Еда Лера Михайлова
6 928

«Если вы хотите стать миллиардером, то не надо выбирать путь ресторатора»

Главное из разговора основателя сети ресторанов Burger & Lobster Михаила Зельмана с Елизаветой Осетинской.

В закладки

6 сентября 2018 года проект The Bell Елизаветы Осетинской опубликовал интервью с основателем международной сети ресторанов Burger & Lobster Михаилом Зельманом. Предприниматель рассказал об отличиях в ведении бизнеса в России и за рубежом, о Евгении Чичваркине и Михаиле Гончарове.

Краткая справка о Михаиле Зельмане

  • Михаил Зельман открыл свой первый ресторан в России в 1997 году. В 2003 году он с партнёрами основал группу «Арпиком»: она развивала 11 ресторанных брендов, включая стейк-хаусы «Колбасофф» и Goodman.
  • В 2007 году «Арпиком» в партнёрстве с РЖД создала структуру «Единая сеть питания», которая обеспечивала питанием пассажиров поездов «Сапсан».
  • В 2011 году Зельман открыл первый ресторан Burger & Lobster в Лондоне, а в 2013 году продал свой российский бизнес президенту Уральской горно-металлургической компании Искандеру Махмудову.
  • Сейчас Зельман с женой и тремя детьми живёт в Лондоне. У Burger & Lobster открыты десять ресторанов в Англии, два — в Нью-Йорке, сеть работает в Малайзии, Дубае, Стокгольме и планирует открыться в Сингапуре и Китае.

О рисках и ошибках в новом бизнесе

Самый большой риск — когда мы ничего не делаем. Желательно найти какого-то ментора — человека, у которого уже получилось это сделать, окружить себя правильными людьми, правильной командой и начать делать.

Все равно все ошибки, которые вам предстоят, вы сделаете. Любой бизнес — это череда ошибок. Это иллюзия, когда мы думаем, что это только с нами случился такой кошмар. Нет, бизнес состоит из ошибок.

О своих ошибках и изменившихся взглядах

Сейчас я пропагандирую монопродуктовый манифест: делай меньше, но лучше. Делай то, что ты любишь, в чём разбираешься. А мои первые рестораны были — оливье, стейк, борщ, кальян, пахлава, хинкали.

Я говорил: нужны большие компании, мы построим 285 ресторанов. Сегодня говорю: не надо 285 ресторанов. Давайте будем иметь здоровый бизнес, давайте больше внимания уделять качеству.

О миллиардерах и рестораторах

Могу ли я стать миллиардером? Нет. Ты много знаешь поваров-миллиардеров? Это абсолютно исключено, да и нет таких задач. Может, лет 20 назад были такие задачи, 15, 10 лет назад.

Если вы хотите стать миллиардером, то не надо выбирать путь ресторатора. Я всем своим друзьям говорю: если бы я хорошо учился и был бы, например, программистом, то мир потерял бы супербургер.

О лобстерах и политике

В Москве же санкции — я не могу возить туда своих лобстеров, они у меня канадские. Я бы стал лобстером мира. Для «потепления», я считаю, нужно отменить санкции на лобстеры, которые из Канады прилетят в Россию — и это будут лобстеры мира.

О ресторанном бизнесе в России и за рубежом

Слава богу, ресторанный бизнес в России, насколько я его помню, ничем не отличается от здешнего. Кроме одного: здесь ты платишь адвокатам, чтобы получить все разрешения, а в России мы платили взятки чиновникам.

О роли взяток в бизнесе

В России взятка — это средство общения, доверия, выстраивания бизнес-отношений. Так как в обществе нет нормальных способов выстраивания отношений, взятка как бы роднит тебя с человеком, объединяет.

Многие дают и берут взятки в России не потому, что им нужно больше денег, а потому что это способ выстраивания взаимоотношений в обществе.

О первых ресторанах, открытых в России

Я открыл свой первый ресторан «Тамерлан» вместе с моим старшим партнером Димой Немировским, это был 1996-1997 год. В Москве было несколько сотен ресторанов. Когда я продавал свой бизнес, в Москве было 15 тысяч ресторанов. То есть это был бум, это было невероятно интересное время.

И мы были в хорошем смысле настолько ограничены и глупы, туповаты, что решили: вот сейчас мы империю построим! Без этого тоже невозможно. Без этого тестостерона невозможно ничего делать.

Мне, соответственно, нужен был какой-то партнер, потому что в России у тебя должна была быть крыша. У тебя могла быть бандитская крыша, ментовская крыша или олигархическая. Конечно, я выбрал третье. Когда я был в партнерстве с Искандером (Махмудовым, президентом Уральской горно-металлургической компании — vc.ru), никто не покушался на мои маленькие ресторанчики.

О связи между дружбой и бизнесом

Дружба и бизнес — это большая ошибка. Дружишь — дружи. Необязательно сразу «жениться», становиться партнёрами и бизнесменами. Наверное, во многом те трудности, которые у нас появились, возможно, были связаны с тем, что у нас были и бизнес-отношения, и человеческие отношения.

Если бы у нас были только бизнес-отношения, то, думаю, это помогло предотвратить много негативных ситуации в бизнесе. А с моими новыми партнёрами у нас абсолютно шикарные отношения, именно бизнес-отношения. У нас есть совет директоров, профессиональный язык общения, поэтому не возникает никаких субкультурных проблем.

Об особенностях российских олигархов

Я не человек свиты. Я могу послать независимо от положения, возраста, могу спорить. А в окружении больших людей, олигархов, существует свита, прайд.

Это часть чего-то субкультурного российского — специфика России. Потому что нет никаких институтов. Нет совета директоров, юристов, адвокатов, менеджмент действует по своим законам. А я это не просто игнорировал, я в этом контексте никогда не мыслил. Наверное, это тоже сыграло роль в моем отъезде.

