[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Вадим Скворцов", "author_type": "self", "tags": ["\u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438","russol"], "comments": 26, "likes": 6, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "29395", "is_wide": "" }
Вадим Скворцов
1 910
Блоги

«Связи — это самое главное, что может дать вам инкубатор или акселератор»

Основные мысли из лекции Михаила Эрмана, директора бизнес-инкубатора Высшей школы экономики.

Поделиться

В избранное

В избранном

Михаил Эрман

В рамках курса лекций школы стартапов Russol Михаил Эрман рассказал о влиянии участия в бизнес-инкубаторе на жизнь и рост стартапа.

Я сам начинал программистом, это было 16 лет назад. Прошёл путь от программиста до менеджера по продукту, менеджера проекта, был техническим директором в ИТ-компаниях. Пришел в итоге к тому, что запустил несколько своих компаний, включая стартапы.

Я родился в Астрахани, где мы и запустили первый частный инкубатор. Называется он «Лифт». Перед его запуском мы колесили по Штатам, посмотрели, как там устроены акселераторы и инкубаторы.

У меня есть опыт работы в акселераторе, который называется «Феонес», он находится в Аризоне и направлен на коммерциализацию научных разработок.

Сейчас мой основной козырь в том, что я в год вижу сотни стартапов. Сегодня я их видел 11, вчера — 32. Вижу, что с ними происходит, что им помогает, что их убивает.

Зачем нужны инкубаторы

Многие, особенно наше правительство, почему-то думают, что бизнес-инкубатор — это здание, где дёшево сидеть. Это было актуально больше шести лет назад, когда не было онлайн-бизнеса. Тогда необходимо было иметь офис, сейчас фокус меняется.

Повысить выживаемость бизнеса — это обычно то, для чего государство делает инкубаторы. По статистике 90% компаний закрываются в течение трёх лет. И задача инкубатора сделать не 90%, а хотя бы 70%. Повысить шансы начинающих предпринимателей на успех.

Увеличить количество проектов, которые появляются на рынке.

Ускорить развитие проектов так, чтобы они быстрее доходили до точки безубыточности и роста. Либо ускорить их закрытие, если этот бизнес не жизнеспособен. Иначе проекты тратят много времени и денег, чтобы сделать вещь, которая вообще не нужна и перспектив на рынке никаких не имеет.

Кто их создаёт

Государство, которое заинтересовано в стимулировании экономики. В России создано более 500 инкубаторов в рамках программы Министерства экономического развития. Но эти инкубаторы созданы по принципу: построили помещение и сдавали его дёшево.

В таких офисах сидят парикмахерские, студии красоты, туроператоры. Стало непонятно, в чём разница между инкубатором и бизнес-центром.

Сейчас происходит трансформация, когда из объекта недвижимости инкубатор становится больше поставщиком услуг.

Вузы. Это особенно популярно в США, где практически в каждом вузе есть свой инкубатор, в России — номинально тоже, но по сути их нет.

Это нужно для того, чтобы создавать новые возможности для студентов.

У вузов есть инструмент — эндаумент-фонд. Это фонд, который создан для вложения денег в проекты. Прибыль, которая приходит от инвестирования, направляется обычно на заботы вуза.

Обычно в эндаумент-фонд на Западе вкладывают деньги выпускники, которые сделали бизнес. Поэтому на Западе практически каждый вуз имеет инкубатор для формирования выпускников, которые в итоге вернут инвестиции в виде взносов эндаумент.

Венчурные инвесторы создают инкубаторы, чтобы минимизировать собственные риски.

Корпорации получают от инкубаторов доступ к новым технологиям, стартапам. В случае успеха стартапа корпорация сможет купить его дешевле. Успешные предприниматели таким образом возвращают долг обществу — если всего добился, можно заниматься обучением других.

Проходимцы, жулики. На самом деле сейчас их не так много, но года 3-4 назад акселераторы и инкубаторы создавали в целях наживы.

Государство вкладывало средства в эту отрасль, и поэтому все запускали акселераторы, забирали деньги и пропадали. Сейчас тоже есть риск наткнуться на мошенников, но уже меньше.

Что даёт инкубатор

Связи — это самое главное, что может дать вам инкубатор или акселератор. Контакты инвесторов, венчурных фондов, экспертов. Без инкубатора выйти на этих людей сложно.

Как пример, к нам приходят люди — топы «Сбербанка», Tele2 или других компаний. Они к нам приходят потому, что нас знают. Если вы попробуете к этим людям попасть «с улицы», то вам придётся проделать много работы: пройти секретарей, помощников.

Это не потому, что компании не готовы встречаться с людьми, а потому, что тот поток информации, встреч, который на них валится — его нужно фильтровать. Поэтому они охотнее идут в проверенные места или общаются с людьми по рекомендации.

Сообщество текущих резидентов и выпускников, которое поможет в решении проблем стартапа.

У нас сейчас есть три проекта, которые работают в сфере волонтерства. У каждого из них есть своя клиентская база и фишки, которыми они могут дополнить предложения других. В этом случае сообщество формирует некое общее предложение и усиливает те или иные компетенции другого стартапа. Либо же один стартап при помощи другого стартапа может разработку закрыть.

Инвестиции. Сейчас инкубаторы дают деньги, но полагаться на это полностью не стоит.

Публичность. Обычно инкубаторы знакомят своих людей со СМИ: есть демо-дни — мероприятия, когда вы приходите, выступаете перед широкой публикой и тем самым создаёте себе популярность. О вас начинают писать.

Ресурсы. Практически у каждого инкубатора есть ряд бесплатных услуг, например, юридические консультации или технологические ресурсы, то есть сервера.

Я говорил, что вчера смотрел 30 стартапов, которые просили у нас денег, и почти у всех было написано: «Нам нужно потратить пару миллионов, чтобы арендовать серверы на год».

Обычно инкубаторы закрывают эту потребность, потому что есть технологические партнеры. У нас, например, Microsoft бесплатно предоставляет свои ресурсы, равносильные миллионам рублей.

Основные мифы

В инкубаторе главное — инвестиции. Многие проекты идут за деньгами в инкубатор. На самом деле это не лучшее место, где их можно получить. К вам будут завышенные требования. Будут требовать роста метрик, выводить вас из зоны комфорта. С точки зрения получения денег это неудобно.

Любой человек с идеей может попасть в топовый акселератор или инкубатор. Чтобы туда пройти, вам нужно иметь знакомых, которые смогут помочь. Туда отправляют большое количество заявок, и оценить их все просто невозможно. Тех, кто проходит через заявки — 10-15%, но большая часть людей попадает по рекомендации.

Вы получите от инкубатора всё, что получают другие. Поскольку это связано с венчуром, быстрым ростом, здесь не обращают внимания на ленивых.

Никто за вас не будет делать ту работу, которую вы делать не умеете. Все инкубаторы, акселераторы будут на вас давить, чтобы вы эту не комфортную для себя работу попробовали сделать. И поняли процесс прежде, чем нанимать компетентных людей.

Как выбрать подходящий

Рекомендую посмотреть на результаты выпускников. Главный показатель качества инкубатора — насколько его выпускники добиваются успеха. Это формирует поток экспертов, инвесторов; это то самое сообщество из грамотных людей, которые могут помочь. Разговаривайте с теми, кто прошёл тот или иной инкубатор. Узнавайте, что можно в них ожидать.

Другие лекции:

#лекции #russol

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления