Офтоп Anhen Navarskaya
94

Союз музеев России призывает разработать и внедрить новые системы безопасности экспонатов

Мы поговорили с Игорем Ляндом - экспертом по комплексным мерам безопасности, членом совета директоров группы компаний Safe Logic о современных системах безопасности и видеонаблюдения.

В закладки

Какие системы безопасности обычно используют в галереях России?

Самые различные. Все зависит от бюджета организации и принятой концепции безопасности. Если мы говорим о крупных музеях, то это может быть обширный комплекс мер, включающий в себя охрану объекта по периметру, системы досмотра посетителей на входе, собственная служба безопасности. Так же используются различные технические средства – сигнализации, датчики на экспонатах, кнопки тревожного вызова спецслужб, комплексы видеонаблюдения и пр.

По собственному опыту знаю, внедрение, к примеру, системы видеонаблюдения на объекте - это целый комплекс работ, в котором принимают участие разработчик системы, поставщик оборудования, компания – интегратор, только в таком тандеме можно добиться успеха.

Для того, чтобы говорить о должном уровне работы всей системы безопасности учреждения, нужно учесть такие составляющие, как грамотное проектирование и качественная пусконаладка проекта.

В подготовке таких проектов закладывается множество нюансов, одним из них может быть охват «мертвых зон» - тоже немаловажная вещь, которую нельзя не учитывать в местах общего скопления людей.

Какие основные тренды в видеонаблюдении можно назвать на 2019 году?

Основная мировая тенденция на сегодняшний день – биометрическая аналитика. На практике происходит детекция лиц с последующей отправкой на сервер для поиска и сравнения с «черным списком». Иначе говоря, за считанные секунды, система определяет в толпе потенциального злоумышленника и сообщает данную информацию представителям охраны.

Даже если ничего не произошло, и не планировалось никакого противозаконного действия, сотрудники служб безопасности предупреждены о присутствии потенциально правонарушителя. А как говорится, «предупреждён – значит вооружен».

Выявление возможного правонарушителя из толпы «до совершения преступления» - вот одна из главных задач биометрии в системах безопасности.

Мы, в свою очередь, так же не стоим на месте и на фоне общемировой тенденции разработали свою универсальную систему по идентификации личности - Ландау. В ней реализовано такое сочетание функционала технических компонентов, которое на отечественном рынке сегодня является уникальным.

Данные системы уже сейчас могут определять пол и возраст человека, выделять праздношатание и детектор падения объекта, сигнализировать оператору о появлении очереди и вести подсчет посетителей.

Чем система Ландау может быть полезна?

Базовой идеей Ландау стала оптимизация работы служб безопасности по мониторингу движения больших потоков людей в местах их массового пребывания и контролю прилегающих территорий. Система разработана для использования сотрудниками специальных, технических и экстренных служб: Росгвардии, МВД России, МЧС России, подразделений транспортной безопасности, Вооруженных сил РФ, ЧОПов, контролерами-распорядителями на стадионах, службой скорой помощи. Функция по идентификации личности в Ландау возложена на умную систему: нейросети, машинное зрение, биометрия и аналог искусственного интеллекта. Когда камеры видят людей, отсутствующих в локальной, облачной или иной базе данных, они не реагируют. Но как только распознается «нежелательное» лицо из «черного списка», информация с камеры уходит на серверную платформу. Оператор в ситуационном центре находит на карте нужного сотрудника охраны, и нажатием кнопки отправляет ему на регистратор информацию с задачей о задержании подозрительного лица. С помощью Ландау есть возможность также указывать точку на карте, куда необходимо прибыть сотруднику охраны. Координаты можно отправить как на часы, так и на планшет. К слову, координаты устройств постоянно передаются в центр мониторинга. И если идти еще дальше и знать о появлении разыскиваемого лица в определенном районе, то находящимся поблизости сотрудникам можно выслать автоматически ориентировку (фотографии и описание). При создании системы мы, в том числе ориентировались на опыт одного из метрополитенов страны. Спустя некоторое время после внедрения системы распознавания лиц, там было задержано около 40 человек, находящихся в федеральном розыске.

Какой алгоритм действия, на Ваш взгляд, необходимо предпринять во-избежание повторения подобных прецедентов?

Во-первых: к случившейся ситуации, а она просто из ряда вон, стоит подходить не только как эксперту по комплексным системам безопасности, а прежде всего как сопереживающему гражданину. Поэтому главное, бдительность и неравнодушие каждого из нас.

Во-вторых: на данный момент законодательная база, регламентирующая музейное дело в нашей стране достаточно обширна, но по мнению экспертов - объективно устарела и не имеет системного характера, к тому же содержит много пробелов. Вопросы безопасности музейных экспонатов, а также посетителей, пришедших насладиться шедеврами культурного наследия должны быть решены на государственном уровне. Необходим закон, с четко прописанными положениями о мерах безопасности с учетом специфики организации учреждений культуры музейного типа.

Ну и в-третьих: процесс разработки систем охраны и комплексов видеонаблюдения должен вестись в тандеме с экспертами рынка, так как зачастую сотрудники организаций, готовящих техническое задание и размещающее конкурсную процедуру на государственной площадке, не обладают достаточным опытом и знанием новинок и разработок в области охраны объектов. Именно заимствование практик взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти даст возможность решения данной проблематики и позволит сделать новую систему максимально полезной для государства и народа.

Что Вы понимаете под системным подходом в обеспечении безопасности музейных экспонатов?

Можно много говорить о конкретных вариантах решений безопасности музейных экспонатов, например, о подключении картин к датчикам, но повторюсь, необходим системный подход.

1. Прежде всего, это практика заседаний некоммерческих организаций, где привлекаются эксперты, которые формируют Технические решения комплексных систем безопасности, тем самым проводят «отраслевой аудит системы безопасности».

2. Установка передовой техники, основанной на биометрической идентификации

3. Скрупулезный анализ уже зафиксированных краж, похищений картин и экспонатов.

4. Изучение поведенческих моделей преступников на уровне психологии.

5. Обучение персонала в части реакции на различные нештатные развития ситуации. Проведение тренингов.

6. Серьезный отбор при приеме на работу в музеи.

7. Совместная отработка нештатных ситуаций между Службой безопасности музеев и правоохранительными органами.

Только такой комплексный подход к вопросам безопасности позволит серьезно снизить риск возникновения краж и порчу экспонатов в музеях.

Могли бы вы вспомнить примеры самых громких краж?

Их десятки, и каждый по-своему будоражил общественность. К примеру, 2010 год - Парижский музей современного искусства. Добычей грабителя стали работы Пикассо, Матисса, Модильяни и других художников общей стоимостью около 100 миллионов евро. Пропажа так и не была возвращена. Но здесь кроется одна проблема: практически ни один музей мира не заинтересован раскрывать детали похищения, так как это впрямую ложится на репутацию. А без деталей и подробностей нет четкого понимания, каким образом преступникам удалось это сделать, что бы в будущем предотвратить подобные кражи. В случае с Ай-Петри Куинжи, нам повезло. Именно благодаря камерам наружного видеонаблюдения, которые были установлены в рамках проекта "Безопасный город" удалось зафиксировать факт вывоза картины на авто, и по горячим следам выявить местонахождение преступника.

Игорь Лянд - эксперт по комплексным системам безопасности. пресс-служба

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Anhen Navarskaya", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": 0, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 57875, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 07 Feb 2019 17:25:11 +0300" }
{ "id": 57875, "author_id": 252824, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/57875\/get","add":"\/comments\/57875\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/57875"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

2 комментария 2 комм.

Популярные

По порядку

1

Все это круто, но куда девать бабушек, которые как хурма, вяжут во рту, прямо в музее? Видеонаблюдение - это прекрасно, по крайней мере где-то помогает найти преступников (но в случае с Модильяни ведь не нашли?), но оно ведь не изменит профессиональные ориентиры и приоритеты работников музеев (вспомним про Третьяковку - вообще все искали шубу, а не Куинджи) .

Ответить
1

Куда ж музеи без бабушек. Они будут всегда. Еще можно им свистки выдать, как в метро. Но и видеонаблюдение бабушкам не помеха. Тем более системы сигнализации и наблюдения с каждым днем совершенствуются. Вопрос же не в этом, а том, чтобы правильно их устанавливать и эксплуатировать. К тому же. как говорилось выше, не везде такие современные системы стоят и не каждый музей себе может такое позволить. С этими вопросами еще работать и работать. так что бабушки работой будут обеспечены еще долго.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }