Право
Rustam Rafikov
881

В России легализован краудфандинг

Меня зовут Рустам Рафиков, я юрист и управляющий партнер "Рафиков и Партнеры". Я разобрался с новым законом о привлечении денежных средств в компанию с помощью краудфанудинга, а также делюсь секретами о том, какие схемы используют российские финтех проекты.

В закладки

1. Стартап и деньги

У стартапа в России, как минимум, есть следующие варианты привлечения финансирования:

(а) Банковский кредит под залог недвижимости и личное поручительство. Однако, если у вас нет недвижимости, активов, желания выплачивать под 15% годовых и вы не хотите подписывать личное поручительство, согласно которому в случае требования банка у вас заберут все ваше имущество, вы думаете о привлечении в проект "долгих" и дешёвых денег.

(б) Привлечение соинвесторов из числа друзей, бизнес-ангелов и венчурных фондов. Стартапы предлагают инвесторам конвертируемые займы (хоть в России они недопустимы для простых ООО), опционы, займы и просто продажу доли.

(в) Собрать деньги у людей в форме краудфандинга (от англ. crowd - толпа и funding - финансирование) или краудинвестинга (от англ. crowd - толпа и investing - инвестирование).

Юридическая компания "Рафиков и Партнеры"  

Краудфандинг, или народное инвестирование, -- форма привлечения денежных средств в проект с помощью сбора безвозмездных пожертвований у населения.

Цель краудфандинга -- помощь в сборе первоначальных средств на реализацию проекта без необходимости выпуска акций/облигаций на финансовом рынке, получений займов и т.д. Например, в России популярны такие платформы как planeta.ru, boomstarter.ru, в США популярностью пользуется kickstarter.com.

Краудинвестинг, или акционерный краудфандинг — инструмент привлечения инвестирования в компанию на основе микрозаймов от широкого круга микроинвесторов.

Цель краудинвестинга -- предоставление микрозаймов в проекты с обязательством возврата инвестиций кредиторам. Плюс краудинвестинга в том, что инвестор предоставляет денежные средства под обязательство проекта в возврате денежных средств или под долю в проекте.

Юридическая компания "Рафиков и Партнеры"

2. Схема краудинвестинга в России

Мысли о количестве свободных денежных средств под матрасом у населения, которые можно инвестировать в проекты, не даёт покоя многим. Я не буду говорить про псевдо-легальные в РФ способы сбора инвестирования под права удостоверяемые бузкойном, токенами и т.д.

Если у вас есть проект с компанией - ООО и вы хотите получить от физлица инвестирование, то у вас есть следующие варианты:

(а) заключить договор займа под ответственность возврата инвестиций и даже заключение корпоративного договора, что вряд ли устроит инвестора,

(б) заключить договор конвертируемого займа, который предусматривает условие, что в случае невозможности возврата вами инвестиций, вы передаёте долю в ООО инвестору (обычно это реализуется через опцион т.к. чистого конвертируемого займа в российском договорном праве нет!),

(в) сразу продать долю инвестору.

Маленькое уточнение о котором мало кто упоминает: сделки указанные в пунктах (б) и (в), связанные с переходом доли, подлежат обязательному нотариальному удостоверению. В среднем, нотариус в Москве берёт от 20 до 30 000 рублей за удостоверение такого рода сделки, даже если все документы будете составлять вы или ваш юрист.

Многие грезят мечтами создать финтех-стартап, а именно платформу где можно за % соединять инвестора и компанию. Но, все мечты разбиваются об суровый быт российского законодательства направленного на недопущение создания МММ и т.д., а с ООО вам везде нужен будет нотариус. Более находчивые проекты, например Карма Технолоджис, уходят в блокчейн и выдают займы "там".

Наиболее прозрачный кейс реализован российской компанией StarTrack. Оговорюсь, что на рынке есть достойные и легальные схемы, но многие из них в чистом виде краудлендинг, например проект Альфа Поток дочерней компании АльфаБанка. Краудлендинг позволяет предоставлять инвестирование от физлиц в ООО на основе договора займа и дефолт по договору займа - риск физлица-кредитора. В краудфандинге зачастую предполагается залог доли и возможность её выкупа. Очевидно, что иногда доля может стоить и 1 руб., но мы сейчас не про оценку документов (due diligence) и фин.отчетности проекта.

Обход требования нотариального удостоверения сделки можно обойти, если проект - акционерное общество. В акционерном обществе отсутствуют требования обязательного удостоверения сделки нотариусом, а значит стоимость перехода акции снижается в разы. Таким образом, пользователь предоставляет заём, заключает на платформе договор займа и договор залога, ну или сразу конвертируемый заём.

В качестве дисклеймера: я изучил множество российских и иностранных пользовательских соглашений, консультировал финтех стартапы и везде есть свои плюсы и минусы, подводные камни которые невозможно уместить в статье. Если у вас есть вопросы - пишите, пожалуйста, в комментариях или мне лично.

3. Новый закон о краудфандинге

C появлением ICO и IEO, интерес к краудинвестингу возрос. Проекты предлагали токены в обмен на инвестиции, были дискуссии про выработанные в американском законодательстве подходы об utility-токен и security-токенах. Пока люди собирали деньги на блокчейне в "эфире", Госдума активно предлагала внести поправки направленные на регулирование криптовалюты, краудфандинга и т.д., часть из которых успешно реализована (см. подробнее здесь).

Юридическая компания "Рафиков и Партнеры"

Федеральный закон от 02.08.2019 № 259-ФЗ "О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", предлагает "решения, связанные с развитием альтернативного источника финансирования проектов субъектов МСП на ранних стадиях развития (в первую очередь высокотехнологичных компаний) — коллективного финансирования (краудфандинга и краудинвестинга)" -- говорится на сайте Госдумы.

Вот четыре важных нововедения в переводе с "птичьего" юридически-канцелярского языка, на понятный русский --

№ 1. Появилось понятие "инвестиционной платформы"

Оператором такой платформы является юрлицо, которое, помимо прочих требований, имеет собственный капитал не менее 5 млн. руб. и включено в реестр Центрального банка РФ (ЦБ). Инвестиционная платформа раскрывает информацию ЦБ, заключает договор с инвесторами и проектами, проводит идентификацию, а также размещает правила привлечения инвестиций.

№ 2. Определены три способа инвестирования в проекты

- займы,
- покупка эмисионных ценных бумаг (по закрытой подписке),
- покупка утилитарных цифровых прав (по сути - токенов проекта на платформе удостоверяемых цифровым свидетельством).

№ 3. Инвестор вправе привлечь в год не более 1 млрд. руб.

Речь про инвестора - ООО или ИП, а вот инвестор в форме ПАО вправе привлекать сумму больше, при реализации им утилитарных цифровых прав.

№ 4. Граждане могут инвестировать в год не более 600 тыс. руб.


При приобретении утилитарных цифровых прав у ПАО или наличии статуса квалифицированного инвестора, данные правила не применяются.

Надо сказать, что закон обсуждался с июня прошлого года, были различные его вариации. Итоговый вариант принят в легкой версии, по сути оператором инвестиционной платформы может выступать обычный малый и средний бизнес, а не банк с лицензией, проф.участник или сама биржа, как ранее предлагалось.

Ожидаем появления новых финтех-стартапов - операторов инвестиционных платформ, а также желающих инвестировать в акции или "утилитарные цифровые права" российских компаний. Процедура выхода компании на платформу для привлечения инвестирования будет зависеть от правил самой платформы, ну а в целом -- закон не устанавливает жестких правил.

Пишите о том, что думаете о новом законе. Готовы ли вы предоставить инвестирование компании под договор займа?

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Rustam Rafikov", "author_type": "self", "tags": ["\u0446\u0438\u0444\u0440\u043e\u0432\u044b\u0435\u043f\u0440\u0430\u0432\u0430","\u0444\u0438\u043d\u0442\u0435\u0445\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f","\u0444\u0438\u043d\u0442\u0435\u0445","\u0443\u0442\u0438\u043b\u0438\u0442\u0430\u0440\u044b\u0435\u0442\u043e\u043a\u0435\u043d\u044b","\u043f\u0440\u0438\u0432\u043b\u0435\u0447\u0435\u043d\u0438\u0435_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0439","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u043b\u0435\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u043d\u0433"], "comments": 17, "likes": 9, "favorites": 41, "is_advertisement": false, "subsite_label": "legal", "id": 79883, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Tue, 20 Aug 2019 15:59:12 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 79883, "author_id": 267887, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/79883\/get","add":"\/comments\/79883\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/79883"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199120, "last_count_and_date": null }
17 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
1

Союз "и" в названии лишний.

Ответить
0

В России легализован краудфандинг

Легализация обычно подразумевает разрешение того, что раньше было запрещено. "Легализовать употребление марихуаны", "легализовать проституцию", "легализовать однополые браки", "легализовать ношение огнестрельного оружия".
До принятия этого закона краудфандинг в России был запрещен?

Ответить
0

До принятия этого закона краудфандинг, краудлендинг на платформах в России был разрешен?

Ответить
0

Навскидку, с точки зрения закона никто не мешал и не мешает: (a) в порядке части 2 статьи 12 ФЗ о микрофинансовой деятельности МКК привлекать средства физиков и ИП, (b) привлекать средства через размещение ценных бумаг, (c) привлекать средства в рамках потребительских кооперативов, потребительских обществ.

Отсутствие с законе ссылок на "платформы" не должно смущать, механики привлечения заемных средств указанными способами можно организовать и через платформу, и с токенами и прочее. Никаких препятствий к этому не было, как нет и сейчас, потому что принятый закон о краудфандинге не ограничивает иные способы привлечения средств. Если публичный закон очерчивает условия привлечения для тех же МКК, то договорные частно-правовые обязательства - это уже вопрос свободы договора в рамках ГК, которая не создает никаких проблем для реализации подобного.

Ответить
1

Проблем с привлечение средств нет.Есть проблемы с их возвратом. От того что Закон будет четко регулировать конкретно краудфандинг или краудлендинг, ничего не измениться. У нас нет достаточной бизнес среды для такого рода инвестиций. И как правило все очень плохо заканчивается для вкладчика. Нужно время и самое главное имя (история) у компании которая занимается привлечением средств (не важно куда и во что). Необходимо доверие граждан. Закон решает\устанавливает правила но нет никаких гарантий что эти правила будут нарушены.

Ответить
0

Бизнес среды и не будет, если чтобы привлечь денег надо к нотариусу сходить и минимум 30 тыс. выложить за каждую сделку, с учетом размера МРОТ в государстве. Для этого законодательство и должно меняться.

Ответить
1

Честно признаться, я не очень понимаю как связаны расходы на привлечение финансирование со стоимостью оформления сделки. Тогда уж помимо чисто нотариальных расходов надо тогда плюсовать расходы на работу юристов, которые могут выйти больше означенной вами суммы.

От того, что появится закон, который, к примеру, сделает нулевые ставки нотариальных и "технических" сборов (ну и сборов регистраторов ценных бумаг тогда уж заодно) для инвестиционных сделок ничего принципиально не изменится. Неквалицированные и квалифицированные инвесторы ринутся инвестировать что ли? Крайне сомневаюсь, проблема не в стоимости оформления сделок, а в экономике и бизнес-среде в целом.

Ответить
0

Вы знаете о мошенничестве в сфере МФО? А требования для получения лицензии? Если все так прекрасно с МФО, почему финтех-стартапы не получают лицензию и не делают краудинвестинг на этих платформах?
Суть краудинвестинга и краудфаундинга в том, что у вас есть проект, MVP, но нет денег на эмиссию облигаций, акций на рынке ценных бумаг, вы просто ищите "долгие" и "дешёвые" деньги. Люди готовы им их дать.

Ответить
0

Вы спросили был ли разрешен в России краудфандинг на платформах, я ответил. Мошенничества существуют в любой сфере, в том числе и в сфере МФО, на часть явных нарушений ЦБ вообще закрывает глаза (к примеру, выдача микрозаймов от МФК с удаленной верификацией клиента).

Финтех-стартапам получать ллицензию МФК/МКК, чтобы делать "краудинвестинг" и не требуется, если они только не собираются заниматься микрофинансовой деятельностью. Был и есть Поток от Альфа-Банка, работавший по схожей модели.

По вашему выходит, что "краудфандинг и краудинвестинг" это удел маргиналов, у которых нет денег ни на что, но они нужны (набросок идеи, т.е. MVP же есть). С учетом того, что закон явно писался с прицепом под неквалифицированных инвесторов, то ждать от них "долгие" и "дешевые" деньги вряд ли стоит. Да и с чего вдруг работа платформы и обслуживание заемных средств станут бесплатными? Или хотите сказать, что если постоянно упоминаемые вами 30 т.р. за оформление сделки у нотариуса станут 10 т.р. за оформление сделки через платформу и потом по 1 т.р. за каждое телодвижение "токена", то инвесторы побегут сломя голову?

Ответить
0

"До принятия этого закона краудфандинг, краудлендинг на платформах в России был разрешен?"

Просто болезнь приняла здоровые формы..))

Ответить
0

Лично я смотрю на эту историю как на перспективу для инвестиций гражданами в экономику. У нас в технологичные проекты и иные бизнесы никто не инвестирует. Одна проблема — это трудности с оформлением доли в ООО, вторая - это отсутствие гарантированного механизма и соответствующих платформ. Пик роста криптовалюты и ICO показал, что в России такие же люди, с таким же мышлением как в передовых экономических странах и они готовы вкладывать. Вопрос в том, что ограждать нужно людей от мошенничества ("скама").

Ответить
0

1. "Привлечение соинвесторов из числа друзей, бизнес-ангелов и венчурных фондов. Стартапы предлагают инвесторам конвертируемые займы (хоть в России они недопустимы для простых ООО), опционы, займы и просто продажу доли."

" вы передаёте долю в ООО инвестору (обычно это реализуется через опцион т.к. чистого конвертируемого займа в российском договорном праве нет!)"

Это что-то новое, с чего этоо конвертируемые займы "запрещены для простых ООО"? И что по вашему есть договор займа, если не опцион на приобретение по требованию или под условием и с прекращением иных обязательств между сторонами?

2. "- покупка утилитарных цифровых прав (по сути - токенов проекта на платформе удостоверяемых цифровым свидетельством)."

К токенам это имеет весьма посредственное отношение, т.к. никакого самостоятельного оборота у названных вами "токенов" нет. В законе, к сожалению, предусмотрена весьма идиотская система, которая в развернутом виде выглядит примерно как:

1. все операции могут осуществляться только с цифровыми свидетельствами, являющимися неэмиссионными ценными бумагами;

2. с цифровым правом как таковым ничего не сделать (ни исполнить, ни продать, ни заложить), так как см. пункт 1, все операции только с цифровым свидетельством;

3. цифровое право - это право требования (исходя из статьи 8, которая сильно ограничивает перечень возможных прав) в обязательстве.

В итоге получается монстроузная конструкция с правом требования (ценная бумага - это все же право требования), которое удостоверяет право требования (цифровое право), являющееся правом требования.

Осмысленность подобного оставляет желать лучшего.

Ответить
0

1) Конвертируемого займа как самостоятельного договора, условием которого является конвертация долга в долю по определенной сторонами формуле нет. В англо-американском праве такая конструкция есть и отлично работает. В условиях российского правопорядка нотариальное удостоверения сделки перехода права собственности на долю исходя из договора конвертируемого займа невозможно. Был законопроект, но его не приняли.
2) Смотря что вы понимаете под токенами. У нас в ГК c 01/10/2019 вводится понятие цифрового права т.е. токена. Что же касается право требования — согласен. Идея утилитарного цифрового права очень схожа с бездокументарной ценной бумагой.

Ответить
0

1. а с каких пор возможность создания той или иной конструкции в виде конкретного вида договора зависит от того прописан ли он в законе или нет? Свободу договора, смешанные и непоименованные договоры никто не отменял.

"В условиях российского правопорядка" создание конструкции конвертируемого займа вполне себе возможно и далеко не одним способом, к примеру, (a) включение подобных условий в корпоративный договор, который заключается с кредитором (пункт 9 статьи 67.2 ГК), (b) через безотзывную оферту (нотариальную) с реализацией по наступлению условий с последующим прекращением займа новацией, либо (c) залог доли с обращением на нее взыскания по согласованным условиям с прекращением договора займа.

Про "нотариальное удостоверение сделки перехода права собственности" не очень понял что вы имеете в виду. Если вы говорите о том, что необходимо соблюсти нотариальную форму - без проблем: оферта, залог, для корпдоговора можно формально толкуя говорить об отсутствии подобного требования, хотя это спорно.

Не вижу, честно говоря, вообще никаких проблем. Если руководствоваться вашей логикой и ждать писанного закона под каждый чих, то половину бизнеса можно остановить прямо сейчас.

2. Понимание токена у меня весьма обыденное, давать этому какое-то легальное определение практического смысла не имеет, что так право требования, что этак. И если исходить из обыденного понимания, то требуется оборот (биржи, криптохайп и прочий туземун), в рамках же обсуждаемого закона "утилитарное цифровое право" - это крайне ограниченное в обороте право требования, что уже не подпадает под обыденное понимание "токена". Более того, оборот данного права сам по себе невозможен, а лишь через реализацию прав по отношению к "цифровому свидетельству". По поводу бездокументарных ценных бумаг: при желании под них можно хоть билеты в кино/театр/спорт подтянуть, ибо все легальные признаки налицо. Я лишь о том, что данный закон крайне и весьма странен, как с легальной точки зрения, так и с точки зрения отвлеченной формальной логики, так как создает большое количество вложенных конструкций, не имеющих практического смысла и ценности.

Ответить
0

1.Вы выше сами ответили на свой вопрос - предложив куча механизмов, а по сути - схем оформления договора конвертируемого займа. Предлагаю вам изучить механизм в англо-американском праве, и поймете в чём различия. Я не говорил, что наличие договора прямо коррелирует с необходимостью наличия писанного статута, это вы сами указали. Посчитайте стоимость сделки конвертируемого займа, с учетом нотариальных тарифов и УТП, а потом проанализируйте стоимость такого же договора в англо-американском праве. Она близка к нулю. В России к от 20-30 тыс. руб. Про проблемы в праве - это тоже ваши выводы, я говорил об особенностях российского права.

2. Я понимаю ваши нападки в адрес конструкции "цифрового права" и вообще необходимости его в законе, но здесь речь про оборот утилитарного цифрового права в рамках платформы. Также и бездокументарная эмиссионная ценная бумага (например, акция Сбербанка) имеет оборот на бирже. С учетом всей критики закона, какое у вас предложение?

Ответить
0

1. Вы же вроде сами написали, что "в России они [договоры конвертируемого займа] недопустимы для простых ООО". Выходит, чтоо все-таки допустим, в том числе и для "простых ООО". По поводу "особенностей" - если конвертируемый займ "недопустим" (запрещен видимо?) и "в условиях российского правопорядка нотариальное удостоверения сделки перехода права собственности на долю исходя из договора конвертируемого займа невозможно", то это очевидно проблема. Или нет?

Спасибо за предложение изучения опыта иностранных юрисдикций, я вполне в курсе, что такое договор конвертируемого займа в США/UK и прочих близких правопорядках. Оценивать стоимость договора по нотариальным расходам - это нерепрезентативно. Госпошлины, расходы на регистраторов, юристов и пр. не учитываем? Не спорю, можно из той же базы EDGAR вытащить вполне хорошие формы договоров, только вот кто будет оценивать их адекватность и бесплатно проводить операции по реестрам?

Поэтому ваше утверждение о том, что "стоимость сделки конвертируемого займа с учетом нотариальных тарифов и УТП" в "англо-американском праве" равна нулю не соответствует действительности примерно никак. Хотя бы в связи с тем, что "англо-американское право" - это не страна. Если сравнивать стоимость "оформления перехода прав" без учета расходов на документы и сопровождение, то опять же не соглашусь, так как регистрационные действия небесплатны и стоимость сильно зависит от страны к стране.

2. Это не нападки, а искреннее непонимание идеи авторов закона, того каким образом это коррелирует с догмой гражданского права, и как это поможет гражданскому обороту. Оборот "утилитарного цифрового права" осуществляется через оборот цифрового свидетельства, поэтому никакогоо самостоятельного оборота у цифрового права нет. Предложение банальное: исключить лишние сущности (цифровые свидетельства, цифровые права, утилитарные цифровые права), ограничив оборот прав требования (тех, что именуются "утилитарными цифровыми правами") рамками публичного закона.

Ответить
0

Риск возвратности инвестиций очень велик. Залог доли? Ну и что? В малом бизнесе сменить вывеску и зарегистрировать новое ООО - вообще не проблема. Нужен опыт работы таких платформ, чтобы оценить риски инвесторов. Есть ли уже такие?

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ] { "page_type": "default" }