{"id":13456,"url":"\/distributions\/13456\/click?bit=1&hash=6bf95d5850d39a632d71d9ebb94b8a4e644bc6a23b4e4c2644b39e47003b100d","title":"80 \u0442\u044b\u0441\u044f\u0447 \u0447\u0435\u043b\u043e\u0432\u0435\u043a \u0438\u0441\u043a\u0430\u043b\u0438 \u043f\u0430\u0440\u0443 \u0434\u044b\u0440\u044f\u0432\u043e\u043c\u0443 \u043d\u043e\u0441\u043a\u0443 \u0441\u043f\u0435\u0446\u0430\u0433\u0435\u043d\u0442\u0430","buttonText":"\u0427\u0442\u043e\u043e\u043e?","imageUuid":"a05ce1a7-0771-5520-b8cb-45c9bdd65351","isPaidAndBannersEnabled":false}
Транспорт
Иван Петров

В продолжение статьи о грузовом коллапсе

В прошлый раз в своей статье "Разбираем, что скрывается за новостью о грузовом коллапсе в Шереметьево", я не добавил несколько важных фактов. Спешу исправиться.

Дело в том, что тот самый очередной грузовой коллапс, вскрытый журналистами интернет-издания Baza, имеет намного более глубокую подоплеку, чем кажется на первый взгляд. И может здорово ударить по всему аэропорту, и даже… Повлиять на дополнительное введение санкций.

Бредово звучит, правда? Как несколько фотографий с занесенным снегом грузом, сваленным на фоне оранжевой надписи «Москва Карго», могут повлечь за собой что-то большее, чем требование денежной компенсации от клиентов за протухший скоропорт?

К сожалению, крайне несвоевременно поднятый шум ударил по сразу нескольким иностранным аудитам, как раз проходившим в аэропорту в последние месяцы 2021 года. К примеру, привычный международный аудит ISAGO (ради прохождения которого целая комиссия ответственных товарищей заблаговременно решает, как правильно встретить аудиторов, чем их кормить, и чуть ли не спорят, кто кому будет помогать снимать пальто в офисе) обычно тихо и мирно подтверждает «качество обслуживания», несмотря на все скандалы с воровством и грузовыми завалами. Но если на что-то аудиторы (особенно если их правильно «замотивировать») могут закрыть глаза, то когда прямо в СМИ находятся железобетонные доказательства творящегося бардака, ставить свою подпись под актом с надписью «все хорошо, прекрасная маркиза» как-то не хочется.

И это еще не все - одновременно бедный терминал пытался пройти аудит IATA CEIV, который жизненно необходим для разрешения на работу с фармакологией (а значит - на работу с вакциной, что крайне актуально). Но… Фармакологический аудит еще строже - и проверяющие также не могли не видеть фотографии с запорошенным снегом грузом.

После таких (причем неоднократных) инцидентов получить сертификат международного образца на фарму можно только с очень хорошими связями

Поставить свою подпись, а потом в новостях увидеть коробки со «Спутник V», брошенные на аэродроме возле склада «Москва Карго»… Нет уж!

И вот официальный сайт терминала сообщает, что пройден… «Первый этап» фармакологического аудита. Бред, разумеется - такая проверка на этапы не делится, и сообщение означает только одно - аудиторы взяли паузу (за фразой "были даны рекомендации" несложно заметить выявленные отклонения), и не готовы дать вожделенный сертификат прямо сейчас.

Проблемы? Конечно, но есть и вопрос посерьезней. Беда в том, что проверяющие запросили… «Конечных бенефициаров» «Москвы Карго», и вот это уже совсем невесело.

С одной стороны, всем прекрасно известно, что грузовой терминал еще в 2013 году купили на тот момент депутат от Единой России Александр Скоробогатько и его партнер Александр Пономаренко («герои» книги «Крым Бандитский», очень уж не понравившейся российскому суду), а также некий господин по имени Аркадий Ротенберг. То есть это не секрет.

С другой же стороны владение свое данные лица осуществляют через кипрский оффшор «TPS Avia», что позволяет официально утверждать, что «владельцы неизвестны». Ну то есть они вроде как известны, но официально ни российское правосудие, ни налоговые органы, ни международные организации об этом не знают.

Не знают - но все эти годы спокойно подписывали все сертификаты и лицензии. А теперь заартачились - сразу после скандала с грузом и отложенных им международных проверок. И продолжают бомбить приемную аэропорта Шереметьево запросами, требующими раскрыть конечных бенефициаров «Москвы Карго» (а значит - и всего аэропорта Шереметьево).

Тут получается интересная «вилка». Самый приемлемый для кипрского оффшора сценарий - чуть подождать пока все уляжется, взять паузу, потом старыми методами (не буду писать очевидное) получить вожделенные подписи, и спокойно работать дальше.

Другие варианты менее лучезарны. Отказ от раскрытия конечных бенефециаров может помешать «Москве Карго» получить необходимые для продолжения работы бумаги, а это сразу же заблокирует возможность дальнейшего освоения бюджетов на строительстве новых складов под этим брендом, о чем один из владельцев оффшора Александр Пономаренко заявлял неоднократно. В результате скукожившийся склад придется каким-то образом передавать в более прозрачную структуру собственности, но это в свою очередь не позволит использовать все налоговые и административные преимущества оффшоров.

Вариант с официальным раскрытием владельцев оффшора еще хуже - он просто рикошетом может ударить по самому аэропорту. Не забывайте, что Ротенберг под санкциями, а Скоробогатько и Пономаренко уже не первый год безуспешно тратят огромные деньги на американских лоббистов, призванных убрать их из этого самого санкционного списка.

Однако заверения в лояльности и преданности режимам сначала Трампа, а затем и Байдена, видимо, до сих пор не сработали - украинские фамилии российских миллиардеров до сих пор в списке, и раскрыть их официально - значит подставить весь аэропорт. А тут уже потери посерьезнее, чем от невозможности перевозить партии «Спутника» через заваленную сугробами «Москву Карго».

Удивительно, что при всем этом до сих пор нет ни уголовных дел, ни как минимум отставки руководства терминала - ведь после поднятого шума такого уровня логичнее всего попрощаться с людьми, которые этот шум вызвали - по крайней мере пока по факту многочисленных нарушений не «возбудились» таможенные органы. Впрочем, нам не привыкать к увольнениям задним числом, так что еще посмотрим.

Есть только одна большая загвоздка - несколько лет назад «Москва Карго» устроила очередной коллапс как раз в феврале - тогда даже «Аэрофлоту» пришлось урезать свою грузовую программу, так как «дорогой партнер» в очередной раз не справлялся с работой. В общем, хорошо бы успеть все подписать до февраля…

Как раз февраль, 2018 год

В общем, сколько проблем на пустом месте! Аж зло берет. Если бы не проклятые журналисты - спокойно бы получили все необходимые подписи, и продолжили осваивать бюджеты, строя все новые склады да терминалы. А никому не нужные клиентские грузы спокойно бы и дальше стояли на улице - глядишь, не сахарные, не растают.

(function(w, d, id) { var h = 5000; var a = d.querySelector('#volvo-head'); var b = d.querySelector('[data-content-id="'+id+'"]'); var i = []; if (a && b) { a.style.display = 'block'; startSlideShow(); } var c = 0; var id = 0; function startSlideShow() { i = [].slice.call(a.querySelectorAll('.volvo-head__text span')); nextSlide(); }; function changeSlide() { var p = c; c += 1; if (c >= i.length) { c = 0; } if (i[p]) { i[p].classList.remove('volvo-head__active'); } if (i[c]) { i[c].classList.add('volvo-head__active'); } }; function nextSlide() { id = setTimeout(function() { var a = d.querySelector('#volvo-head'); if (a) { changeSlide(); nextSlide(); } }, h); }; }(window, document, 137185));
0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null