Истории Евгений Делюкин
8 566

IBM купила Linux-разработчика Red Hat: история компании, причины покупки и реакция аналитиков и сотрудников

Аналитики считают, что это последний шанс для IBM соперничать на облачном рынке, а сотрудники Red Hat хоронят компанию.

В закладки
Аудио

28 октября 2018 года IBM объявила о покупке крупнейшего в мире поставщика Linux — компанию Red Hat за $34 млрд. Сделку называют одной из самых крупных в технологической отрасли, а IBM теперь называет себя самым большим игроком на рынке гибридных облачных услуг.

Источник: SamaajOnline

Чем известна Red Hat

Red Hat — разработчик одной из самых популярных операционных систем на базе открытого кода Red Hat Enterprise Linux. Основная особенность системы — десятилетняя техническая поддержка. В течение этого времени покупатель будет получать все обновления безопасности и полную работоспособность всех функций.

Компания стала ведущим поставщиком ПО с открытым кодом, среди которого операционная система, облачные решения, инструменты хранения данных и виртуализации. Рыночная капитализация Red Hat в 2018 году оценивалась в $27 млрд.

Компания основана в 1993 году Бобом Янгом и Марком Юингом, которые хотели конкурировать с Microsoft в сфере ПО. Название Red Hat получила в честь шляпы, которую носил Юинг в университете. Вначале компания разрабатывала Red Hat Linux (RHL) — дистрибутив Linux, который бесплатно распространялся в интернете и продавался в коробочной версии за $29,99. Windows NT стоил в пять раз дороже — не менее $150.

У пользователей, которые купили диск с Red Hat Linux, было преимущество — они могли воспользоваться техподдержкой компании.

В то время было с десяток клиентов, которые платили деньги, в основном за разговоры по телефону. Мы знали, что это не будет масштабироваться.

Представители компании Red Hat

Низкая стоимость позволила постепенно занять рынок — руководители не могли позволить себе рисковать деньгами ради смены системы во всей компании на более дешевую, но сотрудники покупали себе Red Hat Linux и пользовались ею. Технические директора компаний спустя какое-то время обнаруживали, что нижестоящие отделы используют Linux, и начинали работать с ним.

В 1998 году доля Linux на рынке операционных систем составила 17%, тогда как в 1997 доля была около 7%. Microsoft занимала первое место с 36%.

На волне популярности Red Hat заключила соглашение о сотрудничестве и интеграции с IBM, Dell, Intel, Oracle, SAP, Netspace, HP и Compax. На базе RHEL было разработаны другие дистрибутивы Linux — Mandriva, ALTLinux, CentOS.

Фото: linuxblog.darkduck.com

В 1999 году компания провела IPO. Red Hat оценили в $840 млн при годовом доходе в $10 млн. В этом же году Юинг ушёл из компании, а Боб Янг ушёл с поста руководителя.

Создатели Red Hat Linux постоянно добавляли новые функции, но обновления иногда портили работу старых приложений. Из-за этого RHL не подходила крупным компаниям, которым нужна была стабильная экосистема для своего оборудования и внутренних сервисов.

В 2001 году в Red Hat пришёл вице-президент по разработкам Пол Кормье, который сейчас занимает пост главы по продуктам и технологиям. Он предложил отказаться от бесплатной версии Red Hat Linux в пользу корпоративной подписочной Red Hat Enterprise Linux (RHEL), после долгих переговоров с руководством его идею приняли.

В 2003 году Red Hat выпустила первый релиз RHEL и закрыла разработку Red Hat Linux, заменив её на бесплатную Fedora. Дистрибутив Fedora стал полигоном для обкатки новых функций и технологий, которые потом появлялись в корпоративной операционной системе.

Исходный код RHEL также доступен бесплатно на условиях лицензирования GPL, но готовые продукты на основе кода Red Hat продаёт за деньги. Компания заявляет, что только подписка на RHEL гарантирует работоспособность всех приложений после обновления, а бесплатные версии могут устареть.

Фото: Red Hat

С помощью RHEL компания перевела корпоративный рынок на Linux с постоянной поддержкой и гарантированной работоспособностью всех компонентов на протяжении 10-13 лет. Текущий генеральный директор Red Hat Джим Уайтхерст комментировал переход на RHEL так: «Поставьте себя на место Нью-Йоркской фондовой биржи, и вы поймете, что частая смена версий операционной системы, на которой у вас все построено — это то, чего вам меньше всего хочется».

В 2008 году компания купила поставщика платформы виртуализации Qumranet, чтобы конкурировать с VMWare, Citrix и Microsoft. С 2010 года Red Hat выпускает продукт Red Hat Virtualization, ставший первой открытой платформой виртуализации для предприятий. Он предназначен для разделения одной системы на несколько виртуальных машин.

В ноябре 2010 года Red Hat купила поставщика PaaS-решений Makara, в октябре 2011 года — разработчика системы хранения данных Gluster.

По итогам 2012 года Red Hat стала первой компанией, которая заработала $1 млрд выручки за счет разработки и поддержки ПО с открытым кодом. В 2016 году выручка составила $2 млрд, а по итогам 2017 года — почти $3 млрд.

Red Hat активно работает над Linux-контейнерами — техническими инструментами, которые упрощают разворачивание и работу бизнес-приложений в центрах обработки данных. В июне 2017 года Red Hat купила поставщика онлайн-средств разработки современных контейнерных и облачных приложений Codenvy. В марте 2018 года приобрела компанию по разработке операционной системы и ПО на базе Linux — CoreOS.

Программным обеспечением Red Hat пользуются тысячи компаний, среди которых Adobe, Cisco, Dell, HP и IBM. Также Red Hat помогает развивать другие крупные проекты на Linux, к примеру, графическую оболочку GNOME и офисный пакет Libre Office. Компания занимает второе место по количеству внесённых изменений в ядро Linux — её опережает только Intel.

Зачем IBM нужна покупка Red Hat

IBM и Red Hat сотрудничают 19 лет — в 1999 году компании договорились об использовании Red Hat Linux на платформах IBM. В 2005 году компании создали Open Invention Network, которая покупает патенты на технологии Linux, предлагая участникам альянса пользоваться патентами бесплатно. Позже к ним присоединилась Microsoft, которая также допускает установку RHEL на сервера своего облака Azure.

В мае 2018 года IBM и Red Hat объявили о сотрудничестве в сфере облачных технологий. IBM стала выпускать частные облака IBM Cloud Private и межплатформенное ПО на Red Hat OpenShift Container Platform в виде сертифицированных контейнеров, которые можно быстро разворачивать на серверах организаций. Также компании начали предоставлять услуги по внедрению и технической поддержке сервисов через подразделения друг друга.

В 2018 году на рынке облачных услуг присутствуют Amazon, Microsoft, Oracle и Google, каждая из которых инвестирует в развитие дата-центров и облачной инфраструктуры, в том числе — гибридных облаков. По оценке IBM, 80% компаний ещё не перешли на облачные технологии, так как у крупных производителей собственные технологические решения, которые тяжело перенести на другие платформы.

В ближайшее время облачные сервисы будут развивать услуги гибридных облаков, считает ZDNet. Такая услуга позволяет компаниям запускать часть ПО с конфиденциальной информацией в собственных центрах обработки данных, а открытую часть переносить в ЦОД Amazon, Microsoft, Google или IBM.

Источник: ZDNet

Покупка Red Hat принесёт IBM программное обеспечение, патенты, собственные облака и платформу OpenStack, которая конкурирует с лидером рынка виртуализации — VMware (она работает в связке с Amazon). Reuters считает, что IBM теперь сможет предлагать гибридные облака с собственной операционной системой и корпоративными приложениями, завязав на себе большинство необходимых компаниям услуг.

Также за счёт универсальности Red Hat приложения из облаков IBM можно будет переносить в частные облака заказчика — похожую услугу уже предлагает Microsoft, отмечает агентство.

Источник: ZDNet

Сервисы IBM и Red Hat будут отличаться от Amazon, которая предлагает нестандартную версию Linux и заставляет компании проверять приложения на совместимость при подключении к другим облакам. Организациям, которые уже используют RHEL, будет проще подключиться к облаку IBM, пишет Reuters.

Реакция рынка и сотрудников Red Hat

Покупка Red Hat может стать лучшим решением для IBM, чтобы сохранить актуальность компании на протяжении ещё нескольких десятилетий и стать привлекательной для разработчиков, считает генеральный директор компании по разработке облачного ПО CloudBees Саша Лабури.

По его мнению, IBM не смогла привлечь разработчиков ПО, из-за чего уступила рынок Amazon и Microsoft, оставшись на уровне ниже вместе с Oracle. Red Hat сможет предоставить IBM как готовое ПО, так и разработчиков, что позволит IBM быть агрессивнее на облачном рынке.

Директор по исследованиям в аналитической компании TechMarketView Ангела Эгер считает, что приобретение Red Hat было необходимым для развития ставки на гибридные облака. Оно позволит решить проблему с Amazon, Microsoft, Alibaba и Google, если IBM сохранит независимость и свободу Red Hat. Доход IBM, по её мнению, будет расти и, несмотря на завышенную стоимость сделки, быстро компенсирует затраты

Учитывая отставание IBM от облачного рынка, расходы на Red Hat в $34 млрд будут иметь смысл, если IBM сможет грамотно использовать покупку и увеличить свою долю на облачном рынке. Это ставка, которую они должны были сделать. В некотором роде это последний шанс для IBM на этом рынке, если они его упустят — потеряют свою значимость. Это ставка «всё или ничего», это смело.

Ангела Эгер

Некоторые сотрудники Red Hat недовольны поглощением, несмотря на обещание глав компаний сохранить независимость разработчиков. Издание ZDNet получило анонимные комментарии, в которых сотрудники Red Hat боятся обмана: «Я не могу представить себе более крупное столкновение культур», «Я буду искать работу в компании, где разрабатывают ПО с открытым исходным кодом» и «Почти все здесь предпочли, чтобы нас купила Microsoft».

По мнению ZDNet, у сотрудников было несколько причин для беспокойства. Во-первых, руководство Red Hat не предупреждала сотрудников о сделке, в том числе топ-менеджеров, которые могли бы успокоить коллег. Во-вторых, несмотря на поддержку проектов с открытым кодом, IBM по-прежнему воспринимается как бюрократическая компания, которая отстала от времени. Она — полная противоположность открытой атмосфере Red Hat, пишет издание.

#IBM #Redhat #Microsoft #amazon

{ "author_name": "Евгений Делюкин", "author_type": "editor", "tags": ["redhat","microsoft","ibm","amazon"], "comments": 21, "likes": 41, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "subsite_label": "story", "id": 49471, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Mon, 29 Oct 2018 21:14:14 +0300" }
{ "id": 49471, "author_id": 124903, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/49471\/get","add":"\/comments\/49471\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/49471"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199131 }

21 комментарий 21 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
8

Интересная статья. Не раз думал, зачем основатели компании, зарабатывающие сотни миллионов в год продают детище всей жизни за пусть даже и за миллиарды. В случае если и надоело то, чем ты занимаешься (нет), есть же возможность создавать новые интересные для себя продукты. А так пожали руки, ты увидел пару дополнительных нулей на мониторе и все. И нет того, ради чего ты отдал пол жизни.

Ответить
8

Возможно они видят для себя угрозу со стороны дистрибутивов клауд гигантов. Типа amazon linux. Все в конце-концов уходит в облако. И если дистрибутив амазона обходится на 30% дешевле, то его и будет брать бизнес. Нет своего клауда для дистрибутива = смерть.

Ответить
0

Все зависит от контракта. Они могут оставить за собой право полного контроля (или частичного) за развитием организации, при этом получат бесконечную ликвидность. Просто под крыло встали и все

Ответить
0

Основатели и не продавали. В статье написано что один ушел с поста руковдитела, а второй вообще из компании. Продал совет директоров, которы руководствуется интересами акционеров. Даже если б остались, всё зависело бы от контрольного пакета, а не от желания основателей.
Кроме того, свободный рынок он умеренно свободный. После определенного момента вариантов развития становится не очень много, как показывает практика.

Ответить
3

"Нестандартную версию Linux" -- нет же "стандартного Linux".

Ответить
0

наверное, какой-нибудь дебиан

Ответить
3

Купило IBM шапку, а она ему как раз

Ответить
1

Охххх, надеюсь не получиться как с Sun.

Ответить
1

А вы и не получитесь как Sun.

Ответить
0

у Sun похоже была цель убить все перспективные технологии 80х-90х

Ответить
1

продавался в коробочной версии за $29,99. Windows NT стоил в три раза дороже — не менее $150

$23.99 * 3 = $150
Найс

Ответить
0

Изначально цена была иной, спасибо. Поправил.

Ответить
1

В марте 2018 года приобрела компанию по разработке контейнеров и ПО — CoreOS.

CoreOS не разрабатывает контейнеры.

А вообще интересно будет посмотреть, как будут развиваться такие продукты CoreOS как Tectonic, Container Linux и другие под крылом IBM и не заглохнут ли. Что-то со времени поглащения Red Hat не слышно практически ничего.

Ответить
0

на CoreOS подвязано много критически важного ПО, думаю не заглохнет

Ответить
0

«Почти все здесь предпочли, чтобы нас купила Microsoft».
Было бы забавно

Ответить
2

В ответ Microsoft купит Canonical

Ответить
0

Оно им уже, кагбе, не надо. Линукс-подсистема в десятке, платиновый, если не ошибаюсь, статус в Linux foundation, нехилый процент серверов на Linux в Azure. EEE в действии. Ну а убунту не нужна.

Ответить
0

Ещё бы эта линукс-подсистема в десятке полноценной была. Она порезанная, причём прилично. Например накатить внутри неё тот же докер анриал, как и много чего ещё. Но стало значительно удобнее, тут вопросов нет

Ответить
0

Докер в целом удовлетворительно работает на самой винде, ну как минимум для разработки в целом можно использовать. А так да. Я поначалу загорелся, но потом все же охладел слегка. Хотя откровенно говоря давно уже не трогал, там вроде были какие-то подвижки.

Ответить

0

Давно в vc стали добавлять аудиоподкасты ?

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }