Оффтоп Anastasiya Smirnitskaya
476

«Суть нашей разработки в том, чтобы обмануть мозг»

Как это, когда у тебя болит то, чего нет? А главное, что с этим делать? На этот вопрос отвечают Идилов Магомед-Амин и Федулов Даниил, основатели проекта MDinc, направленного на разработку IT решений для проблем современной медицины. В разработках ребят заинтересованы частные и государственные клиники, ведь метод, которые они разработали не только уникальный, но и эффективный.

В закладки
Идилов Магомед-Амин (ЯГТУ, химико-технологический факультет, студент, специальность «Фундаментальная и прикладная химия»), Федулов Даниил (ЯрГУ, математический факультет, студент, направление «Прикладная математика и информатика»)

Что такое фантомные боли?

Амин: Довольно трудно объяснить суть этого неврологического синдрома, но я постараюсь. Если говорить упрощенно, фантомные боли – это болевое ощущение в конечности после ее ампутации. Как боль после удаления зуба - зуба уже нет, а боль осталась.

Почему так происходит?

Амин: Причины возникновения фантомных болей разные. Они могут появиться из-за травматизма во время ампутации, когда на остаточном нерве возникает доброкачественная опухоль - невринома. Но чаще всего причина кроется в нашей голове, в нашем мозге. После ампутации конечности мозг не понимает, что тело лишилось руки или ноги, и продолжает с ними взаимодействовать. Но, не получая обратной связи от конечности, создает болевое ощущение, чтобы мы обратили на это внимание и могли что-то сделать.

Как вообще исследуют феномен фантомных болей?

Амин: Синдром исследуют с середины 16-го века, однако получить какие-то достоверные данные смогли только с момента появления электроэнцефалографии, или ЭЭГ. Так, например, в последнем исследовании оксфордских врачей в главе с Тамар Макин был проведен анализ мозговой активности пациентов как с ампутированной рукой, так и со здоровыми конечностями. Самое интересное - их мозг работает идентично! То есть он так же продолжал посылать сигналы и ожидать «ответа» от конечности.

Поверить в существование фантомных болей очень сложно.

Амин: Фантомные боли встречаются у 70-80% ампутантов, симулировать их нет смысла, разве что пациентам с синдромом Мюнхгаузена - психическим расстройством, которое проявляется в упорной симуляции различных заболеваний. Если же у врача возникнут сомнения, то любую хроническую боль можно наблюдать, проанализировав работу мозга во время сна при помощи ЭЭГ.

Какое решение проблемы фантомных болей предлагаете вы? В чем суть вашей разработки?

Амин: Суть нашей разработки в том, чтобы обмануть мозг при помощи технологии дополненной реальности. Как я уже говорил, мозг продолжает взаимодействовать с ампутированной конечностью, к примеру, требует сжать кулак ампутированной руки, но сжиматься там, естественно, нечему. Мы же замещаем утерянную конечность полной 3D копией и позволяем мозгу ею управлять. Мозг получает обратную связь и убирает болевые ощущения.

Как выглядит взаимодействие мозга с 3D моделью руки на практике?

Амин: Сейчас, ввиду ограниченного бюджета, мы создаем иллюзию взаимодействия: просим пациента попытаться выполнить какое-то действие с помощью модели, озвучивая вслух команды. Оператор, в зависимости от команды пациента, запускает нужную анимацию движения. При достаточном финансировании мы будем использовать нейроинтерфейс - устройство, которым будут управлять импульсы нашего мозга.

Почему вы решили заняться этой проблемой? С чего все началось?

Даниил: Все началось с нашей победы на конференции в ЯГТУ с докладом на секции информационных технологий: в качестве победителей нас пригласили на конференцию по Digital marketing. Одно из выступлений на этой конференции было посвящено дополненной реальности, ее применению в маркетинговых целях. Мы задумались: а нельзя ли это применить в какой-то прикладной сфере? Например, чтобы помочь человеку? Синдром фантомных болей витал в воздухе: сестра Амина - невролог, он сам много интересовался неврологией. Сейчас синдром снимают либо сильнодействующими медикаментами, либо с помощью зеркальной терапии. Тогда Амин предложил: что, если перенести зеркальную терапию в дополненную реальность? И с мая 2016 года мы начали работу.

Кто вас поддерживал в ваших начинаниях?

Даниил: Для начала нам нужно было понять, что технология сможет работать. Мы проконсультировались с врачами-неврологами и поняли, что все может сработать и делать это нужно. Мы начали изучать разработки приложений под дополненную реальность, проблему фантомных болей; в ряде исследовательских работ обнаружили подтверждение эффективности нашего метода. Затем мы приняли участие в программе «У.М.Н.И.К.» от Фонда содействия инновациям, выиграли грант. Нас многие поддержали: Ярославский бизнес инкубатор, правительство Ярославской области, коллеги, родные. Это очень хорошее подспорье.

