{"id":8499,"title":"vc.ru \u0438\u0449\u0435\u0442 \u0432\u044b\u043f\u0443\u0441\u043a\u0430\u044e\u0449\u0435\u0433\u043e \u043f\u0440\u043e\u0434\u044e\u0441\u0435\u0440\u0430 ","url":"\/redirect?component=advertising&id=8499&url=https:\/\/vc.ru\/team\/314459-vypuskayushchiy-prodyuser-kreativnogo-otdela&placeBit=1&hash=34698330acc58f51615fd71105e84a558eebd5a4f60d32de70f3a794ef4ca846","isPaidAndBannersEnabled":false}
Будущее
Kirill Bychkov

Как за 2 года научиться внедрять смешанную реальность в госсектор. Интервью с основателем стартапа VISIONERO

“Когда взаимодействие с другими реальностями станет таким же наглядным, понятным и удобным, как Face ID или маски в Instagram, технология перестанет быть нишевой”, — делится прогнозом развития виртуальной, дополненной, смешанной и расширенной реальностей основатель проекта “Визионеро” Андрей Лысенко.

Андрей Лысенко
основатель «Визионеро»

”Визионеро” — российский стартап, который разрабатывает комплексные интерактивные проекты с технологиями VR/AR/MR без дополнительных устройств: очков, контроллеров, перчаток и так далее. Взаимодействие с дополненной и виртуальной реальностью происходит нативно, с помощью естественных движений человека.

Решения “Визионеро” находятся на стыке инженерии и IT, поэтому позволяют превратить обычное помещение в многофункциональный мультимедийный комплекс, в котором можно проводить уроки с применением технологий смешанной реальности, демонстрацию опытов, игровые ивенты, спортивные и киберспортивные мероприятия. Компания уже строит такую площадку на базе Центра развития одаренных детей в Калининграде. Открытие запланировано на 1 декабря.

С 2020 года компания вошла в список резидентов Инновационного центра “Сколково” и бизнес-инкубатора “Ингрия”, а основной костяк команды распределен между Пермью и Санкт-Петербургом. В будущем году планируется открытие офиса в Москве, чтобы упростить коммуникацию с госзаказчиками и штаб-квартирами компаний.

Осенью 2021 года “Визионеро” исполняется два года. В юбилейном интервью Андрей Лысенко рассказал vc.ru:

  • Как развлекательный стартап трансформировался в образовательный.
  • Почему компания живёт на два города — Пермь и Петербург — и зачем ей офисы в Москве и на Дальнем Востоке.
  • Какие преимущества дает резидентство в IT-парках, и как ими правильно пользоваться.
  • Почему технология виртуальной реальности с носимыми устройствами и без не имеют различий в разработке. И в какой момент нишевая технология превратится в массовую.
  • Сколько стоит заказ многофункционального комплекса. И почему технологиями виртуальной реальности больше интересуется государство, а не более подвижный, как это принято считать, коммерческий сектор.

Как и почему развлекательный стартап трансформировался в образовательный

Андрей, вы и ваш партнер (Дмитрий Городничин – прим.ред) до “Визионеро” не имели отношения к VR. Как вы попали в эту индустрию?

И я, и Дмитрий — выходцы из интернет-маркетинга. Я занимался комплексными историями в качестве проектного менеджера, а Дмитрий руководил отделом перфоманс-рекламы. У нас был совместный кейс в области детских развлечений. Когда мы начали искать готовые решения на базе игровых технологий, которые можно привезти в страну, ничего не нашли. В ходе поиска начала формироваться компания энтузиастов, которая стала основой для компании “Визионеро”.

Стало понятно, что создавать проект нужно самим и с нуля. Это решение превратилось в проект “Театр новой реальности”. Мы взяли за основу подход VR Cave – это комнаты виртуальной реальности. Его смысл – создать полноценную интерактивную игровую среду, где участники не только сидят и смотрят, выступая в роли зрителей. Они вмешиваются в сценарий, взаимодействуют со средой, меняют то, что происходит вокруг. Мы запустили проект в Перми в ноябре 2019 года, открыв первую точку, которую в дальнейшем планировали масштабировать по модели франшизы. Но случилось два события, которые заставили нас пересмотреть проект.

Первое — это COVID-19?

В марте 2020 года началась первая волна коронавируса, и мы, как очень маленькое помещение, которое собирает большие толпы людей, первыми попали под волну закрытия. Это парализовало работу театрального направления на целый год.

Частные инвесторы, которые были заинтересованы в масштабировании проекта и покупке франшизы, тоже исчезли вместе с мартовским локдауном. И год про взаимодействие с частным сектором в формате развлекательного продукта ничего не было: ни людей, ни спроса. Сейчас всё постепенно восстанавливается, но тогда это стало импульсом, чтобы попробовать другое применение технологии.

А второе событие?

Интерес со стороны Министерства образования Пермского края. Первыми посетителями были дети, а дети – это школы. Мы начали активно общаться с представителями школ, и Министерство образования быстро нас заметило.

Оказалось, что формат интерактивной комнаты помогает заинтересовать и удержать внимание ребят, а также помочь со сложными для восприятия темами школьникам младших классов. Например, с помощью технологии можно дать ребенку примерить на себя профессию, научить правилам дорожного движения и безопасности жизнедеятельности. Темы, которые преподаватели вынуждены показывать на пальцах, у нас можно включить в иммерсивную среду, погрузить в неё ребенка, дать почувствовать и гораздо более наглядно и качественно все продемонстрировать.

В общем, проект, который начинался как развлекательный, стал трансформироваться под задачи образования.

Почему компания живёт на два города — Пермь и Петербург — и зачем ей офисы в Москве и на Дальнем Востоке

Новое видение проекта, и вообще импульс развития вам придало Министерство образования Пермского края. Ваша связь с регионом существует и сегодня?

Я и большая часть команды из Перми. Здесь мы зарегистрировали компанию, открыли первый офис и коммерческую точку, представили первый прототип продукта. Сейчас в городе базируется основная часть команды, которая отвечает за инженерию. Вторая часть, которая сфокусирована на разработке и контенте, сосредоточена в Санкт-Петербурге. Здесь же на постоянной основе живу и я, и мой партнер по бизнесу.

Почему Петербург, а не, например, Москва?

Петербург — творческая столица. И очень многие подтверждают, что это столица разработки. Нам было удобно и важно, чтобы такой творческий научно-исследовательский офис появился в Санкт-Петербурге. Также первым нашим ключевым партнером стал бизнес-инкубатор «Ингрия» при Санкт-Петербургском технопарке, который пригласил нас.

В Москве в следующем году мы планируем открыть офис, заточенный на продажи, на работу с госкорпорациями, так как географически это проще для коммуникации — нужно находиться ближе к клиентам.

Мы всерьез задумываемся о том, чтобы в будущем иметь офис и в принципиально ином часовом поясе. Сейчас есть проекты и в Калининграде, и во Владивостоке. По последнему из европейской части страны работать не очень удобно. Возможно, следующий офис будет ближе к Сибири, в Кемерово, где у нас тоже проекты.

Сколько человек сейчас работает в “Визионеро”?

Сейчас в штате компании 13 человек – это не только исполнители, которые работают сами, но сотрудники, занимающиеся курированием внешних специалистов. Их мы привлекаем под проекты на аутсорсе.

Такое количество сотрудников, два офиса и планы на расширение — это требует ресурсов. Сейчас компания вышла на самоокупаемость или всё происходит на привлеченные средства?

Мы вышли на самоокупаемость приблизительно год назад. Получается, что от старта до того, как перестали работать в минус, тоже прошёл год. Изначально вкладывали только свои средства. Сейчас на развитие идут средства из оборота.

Что дает резидентство в IT-парках, и как им правильно пользоваться

Вы упомянули, что в Петербурге стали резидентом бизнес-инкубатор “Ингрия”. Я также знаю, что вы являетесь резидентом “Сколково”. Что вам это даёт?

После того как мы заявили продукт, помимо Министерства образования региона на нас стали начали выходить IT-парки, которые увидели в проекте с точки зрения инноватики больший потенциал, чем мы сначала вкладывали. В их числе был бизнес-инкубатор «Ингрия».

С ребятами мы сразу начали общение в формате трекинга. Они выслушали наши идеи и ещё до момента оформления официальных документов начали давать рекомендации и советы. Это инкубатор, с которого начались наша IT-жизнь и жизнь в сфере научно-исследовательской работы и инноватики.

“Ингрия” оказала большую поддержку. Помогла оформить документацию на получение гранта на ведение научно-исследовательской работы, а также избежать ошибок и сделать правильные выводы из ошибок, которые мы совершили. Сотрудники инкубатора помогли контактами, рассылали информацию о том, что мы делаем. Это приводило будущих партнеров и даже сотрудников.

Как вы попали в список резидентов «Сколково»?

Уже являясь резидентами бизнес-инкубатора «Ингрия» и при поддержке их менторов и трекеров, мы оформили документацию на получение статуса резидента «Сколково».

Что вам дало резидентство “Сколково”?

Первое — это, конечно, статус. Стало проще выходить на переговоры и вообще вести их в статусе резидентов “Сколково”. Общение с государственными заказчиками пошло намного легче. Получение резидентства “Сколково” – это, безусловно, очень серьезный пиар-момент.

Второе — микрогранты. На регистрацию интеллектуальной собственности, на юридическую поддержку, на пиар-поддержку.

Третье — льготное налогообложение. С зарплат мы платим гораздо меньше налогов. Отсутствие НДС – приятная вишенка на торте, которая делает на старте наше предложение более конкурентоспособным за счет ценового демпинга по сравнению с конкурентами.

Почему технология виртуальной реальности с носимыми устройствами и без в разработке не имеют никаких различий

“Визионеро” выиграл грант “Старт” Фонда Содействия Инновациям на разработку собственной системы захвата движений. Расскажите подробнее, в чем суть этой системы, что в ней особенного? Как она может применяться в бизнесе?

Мы много общались с коллегами по цеху — проблема технологии виртуальной и дополненной реальности достаточно общая. Если вы бывали на интерактивной выставке или инсталляциях, где взаимодействие человека и виртуального мира идет через движения и жесты без перчаток, очков и контроллеров, то вы видели, насколько это не нативно и неудобно реализовано.

Ты должен встать в конкретную точку, дождаться, пока система тебя определит и запомнит. Рядом должен находиться человек, который тебе объяснит, что и как правильно делать, чтобы получить результат. И это всё делает классный, важный и интересный процесс общения человека и компьютера неудобным. Никто не получает от этого удовольствия. Это как сходить на свидание с девушкой, которая говорит на другом языке, а рядом с ней сидит переводчик и помогает вам друг друга понимать, постоянно отвлекая. Химии не случится.

Наша система захвата движений решает проблему и делает процесс естественным. Описав идею, в рамках гранта мы получили поддержку от Фонда содействия инновациям. Мы завершили первый этап и сейчас готовим заявку, чтобы развивать технологию дальше. Уже есть первые результаты, а разработка внедрена в коммерческие проекты. Мы также видим, что это направление становится максимально актуальным для системы детского образования.

В Grand View Research оценили мировой рынок дополненной реальности в $17,67 млрд по итогам 2020 года. При этом большая часть выручки (около 65%) на рассматриваемом рынке в 2020 году пришлась на носимые шлемы и умные очки. Можно ли сказать, что вы пошли другим путём?

Не совсем согласен с этим тезисом. Если говорить про технологию виртуальной реальности, как про технологию интерактивного взаимодействия человека и ИИ, то все виды реальности, будь то виртуальная, дополненная, смешанная, расширенная — технологически не имеют существенных различий. Это один и тот же стек технологий. Контент един, а транслироваться он может через различные типы устройств. Есть гарнитуры, погружающие в виртуальную реальность, очки, телефоны, проекционные поверхности. И смешанная реальность – это внедрение в повседневную жизнь посредством дополнительных устройств этой реальности.

Мы видим, что технология и стек оборудования устройств, который присутствует сегодня, позволяет внедрять виртуальную реальность в гораздо большее количество процессов, чем мы представляем. И они могут создать новый опыт взаимодействия группы людей в разных условиях.

Это общественные пространства в образовании: классные аудитории, актовый и спортивный зал; культурного направления: библиотеки, выставки, музеи. Если двинуться дальше, то это арт-пространства, творческие мастерские. Все это с добавлением мультимедийных технологий может дать толчок к развитию диджитал-арта и индустрии креативных дисциплин в целом.

Есть ли в вашем портфолио подобные кейсы?

Да, это наш проект для Центра развития одаренных детей в Калининграде, который запустится в эксплуатацию к 1 декабря.

Мы интегрируем технологии для автоматизации образовательного процесса и использования мультимедийных возможностей. Весь проект состоит из нескольких ключевых инсталляций. На двух из них хочется заострить внимание.

Первая — решение центра автоматизации, которое позволяет агрегировать образовательный процесс внутри себя. То есть фиксировать все моменты, начиная от электронного расписания и заканчивая персональным портфолио (так называемым «цифровым следом ребенка»), вместе с аналитикой успеваемости ребенка, эффективности работы педагогов, построенной на сборе и обработке всего, что агрегируется в процессе образовательного процесса.

И вторая – наш мультимедийный зал. Уникальная разработка, не имеющая аналогов в мире. Это не просто очень большая виртуальная кабина, это полноценный зал и переосмысление общественного пространства для школьников. Такая точка притяжения, которая может использоваться для проведения общих торжественных официальных мероприятий, мультимедийных вещей, уроков с применением технологий смешанной реальности, демонстрации опытов, игровых механик, спортивных и киберспортивных мероприятий.

На примере этого кейса мы вместе с руководителем Центра развития одаренных детей будем тестировать пределы возможностей концепции. Мы потратили полгода на разработку контента и ПО, проработку инженерного решения. Сейчас идет длительный и объемный этап реализации. После будет не менее объемный этап по анализу эффективности внедрения и фактическим, а не теоретическим пределам использования проекта.

Когда эти технологии перестанут быть нишевыми и их не станут воспринимать только через призму развлечения, как 5D-кинотеатры?

Наш прогноз, он даже не на технологию, а на стек технологий, состоящий из самой базовой технологии виртуальной реальности и комплектов оборудования для взаимодействия человека с этой виртуальным миром.

Когда взаимодействие с другими реальностями станет таким же наглядным, понятным и удобным, как Face ID или маски в Instagram, технология перестанет быть нишевой. Расширение существующих кейсов, устранение барьера в простоте и легкости использования и, как следствие, переосмысление и создание новых общественных пространств для получения информации, проведения досуга, образовательных целей — вот ключ. Тогда получится уйти от нишевости продукта.

Почему государственный сектор больше всего интересуется технологиями виртуальной реальности, а не более подвижный коммерческий, как это принято считать

В каком направлении применения продукта «Визионеро» больше всего заказов?

Сейчас больше всего в сфере образования и культуры. Если мы говорим про образование, то это дополнительное образование. Те программы, где интерактивные технологии на сегодня востребованы в формате экспериментальных проектов, закрытия конкретных запросов. В культуре это общий вектор Министерства культуры на цифровизацию и наполнение мультимедиа, переосмысление таких общественных пространств, как музеи и выставочные экспозиции. И там нам очень рады и ждут нас.

А что касается коммерческих заказчиков. Как обстоят с ними дела?

Так как мы в первую очередь говорим про смешанную и расширенную реальность, то это решение для корпораций пока незнакомо и непонятно. Коммуникация идет в формате экспериментальных продуктов. Пока нет достаточного количества релевантных кейсов, поэтому работа идет медленно: требуется время на согласование, на подумать, посмотреть. И к результатам она пока не привела.

Сколько по времени занимает один проект. И сколько это стоит для заказчика: может быть дело в цене?

Если мы говорим про комплексное решение проектирования и ввода в эксплуатацию мультимедийной системы вместе с программным обеспечением, то решение под ключ стоит от 5 млн рублей. В результате клиент получает оборудованную интерактивную комнату, где можно взаимодействовать с контентом без носимых устройств.

Теперь об этапах и времени. Подготовительная работа с момента, когда приходит заказчик, до момента, когда он получает на руки коммерческое предложение с предварительно проработанным инженерным решением, занимает, в среднем, два месяца. После этого этап согласования и бюджетирования всех моментов может длиться от трех месяцев до года, в зависимости от времени года, метода бюджетирования организации, типа финансирования. И после этого начинается реализация. Среднее время реализации – 3-6 месяцев.

И в заключении нашего разговора расскажите о тех проектах, которые вас вдохновляют

Есть проекты, которые вдохновляли на старте. Это проекты в области развлечения работающей в России компании Hello Computers— “Парк Алиса” и “Союзмультпарк”. Если говорить про визуальную арт-составляющую, то здесь следим, дружим, общаемся с компанией Dreamlaser. Это один из лидеров рынка в области визуального контента, построенного на базе интерактивных технологий и креатива. Если говорить про комплексные проекты, реализованные максимально круто с точки зрения нативности, то Еврейский музей и центр толерантности в Москве.

0
0 комментариев
Популярные
По порядку
Читать все 0 комментариев
Завод по производству идей. Как работают акселераторы, зачем они нужны стартапам и куда идти с идеей прямо сейчас

По данным Startup Genome, 9 из 10 стартапов терпят неудачу. Возможных причин «смерти» много: недостаточно протестированная гипотеза, неподтвержденная юнит-экономика, неверная стратегия или просто неудача в подходе к продажам.

МТС не удалила привязанные к номеру персональные данные владельца после перехода номера к другому человеку

Какое-то время я пользовалась телефонным номером МТС, годах в 2015-18х. Номер юзался только для мессенджеров, симку в поездке вынула и куда-то задевала, в итоге номер перешел другому человеку. На звонки номер не отвечал, абонент был не абонент. В 2019 узнавала в салоне, можно ли его выкупить, сказали - увы, уже 2х владельцев сменил. Ну нет и нет.…

Что Tele2 предлагает клиентам в «черную пятницу»

На главной распродаже года клиентов компании ждут сразу несколько интересных предложений: скидки на смартфоны, пакеты SMS и безлимитный трафик на YouTube, Яндекс.Карты, Яндекс.Навигатор.

Новый пролетариат

Очень давно один из классиков написал ёмкую по тогдашним временам фразу «пролетариату нечего терять, кроме своих цепей» Сейчас сложно понять её суть, но тогда она была понятна всем. Рабочий обладал только своими «руками» и это было единственное, чем он владел, абсолютное большинство жило от зарплаты до заплаты в арендованном жилье и не обладала…

Бизнес — как ребенок: как мамы совмещают свое дело с заботой о детях

Как совмещать бизнес и семью? Ко Дню матери своими историями поделились бизнесвумен, которые работают c ЮKassa и занимаются детьми. Читайте, как им удается сохранять жизненный баланс и добиваться успеха.

Как у меня украли 600 тысяч с карты, а «Тинькофф» нарушает федеральный закон

Спойлер: я не вводил никуда код, не переходил по ссылкам и не сообщал данные карты.

Опыт возврата денег за обучение дизайну у Yakovlevv.com. Тварь я дрожащая или право имею?

В данной статье приведен мой личный опыт покупки данных курсов, мои оценочные суждения, а также сухие факты, в виде скриншотов и аудиозаписей из моей личной переписки с владельцем этих самых курсов, на тот момент исполняющего услуги как ИП Яковлев Виталий Борисович ( ОГРНИП: 319784700156839 ), сейчас же, работающего от лица ФОП Торб'як Тетяна…

Возник по просьбе бразильских банкиров и стал любимым напитком солдат во время Второй мировой: история Nescafe Статьи редакции

В 2021 году Nescafe — крупнейшее подразделение Nestle и бренд, который оценивается больше чем в $20 млрд. По собственным данным компании, в мире каждую секунду выпивают более 5000 чашек напитка.

Дегустация Nescafe National Museum
Мы сделали бот, который печатает и отправляет ваши фото маме. В 2 клика
Катя со свежими фотками для родителей

Мы запустили Kind Bot — доброго бота, которому в 2 клика можно скинуть свои фотки. Он их напечатает и отправит по почте вашей маме. Или другому близкому человеку.

ТОП-17 ошибок, которые съедают конверсию лендинга на завтрак
Хочу кухню как у подруги: зачем в Циан сделали поиск квартир по фото

Рассказывает Юлия Зыкова, руководитель команды «Аудитория» в Циан.

null