{"id":13506,"url":"\/distributions\/13506\/click?bit=1&hash=27fcb5113e18b33c3be66ae079d9d20078d1c30f1b468cdc86ecaeefa18446c2","title":"\u0415\u0441\u0442\u044c \u043b\u0438 \u0442\u0432\u043e\u0440\u0447\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e \u0432 \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0438? \u0410 \u0435\u0441\u043b\u0438 \u043d\u0430\u0439\u0434\u0451\u043c?","buttonText":"\u0423\u0436\u0435 \u043d\u0430\u0448\u043b\u0438","imageUuid":"2c16a631-a285-56a4-9535-74c65fc29189","isPaidAndBannersEnabled":false}
IP view

Неслучайные оговорки (часть 1)

Сегодня мы решили открыть линию самостоятельных статей, в рамках которой будем освещать непримечательные оговорки, на которые большинство людей не обращает внимания, но которые могут иметь юридическое значение и влечь для лиц те или иные благоприятные или неблагоприятные правовые последствия.

Настоящий материал по своему объему получился непредсказуемо внушительным, но мы призываем всех ознакомиться с ним целиком, — в тексте наличествует много интересных аспектов, которые могут существенно расширить понимание Вами пределов свободного использования объектов авторских прав.

Пожалуй, самая популярная безобидная оговорка, которая чаще всего встречается на просторах сети Интернет, звучит следующим образом:

«заимствование [копирование, воспроизведение] любых материалов [сайта] без письменного согласия [разрешения] администрации ресурса [правообладателей соответствующих охраняемых объектов] не допускается»

Где впервые появилась данная формулировка и откуда растут ее корни? Как ни странно, исследуемая оговорка возникла из вполне конкретной нормы закона, понятной с точки зрения юридической техники (пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ):

Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:

воспроизведение в периодическом печатном издании и последующее распространение экземпляров этого издания, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения правомерно опубликованных в периодических печатных изданиях статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам либо переданных в эфир или по кабелю, доведенных до всеобщего сведения произведений такого же характера в случаях, если такие воспроизведение, сообщение, доведение не были специально запрещены автором или иным правообладателем.

Сразу обратим внимание на конструкцию приведенной нормы: она сформулирована таким образом, что представляет собой общее правило и предусматривает исключения из этого общего правила (если такие воспроизведение, сообщение, доведение не были специально запрещены автором или иным правообладателем).

Необходимо также отметить, что данное правовое предписание императивного характера иллюстрирует один из возможных случаев свободного использования объектов авторских прав, который предполагает возможность использования того или иного охраняемого результата интеллектуальной деятельности без согласия автора (правообладателя) и без выплаты последнему вознаграждения.

В качестве объекта авторских прав, в отношении которого допускается свободное использование, предусмотренное пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, называются статьи по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам. В отношении данного аспекта существует определенная дискуссия. По нашему мнению, в рассматриваемой норме идет речь о конкретном виде произведения — статье (разновидности результата литературного [публицистического] творчества) по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, а не о любом произведении науки, литературы, искусства, тогда как некоторые правоприменители, включая Суд по интеллектуальным правам (далее — СИП), убежденно считают, что понятие «статья» в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ необходимо толковать расширительно, приравнивая его к любому охраняемому объекту авторских прав. Полагаем, что недопустимо считать случайным или синонимичным смешивание понятий «статья» и «произведение» в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ ещё и по той причине, что в других подпунктах 1, 2, 5, 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ законодатель использовал именно термин «произведение», стало быть использованием термина «статья» в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ законодатель хотел подчеркнуть его специфику, более узкий смысл в сравнении со всеми объектами авторских прав. Равно как некорректно было бы приравнивать ко всем охраняемым произведениям «политические речи, обращения, доклады», упомянутые в пп. 4 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, или «авторефераты диссертаций», названные в пп. 7 п. 1 ст. 1274 ГК РФ.

Наиболее ярко такую дискуссию иллюстрирует долго тянувшееся дело № А60-54898/2015, в котором не раз упоминаемый нами известный фотограф и блогер Илья Варламов выступил с иском о защите исключительных прав на фотографии к ООО «66.РУ». Позиции судов разделились следующим образом: первая и апелляционная инстанция утверждали, что пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ посвящен исключительно статьям как текстовым произведениям, однако СИП в качестве кассации с доводами нижестоящих судов не согласился, вернул дело в первую инстанцию и отметил:

Суд кассационной инстанции, вопреки выводам судов первой и апелляционной инстанций отмечает, что изложенная норма права не ограничивается лишь свободным использование статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам либо переданных в эфир или по кабелю, но и предусматривает свободное использование доведенных до всеобщего сведения произведений такого же характера.

При этом согласно изложенным выше нормам права произведение может относиться к областям науки, литературы и искусства независимо от его достоинства и назначения, а также от способа его выражения.

То есть статья, иное текстовое произведение, фотография и так далее, являются способом выражения произведения.

Под характером же произведения понимается тематика этого произведения, в данном случае отражающая экономические, политические, социальные и религиозные вопросы.

С учетом изложенного фотографические произведения соответствующей тематики (характера) также могут быть свободно использованы по правилам подпункта 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

При рассмотрении дела по второму кругу, безусловно, и первой, и апелляционной инстациям пришлось занять альтернативную позицию, признав, что действие рассматриваемой нормы охватывает любые произведения. Однако повторимся, что такой подход СИП нам кажется недостаточно осознанным, не подразумевает глубокого и детального анализа пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Примечательно также, что при рассмотрении другого дела № А43-31718/2014 тот же состав судей СИП не подвергал критике довод нижестоящих судов о том, что использованный ответчиком фотоматериал не являлся статьей или переданным в эфир произведением такого же характера, как того требует исследуемое правовое положение [к слову, данное дело дошло до Верховного Суда РФ, который нарушений в мотивировках нижестоящих судов не выявил].

Кроме того, уточним, что в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ строго определен круг способов использования произведений, на которые распространяется данный вид свободного использования:

  • воспроизведение;
  • распространение экземпляров произведения;
  • сообщение в эфир или по кабелю;
  • доведение до всеобщего сведения.

Специальным также является субъект, выпускающий указанные охраняемые статьи, — им признается «периодическое печатное издание», то есть разновидность средства массовой информации (далее — СМИ), а именно «газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное наименование (название), текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год» [1]. Напомним, что по общему правилу СМИ подлежат государственной регистрации в Роскомнадзоре [2]. Несоблюдение предусмотренного порядка деятельности СМИ чревато привлечением к административной и иным видам юридической ответственности [3].

Подпункт «б» пункта 98 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10) дополнительно разъясняет:

Поскольку воспроизведение статей в сетевом издании или в иной указанной в абзаце третьем статьи 2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» форме периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием), не являющейся периодическим печатным изданием, охватывается правомочием на доведение соответствующих произведений до всеобщего сведения, такое воспроизведение также подпадает под случай свободного использования произведений, предусмотренный подпунктом 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

Из достаточно сложных вышеприведенных позиций сделаем краткие и понятные широкому кругу лиц выводы:

  • частный случай свободного использования, предусмотренный пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, распространяется только на публикации, исходящие в печатном или электронном виде от периодических печатных или иных изданий, как правило зарегистрированных в установленном порядке в качестве СМИ (если статья по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам заимствуется, например, с персональной страницы рядового пользователя социальной сети, то такая ситуация не будет подпадать под действие пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ);
  • частный случай свободного использования, предусмотренный пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, распространяется не только на перепечатку (в бумажном виде) охраноспособных статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, но и на заимствование таких статей в сети Интернет (при этом субъект, который заимствует соответствующие статьи в сети Интернет, по нашему мнению, необязательно должен являться периодическим печатным или иным изданием — им может быть рядовой пользователь).
​Наглядная демонстрация пределов действия пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ

Кто-то справедливо заметит: «Зачем нужна такая витиеватая правовая норма, если есть масса других понятных способов свободного использования произведений, таких как цитирование, иллюстрирование, исчерпание прав и т.д.?». Скорее всего, учитывая обозначенные отсылки к законодательству, регулирующему деятельность различных изданий, введение рассматриваемого пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ в действующую систему охраны результатов интеллектуальной деятельности преследовало вполне конкретную цель — защитить интересы СМИ. Иными словами, спектр действия вышеназванной нормы на самом деле имеет строго очерченные границы, которые, к сожалению, видят не все правоприменители (в чем мы убедимся далее), нередко упоминая указанное положение не к месту.

Сама по себе ст. 1274 ГК РФ по своей сути является исключением из общего правила, предусмотренного п. 1 ст. 1229 ГК РФ и регламентирующего порядок использования охраняемых объектов интеллектуальных прав:

Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Именно последняя формулировка (за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом) и допускает возможность свободного использования объектов авторских прав, в том числе в соответствии с вышеприведенным пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Поэтому исходя из базовых постулатов формальной логики действие положений ст. 1229 ГК РФ никак не может ограничивать действие норм, содержащихся в ст. 1274 ГК РФ, если только в самой ст. 1274 не будет зафиксировано специальных исключений (каким, например, является ранее упомянутая формулировка «если такие воспроизведение, сообщение, доведение не были специально запрещены автором или иным правообладателем», наличествующая в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ).

Итак, мы детально разобрались в непростых формулировках, зафиксированных в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. К сожалению, такое толкование крайне редко находит применение на практике в настоящий момент. Эталонными для ознакомления с правильной, на наш взгляд, логикой применения рассматриваемой нормы могут служить два нижеследующих дела.

В деле № А56-46791/2010 Арбитражным судом Санкт-Петербурга и Ленинградской области (далее — АССПб) было установлено, что ответчик разместил на своем сайте статью, исключительные права на которую принадлежали истцу. Истец, в свою очередь, доводил данную статью до всеобщего сведения через электронную рассылку. Удовлетворяя исковые требования о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, АССПб указал на неприменимость к данной ситуации пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, поскольку названная норма может применяться в случаях, когда заимствование спорного объекта осуществляется с сайта периодического издания (газеты или журнала) и сам спорный объект является не аналитической статьей, что следует из материалов дела, а статьей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам. При этом суд первой инстанции заметил, что пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ допускает лишь воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по кабелю таких охраняемых результатов интеллектуальной деятельности [данный тезис не является ошибочным, поскольку на момент вынесения Решения АССПб действовала другая редакция нормы, в которую способ «доведение до всеобщего сведения» не входил].

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд (далее — 13ААС) Решение первой инстанции отменил, отказал в удовлетворении иска, посчитав убедительным приведенный довод ответчика о том, что он заимствовал спорную статью не из рассылки истца, а с сайта медиапортала «Хранитель», который обладал статусом средства массовой информации [и, кстати, обладает им до сих пор], в связи с чем применение пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ было уместно. Истец возражал против озвученных аргументов, отмечал, что указание на опубликование статьи на интернет-портале «Хранитель» не имеет отношения к существу спора, нарушение исключительных прав истца на статью владельцем данного сайта не является основанием для освобождения ответчика от ответственности за нарушение авторских прав истца, поскольку опубликование статьи на интернет-портале «Хранитель» не было правомерным.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа (далее — ФАССЗО) не согласился с частью доводов обоих нижестоящих судов, отменил Постановление 13ААС и направил дело на новое рассмотрение в АССПб, представив своё собственное видение ситуации:

В соответствии с этой нормой права [пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ] допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования воспроизведение в прессе, сообщение в эфир или по кабелю правомерно опубликованных в газетах или журналах статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или переданных в эфир произведений такого же характера в случаях, когда такое воспроизведение или сообщение не было специально запрещено автором или иным правообладателем. [примечание: прежняя редакция нормы]

Сделав вывод о том, что ответчик правомерно использовал спорный объект авторского права в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 1274 ГК РФ, апелляционный суд сослался на то, что статья была заимствована Профсоюзом с сайта медиапортала «Хранитель», зарегистрированного в качестве средства массовой информации. Вместе с тем, судом не дана оценка доводам Общества о том, что указанное опубликование статьи на сайте медиапортала «Хранитель» не является правомерным, так как Общество не давало последнему разрешения на использование принадлежащего ему объекта авторского права.

Судами недостаточно исследован характер спорного произведения, не дан анализ затронутых в нём вопросов, не исследовано, какие фрагменты статьи позволяют или нет отнести её к произведениям, в отношении которых законодатель предусмотрел возможность воспроизведения в прессе, сообщение в эфир или по кабелю без согласия правообладателя и без выплаты вознаграждения.

Таким образом, можно констатировать, что ФАССЗО признал, что, во-первых, применение пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ возможно при заимствованиях исключительно из изданий (СМИ), а не из других источников; во-вторых, спорный объект должен являться статьей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, а не любой статьей (в том числе аналитической, юридической) и не любым произведением.

При повторном рассмотрении дела АССПб и 13ААС учли замечания кассационной инстанции, иск был вновь удовлетворен, помимо этого, суды указали на неприменимость к исследуемой правовой ситуации пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, отдельно уточнив, что спорная статья, кроме размещения на упоминаемом ранее медиапортале «Хранитель», была размещена и на ресурсе истца, на котором использование материалов сайта запрещалось без разрешения истца, что дополнительно нивелировало действие пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Во второй раз ФАССЗО оставил кассационную жалобу без удовлетворения. После этого в порядке надзора правомерность позиций нижестоящих инстанций признал и Высший Арбитражный Суд РФ.

К схожим выводам пришел Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа при рассмотрении дела № А28-7599/2010, подчеркнув, что использование произведения, являющегося объектом исключительных прав, без согласия автора и без выплаты вознаграждения допустимо в рамках пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ при следующих обстоятельствах:

  • при использовании произведения должно быть указано имя автора и источник заимствования;
  • данное произведение должно быть сообщено в эфир или по кабелю либо правомерно опубликовано в прессе;
  • само произведение должно быть по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам;
  • такое использование не было специально запрещено правообладателем.

Имеются случаи излишнего привнесения правоприменителями дополнительного смысла в пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Так, при рассмотрении дела № 2-3100/2013 Воркутинский городской суд Республики Коми, отказывая в удовлетворении исковых требований о защите авторских прав и взыскании компенсации, счёл недостаточным уведомление на главной странице сайта истца о возможности перепечатки материалов сайта при условии письменного согласования такого заимствования с администрацией портала, предъявив дополнительные требования к форме установления правообладателем специального запрета для воспроизведения спорных статей:

Такой специальный запрет может быть установлен прямо или косвенно. Прямой и наиболее полный запрет может быть установлен следующим указанием: «Свободное использование настоящего произведения на основе подп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ запрещается».

Краткая форма прямого запрета - указание «Перепечатка запрещена». Наконец, косвенный запрет - помещение рядом с произведением знака охраны авторского права (ст. 1271 ГК РФ).

Помещение на главной странице сайта в целом знака охраны авторского права или указания «Перепечатки запрещаются» не является таким специальным запретом, так как такой запрет с учетом буквального толкования подп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ должен быть установлен на конкретное произведение, а не в целом на любые опубликованные в средстве массовой информации статьи по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам.

Примечательно, что вышеназванное Решение Воркутинского городского суда Республики Коми было оставлено в силе вышестоящими апелляционной и кассационной инстанциями, которые в обоснование своих позиций также указали на неохраняемый характер спорной статьи.

В уже упоминаемом подпункте «б» пункта 98 Постановления Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10 представлены разъяснения относительно формы запрета издания на заимствование его охраняемых материалов:

При этом указание на запрет использования статьи может содержаться в тексте статьи, иным образом сопровождать текст статьи или указываться в общем виде в соответствующем периодическом печатном издании, при передаче произведений в эфир или по кабелю, доведении их до всеобщего сведения.

Несмотря на вышеуказанные в деле № 2-3100/2013 неверные дополнительные требования правоприменителя к установлению запрета правообладателя (СМИ) на заимствование материалов и недостижение необходимого юридического результата (по итогам рассмотрения дела в апелляционной и кассационной инстанциях суды так и не пришли к выводу о необходимости удовлетворить иск), в целом данное дело также удовлетворяло всем критериям пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ (по субъектному составу: истец — зарегистрированное СМИ АУ РК «Комиинформ», ответчик — физическое лицо; по объекту заимствования — ответчик использовал статьи истца; на сайте истца было размещено уведомление о возможности перепечатки при условии письменного согласования с администрацией ресурса). Если бы правоприменители не предъявляли дополнительных требований к форме запрета СМИ на заимствование и истец дополнительно смог обосновать охраноспособность спорных статей, то иск издания подлежал бы удовлетворению на основании несоблюдения ответчиком пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, поскольку ответчик в обозначенном случае обязан был получить письменное разрешение АУ РК «Комиинформ» на использование спорных статей [упоминание ответчиком авторов публикаций и источника заимствования правового значения не имело].

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что до сих пор в практике не сложилось единообразного и логичного понимания пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, которое может быть выявлено лишь при детальном и кропотливом анализе названной нормы, включая как оценку ее прежних редакций, так и буквальное толкование каждой употребленной в тексте категории, изучение конструкции правоположения и юридической техники. Между тем, оговорка «заимствование [копирование, воспроизведение] любых материалов [сайта] без письменного согласия [разрешения] администрации ресурса [правообладателей соответствующих охраняемых объектов] не допускается» применима только к пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, а не к иным правовым предписаниям вопреки расхожим заблуждениям, которые будут освещены подробнее ниже.

О конкуренции норм, проблемах и парадоксе

Далее необходимо поговорить о пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ (далее также — норма о цитировании), часто конкурирующем с пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ (для упрощения далее также — норма о защите интересов СМИ). Проблемы, возникающие при использовании объектов авторских прав в порядке цитирования, мы уже достаточно полно обозревали в нашем материале «Цитирование произведений», с которым любой может при желании ознакомиться. В данном контексте ограничимся лишь краткими выдержками, требующимися для обсуждения рассматриваемых вопросов.

Напомним, что в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ:

Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:

цитирование в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях, в целях раскрытия творческого замысла автора правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати.

Внимательно проанализируем конструкцию данной нормы. Заметим, что норма сформулирована императивно, не предусматривает каких-либо исключений в формате «если иное не предусмотрено…», в отличие от пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Это означает, что использование любых охраняемых произведений в порядке цитирования — гарантированная законом возможность, действие которой не может быть ограничено, нивелировано ни субъективной волей правообладателя, ни правилами отдельных сайтов, ни иными установлениями.

Многие лица, размещая на своих персональных сайтах оговорку «заимствование [копирование, воспроизведение] любых материалов [сайта] без письменного согласия [разрешения] администрации ресурса [правообладателей соответствующих охраняемых объектов] не допускается», полагают, что таким образом могут запретить любым лицам цитировать материалы, размещенные на названном ресурсе. Это не соответствует действительности по вышеуказанной причине. Действие обозначенной формулировки актуально только для пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и для СМИ как для выпускающих субъектов (сайт, который размещает подобные предостережения, должен относиться к какому-либо печатному, сетевому изданию).

Более детально обсудим объекты, в отношении которых допускается цитирование. Если ранее многие правоприменители, в том числе СИП, придерживались позиции, в соответствии с которой цитировать возможно исключительно текстовые произведения, то с изданием Постановления Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10 круг объектов, подлежащих цитированию, был расширен до любых охраняемых видов произведений, что, естественно, вызвало весьма неоднозначную реакцию юридического сообщества и ожидаемо расширило количество злоупотреблений со стороны ответчиков, неправомерно заимствующих различный контент с сайтов в сети Интернет (количество ссылок ответчиков на пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ многократно увеличилось, в чем любой желающий может убедиться, установив соответствующие текстовый и иные фильтры на портале «ras.arbitr» и оценив представленные результаты поисковой выдачи).

Проблема, обсуждаемая в рамках данного раздела настоящей статьи, как уже отмечалось ранее, касается конкуренции (или коллизии) пп. 1 и пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Причем эта конкуренция носит не сугубо теоретический характер и обсуждается только в научных кругах — она имеет вполне практическое значение, поскольку многие правоприменители постоянно смешивают эти нормы, не видя существенных различий. Объясняем, почему с нашей точки зрения совместное применение двух норм в контексте свободного использования произведений допустимо далеко не всегда:

  • разные объекты заимствования: если в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ объектом заимствования выступают статьи по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, то согласно пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ объектом заимствования выступают любые виды охраняемых произведений, поэтому спектр действия нормы о цитировании гораздо шире спектра действия нормы о защите интересов СМИ, их совместное применение возможно лишь при совпадении объекта заимствования;
  • разные способы использования: если пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ называет конкретные способы, которыми возможно свободно использовать объект заимствования (воспроизведение; распространение экземпляров произведения; сообщение в эфир или по кабелю; доведение до всеобщего сведения), то для цитирования конкретных способов использования законодатель не предусмотрел, поэтому чаще всего цитирование осуществляется посредством воспроизведения и доведения до всеобщего сведения, но перечисленным круг способов использования в порядке цитирования формально не ограничивается (например, можно поразмышлять о цитировании нескольких музыкальных фрагментов в рамках концерта через публичное исполнение или о цитировании во время сообщения в эфир каких-либо передач).

Тем не менее, в определенных случаях конкуренция всё же возможна, в связи с чем возникает и другая проблема, которую необходимо затронуть. До сих пор не был разрешен вопрос о соотношении нормы о цитировании и нормы о защите интересов СМИ. Когда к обстоятельствам дела могут быть применены оба правовых положения, возникают сложности в разрешении спорной ситуации, поскольку с позиции юридической силы пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ являются абсолютно равнозначными (одна норма не превалирует над другой, нормы не соотносятся как общая и специальная, одна норма не является исключением из другой), при этом применение обеих норм чаще всего будет невозможно по причине их противоречия друг другу.

Попытаемся смоделировать абстрактную ситуацию. Гражданин N., являющийся деликтоспособным студентом вуза и обучающийся по направлению подготовки «экономика», заимствовал охраняемую статью по экономическому вопросу способами «воспроизведение», «доведение до всеобщего сведения» с сайта зарегистрированного в Роскомнадзоре СМИ «Хорошая газета» (исключительные права на статью тоже принадлежат СМИ «Хорошая газета» как работодателю), разместив ее фрагмент в тексте одной из статей своего персонального блога, указав при этом автора спорной статьи и источник заимствования [в учебных целях, в объеме, оправданном целью цитирования]. При этом на портале в сети Интернет СМИ «Хорошая газета» были размещены «Правила использования материалов издания», в которых уточнялось, что заимствование любых объектов авторских прав без письменного согласия администрации сайта не допускается [гражданин N. не получал от администрации сайта СМИ «Хорошая газета» согласия ни в устной, ни в письменной формах]. СМИ «Хорошая газета» обратилось в суд с иском к гражданину N. о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на охраняемую спорную статью. Какое решение надлежит вынести суду и главное — руководствуясь какой нормой (пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ или пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ)? Мы уверены, что большинство скажет: «здесь всё очевидно — гражданин N. процитировал статью, данный случай однозначно является разрешенным пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ видом свободного использования, в удовлетворении требований СМИ «Хорошая газета» нужно отказать».

Кстати, как Вы считаете?

К смоделированной ситуации необходимо применить:
Норму о цитировании (пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ)
Норму о защите интересов СМИ (пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ)
Показать результаты
Переголосовать
Проголосовать

Однако мы, в свою очередь, учитывая всё вышеизложенное, что мы так старательно излагали, хотим задать резонный вопрос: «Почему в данном случае невозможно применение пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, если ситуация по сути удовлетворяет всем критериям указанной нормы?». Ведь в случае справедливого, на наш взгляд, применения нормы о защите интересов СМИ к смоделированной ситуации требование истца следовало бы удовлетворить, в связи с чем несчастный студент понес бы определенные денежные потери. Но если правоприменитель отдаст предпочтение пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, то тогда он вынужден будет безосновательно отвергнуть не менее подходящий пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ.

Таким образом, данная смоделированная ситуация в нынешних правовых реалиях представляет собой парадокс, то есть задачу, не имеющую решения. Однако наличие противоречий в действующей системе законодательства не является благоприятным обстоятельством, поэтому мы считаем возможным предложить свой вариант их преодоления. По нашему мнению, прежде всего, редактуре подлежит пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, в котором возможно предусмотреть, что свободное заимствование охраняемых произведений в порядке цитирования в сети Интернет допускается с различных веб-сайтов, а в вне сети Интернет — из различных источников, за исключением сайтов (в сети Интернет) или источников (вне сети Интернет), наполняемых или издаваемых соответственно зарегистрированными в установленном законом порядке СМИ (печатными, сетевыми изданиями). Если же заимствование осуществляется в сети Интернет с сайтов СМИ, а вне сети Интернет — из источников, издаваемых СМИ, то к таким ситуациям будет подлежать применению уже пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, являющийся своеобразным исключением из общего правила, предусмотренного пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Кроме того, возможным видится нивелировать существующую на настоящий момент разницу между объектами заимствования по норме о цитировании и норме о защите интересов СМИ, приравняв их в обоих текстах к охраняемым произведениям.

Напоследок предлагаем ознакомиться с имеющейся правоприменительной практикой, в которой суды далеко не всегда корректно применяют и соотносят пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ.

Неуместное применение рассматриваемых правовых положений, на наш взгляд, имело место в деле № А43-4069/2017. Прежде всего, видится некорректным упоминание пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ в контексте нарушения прав на литературные произведения (статьи) и фотографии. Здесь, конечно, по мнению некоторых специалистов, возникает вопрос о допустимости свободного использования фотографий и иных произведений, интегрированных в статьи по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, в порядке нормы о защите интересов СМИ. Мы считаем, что руководствоваться в данном вопросе нужно, как уже отмечали ранее, буквальным толкованием пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и не признавать допустимым свободным использованием по данному правовому положению всех произведений, кроме обозначенных статей (в противном случае законодатель бы конкретизировал в норме аспект, связанный с интегрированием в статью иных сопутствующих охраняемых объектов авторских прав). С точки зрения субъектного состава, напротив, имело место удачное стечение обстоятельств для применения пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ: выпускающий субъект — истец (ООО «Экспресс газета»), согласно материалам дела, являлся зарегистрированным сетевым и печатным СМИ, заимствующим субъектом — ответчиком выступило также зарегистрированное в Роскомнадзоре СМИ ООО «Новый стиль». Арбитражный суд Нижегородской области (далее — АСНО) удовлетворил требования о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на вышеназванные произведения, указав на неприменимость положений ст. 1274 ГК РФ, поскольку на сайте истца содержалось указание на то, что использование в какой бы то ни было форме третьими лицами опубликованных в них произведений возможно только с письменного согласия правообладателя (ООО «Экспресс газета»), такой запрет, по мнению АСНО, почему-то был основан на п. 1 ст. 1229 ГК РФ [а не на пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, увы, суд не учёл, что норма о защите интересов СМИ — исключение из общей нормы об исключительном праве, о чём мы подробно говорили в начале настоящей статьи]. Таким образом, первая инстанция усмотрела нарушение ответчика в том, что он не получил письменного согласия от истца на использование охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (путем заключения лицензионного договора); к тому же, смешала все подпункты п. 1 ст. 1274 ГК РФ между собой, подчеркнув в целом их неприменимость к рассматриваемой ситуации.

Оставляя Решение АСНО в силе, Первый арбитражный апелляционный суд (далее — 1ААС) по большому счету повторил все доводы нижестоящей инстанции, не привнеся в дело ничего нового. Итак, можно заключить, что дело по существу было разрешено верно, но правовые основания были подобраны судами неправильно. К сожалению, данное дело не дошло до СИП, который мог бы содержательно прокомментировать вышеизложенное и, вероятнее всего, отправить дело на новое рассмотрение.

Аналогично на неверном правовом основании разрешалось и дело № А36-452/2016, в котором также соответствовал критериям пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и субъектный состав (истец — ООО «Курс» (информационно-справочный портал «Gorod48.ru»), ответчик — ОБУ «Издательский дом «Липецкая газета»), и объект заимствования — статья «Из церкви под Липецком воры вынесли несколько килограммов золотых и серебряных украшений», и указание на сайте истца на возможность заимствования материалов только с письменного согласия истца. Арбитражный суд Липецкой области (далее — АСЛО) удовлетворил исковые требования о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав, сославшись п. 1 ст. 1229 ГК РФ и совсем не упомянув уместный здесь пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ [хотя на правовой результат это бы никак не повлияло]. Не устранила обозначенный недостаток и апелляционная инстанция — Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд.

Полную путаницу продемонстрировал и Абаканский городской суд Республики Хакасия в деле № 2-3434/2019, удовлетворив исковые требования о компенсации за нарушение исключительных прав. Не были при этом соблюдены ни субъектный критерий (гражданин Я. как выпускающий субъект предъявил иск к изданию), ни критерий объекта заимствования (им выступила обособленная от каких-либо статей фотография), при этом в тексте Решения упоминались одновременно пп. 1 и 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, из которых следовал не менее странный общий вывод [в контексте знания требований к творчеству, предъявляемых обычно к фотографиям]:

Суд не соглашается с доводом истца о том, что использование ответчиком спорных фотографий (их цитирование) не относилось к допустимым случаям свободного использования произведений, поскольку спорные фотографии в данном случае представляют собой наглядное подтверждение (визуализацию) природного явления, что подтверждает вывод об информационном характере использования спорного фотографического произведения.

Схожим по обстоятельствам (по субъектному составу, объекту заимствования, одновременному упоминанию нормы о цитировании и нормы о защите интересов СМИ) с предыдущим делом, например, является дело № 2-158/2018, рамках которого Белокурихинский городской суд Алтайского края удовлетворил исковые требования гражданки Н. к одному из местных изданий, а Алтайский краевой суд поддержал нижестоящую инстанцию, не усмотрев в ее аргументах каких-либо шероховатостей.

Таким образом, необходимо констатировать, что многие суды до сих пор не применяют или применяют неверно положения пп. 3 и 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, зачастую безосновательно смешивая названные конкурирующие нормы, не видя в этом противоречий. Если говорить о глобальных последствиях такого подхода правоприменителей к рассмотренным в настоящей статье проблемам, то как минимум неправильное применение указанных правоположений ставит под угрозу защиту интересов СМИ в ряде случаев, а как максимум — попирает процессуальные гарантии на справедливое и законное судебное разбирательство любого лица, попавшего в ситуацию, связанную со свободным использованием объектов авторских прав.

Общие рекомендации и выводы

Кратко обобщим вышеизложенное в нескольких предложениях.

Подпункт 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ распространяет свое действие с точки зрения субъектного состава на такой вид правоотношений, в котором выпускающим субъектом выступает только СМИ, а заимствующим субъектом может быть любое лицо. Отсюда очевидно, что принятие данной нормы преследовало конкретную цель — защищать (охранять) интересы различных печатных и сетевых изданий.

Подпункт 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ распространяет свое действие на конкретный объект — статьи по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, а не на любые охраняемые произведения.

Свободное использование по подпункту 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ охватывает только определенные способы использования охраняемых статей — воспроизведение, распространение экземпляров, сообщение в эфир или по кабелю, доведение до всеобщего сведения, в отличие от близкого по смыслу цитирования, которое может совершаться различными неконкретизированными способами.

С позиции объективной стороны неправомерное деяние, нарушающее требования подпункта 3 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ, может выражаться как в перепечатке (воспроизведении, распространении экземпляров) охраняемых статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам или сообщении их в эфир/по кабелю, так и в заимствовании подобных статей в сети Интернет (путем доведения до всеобщего сведения) с ресурсов средств массовой информации без согласия правообладателей обозначенных результатов интеллектуальной деятельности при наличии на таком ресурсе прямого запрета на использование названных объектов упомянутыми способами или при наличии определенных формальных требований для такого использования (например, получения письменного разрешения администрации сайта, редакции), а также без упоминания автора статьи и источника заимствования.

В случае если ресурс СМИ не содержит каких-либо формальных требований, ограничивающих использование охраняемых статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам, то использование названных результатов интеллектуальной деятельности, размещенных на таких ресурсах, может осуществляться свободно, без получения каких-либо разрешений от правообладателей и без выплаты им вознаграждения, но с обязательным указанием автора и источника заимствования, — данное использование должно признаваться полностью правомерным.

Подпункт 1 (посвященный цитированию) и подпункт 3 (посвященный рассматриваемому в настоящей статье заимствованию материалов СМИ) пункта 1 статьи 1274 ГК РФ являются конкурирующими нормами, в связи с несовершенством законодательства применительно к конкретным жизненным ситуациям суды пока не могут строго разграничить приведенные виды свободного использования по критериям.

Многие суды, к большому сожалению, до сих пор применяют норму о цитировании и норму о защите интересов СМИ неправильно и неуместно, либо не применяют вовсе.

Имеющиеся проблемы, касающиеся конкуренции обозначенных норм и недостаточно чёткого понимания правоприменителями смысла пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ, чреваты негативными последствиями как для СМИ, так и в целом для любых лиц, попавших в ситуацию, связанную со свободным использованием охраняемых произведений.

Указание оговорки «заимствование [копирование, воспроизведение] любых материалов [сайта] без письменного согласия [разрешения] администрации ресурса [правообладателей соответствующих охраняемых объектов] не допускается» на своих ресурсах теми субъектами, которые НЕ являются СМИ, видится нам нецелесообразным, поскольку не имеет никакого правового значения [использование материалов, размещенных на таком ресурсе, будет разрешено любым лицам в порядке цитирования при условии соблюдения требований пп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ или в порядке пп. 3 п. 1 ст. 1274 ГК РФ (который распространяется на ситуации, где выпускающий субъект всегда — СМИ), невзирая на наличие названной оговорки].

Вышеприведенная оговорка для СМИ, по нашему мнению, не должна распространяться на любые материалы. Корректная формулировка оговорки: «Использование статей по текущим экономическим, политическим, социальным и религиозным вопросам без письменного согласия администрации сайта [редакции издания] не допускается».

Список использованных источников:

[1] Статья 2 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации»;

[2] Статья 8 Закона РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», Приказ Роскомнадзора от 17.05.2019 № 100 «Об утверждении Административного регламента предоставления Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной услуги по регистрации средств массовой информации»;

[3] Например, по статье 13.21 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null