Существуют ли аналоги вашего метода?

Даниил: Сильные обезболивающие, которые сейчас назначают большинству пациентов с синдромом фантомных болей, со временем перестают помогать, и приходится увеличивать дозу. Второй метод - зеркальная терапия – тоже имеет недостатки. Суть метода в следующем – коробка делится пополам зеркалом. В одну часть коробочки помещается присутствующая конечность, в другую - культя. Здоровая рука отражается, совершает симметричные движения, и у человека возникает ощущение, что конечность есть, с ней все нормально. Это и помогает избавиться от боли. Недостаток этого метода в том, что наши конечности несимметричны. Например, на одной руке могут быть родинки, шрамы, татуировки, на другой нет. Эти индивидуальные особенности сильно влияют на восприятие. Преимущество нашей разработки в том, что мы создаем модель на основе фото, видео, воспоминаний, с учетом всех особенностей. Мы делаем все, чтобы мозг поверил - это его конечность.

Есть ли спрос на ваш метод?

Даниил: Есть. К нам часто обращаются с такими проблемами, мы стараемся помочь, дорабатываем приложение. У нас есть 20 добровольцев, на которых мы тестируем метод. Для понимания масштаба проблемы приведу немного цифр. В России ежегодно проходит свыше 39 тысяч ампутаций, в Европе - 150 тысяч, в мире - 2,5 миллионов. 70 % людей, перенесших такую операцию, испытывают фантомные боли: хирургические (исправляются хирургическим путем) и неврологические, которые составляют половину всех случаев. Это примерно 20 тысяч человек в России и 250 тысяч во всем мире. Большая часть из них облегчает свои мучения сильнодействующими лекарствами, но от них можно оказаться - наши добровольцы это полностью подтверждают.

Что для вас важнее: прибыль или помощь людям?

Амин: Довольно каверзный вопрос. Нас часто об этом спрашивают, я сам себя об этом спрашивал, но так и не смог сформулировать четкий ответ. Я считаю, что необходимо учитывать обе составляющие: и помощь людям, и прибыль. Но прибыль не в контексте личных доходов, а в контексте масштабирования нашего проекта. У нас есть идеи по решению других проблем, у нас есть знания и возможности, но у нас нет средств. Если у нас будут деньги – если мы заработаем деньги - мы сможем делать больше, чем сейчас.

Даниил: Соглашусь, важны обе составляющие. У нас много идей, как помочь людям с другими заболеваниями неврологического, психического характера. Для этого нужны средства, нужны специалисты. Сейчас мы ищем инвестора и понимаем, что бизнесмены предпочитают вкладываться в то, что оптимизирует традиционный бизнес. То, что находится на грани будущего, вне понимания традиционного бизнеса - большой риск с точки зрения инвестора. А люди не любят рисковать.

Как планируете развиваться дальше?

Амин: С самого начала мы позиционировали свою компанию как плацдарм для интеграции IT и медицины. Мы хотим создать IT-компанию, которая будет заниматься поиском решений для проблем современной медицины. Уже сейчас есть наработки по восстановлению мелкой моторики людей, перенесших инсульт, по адаптации пациентов с аутизмом и синдромом Дауна.

Даниил: Есть планы по лечению болезни Альцгеймера. Но сейчас мы больше заняты проектом PhantomMD: стараемся доработать приложение, упростить использование, чтобы пациент мог обходиться без посторонней помощи.

Вы верите в то, что у вас все получится? Если бы нашелся инвестор, готовый рискнуть, могли бы вы гарантировать ему прибыль?

Амин: С каждым днём мы все больше убеждаемся в успехе метода. Мы начинали с одного пациента, который не испытывал сильных болей – оценивал боль на 3-4 балла из 10. Сейчас мы работаем с 20-ю пациентами с нижним порогом боли в 7 баллов. У всех отмечена положительная динамика, а у 12 человек, с которыми мы работаем дольше всего, боль ушла совсем. Наши результаты подтверждены не только личными ощущениями пациентов, но и данными ЭЭГ. У нас есть стратегические партнеры – больницы, клиники; нас поддерживает государство. В частности, в результате встречи с Владимиром Путиным (состоялась осенью 2017 года в рамках встречи Президента РФ с ярославской общественностью – прим. авт.), на которой я критиковал российскую патентную систему, я получил возможность познакомиться с руководством Роспатента и помощь в оформлении патента на разработку метода лечения неврологических заболеваний при помощи технологии дополненной реальности.

Фото предоставлено участниками интервью

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Anastasiya Smirnitskaya", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 0, "likes": 6, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 40240, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 40240, "author_id": 176992, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/40240\/get","add":"\/comments\/40240\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/40240"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

Комментарий удален

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления