Офис
Tiburon Research
784

Исследование. Удаленная работа как новая реальность

Для многих людей опыт "удаленки" оказался позитивным. Только 51% среди опрошенных хочет вернуться в офис. Мы узнали, с какими трудностями столкнулись люди при работе из дома и к каким личным открытиям пришли.

В закладки

Публикуем результаты второй волны исследовательского проекта «Со-знание перемен». Это длительное количественно-качественное исследование компаний Радость понимания и Tiburon Research.

Мы делимся отчётами о том, как меняется жизнь людей, чтобы специалисты, которые занимаются разработкой продуктов и маркетингом продолжали поддерживать контакт с реальностью и могли видеть всё разнообразие жизни в условиях текущих ограничений. Следите за проектом в телеграм-канале.

Методология исследования

В качественной части исследования провели 15 глубинных онлайн-интервью с жителями городов России с населением от 100 тыс. человек в возрасте от 25 до 60 лет. Даты интервью: 20–22 мая.

На основе данных из интервью составили анкету. Опросили 400 человек, работающее население городов-миллионников. Даты опроса: 26–27 мая.

Открытие года

“Удалёнка” может стать словом 2020 года в России, наряду с “самоизоляцией”. За феноменально короткий срок удаленная работа из малопонятного термина превратилась в реальность и стала единственной возможностью для продолжения работы значительной части занятого населения страны.

До реального столкновения с удаленной работой люди, в основном, имели смутные и весьма стереотипные представления о подобном формате занятости. Многие никогда лично не сталкивались с удаленной работой и даже не задумывались о такой возможности: удаленный режим работы казался невозможным при их роде деятельности. За последние пару месяцев около трети работающего населения России получили первый опыт работы на “удаленке”.

В процессе адаптации к режиму удаленной работы людям открылась совершенно новая реальность, которая оказалось существенно глубже и противоречивей, чем существовавшие до этого представления о ней.

Наступила эпоха самоорганизации

Оказавшись в режиме удаленной работы, люди выпали из отлаженной системы, которая их организовывала и структурировала их рабочий день.

В новых условиях стало сложнее выстроить график работы и отдыха и поддерживать эффективность работы — теперь многое зависит от дисциплинированности человека, его способности к самоорганизации.

Это свобода, но за которую есть цена — самодисциплина.

Для тех, кто обладал способностями к самоорганизации, удаленная работа стала источником дополнительного времени и новых возможностей:

  • Возможность смещать рабочие дела на удобное время дня — выработать собственный режим.
  • Возможность уделять больше внимания домашним и личным делам: выспаться, приготовить завтрак, убраться в квартире, почитать книгу, уделить внимание жене или мужу, поиграть с детьми и пр.

Для многих переход на удаленную работу стал причиной «обострения» прокрастинации и снижения продуктивности

Далеко не всем удается грамотно распоряжаться своим временем, особенно сейчас, когда перестали действовать привычные механизмы, регулирующие работу и отдых.

Упростились или вовсе исчезли привычные утренние ритуалы, которые помогали настроиться на работу, “включиться” (утренние сборы, дорога до офиса): начать работу стало гораздо проще, а вот перейти в «рабочий» режим в разы сложнее.

Раньше встал, собрался, побежал в метро — там сразу взбодрился, вариантов нет. В офис уже приходил “на взводе”, но проснувшийся и готовый к работе.

Перерывы в течение дня также претерпели изменения — дома они стали проходить и восприниматься иначе.

  • Перерывов стало меньше — в потоке задач многие просто забывают отвлечься от экрана компьютера. Исчезли привычные рабочие перерывы: на обед, на кофе с коллегами. Больше нет необходимости покидать рабочее место ради перекура или приема пищи.

Дома вообще почти не хожу и не делаю перерывы. Раньше хоть коллеги звали с собой на обед или покурить выходил на улицу. А теперь курю Iqos, не вставая с места.

  • В офисе люди даже в перерывах оставались в рабочей среде. Дома же свободное время в течение дня часто уделяют бытовым заботам или личным делам, и вместо «перезагрузки» нередко происходит полное переключение, после которого бывает сложно вернуться к работе.

Отсутствие формального окончания рабочего дня и связанных с ним ритуалов (выключение компьютера, прощание с коллегами, выход из офиса) приводит к тому, что переключиться с рабочего режима бывает так же сложно, как и войти в него по утрам: рабочий день нередко затягивается, многие могут в течение вечера возвращаться к делам.

В офисе встал в 6 часов из-за стола и вышел на улицу и все. Все дела ждут до завтра. А сейчас я стал часто сидеть по вечерам, пытаться доделать рабочие дела.

Дом оказался не подготовлен к столкновению двух миров

Люди выпали из привычной рабочей среды и обнаружили, что домашнее пространство, в отличие от офисного, не настроено на работу ни функционально, ни эмоционально и выстраивать рабочую среду теперь придётся самостоятельно.

В базовом восприятии дом — это оплот надежности, спокойствия и уюта. Место, где можно спрятаться от забот и тревог внешнего мира, в том числе и работы. Однако в новой реальности домашний и рабочие миры вынуждены сосуществовать в одном пространстве.

Теперь людям приходится дома примерять на себя роль работника, предъявляя к себе новые, неестественные для “домашнего мира” требования.

Представители “домашнего мира” (дети, пожилые родственники, домашние животные) могут внезапно вторгаться в “рабочий мир”, где их появление неожиданно, непривычно и совершенно выбивает работающих людей из колеи.

Происходит конфликт ролей, в котором роль «работника» часто терпит поражение

Представители “домашнего мира” теперь видят своего родного человека не только в привычной домашней роли (мамы, папы, жены, мужа), но и в новой роли — работника, и им часто непросто принять эту роль и подстроиться под неё.

Сложно объяснить ребенку, что хотя мама дома, она занята и не может с ним играть и смотреть мультики. Сначала он еще нормально реагировал, но чем дольше я остаюсь дома, тем больше внимания он требует.

Физическое присутствие близкого человека дома приводит к тому, что привычная домашняя роль все же воспринимается как основная и постепенно начинает вытеснять в сознании домашних роль работника.

Пространство дома оказалось не готово к вторжению «рабочего мира»

Во многих домах оказалась не предусмотрена рабочая зона, и людям приходится идти на ухищрения, используя любые горизонтальные поверхности: кухонный стол, журнальный столик, туалетный столик.

Подобные стихийные рабочие места не предназначены для длительного использования — неудобный стул, маленькая рабочая поверхность, плохое освещение — все это вызывает физический дискомфорт.

Офисное пространство настроено на работу, а дома у меня нет ни стола, ни лампы удобной. Я же не думала, что мне придется работать из дома. Сейчас работаю в спальне, у меня там есть маленький столик, где стоит косметика…

На рабочем процессе также может сказываться отсутствие необходимой техники: принтера, сканера, городского телефона.

Мне как работнику банка приходится периодически звонить клиентам, но теперь я вынужден это делать с мобильного телефона и тратить время на объяснения и уверения, что я не мошенник.

Мало кто за время работы из дома специально покупал что-то для обустройства рабочего места — нет желания вкладываться в покупку (так как удаленная работа воспринимается как временная мера) или нет возможности (хотели бы купить офисный стул, но в квартире для него нет места).

Также дискомфорт вызывает отсутствие уединенного пространства для работы, особенно в небольших квартирах. При работе дома потребность в тишине и уединении становится гораздо выше, чем в офисе — соприкосновение с “домашним миром” и его обитателями отвлекает от рабочего процесса гораздо сильнее, чем соприкосновение с представителями “рабочего мира”.

В общении с клиентами и коллегами — формальном и неформальном — не хватает живого контакта

Не хватает простоты коммуникации в рабочих вопросах:

  • Некоторые вопросы привычнее и быстрее решать в личной беседе, когда есть возможность дополнительно показать что-то на экране или в распечатанном документе. Многие пока не адаптировались к ежедневному общению в формате письменных сообщений / созвонов как основному способу рабочей коммуникации.
  • При виртуальном обращении нередко возникают сомнения: свободен ли коллега, сможет ли уделить время.

Раньше, когда все рядом сидели, можно было просто повернуться и что-то спросить. Теперь поди разбери свободен ли человек, какое у него настроение, готов ли он общаться.

  • В ряде сфер отсутствие живого взаимодействия с клиентами / аудиторией повлияло на обязанности людей: круг обязанностей сузился, изменился их характер.

Я работаю в библиотеке в университете, ни о какой удаленной работе ранее даже речи не было. У нас же книжный фонд, читатели, мероприятия образовательные. Теперь конечно работа сильно изменилась: стали проводить мероприятия онлайн, записывать подкасты для читателей.

  • Усложняется работа, которая непосредственно зависит от прямого контакта с клиентами: по видеосвязи или в процессе телефонного разговора сложнее установить эмоциональный контакт и наладить доверительные отношения.

Ощущается нехватка живого отклика и эмоциональной поддержки коллег:

  • Общение в офисе является привычной частью рутины, которая вносит разнообразие в рабочий день, оживляет его. А для одиноких людей коллектив нередко составляет большую часть круга общения и служит ключевым источником эмоциональной поддержки.
  • Присутствие в офисе позволяет делиться сомнениями и переживаниями, выплескивать эмоции, связанные с рабочими моментами и получать живую поддержку и отклик.

Бывало, что клиент нагрубит по телефону, положишь трубку и в красочных выражениях опишешь все, что ты думаешь по этому поводу. Все в кабинете посмеются, поддержат, и тебе легче.

Существование вне офисного пространства взамен предоставляет ценную возможность регулировать поток входящей информации

Снижение количества отвлекающих факторов — не приходится поддерживать «пустые» разговоры, меньше просьб и вопросов со стороны коллег, возможность отвечать на них в более комфортном режиме.

Устранение раздражителей — исчезает необходимость ежедневно контактировать с неприятными людьми (если подобные были в коллективе).

Фильтрация формальностей — освобождается часть времени, которое раньше занимали многочисленные встречи, не требующие активного участия. Теперь при участии в таких мероприятиях есть возможность параллельно заниматься другими задачами, отключив видео и микрофон.

Переход на удаленный режим привел к усилению контроля со стороны работодателей

Усилились меры по защите безопасности данных: при переходе на удаленный режим многие компании не смогли организовать адекватную систему доступа к отдельным программам и данным, что стало причиной усложнения рабочих процессов и увеличения времени выполнения ранее простых задач.

Произошло усиление контроля за деятельностью сотрудников, что привело к появлению новых и порой весьма причудливых механизмов: от дополнительной отчетной документации и увеличения количества встреч до необходимости постоянно находиться в режиме “онлайн” и подсчета количества кликов мышкой.

У нас теперь планерки не раз в неделю как было, а 3 раза. Нас по 10–12 человек собирается в конференции и каждый отчитывается, над чем он работает, что сделал. Мне это часто вообще знать не надо, время вылетает впустую.

Все это приводит к повышению уровня стресса и усталости людей от работы.

Вроде не езжу в офис, должен меньше уставать, а на деле наоборот.

Что причиняет людям наибольшие неудобства на «удаленке»

На количественном этапе мы установили, что для продуктивной работы людям больше всего не хватает атмосферы офиса, обустроенного рабочего места, снабженного необходимой техникой. Сбивают с настроя домочадцы и домашние дела. Люди чувствуют нехватку общения с коллегами — как по рабочим вопросам, так и неформального.

«Удаленка» дала импульс к развитию компаний

Удаленная работа смогла запустить в движение новые механизмы, “расшатать” привычные устои организаций.

Во многих компаниях удаленный режим стал триггером к долгожданным изменениям, которые ранее откладывались, к модернизации рабочих процессов: например, введению цифровой подписи.

Новшество для нашей компании, которое я бы хотела оставить, попрошу начальника IT его сохранить. Потому что движение документов в бумажном виде — это какой-то прошлый век. Достаточно электронного движения, которое показало себя с лучшей стороны.

Некоторые собственники / руководители стали более вовлечены в рабочие процессы, так как возросло их беспокойство за бизнес и свое рабочее место.

Страх за свое рабочее место способствовал включению «режима самосохранения» не только у руководителей, но и сотрудников (особенно, если часть их обязанностей на удаленном режиме упразднилась), что привело к:

  • Повышению рабочего рвения — максимально оперативная реакция на входящие вызовы и сообщения, ответы на письма даже в нерабочее время.
  • Самостоятельному совершенствованию рабочих процессов, введению в работу новых инструментов (например, запись подкастов, проведение вебинаров для клиентов).

Эпоха осознания

Новые условия “встряхнули” людей, позволили выйти из автоматического режима: прислушаться к себе и своим чувствам, обратить внимание на то, что раньше могло ускользать в потоке рутинных действий.

Среди основных открытий:

Доступность удаленной работы. Оказалось, что удаленная работа — это реальность, и что практически любую деятельность можно осуществлять удаленно.

Уже спустя неделю я не представляла, как это — ходить в офис… Настолько это оказалось “мое”, абсолютно мое состояние.

Доступность более высокой эффективности жизни. Для многих стало очевидно улучшение качества жизни и повышение ее эффективности: работая на “удаленке”, они могут в большей степени контролировать свое время и “фильтровать” вмешательство извне. Многие оценили возможность меньше растрачивать себя на “офисные условности” и уделять больше внимания насущным задачам.

Новый взгляд на свою работу и обязанности. Кого-то опыт удаленной работы подтолкнул к осознанию ценности своей деятельности (стали еще больше привязаны к своей работе, к компании), а для кого-то стал поводом задуматься о смене места работы.

Я понял, что мне не нравится то, чем я занимаюсь. Неинтересно и развития никакого, так что я еще больше укрепился в мысли, что надо уходить и создавать свое дело. Пока выйду на прежнее место, но теперь точно понимаю, что это временно.

Осознание неудовлетворенности своей работой служит импульсом к действию: получение дополнительного образования, смена сферы деятельности, идея открытия своего дела.

Необходимость перемен. Опробовав “демо версию” другой жизни, многие не готовы расставаться с обретенными возможностями: испытывают желание сохранить выработанный режим дня, посвящать больше времени себе и своему здоровью, проводить больше времени дома, с семьей.

Я думаю поговорить с работодателем, чтобы хотя бы 1–2 дня в неделю работать из дома. Они же видят, что я все успеваю, справляюсь, а мне так было бы гораздо удобнее. Можно больше времени уделять семье и дому.

Чем же дело кончится

Согласно количественным данным, несмотря на трудности, люди в целом довольны полученным опытом, только 16% опрошенных разочаровались в удаленной работе:

Для многих период удаленной работы стал не просто опытом, а вполне реальной целью в дальнейшем развитии. Только половина из опрошенных на количественном этапе хочет вернуться к привычному режиму работы в офисе:

Что бы я взял в будущее из опыта удаленной работы? Я бы взял ее всю!

Массовый переход на удаленную работу, случившийся с нами в этом году, можно назвать противоречивым, но все же полезным опытом, как для каждого человека в отдельности, так и для бизнеса в целом.

Нам же остается только наблюдать, что из этого выйдет: кто предпочтет вернуться к привычной офисной жизни, а кто будет отстаивать свое право на “удаленку”.

Команда проекта

Если у вас появились какие-то вопросы или предложения по поводу проекта «Со-знание перемен», будем рады обсудить, с нами всегда можно связаться:

Радость понимания: Елизавета Соколова e.sokolova@understanding.ru, Кристина Черкасова k.cherkasova@understanding.ru

Tiburon Research: Ирина Шадрина shadrina@tiburon-research.ru, Валерия Фёдорова fedorova@tiburon-research.ru

Телеграм-канал проекта @so_znanye_project

{ "author_name": "Tiburon Research", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 2, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "subsite_label": "office", "id": 131448, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 02 Jun 2020 16:43:07 +0300", "is_special": false }
Объявление на vc.ru
0
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

моя реакция: наконец-то ненормальными стали считать людей, которые выходят из дома чаще раза в неделю

Ответить

Комментарии