Офлайн Эля Харрасова
2 758

Продержаться на рынке фотоуслуг, несмотря на грабеж, пожар и кризис

История федеральной сети фотостудий Fashion Box, которая начинала свою работу с Екатеринбурга и Казани.

В закладки

Сеть Fashion Box ежегодно организовывает съемки для 25-30 тысяч человек в 11 городах России. В 2017 году сеть отметила свой 10-летний юбилей.

Компания развивает восемь собственных фотостудий. Еще три студии работают по франшизе, старшая из которых находится в Ростове-на-Дону с 2014 года.

Учредители Fashion Box — двоюродные братья Тимур Шагизьянов, Дмитрий Шагизьянов и Ринат Ряхимов — планируют в ближайшие три года открыть фотостудии в Москве и Санкт-Петербурге. План на 10 лет — охватить не менее 20 городов численностью от 300 до 500 тысяч человек.

Тимур Шагизьянов, Ринат Ряхимов, Дмитрий Шагизьянов

Исполнительный директор Дмитрий Шагизьянов рассказал vc.ru, как проект пережил кризис и почему студийная съемка по-прежнему востребована.

Первая студия и первый финансовый результат

Осенью 2007 года будущие предприниматели Тимур Шагизьянов и его сосед Анатолий Семушкин решили открыть в Екатеринбурге собственную фотостудию. Фотографом должен был стать сам Шагизьянов, а средствами согласились помочь семьи основателей.

Родители Шагизьянова предоставили займ в 150 тысяч рублей, благодаря которому предприниматели открыли студию на территории завода «Адванс» в неотапливаемом цеху.

Аренда 160 квадратных метров на заводе ежемесячно обходилась в 60 тысяч рублей. Родители и друзья помогали провести воду и обустроить классическую фоновую студию.

Денег у начинающих бизнесменов было немного, поэтому жить приходилось на рабочем месте. Чтобы попасть в студию, нужно было пройти через проходную завода и преодолеть ещё 500 метров по лужам.

Предприниматели организовали спальные места за фонами для съемок, а душ принимали в небольшом бассейне, построенном для проведения фотосессий с водой. Отопления в цеху не было, поэтому обогревались тепловыми пушками. Каждый день Тимур Шагизьянов и Анатолий Семушкин начинали с уборки пыли, которая оседала за ночь из-за производства.

«Идея бизнеса звучала так: создать успешную фотостудию, чтобы вернуть деньги родителям, оправдать их ожидания и собственные амбиции», — говорит Дмитрий Шагизьянов.

Первыми клиентами студии были друзья, знакомые и подписчики группы Fashion Box в соцсети «ВКонтакте», которым предлагали прийти на фотосессию.

В 2008 году Тимур Шагизьянов и Семушкин начали получать крупные заказы: от оператора «Мегафон», модельного агентства «Мазарини» и конкурса красоты «Миссис Екатеринбург».

Крупные заказчики критиковали место проведения фотосъемок: «Нужно было ехать на завод, предъявлять паспорт на проходной, идти 500 метров по темной промзоне». И в 2009 году предприниматели начали искать новое помещение.

У знакомого основателей Fashion Box бизнесмена оказалось свободным помещение в центре Екатеринбурга в элитном жилом комплексе. В 200 метрах от него находится небоскреб «Высоцкий».

Арендодатель согласился переоборудовать неотапливаемое помещение в 120 квадратных метров под фотостудию за собственный счет, потому что ему понравилась идея Fashion Box.

Студия в Екатеринбурге

Шагизьянов называет именно это время началом «настоящего бизнеса». В этом же году был зарегистрирован домен fashion-box.ru и сформировался девиз «Больше съемок — больше денег».

В 2009 году студия наняла в штат визажиста, администратора и фотографа. Также у Fashion Box появились ретушеры, работающие удаленно. На старте проекта предприниматели старались делать все самостоятельно до тех пор, пока хватало рук.

За счет низкой цены на услугу, удобного расположения в центре Екатеринбурга, помощи старших коллег и сарафанного радио Тимур Шагизьянова и Анатолий Семушкин добились первого финансового результата — ежемесячной прибыли в 150 тысяч рублей.

Конкурентов в первые годы было предостаточно, они открывались, но очень быстро закрывались. Причина была всегда одна: они пытались работать с магазинами-партнерами, раздавая сертификаты на условно-бесплатные фотосессии, но в итоге сталкивались с ситуацией, когда клиент решает ничего не покупать, а воспользоваться только подарком — и эмоционально сдувались.

Кроме того, конкуренты не выстраивали и не поддерживали контакт с магазинами-партнерами. Это приводило к тому, что продавцы в сетях переставали раздавать пригласительные.

Дмитрий Шагизьянов

Выход фотостудии на федеральный уровень

Вторая фотостудия открылась в Казани в августе 2010 года. На ее запуск было потрачено 350 тысяч рублей. В момент открытия у предпринимателей уже было понимание формата Fashion Box, необходимое оборудование, расположение и площадь помещения, маркетинговые инструменты и система оплаты труда.

Основатели Fashion Box купили два фотоаппарата Canon 50D и два объектива Canon EF 24-105mm и 17-40mm, две вспышки Bowens Gimini 400, компьютер и монитор. Помещение для студии искали в центре, потому что удачное расположение, по словам Дмитрия Шагизьянова, не только статусно, но и удобно.

Система вознаграждения отвечала идее, что оплачиваться должен только результат. Все сотрудники получали сдельную зарплату по тарифу, а не почасовую, поэтому были заинтересованы в продажах и качестве продукта.

В первый же месяц в Казани предприниматели начали сотрудничать с несколькими крупными магазинами — «Л'этуаль», «Детский мир» и Milavitsa. Всего Fasion Box заключила партнерства с 20 торговыми точками, в которых раздавала приглашения на бесплатные фотосессии.

Магазинам-партнерам за раздачу бесплатных сертификатов никогда не платили и не платят, уточняет Шагизьянов. Но по программе лояльности компаньоны получают подарки, бесплатные съемки для сотрудников, принимают участие в конкурсах Fashion Box.

Студия достигла прибыли за первые три месяца работы. В первый год у Fashion Box было не более 150 клиентов ежемесячно, сейчас — от 250 до 400 человек.

По словам Дмитрия Шагизьянова, выйти на первую прибыль в Казани помог удачный выбор места, взаимодействие с потенциальными клиентами, лучшие цены на рынке и четко сформулированное торговое предложение — фотосессия «Все включено».

В нее входят макияж, укладка, съемку в трех разных образах, ретушь и печать одного фото. В день съемки клиент получал 60-80 фотографий в цифровом формате на диске. Стоила такая фотосессия 1800 рублей, в то время как конкуренты предлагали схожий набор услуг за 4-5 тысяч рублей.

Экономия у Fashion Box достигалась за счет аренды постоянного помещения, штатных фотографов и визажистов.

Самыми сложными аспектами в работе всей компании Шагизьянов называет доверие и контроль. Две эти составляющие обеспечивают полноценную работу сети. Доверие получают за счет выстраивания полноценных отношений с управляющими каждой студии и франчайзи. Вопросом контроля занимается команда бухгалтеров.

Недостаток доверия — именно с этой проблемой столкнулись Тимур и Анатолий в 2011 году, с тех пор студия в Екатеринбурге, хоть и носила бренд Fashion Box, не относилась к головной компании.

Дмитрий Шагизьянов

В 2010 году к Fashion Box присоединился первый двоюродный брат Тимура Шагизьянова — Дмитрий, а в июле-августе 2012 года во время открытия студии в Красноярске в проект вошел и Ринат Ряхимов.

В 2011 году Тимур Шагизьянов предложил Анатолию Семушкину рискнуть и расширить бизнес, однако в этом вопросе партнеры не пришли к единому мнению. После этого студия в Екатеринбурге перешла под полный контроль Семушкина, а Тимур Шагизьянов начал развивать сеть, оставив за собой управление казанской Fashion Box.

По словам Дмитрия Шагизьянова, сейчас Fashion Box в Екатеринбурге приостановила свою деятельность и находится на стадии продажи.

