{"id":13506,"url":"\/distributions\/13506\/click?bit=1&hash=27fcb5113e18b33c3be66ae079d9d20078d1c30f1b468cdc86ecaeefa18446c2","title":"\u0415\u0441\u0442\u044c \u043b\u0438 \u0442\u0432\u043e\u0440\u0447\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e \u0432 \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0438? \u0410 \u0435\u0441\u043b\u0438 \u043d\u0430\u0439\u0434\u0451\u043c?","buttonText":"\u0423\u0436\u0435 \u043d\u0430\u0448\u043b\u0438","imageUuid":"2c16a631-a285-56a4-9535-74c65fc29189","isPaidAndBannersEnabled":false}
Офлайн
Roman Zhayvoron

«Пока копим долги». Как рынок квест-румов выживал во время пандемии

Несколько лет назад квесты были суперпопулярным городским развлечением, а их организаторы — героями бизнес-журналов, но в последнее время интерес к этой индустрии поутих. Five p.m. поговорил с участниками рынка квестов и выяснил, в каком состоянии он был до пандемии, сможет ли он пережить локдаун и что его ждёт в будущем.

Офлайн-квест «Кольцо Нибелунгов» от ExitGames

Коротко о главном

Первые российские квест-румы появились в 2013 году, а через 2−3 года спрос на них достиг максимума. Тогда у нас одновременно строились и самые технологичные квесты в мире, и локации-однодневки с дешёвыми замками и торчащей отовсюду проводкой. К началу текущего года ажиотаж остался позади, многие квесты тихо закрылись, но перед пандемией сфера была далека от кризиса, уверены собеседники Five p.m. В рейтинговом агентстве «Гильдия квестов» считают — рынок не падает, он стабилизируется.

Кому нужен офлайн-квест

Александра Пухова
Главный редактор «Гильдии квестов»

Три года назад квесты открывали все, кому не лень, порой даже не понимая зачем. Потом некачественные и дешёвые комнаты просто исчезли. На пике в Москве мы могли насчитать 800 квестов, а перед пандемией — примерно 600. И в начале года рынок собирался не расти или падать, а трансформироваться. Прежде всего в сторону развлечения для больших компаний и корпоративов.

Также огромную популярность набрали детские квесты. А вот ставка на VR не оправдалась. Мы думали, что многие квесты перейдут в VR, но эта технология не позволяет создать такие же эффекты, как хороший офлайн-квест, потому что московские организаторы серьёзно вкладываются в антураж, декорации и актеров.

7% жителей российских городов хотя бы однажды ходили на квест в течение прошлого года. 14% хотели бы сделать это в ближайшее время.*

* Данные опроса института общественного мнения «Анкетолог» от 1 сентября 2020 года.

Несмотря на общее снижение спроса, количество квест-румов в России перед пандемией было огромным. Анастасия Недумова, PR-директор агрегатора «Мир квестов», говорит о 4,5 тысячах комнат в России на начало года. Для сравнения, в США с населением в 330 миллионов человек в 2019 году, по сообщению Bloomberg со ссылкой на Room Escape Artist, было зарегистрировано 2,5 тысячи комнат.

К началу года в России существовал сформировавшийся и ровно работающий рынок с опытными игроками и эффективными бизнес-моделями (читайте подробный кейс квест-рума RazoomGames). Локдаун фактически парализовал всё, что работало до этого, и заставил компании перепридумывать свои услуги, чтобы хоть как-то снизить издержки. Но даже немного смягчить удар оказалось сложно.

«Будем биться до конца»

Степан Ходырев
Основатель сети квестов «Авантюра», Екатеринбург

24 квеста до локдауна, 23 осталось

У «Авантюры» 4 площадки в городе и на каждой несколько квестов. Мы самая крупная сеть Екатеринбурга. В январе наш оборот был 3 миллиона рублей, в феврале 2,5 миллиона, в марте — 2,2. В апреле — 31 тысяча рублей. Это выручка от продажи настольных игр, которую мы запустили сразу после закрытия, договорившись с одним питерским издательством. У нас были большие планы, но в итоге мы смогли восстановить этим только 1% объёма.

На одной из площадок у нас есть бар. С началом пандемии мы начали сотрудничать с «Яндекс.Едой» и Delivery Club, но опять же смогли зарабатывать едой навынос 40 тысяч в месяц. И почти всё уходит на зарплаты сотрудникам.

Офлайн-квест «Инквизитор» от «Авантюры»

Мы хотели запустить и онлайн-квест, месяц писали сценарий, отсняли материал. Но программисты, которые согласились взяться за проект, запросили 2 миллиона. У нас деньги закончились ещё в мае, работать мы до сих пор не можем, а долговая нагрузка продолжает расти за счёт аренды и зарплат штатных сотрудников.

Но если бы и были деньги, столько вкладывать в онлайн нерентабельно. Мы снимаем наши помещения в торговых и бизнес-центрах, ни один арендодатель не предоставил нам каникулы, так что мы копим по 1 миллиону долга каждый месяц.

«Самое неприятное, что пока нет ясности, когда нам снова разрешат работать. По указу губернатора с 9 сентября открываются кинотеатры, театры и развлекательные площадки. Мы думали, что нас это тоже касается. Я уточнил в администрации и получил ответ: «Предоставление предприятиями развлекательных услуг, в том числе квестов в соответствии с последним указом не разрешаются».

То есть в кино можно, а нам, где 3−4 человека в одной комнате, к тому же это либо родственники, либо друзья, которые и так общаются, нельзя.

Офлайн-квест Biohazard от «Авантюры»

Если арендодатель позволит нам копить долг и дальше, мы вытянем. Главное, чтобы народ к нам повалил после открытия. Но даже если начнётся вторая волна, будем биться до конца. Нам уже раз десять предрекали закрытие. Но мы до сих пор работали и росли каждый год на 30%. В 17-м году все говорили, что эра квестов прошла, прошлый год был пиком, забудьте. Мы посмотрели на цифры, а прирост месяц к месяцу составлял 30%. И так каждый год.

39 тысяч рублей — помощь, которую получили владельцы квест-румов от государства. Два раза по 12 тысяч как индивидуальные предприниматели и 15 тысяч на дезинфицирующие средства.

«Купили крепление для камеры и готово»

Александр Саликов
Владелец сети квестов QuestReality, Москва

13 квестов до локдауна, 15 после

Падение трафика в наших комнатах мы заметили уже в марте, на фоне истерии. Так что если бы нас не закрыли, мы бы, может, сделали это сами.

Сразу после закрытия мы перевели один наш квест в онлайн. В локацию заходил оператор с камерой на шлеме, изображение транслировалось в Zoom. Команда игроков сидела дома за компьютерами и буквально говорила оператору, куда идти, на что смотреть и что брать в руки. Мы немного упростили и адаптировали загадки, но играть можно было.

Офлайн-квест «7 загадок фараона» от QuestReality

Вложений это особых не потребовало: купили за 700 рублей крепление для камеры, расположили роутеры, перекинули провода и готово. Получилось вроде бы неплохо, но без прибыли, у нас купили всего 15−20 игр за время локдауна. Плюс стоимость игры мы сделали примерно в 2 раза ниже обычной.

Если всё опять закроют, будем по максимуму переводить квесты в такой режим, чтобы хоть что-то заработать, но сильно вкладываться не будем, эти деньги не вернутся, выручка лишь позволит прожить нашим операторам.

Ещё во время карантина мы начали заниматься онлайн-квизами. И это оказалось более перспективно. Провели 5 игр с хорошей загрузкой, потом притормозили из-за технических проблем. Но при необходимости их воскресим и будем рассматривать как основное направление.

У нас все помещения для квестов в аренде. И почти все арендодатели пошли навстречу и предоставили каникулы до июля. С 13 июля мы работаем, но до сих пор платим с небольшой скидкой и будем так платить до октября. С двумя не договорились и набрали уже почти миллион арендного долга.Теперь вместо того чтобы дальше развиваться, откладываем деньги. Но перевозить квест ещё дороже, это же электроника, дорогие декорации. Один переезд, правда с модернизацией, как-то обошёлся нам в 1,5 миллиона рублей. Дешевле просто платить аренду.

Мы рассчитываем, что во второй половине сентября начнём быстро восстанавливаться, если не откроют все границы.

«Когда Египет и Турцию в прошлые годы закрывали, нам это тоже было на руку: люди искали развлечения в городе. Но даже при самом удачном стечении обстоятельств мы в этом году недосчитаемся 30−40% от ожидаемой выручки».

В любом случае мы думаем, что индустрия будет развиваться. Квесты перешли в зрелую стадию, хайп 14−16 годов, когда любой подвал с ключами и замочками вызывал восторг, утих. Все колхозненькие проекты умерли или перестраиваются. Сейчас успешные квесты — это инженерные решения, красивая бутафория.

С 13 июля мы начали работу и уже открыли два новых квеста, мы в них верим. Один строился год и стоил нам больше трёх миллионов рублей. В нормальной ситуации он окупился бы за год. Другой попроще, строился меньше восьми месяцев, но он уже популярен, и мы на него тоже рассчитываем.

15% квестов закрылось в Москве из-за пандемии* 5-6% квестов закрылось в России из-за пандемии**

*Данные «Гильдии квестов» **Данные «Мира квестов»

«Мы переживём и вторую, и третью волны»

Владимир Жиганов
Генеральный директор федеральной сети квестов «Клаустрофобия»

Сразу после закрытия в конце марта мы начали экспериментировать с онлайн-форматами и уже 13 апреля выпустили первый аудиоквест. Это простенький продукт, так что довольно быстро мы запустили больше 20 штук. Мы воспринимали их как временную меру на период, пока всё было закрыто. За июнь они принесли нам 2 миллиона выручки при практически нулевых вложениях. Но уже в июле, при первых послаблениях, они стали неинтересны. И мы к сегодняшнему дню почти все сняли, всё-таки в аудиоквестах не было вау-эффекта.

Также мы сделали аватар-квесты: игроки по Zoom управляли оператором в квест-комнате и видели трансляцию с нескольких камер.

«Этот формат не был востребован россиянами, но зашёл на Европу и Америку. В России сейчас лучшие квесты мира, и игрокам было интересно посмотреть, как мы их делаем. Всего мы сделали 3 такие игры. В адаптацию и оборудование для первой вложили 1 миллион, чтобы всё работало чётко, без разрывов и задержек, а в последующих оптимизировались до 200−300 тысяч».

На пике у нас было 6−7 игр в сутки, сейчас в два раза меньше — вложения отбились за 5−6 недель. Сейчас мы почти доделали свою платформу для игры в аватар-квесты, потому что Zoom не совсем тянет, и видим за этим проектом будущее.

Ещё во время локдауна мы развивали онлайн-игры для больших компаний, корпоративов. Они тоже хорошо зашли, потому что сотрудникам на удалёнке хочется общения и разнообразия. Мы адаптировали под онлайн-формат коммуникационную игру «Мировое господство». Для промо дали её поиграть твич-стримерам, и в моменте у игры было до 50 тысяч зрителей, а нарезки в Ютубе посмотрели суммарно больше 5 миллионов раз. Сегодня в «Мировое господство» онлайн играют в Турции, Перу, Аргентине и ещё много где. Это направление мы, разумеется, тоже развиваем после локдауна.

Офлайн-квест «Философский камень» «Клаустрофобии»

За месяцы простоя мы потеряли не менее 200 миллионов рублей выручки. Онлайн-активности позволили нам платить зарплаты, мы этим не зарабатывали, а компенсировали убытки. В июле мы просели на 40%. Если бы не высокий отложенный спрос сразу после открытия, просадка была бы 60−70%. В августе начали расти, а на доковидные показатели хотим выйти в сентябре.

В целом я уверен, что мы переживём и вторую, и третью волны, но размер сети не сохраним, многие партнёры могут не устоять. К счастью, мы смогли перестроить бизнес, наша задача — уменьшить долю выручки от офлайн-игр в декабре до 50% от общего объёма.

«Прямого запрета на работу у нас не было»

Елена Лобанова
Партнер сети квестов Lockation, Саратов-Энгельс

17 квест-румов до локдауна, 14 осталось

В июле в нашем регионе начали снимать ограничения, и мы стали запускать людей в некоторые квест-румы, разводя их по времени и дезинфицируя комнаты. Вообще нигде не было написано, что квесты не имеют права работать. Нас как отдельный вид, вроде кинотеатров или фитнес-центров, даже и не рассматривали, так что прямого запрета у нас не было. Но мы осторожничаем. Открыли комнату в музее, который официально открылся, а несколько квест-румов ждут пока на паузе.

С некоторыми арендаторами у нас были очень тяжёлые переговоры, какие-то площадки мы планировали даже закрывать в апреле. Но квест — не офис, чтобы вещи в коробку собрать и съехать. Мы поняли, что заново будет ещё труднее и дороже, лучше платить за простой.

«После начала пандемии мы начали развивать онлайн. Например, адаптировали один из эскейп-квестов для домашней игры. Отправляли пакеты с подсказками родителям, те прятали их в квартире».

Наш ведущий по Zoom давал задания ребенку, тот находил первую подсказку, например, под подушкой и дальше шёл по цепочке заданий. Вложений особых это не потребовало, только на аккаунт в Zoom и печать материалов, но и выручка была совсем небольшая, 20% от привычной. Сейчас пока мы не видим смысла дальше развивать это направление.

Проще оказалось перевести в онлайн коммуникационные квесты, где игроки взаимодействуют не с механизмами, а друг с другом — ищут преступника, например. Буквально через неделю после закрытия мы адаптировали 5 таких квестов для онлайн-игры. Ведущий рассылал игрокам роли и сюжет и во время игры модерировал их действия. Все деньги, которые мы брали за вход, а это 100−200 рублей, платили ведущим.

50 000 ₽ — средняя стоимость аренды помещения для квеста в Саратове.

Ещё мы удалённо проводили детские праздники и дни рождения, но это тоже не та выручка: онлайн-праздник стоит 2 тысячи, а офлайн — 5 тысяч. Однако если снова всё закроют, будем работать так, развивать корпоративные игры между филиалами крупных компаний, у них должен быть хороший чек.

«Выручка за месяцы карантина — 10% от обычной»

Виктория Рипинская
Директор по маркетингу ExitGames, федеральная сеть

22 квеста до локдауна, 22 осталось

Во время карантина мы создали серию онлайн мастер-классов, курсов и игр — «Мафию», «Крокодил» и другие — и проводили онлайн-праздники. Всё со средним успехом: выручка во время локдауна составляла менее 10% от обычной в аналогичные месяцы. А прибыль была минусовой, так как по-прежнему оставались затраты на аренду помещения, зарплаты и прочие расходы.

Из-за экономии мы отказались от SEO-поддержки, услуг агентств по контекстной рекламе, сократили часы работы техподдержки и снизили бюджеты отделов маркетинга и продакшена до минимума. Не было расходов на подрядчиков — типографии, кондитерские и прочие.

Мы воспользовались паузой, чтобы обновить реквизит всех квестов, доделать давно откладываемые задачи по сайту. Но пришлось отложить масштабные реконструкции двух квестов, которые планировали на лето.

Офлайн-квест «Школа волшебства» от ExitGames

К сожалению, карантина не пережил наш самый маленький франшизный центр в Ярославле, так что сейчас у нас осталось 5 действующих франшиз. Они сохранили все площадки, но центры в Сургуте и Оренбурге всё ещё не могут открыться из-за запретов правительства.

Мы надеемся вернуться к прежним показателям в ближайшие месяцы. За июль-август выручка работающих филиалов по сравнению с аналогичными месяцами прошлого года выше на 20%, но делать выводы пока рано.

Антон Захаров

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null