Деньги, интриги, власть! Создание центрального банка Англии

Первая часть этой истории здесь: https://vk.com/@ftglimited-dengi-intrigi-vlast-istoriya-poyavleniya-centralnyh-bankov

Деньги, интриги, власть! История появления центральных банков

«Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы», — несмотря на то, что практически все приписывают эту фразу Майеру Амшелю Ротшильду, она ему не принадлежит. Вот такие хитросплетения истории! Благо, что сути это не меняет и подобного рода высказывания были крайне распространенными на протяжении всех времен.

За время всех этих войн бюджет Англии износился, а соответственно, для поддержания расходов и работы государства требовались новые займы. Так, в 1691 г.Вильям Патерсон выдвинул предложение создать частный банк с особыми правами, чтобы тот выдал правительству заем в размере 1,2 млн фунтов под 8% годовых и обязательство в дальнейшем также финансировать его разрывы, а гарантией погашения займа выступали бы налоговые поступления.

В обмен банк потребовал права на: 1) хранение свободных средств правительства; 2) ведение его счетов; 3) эмиссию банкнот; 4) использование их в качестве кредитного ресурса. Эмиссия анонсировалась в объеме правительственного долга, то есть была обеспечена долгом государства. Естественно, механизм реального контроля со стороны правительства за объемом эмиссии, кроме честного слова банка, не предусматривался.

В то время в Палате общин было 514 членов, из них 243 — тори, 241 — виги и 28 членов, чья партийность была неизвестна. Около двух третей членов были сельскими джентльменами, и считается, что из 514 членов примерно 20% были неграмотными. Законопроект обсуждался в июле 1694 г., в разгар лета, когда большинство жителей деревень были заняты сезонными работами и сбором урожая. В пятницу, 27 июля 1694 г., когда был принят Учредительный договор, присутствовали только 42 члена, все они были вигами и единогласно проголосовали за, в то время как тори выступали против законопроекта.

К слову сказать, текст договора был настолько витиеватым и непростым, что большинство попросту не смогли в нем разобраться, посчитав, что принимается очередное решение на спонсирование войны с Францией. В общем, часть элит получила возможность наживаться на целой стране, выдавая деньги в долг государству. Как правило, долг правительства рос во время войн; как вы понимаете, растет долг — растет доход (а долг обеспечен налоговыми поступлениями). Лайфхак, как жить за счет населения. Не думайте, что сейчас всё иначе ;) Сейчас все также, только чуть более витиевато.

Согласно сэру Джону Гарольду Клэпхему, который в 1944 г. написал книгу «Банк Англии: история 1694–1914 гг.», к 1722 г. большинство акций банка приобрели Соломон де Медина, Фонсека, Энрикес, Мендес, Нуньес, Родригес, Сальвадор и Тейшейра де Маттос. Думаю, что многие фамилии здесь вам знакомы.

Одновременно с созданием Банка Англии были введены новые налоги, ведь будущий долг надо было как-то обслуживать. К окончанию войны за испанское наследство (1720) госдолг Англии вырос до 30 млн фунтов. После войны за независимость США (1775–1883) государственный долг увеличился до 175 млн фунтов. В 1797 г., чтобы покрыть растущее процентное бремя, пришлось ввести систему дифференцированного подоходного налога, который к 1815 г. приносил 70 млн фунтов стерлингов в год, в то время как государственный долг Англии составлял космические 885 млн фунтов.

Для тех, кто успел запутаться в цифрах: эти баснословные суммы и проценты уходили вполне конкретным людям, акционерам банка:) А капали они буквально со всего, что работало в Англии. Согласитесь, ради этого стоило заморочиться! Дальше нет смысла углубляться в историю, главное, что нужно понять, — начался период роста государственного долга.

Небольшая ремарка. В ч. 1(https://dzen.ru/a/ZFywTxZ7qlOoUfjm) я упомянул историю с раздуванием голландских пузырей. Так вот, как только ростовщикам разрешили вернуться в Англию, в Голландии чудесным образом появилась Компания Южных морей! Времена идут, а схемы не меняются. Банк Англии не был первым, кто осуществлял вексельную эмиссию и отказался от практики стопроцентного резервирования, но первым, за кем стояли не только финансовая мощь и компетенции Домината, но и административный ресурс правительства, подчиненного Доминату через подконтрольный ему парламент.

Деньги, интриги, власть! История появления центральных банков

«Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы», — несмотря на то, что практически все приписывают эту фразу Майеру Амшелю Ротшильду, она ему не принадлежит. Вот такие хитросплетения истории! Благо, что сути это не меняет и подобного рода высказывания были крайне распространенными на протяжении всех времен.

Такого рода формат эмиссионного банка стал ключевым для превращения Британии в симбиотический Доминату организм, подчиненный его воле, проецирующий его стратегию доминирования на остальной мир.

Банк Англии национализировали 14 февраля 1946 г. Схема управления, как вы понимаете, никак не изменилась, но об этом позже.

Давайте переместимся во Францию и рассмотрим историю появления ее центрального банка.

Людовик 14.

Глобально дела там обстояли практически так же, как и в предыдущих двух странах. Все началось с Людовика XIV и Фуке, о проделках и плутнях которого можно прочесть здесь: https://ru.wikipedia.org/wiki/Фуке,_Николя. Замечу, если вы думаете, что сейчас в Европе перестали дербанить казну, то глубоко заблуждаетесь. Все махинации остались прежними и едва ли поменяются впредь.

Николя Фуке.

Фуке, арестованный королем, закончил свой век в заточении, без любовниц и выпивки. Так говорят, хотя я не уверен:) Из-за бесконечных аферс бюджетом король не смог в полной мере финансировать свою армию, что привело к поражению в войне за испанское наследство. Сама война стала крупнейшим военным конфликтом со времен Крестовых походов и началась вскоре после того, как Людовик объявил о своем желании посадить внука Филиппа на испанский трон. В случае успеха франко-испанское государство создало бы большую угрозу Англии и ее центральному банку. Ну, а как мы уже знаем из истории Англии, на тот момент у них уже был сформирован Банк Англии, который мог создавать деньги из воздуха и финансировать правительство без ограничений. Это позволило англичанам построить большой флот и подкупать врагов Франции.

Людовик XIV продержался 9 лет, пока с 1711 г. при странных обстоятельствах не стали умирать его жены и наследники. 13 апреля 1711 г. его наследник Луи, Великий Дофин, умер якобы от оспы, хотя уже болел этой болезнью в младенчестве. 12 февраля 1712 г. жена его внука, герцога Бургундского, умерла от лихорадки. Через несколько дней ее муж покрылся пятнами и скоропостижно скончался 18 февраля 1712 г. Через несколько недель два правнука короля заболели скарлатиной. Пятилетний герцог Бретонский умер 18 марта 1712 г. (https://www.passion.ru/people/monarhi/zachumlennyy-dvorec-lyudovik-chetyrnadcatyy-korol-solnce-29078.htm#:~:text=Тело%20похоронили%20без%20вскрытия%2C%20как,скончался%20от%20якобы%20злокачественной%20лихорадки)

Подобные события травмируют любого, поэтому короля нетрудно было убедить прекратить войну и сесть за переговоры. В результате в марте 1713 г. был заключен мир, после чего наследники перестали умирать. Сам же король-солнце после всех бедствий умер в 1715 г.

Всё происходящее натолкнуло французов на мысль, что война не была бы проиграна, имей государство доступ к дешевым деньгам, как это было в Англии. Это привело к первой попытке создания банка Франции, который назывался Banque Générale, а его основателем стал Джон Ло!

Ло родился в Эдинбурге в семье ювелира-ростовщика. Джон в юные годы чем-то походил на главного героя «Портрета Дориана Грея»: молодой, исключительно приятный провинциал приезжает в Лондон и с головой окунается во все радости столичной жизни. Прозванный за щегольство «красавчиком Ло», он становится известен как заядлый игрок, дуэлянт и потаскун. По словам одного из друзей, «…в 20 лет он уже был хорошо знаком со всеми видами распутства». Но больше, чем женщин и карты, Ло любил только одно – банковское дело.

В Лондоне всё шло отлично, пока Ло не убил одного парня на дуэли. Скрываясь от тюрьмы, он устроил себе тур по Европе — через Голландию,где изучил знаменитый Амстердамский банк. (Надеюсь, вы помните фильм «Тюльпанная лихорадка»? Голландия – рай для фанатов банков.) Внимательный читатель уже заметил, что в деле снова фигурирует Амстердам.

Итак, в 1716 г. под покровительством герцога Орлеанского был создан Banque Générale, который стал практически полной копией Банка Англии. С целью наводнить экономику деньгами Банк Женераль объявил, что любой желающий может обменять «бумажку» на указанное в ней количество металла. Если вес монет будет уменьшен, то в теории каждый бы получил просто больше монет, что сделало бумажные деньги более надежными, чем металлические. Ведь до этого Орлеанский провел так называемую перечеканку монет (нечто вроде современной девальвации). Золотые и серебряные монеты изымались государством, а взамен выпускались монеты с тем же названием и номиналом, но с содержанием драгоценного металла на 20% меньше. Разница должна была пополнять казну.

В общем, доверие к государству восстанавливалось, налоги платились. Внимание всего королевства было привлечено к банку Ло, престиж банка и его создателя все более укреплялся. Банк открыл отделения в нескольких крупных провинциальных городах.

Регент был изумлен блестящим успехом банка и теперь ни в чем не мог отказать ловкому шотландцу. Тогда Ло выдвинул свой второй знаменитый проект, который, можно сказать, обессмертил его имя. Он предложил создать акционерную компанию и предоставить ей монополию на торговлю с французскими землями в нижнем течении великой реки Миссисипи, которые считались сказочно богатыми золотом и т.п. Компания должна была собрать деньги значительного числа акционеров и пустить их в исключительно выгодное дело. Эти земли назывались Луизианой по имени короля Людовика (Луи) XIV.

В августе 1717 г.компания была учреждена и первоначально получила название Миссисипской. Был одобрен выпуск 200 тыс. акций по 500 ливров каждая. Покупатели могли оплачивать акции не только монетой и банкнотами, но и государственными обязательствами, которые на рынке котировались ниже номинала. Таким образом, компания становилась кредитором государства. Почти сразу возник лихорадочный спрос на эти новые ценные бумаги, доверие к которым поддерживалось своего рода ореолом, возникшим вокруг имени Джона Ло. Эмиссия акций породила первую в истории спекулятивную горячку и первый биржевой крах. В сущности, Компания Миссисипи (Западная) – та же схема, что и предыдущие «Тюльпаномания», Ост-индская и Южных морей.

На волне успеха с пузырем акций Компании и выпуском необеспеченных денег в 1720 г. правительство взяло рекордный заем в 100 млн ливров.

Тем временем знатные люди, почуяв, куда дует ветер, стали изымать из банка его ограниченный запас драгоценных металлов. Многие отсылали эти деньги или купленные на бумажки драгоценности в Англию и Голландию (важный момент: они меняли бумажки на ценности внутри этой страны, а после их вывозили!) Один богатый делец приобрел золото и серебро на миллион ливров, погрузил свои сокровища на телегу и, прикрыв их сеном и навозом, под видом простого крестьянина благополучно добрался до Бельгии.

Напряжение вокруг банкнот нарастало. Ло провел указы, ограничивающие размен: отныне выдавали не более 100 ливров золотом и 10 ливров серебром в одни руки – суммы сравнительно небольшие. Это, разумеется, не повысило доверия к банку и его банкнотам. По всей Франции из обращения исчезала разменная монета, что стало мешать розничной торговле. Избегая банкнот, люди старались припрятать любые металлические деньги. В феврале 1720 г. по инициативе Ло был издан указ, запрещавший владение монетами на сумму сверх 500 ливров под угрозой конфискации и других наказаний. Было также запрещено покупать ювелирные изделия и драгоценные камни. Доносчикам опять-таки была обещана доля в конфискованных ценностях, что вызвало безобразную эпидемию доносов, обысков, конфискаций и арестов. Английский посол говорил, что Ло, перейдя в католичество, ввел во Франции инквизицию. Народная любовь к Ло и регенту на глазах превращалась в ненависть.

Новый виток кризиса наступил, когда стали стремительно падать акции Компании Индий. Правительство попыталось поддержать ее престиж путем формирования корпуса переселенцев из 6 тыс. человек для освоения богатств Америки. Тем, кто соглашался на переселение, выдавали одежду и орудия труда. В этот корпус удавалось вербовать лишь отбросы общества, нищих и бродяг. Для поднятия духа публики их несколько дней водили маршем по улицам Парижа, а потом отправляли в порты для погрузки на корабли. Нетрудно догадаться, что более половины этих людей так и не попадало в Новый Орлеан – столицу и главный порт колонии. Они продавали выданное им добро и возвращались в Париж к прежнему образу жизни. Эти ухищрения лишь на время поддержали акции, чье падение вскоре возобновилось. Практически акции обесценились до номинала, поглотив бумажное богатство многих нуворишей.

Финансовый кризис обострялся. Люди, вопреки закону, отказывались принимать платежи в бумажных деньгах и требовали звонкой монеты. В обстановке паники было принято решение слить банк с Компанией Индий в одно учреждение. С участием Ло в правительстве обсуждали разные планы выхода из кризиса, но не нашли ничего лучше, как обесценить банкноты. 21 мая 1720 г. было объявлено, что ценность банкнот в металле уменьшается вдвое. Возмущение населения было так велико, что правительство, сделав из себя посмешище, пошло на попятный и восстановило прежние условия размена. Однако это решение уже не имело значения, поскольку 27 мая под угрозой полной потери запаса драгоценных металлов банк прекратил размен.

В ноябре 1720 г. Королевский банк объявил себя банкротом, а его основатель и генеральный контролер финансов Джон Ло в декабре бежал из страны. Для Банка Англии и его еврейских акционеров гибель Королевского банка была абсолютным триумфом.

После оглушительного краха финансы Франции снова были взяты под контроль государства. В 1726 г. была введена система денежной стабильности, определившая строгий курс обмена золота на серебро и стоимость монет, находящихся в обращении во Франции. Количество золота в обращении выросло с 731 млн ливров в 1715 г. до 2 млрд в 1788 г. по мере ускорения экономической активности в королевстве.

В ход снова пошла старая схема: напечатали деньги, собрали блага, а потом, как водится, всех кинули, сформировав новую систему с привязкой к золоту, приведшую к стремительному экономическому и промышленному росту Франции в период с 1726 и до революции 1789 г.

Причиной революции принято считать стремление к свободе, равенству и братству. Хотя на деле, если вы копнете глубже, выяснится, что все это время Францию активно кредитовали Лондон и Амстердам, поглощая ее промышленность и производство. Наиболее вероятно, революция стала итогом того, что французское правительство намеревалось кинуть своих кредиторов, как это успешно практиковалось ранее в других странах и на протяжении всей истории. В те далекие времена, когда некто брал в долг, предполагалось, что рано или поздно он обштопает своих кредиторов. С тех пор мало что изменилось.

Небольшая ремарка. До появления Дж. Ло во Франции был лютый дефицит бюджета, который ускорял рост долга. Ло своей авантюрой лишь обнулил всё это, а Франция начала с чистого листа, но действовала тем же путем. В период 1730–1756 гг. в правительстве придумали тонтины: что-то вроде вечных облигаций, когда вкладчик дает деньги и пожизненно получает ренту в 7,5%. Схема прекрасная, но, как я сказал выше, с началом войны кредиторам наклеили нос и позже снова околпачили уже в 1770 г. Ну а дальше… дальше революция. Как вы понимаете, не за жизни людей и свободы. Вернее, это были побочные цели, а основной были деньги, которые надоело терять из-за монархов, которые раз за разом отказывались платить по долгам:)

И вот на сцене возник Наполеон.

Продолжение следует. Подписывайтесь, чтоб не пропустить.

0
Комментарии
-3 комментариев
Раскрывать всегда