Первая франшиза и специфика региональных рынков

Предприниматели открыли следующую фотостудию в Новосибирске. Вместе с этим они получили опыт поиска руководящего персонала. Управляющим новой студии стала первый администратор казанского Fashion Box — Лилия Масгутова.

В первые годы мы старались выбирать на руководящие должности людей, начавших свой путь в компании с самого «низа» и, как показал опыт, это было верным решением, которое до сих пор дает положительные результаты. Например, Диляра Юсупова пришла в компанию в 2010 году и к нашей большой радости управляет казанской флагманской студией с 2012 года.

Дмитрий Шагизьянов

Идея продаж студий по франшизе возникла случайно после открытия филиала в Нижнем Новгороде в 2013 году. С появлением франшизы у управляющих студий появилась возможность вырасти до руководителей, не расставаясь с Fashion Box.

Сейчас уже трое управляющих компании стали руководителями собственного бизнеса — Андрей Федько, Максим Смолянинов и Эльмира Чертова. Развитая по франшизе студия приносит владельцу не менее 1,5 млн рублей в год.

Руководство сети вместе с франчайзером организует процесс от поиска подходящего помещения и составления дизайн-проекта до настройки потока клиентов. Выбором подрядчиков, покупкой оборудования, набором персонала, выпуском необходимой полиграфии, маркетингом и рекламой компаньоны франчайзи и франчайзер также занимаются совместно.

На постройку студии уходит 1 млн рублей, паушальный взнос (плата за вступление в ряды франчайзи), который оплачивается сети за возможность открыться, составляет не менее 500 тысяч рублей, ежемесячные платежи франчайзеру — не менее 30 тысяч рублей.

Головной офис берет на себя родажи фотосессий через свои настроенные каналы — социальные сети и сайт. Креативный директор в лице Тимура Шагизьянова запускает и курирует работу офлайновых рекламных акции.

По словам Дмитрия Шагизьянова, рынки в разных регионах специфичны и это отражается на бизнесе. Во-первых, есть разница в развитии профессионального сообщества, что влияет на ожидания клиентов к качеству фотографий. Во-вторых, экономическая ситуация в каждом регионе своя, что сказывается на ценообразовании.

Например, в Омске цены на фотосессии самые низкие из-за невысокого уровня зарплат и большого оттока молодежи. Поэтому в декабре индивидуальная новогодняя фотосессия во всех студиях сети стоит 2999 рублей, в Омске — 2699 рублей.

Сами города разнятся визуально. В Новосибирске студии очень красивые, и Казань долго отставала по уровню локаций и фотографии. Произошло это потому что студийная съемка получила логичный рывок в городе, где нет «древней архитектуры» и мест для фотосессий кроме Заельцовского парка.

Дмитрий Шагизьянов

В Fashion Box признают, что в Новосибирске у студии высокая конкуренция, так как наравне с Москвой и Санкт-Петербургом в городе сосредоточено большое количество фотопространств и профессиональных фотографов.

Рекламные инструменты и разочарование в медиаканалах

Десятилетний опыт работы на рынке показал, что в маркетинге фотоуслуг работают акции в социальных сетях («ВКонтакте» и Instagram), таргетированная реклама, SMM и условно-бесплатное предложение по принципу «пробуй-плати». Модель подразумевает, что по предложению клиент получает ограниченное количество фотографий со съемки, но при желании гость может выкупить все снимки.

Идею рекламного инструмента «пробуй-плати» основатель компании Тимур Шагизьянов получил от своего наставника Юрия Тищенко в 2007 году. С тех пор инструмент несколько раз менялся, но идея оставалась прежней.

«Что не работает вообще: акции с купонами и любая медиареклама — радио, ТВ, сайты, журналы, газеты, а также взаимодействие со всем общепитом и развлечениями. Все это мы пробовали и каждый раз убеждались в бесполезности», — поделился опытом Дмитрий Шагизьянов.

Все новые маркетинговые инструменты, которые только появляются на рынке, тестирует PR-отдел компании, базирующийся в Казани.

Для шестерых сотрудников отдела Шагизьянов несколько раз в год оплачивает обучение у менторов, организует участие в SMM-конференциях. Летом 2016 года отдел проходил обучение у маркетолога Елены Коварской по продажам в соцсети «ВКонтакте», а осенью 2017 года принимал участие в конференции «Суровый Питерский SMM».

После последнего обучения отдел начал развивать страницы в «Одноклассниках» для привлечения новой аудитории, канал в Telegram и настраивает продажи во «ВКонтакте».

Два кризиса, грабеж и пожар и идея покорения Москвы

Во время кризиса 2014 года компании пришлось подстраиваться под новые экономические условия. Клиенты труднее расставались с деньгами и требовали повышенного сервиса, внимания и качества продукта. Однако руководство сети воспринимает кризисы исключительно как возможности для роста.

В Fashion Box считают, что студийная съемка будет актуальна до тех пор, пока все люди не научатся фотографировать. Шагизьянов твердо уверен, что в ближайшие пять лет на рынке точно не появится «убийцы фотографов» — устройства, которое сможет сделать снимок лучше, чем профессионал.

За десять лет работы компания столкнулась с двумя крупными непредвиденными ситуациями — грабеж и пожар. Грабеж обошелся Fashion Box в 100 тысяч рублей, а пожар — в 1 млн рублей.

В первом случае мы просматривали «захватывающее видео» с человеком в маске, планомерно выносящим из студии ценности. Во втором — получили, наверное, самый дорогой урок за всю историю компании. С тех пор все помещения полностью обесточиваются перед закрытием студии.

Дмитрий Шагизьянов

Весной 2017 года в компании произошел кризис. В апреле-мае из-за падения спроса снизились доходы, Fashion Box пришлось сократить переменные расходы на 40%.

Мы сократили расходы на разработку программного обеспечения и доработку сайта, сократили непроизводственные должности (HR-отдел) и нескольких руководителей, убрали доплаты, не относящиеся к прямой выработке специалиста. Например, премию в честь дня рождения.

Также оптимизировали расходы на производство локаций, пересмотрев подход к «отжившим свое». Если раньше мы их просто выбрасывали, теперь собираем и отправляем в другой город.

Дмитрий Шагизьянов

Кроме того, учредители лично встретились с арендодателями и договорились о скидке на помещение на период спада. В некоторых городах скидка достигала 20%.

Преодолеть кризис помогло и введение новой акции. Студия стала дарить клиентам по бесплатному приглашению на пять фотографий в распечатанном виде. Такое решение позволило повысить отклик от аудитории.

Осенью Тимур Шагизьянов, Дмитрий Шагизьянов и Ринат Ряхимов осознали, что Fashion Box нужна большая цель, которая могла бы мобилизовать силы. Так возникла идея собрать всю команду вокруг запуска проекта «Москва 1».

«Как только мы откроем студию в Москве, статус компании станет федеральным в самом большом и важном смысле этого слова», — заключает Шагизьянов.

После выхода на столичный рынок братья планируют открыть студию в Санкт-Петербурге, а затем «захватывать» города с населением 300-500 тысяч человек.

#офлайн

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Эля Харрасова", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 18, "likes": 12, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "offline", "id": 30262, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 11 Dec 2017 15:15:15 +0300" }
{ "id": 30262, "author_id": 124938, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/30262\/get","add":"\/comments\/30262\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/30262"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199132 }

18 комментариев 18 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
4

Имхо конечно, но ребята из VC, не тех вы абсолютно выбрали для описания успеха. Работал в этой компании, знаю что к чему изнутри, и я абсолютно не понимаю как компания с таким подходом в бизнесе и таким отношением к людям дожила до 2017 года.

Во-первых, как отметили выше, абсолютно дешманские и колхозные интерьеры, а чаще всего просто фоны. Когда я устраивался нужно было найти моделей и отснять тестовых 5 съёмок в качестве испытательного задания. это было 4 года назад и уже тогда многие уточняли "студия интерьерная или фоновая?" и узнав что фоновая отказывались от бесплатной съемки. А уж в 2017 году фоновая студия это моветон в сфере массовой студийной фотографии.

Во-вторых я вообще не понимал и не понимаю этой бизнес-модели: приходит девушка получившая сертификат в магазине одежды, ей делают прическу и мейк, час фотографируют, после чего она получает ОДНУ НЕОБРАБОТАННУЮ(в статье написаного 5, на момент когда я работал всего 1 давали) фотографию. Хочешь все фотографии, плати 2000 за необработанные фото, с обработкой - 1000 сверху(примерный порядок цен, точные цены уже не помню). Причём ретушь в стиле "поливаю все портретурой, делаю из кожи пластик". Хоть и знаю что ретушью занимаются отдельные люди в Казани, но хотя бы обучили их нормальной ретуши. По всем при этом обработки никакой нет, все снимается сразу в jpeg.
Большая часть посетителей так и не выкупала фотографии. Для кого-то это было просто приятное времяпрепровождение, для кого-то это бесплатный мейк с причёской что в дальнейшем "выйти в свет". А фотографы и визажисты работали впустую, за бесплатно.

В третьих отношение к сотрудникам. Вообще не удивился когда из статьи узнав что при малейших проблемах большую часть коллектива что называется "выбросили на мороз". Ничего не не скажу про Дмитрия Шинизьянова, но конкретно в моем случае коллектив был серпентарием, и управляющий местного филиала ничего не мог разрулить, из-за чего коллектив покинули очень ценные кадры. Зарплаты кстати ниже среднего, и работали там люди студенческого возраста.

В итоге имеем компанию которая в эру интерьерной фотографии снимает на древних фонах, изначально имеет в своей деятельности элемент разводилова(завлекаловка) с кучей работы впустую,и в штате держит низкооплачиваемых студентов.

Ответить
1

Я тоже работала в этой студии, и достаточно большое количество времени, и поэтому не совсеми высказываниями соглашусь. На любом месте работы есть и плюсы и минусы, и это во всех сферах жизни в принципе, тем самым мы видим зону нашего роста :) что касается лично моей работы в этой студии - это дружелюбный коллектив прежде всего, и от чистого сердца могу сказать, что всегда с теплом и улыбкой всмпоминаю всех ребят и весь управленческий состав с кем была лично знакома!! Очень хорошие люди!! С некоторыми мы даже до сих пор дружим и общаемся:) и поддерживаем связь! В профессиональном росте благодаря студии я очень выросла,приобрела огромный опыт в работе с людьми и в команде! Поэтому у меня остались толькл самые хорошие впечатления и воспоминания 😊

