Офис Emilia Gulieva
6 470

Штаб-квартира: офис креативного агентства Redkeds

В соседнем здании — Бутырский следственный изолятор, и для тех, кто там оказался, сотрудники агентства собирают книги.

В закладки

Офис Redkeds находится в Москве на Новослободской улице, его площадь составляет 700 м². В компании работает 65 сотрудников, которые делают 200 проектов в год для 50 клиентов.

Каждые две недели в опенспейсе проходят встречи клуба предпринимателей «Хлеб консультантов» и креативные завтраки для сотрудников агентства.

Вы тоже можете рассказать о своём офисе на vc.ru. Подготовьте побольше фотографий — и публикуйте материал в подсайт «Офисы».

{ "author_name": "Emilia Gulieva", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 13, "likes": 30, "favorites": 34, "is_advertisement": false, "subsite_label": "office", "id": 57805, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 07 Feb 2019 12:38:20 +0300" }
{ "id": 57805, "author_id": 88102, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/57805\/get","add":"\/comments\/57805\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/57805"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 200564 }

13 комментариев 13 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
13

Фоток бы побольше

Ответить
7

А зачем это здесь? Это типа дизайн?Самый заурядный офис, каких сотни и тысячи. Дешёвая мебель, стеллажи из Икеа, фальшивые кирпичи на стенах, примитивные светильники. Кассеты решётчатых потолков «грильято» вскрыты руками забывчивых электриков, которые не любят их ставить на место.
Фото - отстой, ни ракурсов, ни выставленного света, ни качества. Общее ощущение хламовника.

Ответить
0

Хейтер? ))

Ответить
2

Нисколько. На VC всегда публиковали дизайнерские офисы.

Ответить
4

Спокойненько, никто не рвет на себе волосы

Ответить
4

Отвратительный офис, конечно! И директор у них очень странный тип. Валентин, кажется!

Ответить
3

Непонятно для чего вообще большинству непроизводственных компаний необходим офис, если всю повседневную работу можно организовать дистанционно.
Любая фирма которая умеет подбирать адекватный персонал легко обойдется без офиса.
Для встреч с важными заказчиками или совещания с командой или общего собрания, корпоратива, арендуется максимально подходящее по функциональности помещение.
Технология проверена, работает успешно.

Ответить
1

Скажите пожалуйста, авторы, а если после "креативного завтрака", сотрудника агентства прихватит диарея, то это будет "креативная диарея" или "частично креативная" в зависимости от пропорции наполнения желудка из дома и в офисе за завтраком?
Как вы замеряете уровень "креативности завтрака" и его последствий в таких случаях?
Заранее благодарю за "креативный ответ".

Ответить
1

Такое мизерное наличие фоток наводит на мысль, что офис то с гулькин нос.

Не удивительно, Redkeds хайп одного года, который явно не дотягивет до уровня современных потребностей. А именно в разработке продуктов. Just another местячковый бизнесок одного человека, как у Темы Лебедева. Evrone и те на порядок прогрессивнее.

Ответить
0

Тёма Лебедев с местечковым бизнеском на 20 лет )))))
А чего добились вы, мусье? )))))))

Ответить
0

Кокорину с Мамаевым привет! И книжек им побольше...

Ответить
0

Так себе. Вообще ничего не приглянулось. Скукота унылая.

Ответить
0

Фоток бы действительно побольше. А так — нормальный офис, живой, с зеленью, и всяким приятным барахлом для создания атмосферы. Лампы с торшерами как на фото — ну это же просто кайф! Таким, как мне кажется, и должно быть рабочее пространство.

А проблема многих дизайнерских офисов в том, что они делаются для руководства и для красивых фоточек в Инстаграме. В них как в музее — на экскурсию придти или фотки посмотреть приятно, но на удобство работы это никак не влияет.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }