{"id":13474,"url":"\/distributions\/13474\/click?bit=1&hash=89dcb97d365dcd062aa67a23ebd7d587ac1ef67c2c12b41ed4fdb46a523d850d","title":"\u0420\u0411\u041a \u0437\u0430\u0434\u0443\u0434\u043e\u0441\u0438\u043b\u0438. \u0427\u0442\u043e \u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c, \u0447\u0442\u043e\u0431\u044b \u043d\u0435 \u0437\u0430\u0434\u0443\u0434\u043e\u0441\u0438\u043b\u0438 \u0432\u0430\u0441","buttonText":"","imageUuid":"","isPaidAndBannersEnabled":false}

Аккорды Артемиды — новое соглашение по Луне от американцев

Это новое международное соглашение между США и их союзниками об освоении Луны и других небесных тел, которое было подписано 13 октября 2020 года. Давайте разберемся, что это за документ и в чем его смысловая нагрузка.

Всем привет! Мы развиваем практику космического права и продолжаем писать про космос и его регулирование. За помощь в написании этой статьи выражаем отдельную благодарность Игорю Шендерскому, который обучается в аспирантуре китайского Университета Цинхуа по космическому праву и помогает нам по вопросам права и политики в области космической деятельности.

Аккорды: что это вообще такое?

Итак, что вообще такое аккорды и Артемида? Аккорды – это один из многочисленных синонимов «соглашения» на английском языке со спорным юридическим статусом. Артемида – это американская программа по возвращению на Луну. Аккорды Артемиды – декларативное соглашение США и их союзников относительно американской программы освоения Луны.

Впервые текст аккордов был обнародован NASA 15 мая 2020 года, когда высокопоставленный сотрудник космического ведомства Джим Брайдстайн представил ключевые принципы будущих Аккордов Артемиды. Текст соглашения был подписан 13 октября в духе времени – удаленно, по видеоконференции.

Подписание Аккордов Space News

На дату этой публикации к соглашению присоединились 8 стран: США, Австралия, Канада, Италия, Япония, Люксембург, ОАЭ и Великобритания. Брайдстайн заявил, однако, что соглашение открыто для новых подписантов. В частности, с момента подписания к соглашению успела присоединиться Украина; известно, что идет работа над присоединением к «аккордам» Бразилии.

Стоит напомнить, что в международном сообществе не принимались новые масштабные соглашения по регулированию космоса с 70-х годов, когда были приняты 5 главных конвенций.

Какие цели преследуют американцы

Аккорды Артемиды преследуют несколько основных целей, которые можно разбить на внутренние (с точки зрения американской политики) и международные.

Внутренние цели

Важной внутренней целью является формирование правил, по которым менее чем через 4 года американские астронавты должны вернуться на Луну. Заявляется, что в этот раз американцы «возвращаются, чтобы остаться», там самым подразумевается продолжительная активность людей на орбите и поверхности Луны.

Имеющееся соглашение – Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах от 1979 года («Соглашение о Луне») – не подписано большей частью мира. Более того, 6 апреля 2020 года Президент Трамп подписал указ, который прямым текстом говорит, что для американцев Соглашение о Луне не является источником международного права.

Вторая цель – защита самой программы Артемида от американских политических циклов. Исторически сложилось, что новые администрации в Белом доме склонны отменять космические планы предшественников и начинать что-то свое. В 1990-е годы международный статус программы успешно защитил международную космическую станцию от ее отмены новой администрацией. Подписи и интересы дружественных стран под Аккордами должны возыметь схожий эффект.

Международные цели

Первой международной целью можно назвать продвижение американских трактовок конституции космоса – Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года («Договор о космосе»), в частности, на право коммерческой добычи космических ресурсов.

Артемида, в конечном итоге, – американская программа, ставящая целью высадку американского астронавта на Луну. Ни одна другая из подписавших аккорды стран сама такую программу поднять не сможет. При этом и остаться полностью в стороне от этой программы, рискуя контрактами и возможностями своей ракетно-космической промышленности, тоже сложно. Поэтому, в каком-то смысле, американцы предложили своим партнерам «билет на Луну» в обмен на подпись под соглашением.

Второй международной целью можно назвать несколько завуалированное формирование «закрытого клуба» для разработки правового режима глубокого космоса. Можно даже назвать это попыткой обойти Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях (United Nations Committee on the Peaceful Uses of Outer Space).

Создаваемый «закрытый клуб» заведомо не равноценен. Это следует из самой структуры соглашений Артемиды: подразумевается формирование сети двусторонних соглашений между США и NASA, с одной стороны, и другими государствами и их космическими агентствами, с другой.

Этим Артемида одновременно и похожа, и отличается от международного соглашения по МКС, которое хоть и работает подобным образом, но подразумевает наличие равноправного партнера в лице Роскосмоса.

Фактически, после десятилетий стагнации и противоречий в Комитете по использованию космического пространства в мирных целях, аккорды должны выдвинуть США на позицию лидера в международном публичном космическом праве.

Что в самом соглашении

Соглашение состоит из преамбулы и 13 статей. Большинство статьей коротки и являются отсылками к соответствующим статьям других соглашений, составляющих систему космического права. Другие статьи, однако, гораздо больше и подробнее.

Текст соглашения можно условно разбить на статьи 3 типов:

  1. Технические статьи, формирующие цели и охват соглашения, его место в системе международных договоров;
  2. Статьи-отсылки, закрепляющие или развивающие уже закрепленные в международном космическом праве нормы;
  3. Статьи-нововведения. Они направлены на те вопросы, которые раньше в космическом праве или не освещались вовсе, или освещались недостаточно и были спорными.

Технические статьи

Эти статьи задают место Аккордов Артемиды в системе международного права. К ним можно отнести статьи 1, 2, а также статью 13.

Интересен охват этих статей: вопреки ожиданиям, охватывается не только Луна, но и Марс, кометы и астероиды, включая их поверхность и недра. Охватываются орбиты Луны и Марса, точки Лагранжа в системе Земля-Луна, а также перелетные траектории между всеми перечисленными объектами.

Таким образом, речь идет о правовом режиме значительной части всей солнечной системы.

Статья 2 посвящена вступлению в соглашение. Как уже упоминалось выше, соглашение будет вводиться с помощью системы двусторонних меморандумов о взаимопонимании, исполнительных соглашений и пр.

Наконец, статья 13 формирует правовой статус самих Аккордов и делает это необычным образом. С одной стороны, копия документа передается секретарю ООН. С другой стороны, отдельно упоминается, что Аккорды не могут быть зарегистрированы по ст. 102 Устава ООН, т.е. заведомо предотвращается возможность вступления в силу (и, соответственно, трактовки) именно этого документа как обязывающего международного соглашения.

Статьи-отсылки

Под статьями-отсылками понимаются те из них, которые отсылают нас к уже имеющимся фундаментальным нормам современного космического права. Под таковыми подразумеваются как признанные Аккордами 4 космических соглашения (кроме, разумеется, Соглашения о Луне), так и, например, Руководящие принципы обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности 2019 года.

Такие статьи закрепляют для стран-участниц Артемиды следующие принципы:

  • Мирные цели. Один из основополагающих принципов международного космического права, закрепленных в «договоре о космосе».
  • Прозрачность. Обязывает стран-участниц быть открытыми в своих планах и активности в рамках программы.
  • Экстренная помощь. Предполагает, что участники Артемиды будут готовы предпринять «все разумные шаги» для оказания помощи в космосе тем, кто в ней нуждается.
  • Регистрация космических объектов. Является прямой отсылкой к соответствующей статье Договора о космосе и Конвенции о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство 1974 года («Конвенция о регистрации»). Это очень важное включение, так как Конвенция о регистрации является наименее ратифицированным документом из 4 космических соглашений, и такое «посильное распространение» ему точно не повредит.
  • Орбитальный мусор. Странам-участницам предлагается по возможности не оставлять за собой орбитальный мусор. Существующие обязательства по мусору достаточно мягки (и объективно недостаточны), соответственно, включение их в «Артемиду» (а равно и в любой релевантный документ по космосу) – положительное явление.

Статьи-нововведения

Эту категорию статей можно условно разбить на 2 подгруппы:

  • Позитивные статьи, следующие духу космического права и общепринятой практике. Таковых в Артемиде две, и они закрепляют обязательство государств оглашать данные научных исследований (статья 8), а также провозглашают защиту исторических объектов, связанных с исследованием космоса человечеством (статья 9).
  • Не совсем однозначные: статьи 10 и 11 про космические ресурсы и деконфликтацию космической активности соответственно.

Пожалуй, эти две статьи являются наиболее противоречивыми, так как именно они предлагают подписавшим принять американскую точку зрения на соответствующие вопросы.

Первый из этих спорных пунктов касается формулировки Договора о космосе о том, что космические ресурсы «не подлежат национальному присвоению». Аккорды предлагают свое толкование: добыча ресурсов не является национальным присвоением. В условиях, когда Артемида является единственной подобной программой полета на Луну, а заодно и наиболее масштабной гражданской космической программой на многие годы вперед, подпись становится своего рода билетом-пропуском, призванным помочь США расширить принятие нужной им точки зрения.

Деконфликтация космической активности была принята с настороженностью, так как предполагалось введение понятия «зоны безопасности». Под зоной безопасности подразумевается территория, на которой «нормальные действия» или «аномальное событие» могут привести к «вредоносным помехам». Многие под этими формулировками увидели слегка замаскированный суверенитет.

Стоит отметить, что концепция «зон безопасности» разрабатывалась в космическом праве по крайней мере с 1970-х годов, и по иронии судьбы Советский Союз в те годы был ее активным сторонником (как как следует из этой диссертации 1978 года).

В итоговом тексте соглашения были приняты большие усилия, чтобы «зоны безопасности» максимально отделить от суверенитета: прописан их изначально временный характер; дополнительно подтверждено обязательство участников уважать право свободного доступа ко всем частям небесных тел, гарантированное Договором о космосе; прописана «координация» в их работе. Это фундаментальное отличие, так как настоящая суверенная территория заведомо не предполагает международного сотрудничества и согласования действий.

Что по итогам

Резюмируя, нельзя не признать, что текст Аккордов Артемиды представляет собой определенный шаг вперед с точки зрения принципов использования космического пространства. Аккорды также многом расширяют обязательства имеющейся системы космических договоров.

Вместе с тем, большую проблему представляет неизбежная «американоцентричность» Аккордов. Это было, видимо, неизбежно, так как документ обеспечивает деятельность в рамках американской программы возвращения на Луну.

С другой стороны, именно этот факт привязки уже вызвал проблемы. Ярким признаком проблем служит сам список подписавших документ стран: охвачены только ближние американские союзники, причем достаточно небольшое их число. К примеру, Аккорды подписала Италия, но другие космические державы Европы (Франция, Германия, и т.п.) этого делать не поспешили.

Такой формат оказывается неприемлемым для крупных космических держав, находящихся вне сферы интересов США, например, для России, о чем уже было заявлено Дмитрием Рогозиным. Следуя поправке Вольфа, американцы фактически «не ждут» Китай, что входит в очевидный диссонанс с п. 3 ст. 13 самих Аккордов. В такой ситуации единственным нейтральным кандидатом на включение из числа крупных космических держав потенциально может оказаться Индия.

Наконец, сама попытка проводить разработку и принятие таких всеобъемлющих норм «узким кругом», в обход Генеральной ассамблеи ООН, вряд ли будет положительно оценена развивающимися странами. Последние вполне справедливо опасаются за «благо и интересы всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития» (ст. 1 Договора о космосе).

С такими вводными, продиктованным местом и позицией США на международной арене, Аккорды могут привести отнюдь не к новому шагу в регулировании международной космической деятельности, а к раздроблению всего поля космического права на 2 лагеря: тех, кто является участником Артемиды, и всех тех, кто против нее.

Статья подготовлена юристами Buzko Legal, которые оказывают услуги по российскому и американскому праву, в том числе по вопросам регулирования космической деятельности.

Другие материалы по теме космоса:

0
5 комментариев
Максим Никитин
неприемлемым для крупных космических держав... например, для России

Какое отношение имеет Россия к Луне и глубокому космосу?))

Ответить
Развернуть ветку
Alexandre Svergoun

Правильно делают. Пока бюрократы в ООН о чём то договорятся уже можно город на Луне построить. 

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Andrei Samuilik

А что так, без союзников на которых можно взвалить часть работ и расходов в 21-ом веке совсем уже никак? Цена вопроса 150 миллиардов в ценах 2019 года. Меньше одной пятой бюджета Пентагона. Возвращенцы блин. С 2004 года "возвращаются".

Ответить
Развернуть ветку
From Siberia to London

Как же это всё смешно!
Ни одна из «крупных космических держав» не присутствует на Луне, не говоря уже про Марс и астероиды, но юристы уже зарылись в бумагах.
Это похоже на разговоры про суверенитет викингов над Северной Америкой. 
Ну а что, высадились же они там однажды!

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 5 комментариев
null