Ответить
–2

Также работал в Fashion Box и у меня другое впечатление. Есть с чем согласен и с чем нет. По порядку.
1. Как вы сами, Ипполит, написали вы НЕ понимаете как дожила. Что не означает неверной работы компании, а значит что конкретно вы не понимаете чего-то.
2. Фоны. Да, интерьеры и фоны не сильая сторона студий FB (по крайней мере из тех что я видел лично). Но фоновые студии будут всегда, это классика которая не умрёт. "Отказывались от бесплатных тестовых съемок модели": хех. Ну так не тех искали. Может дело в ваших работах? В чём проблема то? Столько крутых фотографий можно делать на обычном белом фоне.
3. "я вообще не понимал и не понимаю этой бизнес-модели" - снова конкретно вы не понимаете. Фотографии не обработанные так как изначально подход при съемке такой, что свет стоит правильно, а это приоритетнейшая вещь. Ретушь: с точки зрения фотографа ретушь зачастую далеко не идеал. Хотя лично у меня остались кадры из FB с ретушью от дизайн бюро и всё отлично. Мы разговаривали об обработке, и если нам (сотрудникам) где-то казалось "перебор", "мыло", то клиент был только рад, что его так омолодили.
4. О невыкупах. Кто как работал. У меня, скажу не скромно, был часто меньший процент невыкупа. Были периоды, когда процент невыкупа по студии возрастал очень прилично, ну всё же идеально всё и всегда не может быть.
5. "Для кого-то это было просто приятное времяпрепровождение, для кого-то это бесплатный мейк с причёской что в дальнейшем "выйти в свет"." были такие случаи. Модель такая, что это не избежно.А что касается "приятное времяпрепровождение" - когда я лично начинал работать, то нам и объясняли, что люди часто приходят в студию не за красивыми фотографиями, а за эмоциями, тем самым приятным времяпрепровождением. И не только в студии на фотосессии, это в целом желание многих людей.
"А фотографы и визажисты работали впустую, за бесплатно." - ну каждый же знал когда устраивался об этих условиях. Тем более что в конечном счёте ЗП складывалась из выкупов. Ну можно было иначе построить: за каждый час съемки платить, не важно выкупил или нет клиент фотосессию. Ну и что тогда? какие были бы старания от сотрудников? Разве это нужно разжёвывать? Понятна же система. Да, невыкупы никого не радовали, но можно попробовать поставить себя на место руководства.
6. "В третьих отношение к сотрудникам" - а вот этот пункт любопытен. Где же вы работали? Я пришёл в коллектив, который встретил меня очень приятно. При воспоминаниях о всём коллективе за время работы (а он менялся) мне приходит на ум сразу "мы были как семья". Да, чёрт, это было так круто. Как во второй дом приезжал. Мы проводили на студии очень много времени вне работы, придумывали что-нибудь, делали творческие съемки. Да, как и в любой семье были спорные моменты. Но сейчас спустя время я понимаю почему так происходило и никаких обид, так должно было быть. С большинством мы общаемся до сих пор и не редко вспоминаем FB.
7. Зарплаты: ниже среднего? Ну 50К за две недели работы в Самаре... Это не постоянная цифра была, да! Но я не особо напрягаясь делал как правило больше средней ЗП. Были и провальные месяцы. Ну так на последнии есть свои съемки - тем меня работа в FB и привлекала, что я мог совмещать.
8. "Низкооплачиваемые студенты" - У меня друг давно студентом не является, но он работает в FB. )) забавно даже такое читать.

В итоге мы имеем разное впечатление об одной компании. Я для себя получил массу полезного от и вместе с FB. Огромное кол-во опыта в съемке, общении с клиентами - что без FB нужно было-бы делать гораздо дольше. А главное настоящих друзей!

Ответить
1

а почему ушли тогда? или в самаре больше 100к в месяц плохая зарплата?

Ответить
2

Так возникла идея собрать всю команду вокруг запуска проекта «Москва 1».

«Как только мы откроем студию в Москве, статус компании станет федеральным в самом большом и важном смысле этого слова», — заключает Шагизьянов.

Ahahahah, oh, wow. Вот где студий не хватает, это, конечно, в столице. Особенно с колхозными интерьерами за 1,5 копейки и где-нибудь в ебенях.
Забавно, если господа бизнесмены копировали интерьеры ширпотребных московских локаций, вроде кросса, что же они будут копировать, открывшись в Москве?

Ответить
–3

Метро Белорусская это в ебенях?))

Ответить
–1

Татарская диаспора отчаянно минусует комменты и регает аккаунты, но сути вещей это, к счастью, не изменит.

Ответить
0

Сделали Топ 10 мск ТОЧНО https://vk.com/wall92503095_2264

Ответить
2

не получилось в регионах, почему должно получится в москве? так то там у людей требования выше чем у жителей регионов

Ответить
1

"В день съемки клиент получал 60-80 фотографий в цифровом формате на диске. Стоила такая фотосессия 1800 рублей, в то время как конкуренты предлагали схожий набор услуг за 4-5 тысяч рублей."
Вот оказывается кто опускает рынок и не дает ему развиваться.Ибо 1800р не могут стоить услуги фотографа, студии, визажа и еще заложена прибыль.

Ответить
–3

;)) в Москве не могут, в регионах 7 лет назад - вполне)

Ответить
0

тут срок не имеет значения, вы сами заявили что у вас цена в 2 раза была ниже. сначала демпингуете безбожно, а потом жалуетесь

Ответить
–2

В итоге все как всегда – проблема или кризис создают поле для дальнейшего шага. Хорошо, когда такой шаг способствует развитию и вообще удачен

Ответить
1

Спасибо, Олег)

Ответить
0

Амбициозность всегда вдохновляет !! Только вперёд ! 💪

Ответить

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }