Проверка соответствия созданного кода критериям служебного произведения

Аналогичные решения в защиту прав сотрудников IT-компаний начали выносить и российские суды. Так, в 2019 г. Приморский районный суд города Санкт-Петербурга вынес решение о взыскании с компании Veeam Software 23 млн рублей в пользу ее сотрудника за нарушение его авторских прав на разработанное им ПО[1].

Далеко не все работодатели могут документально подтвердить, что ПО или его часть были созданы сотрудником в рамках трудовой функции и являются служебным произведением. А если работник создал ПО или какой-то его компонент, которые по формальным признакам нельзя признать служебным произведением[2], то и правообладателем будет являться именно он, а не компания.

Это означает, что работник может не только самостоятельно реализовать собственный проект на основе разработанного им ПО, но и в судебном порядке обязать компанию прекратить его использование или потребовать выплаты компенсации за незаконное использование такового. Размер компенсации определяется судом: он может быть равным сумме убытков работника либо вовсе не зависеть от их размера. Нормы Гражданского кодекса РФ позволяют правообладателю по своему выбору потребовать компенсацию в фиксированном размере (от 10 тыс. до 5 млн рублей) или определить ее размер, исходя из двукратной стоимости права использования ПО[3]. Во избежание такой ситуации необходимо, чтобы код, создаваемый автором-работником по поручению работодателя, формально полностью соответствовал всем критериям служебного произведения.

Чтобы понять, соответствует ли создаваемый работниками код критериям служебного произведения, следует проверить:

• заключен ли с автором-работником трудовой договор;

• входит ли в обязанности автора-работника создание результатов интеллектуальной деятельности согласно трудовому договору и (или) должностной инструкции;

• дано ли автору-работнику документально подтвержденное служебное задание;

• имеется ли в наличии подтверждение создания работником служебных произведений в интересах работодателя (например, соответствующих актов);

• создал ли работник произведение в рабочее время;

• выплачено ли ему вознаграждение за создание служебного произведения отдельно от заработной платы.

Если хотя бы один из критериев этого чек-листа не соблюден, принадлежность исключительного права на ПО компании остается под сомнением.

[1] Решение Приморского районного суда города Санкт-Петербурга по делу № 2-38/2019 (2-4158/2018).

[2] Ст. 1295 ГК РФ.

[3] Ст. 1301 ГК РФ.

Несовместимость бизнес-процессов и требований Гражданского кодекса РФ

Большинство компаний хотело бы уменьшить количество внутренней документации, упразднить бюрократию и упростить коммуникацию между своими сотрудниками. Советы по составлению служебных заданий вступают в прямой конфликт с используемым многими IT-компаниями agile-подходом к управлению проектами. Как правило, в IT-бизнесе бизнес-процессы не формализованы, там нет строгого следования инструкциям. Задачи команде ставятся через приложения, такие как Jira, Slack, мессенджеры или по электронной почте. В них же ведется коммуникация по их выполнению.

В таких условиях обеспечить защиту исключительного права компании на ПО тоже возможно. Просто нужно очень точно и детально зафиксировать во внутренних документах компании все существующие бизнес-процессы по постановке задач сотрудникам и исполнению таковых, придав тем самым юридическую силу этим процессам[1]. Такой документ можно назвать Политикой компании в отношении служебных произведений, его следует утвердить приказом гендиректора. Всех сотрудников обязательно нужно ознакомить с ним под роспись. В случае возникновения спора этот документ поможет доказать в суде, что весь код, созданный сотрудниками во время работы, является служебным произведением и принадлежит компании.

При наличии грамотной внутренней политики объем подписываемой документации для защиты прав на ПО будет сведен к минимуму и ограничится трудовым договором с включенным в него условием о выплате работнику вознаграждения за служебное произведение и актами о его создании, которые можно подписывать раз в полгода или реже.

Нелишним будет также зарегистрировать ПО в Едином реестре Роспатента[2]. Такая регистрация не является обязательной, но дает преимущества при защите прав на ПО. Указанное в реестре лицо считается правообладателем ПО, пока не доказано иное[3].

[1] Использование специального ПО и иных электронных средств коммуникации для выдачи служебных заданий работникам признается судами достаточным условием для признания произведения служебным только в том случае, если локальными нормативными актами компании, с которыми знакомятся работники, установлен такой способ их выдачи (См., например: Решение СИП от 01.08.2016 по делу № СИП-17/2016; Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 23.08.2017 № 33-17109/2017; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 21.06.2016 по делу № 33-10693/2016).

[2]Реестр программного обеспечения. — https://reestr.digital.gov.ru/

[3] Ст. 1262 ГК РФ.

Недостаточная защита от аутсорсеров

Помимо нанятых в штат сотрудников разработкой ПО часто занимаются аутсорсеры — компании, предоставляющие своих программистов и редакторов контента, или частные лица, работающие на себя. Как быть с защитой прав на ПО, если компания привлекает для его разработки внешних подрядчиков?

Обычно правоотношения с компаниями — внешними подрядчиками оформляются договором подряда или договором авторского заказа, если какие-то работы заказываются у частного лица. При заключении таких договоров, как правило, включается логика, согласнокоторой, если в условиях написано, что исключительное право на создаваемое ПО, передается заказчику, то никаких рисков нет. Но если внешний подрядчик привлекает к разработке ПО наемных сотрудников, возникают точно такие же риски, как те, что были рассмотрены. Иначе говоря, внешний подрядчик, не совершивший всех шагов из чек-листа для того, чтобы созданное его работниками ПО соответствовало критериям служебного произведения, скорее всего будет не вправе передать исключительное право на ПО.

Самым безопасным способом устранения этого риска может быть небольшая юридическая проверка внешнего подрядчика на предмет того, что весь код, создаваемый его работниками, является служебным произведением. Если же нет возможности провести такую проверку, то устранять риск придется через условия договора, включив соответствующее заверение подрядчика[1]. За нарушение такого заверения рекомендуется установить значимые штрафные санкции в пользу заказчика.

* * *

В статье описаны далеко не все юридические ошибки, обнаруживаемые у IT-компаний при оформлении их прав на ПО. Однако, на наш взгляд, решение именно рассмотренных проблем актуально для большинства компаний отрасли. Интеллектуальная собственность, включая ПО, — наиболее ценное, что есть в этом бизнесе. Такие активы нуждаются в самой сильной юридической защите, для того чтобы в дальнейшем компания смогла привлечь инвестиции или успешно выйти на рынок со своим продуктом.

Статья была опубликована майском номере Legal Insight.

[1] Ст. 431.2 ГК РФ.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null