О бизнесе с РЖД

Когда мы построили достаточно большую компанию, то поняли, что нам нужны заготовки. В каждом ресторане чистить овощи глупо, делать основу для соуса глупо.

Мы задумались о строительстве фабрики-кухни. Я ничего не понимал в этом, поэтому мы начали искать людей. Меня познакомили с бывшим директором комбината питания, который производит рацион для аэропорта «Домодедово».

Мне предложили взять его директором, построить мне предприятие. А он говорит: «В РЖД есть конкурс, они тоже хотят фабрику, мы сейчас вместе построим предприятие: и ты будешь брать с него себе, и плюс это будет большой бизнес». Я говорю: «Да? Очень интересно».

Мы пришли в РЖД, а РЖД говорит: «Мы запускаем "Сапсан", нам нужна еда, а мы в этом ничего не понимаем». Я и говорю: «И мы в этом ничего не понимаем». Они говорят: «Найдите иностранную компанию, которая вам могла бы посоветовать, сможете участвовать в тендере?». Мы наняли компанию, которая нас консультировала. Как-то вот так всё и пошло.

О сооснователе «Евросети» Евгении Чичваркине

Я занимаюсь тем, что знаю, что люблю. Что-то для меня новое, в чём-то я уже хорошо разобрался, но это все в рамках индустрии питания. А многие, кто уехал — вот Женя (сооснователь «Евросети» Евгений Чичваркин — vc.ru), например, — построили миллиардный бизнес.

Женя вообще был и есть герой России. Настоящий человек, который своим примером показал, как можно построить бизнес для миллионов людей из ничего. Я был директором ресторана, уехал и остался директором ресторана. А у Жени объемы и амбиции, это не его уровень. У Жени амбиции быть министром экономики новой России.

О «Теремке» и Михаиле Гончарове

«Человек говорит, что его рестораны в США закрылись, потому что американцы против России», — Елизавета Осетинская.

Глупости могут нести и умные, и хорошие люди. Наверное, владелец «Теремка» достаточно умный человек, чтобы сказать такую глупость. Я не знаю, что в России происходит.

Я могу сказать: мой ресторан закрыли, потому что дискриминируют русских. Будут суды, сразу CNN приедет. Это можно миллиардером стать, просто подать в суд на власти Нью-Йорка за дискриминацию русских.

Если меня закроют, потому что власти дискриминируют евреев или русских, у меня есть возможность пойти в суд. У любого человека есть право защититься в суде, а суд независимый.

О том, кому в России нужен справедливый суд

Мы часто путаем народ и элиты. Если спросить у людей, нужен ли честный суд, то они скажут: «Очень нужен». А им суд не очень нужен: им важно, чтобы пенсия была вовремя, чтобы к участковому врачу не было очереди. А независимый суд нужен как раз элитам. Президенту нужен. Чтобы потом его семья не уезжала куда-то в Америку, как у Сталина, или не была отправлена в тюрьму. А чтобы была нормальная преемственность, передача власти.

Невозможен в авторитарной стране хорошо развитый бизнес, потому что бизнес — это конкуренция, а автократия — это отсутствие конкуренции. И когда это накладывается на основной ресурс — нефть, и это воспроизводит один и тот же узкий круг людей, то получается то, что получается.

{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 18, "likes": 35, "favorites": 38, "is_advertisement": false, "subsite_label": "food", "id": 45242, "is_wide": true }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 45242, "author_id": 78969, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/45242\/get","add":"\/comments\/45242\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/45242"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199128 }

18 комментариев 18 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
0

«Если вы хотите стать миллиардером, то не надо выбирать путь ресторатора» - абсолютно не правильный месседж) Куда теперь деваться тем, кто выбрали путь рестораторов и видят в этом свое призвание?

Ответить
3

Никуда не деваться. Делать свое дело, вот и все.

Ответить
2

Стать миллионером, например)

Ответить
2

Организовывать рэп батлы

Ответить
0

К тебе приедут. Сравнивать оригинал с фото

Ответить
1

Какой ресторан! Шаурмечную открывать надо

Ответить
1

Пригожин проорал бы с заголовка

Ответить
0

Пригожин долларовый миллиардер?

Ответить
0

имеет все шансы им стать

Ответить
1

Ох уж эти рестораторы... Их как грязи!

Ответить
0

А таких, как Зельман - единицы

Ответить
1

Да уж,Теремок со своей пропагандой попался капитально на вранье.
Сам как помню увидел новость:"Теремок в NYC закрывается из-за нелюбви к русским"
Написал Михаилу и как оказалось он даже в суд не собирается идти.
Доказательств ноль,какой-то чиновник в NYC будет заниматься тем,что искать "следы" Путина в общепите
Вообщем российская пропаганда действует по всем фронтам,зато рейтинг обиженного "пендосами" Теремка неплохо повысился

Ответить
0

Да каждый должен заниматься своим делом: кто программист, кто ресторатор, кто журналист... а миллиард заработать в любой сфере можно, если есть соответствующее желание и стремление.

Ответить
0

Ок, записал

Ответить

Комментарий удален

0

Мы часто путаем народ и элиты. Если спросить у людей, нужен ли честный суд, то они скажут: «Очень нужен». А им суд не очень нужен: им важно, чтобы пенсия была вовремя, чтобы к участковому врачу не было очереди.

Отлично передернул! Элитам то тоже тогда суд не нужен "А чтобы была нормальная преемственность, передача власти."

Ответить
0

Чувствуется, что Елизавете с ним трудно общаться. В начале она вообще изможденная вся.

Ответить
0

А вы попробуйте пожить по калифорнийскому времени

Ответить
–1

Зато в честь нее пироги назвали! 😸

Ответить
0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления