Офтоп Starta Accelerator
499

Горячий рынок. Почему Латинская Америка так привлекательна для стартапов и инвесторов?

На этой неделе Starta Ventures и BrightSky Ventures запустили совместную акселерационную программу Latam Expansion Track. Программа поможет высокотехнологичным компаниям из России, CША, стран Азии и Европы выйти на рынок Латинской Америки и привлечь международных инвесторов. В этой статье расскажем, почему сегодня стартапы и венчурные фонды так пристально наблюдают за латиноамериканским рынком.

В закладки

Спрос на технологии

В состав Латинской Америки входят 33 страны, в их числе Перу, Венесуэла, Чили, Гватемала, Эквадор и Куба. Население региона – более 600 млн человек. По росту скоростного и мобильного интернета сейчас Латинская Америка опережает даже США. Такой уровень доступности интернета открывает новые способы и возможности коммуникации и, как следствие, способствует стремительному росту во многих отраслях экономики.

Возьмем, к примеру, сферу банкинга. Жители Латинской Америки крайне заинтересованы в появлении новых способов управления денежными средствами и доступа к ним. Именно поэтому более 60% стартапов, появившихся в Латинской Америке с 2014 по 2016 год, представляли финтех-решения.

«Спрос на компании финансово-технологического сектора сегодня огромный», – говорит Эдгардо Торрес-Кабальеро, управляющий директор американского отделения Mambu в Майами. И хотя многие из этих стартапов пока ориентированы только на рынки Бразилии, Мексики и Аргентины, не остается сомнений, что Чили, Гватемала и другие страны начнут ощущать на себе влияние финтех-индустрии – это лишь вопрос времени.

Особый интерес рынок региона проявляет к новым B2B-решениям для среднего и малого бизнеса. В сравнении с США и Европой у предпринимателей в Латинской Америке нет столь широкого выбора инструментов маркетинга, продаж, инфраструктуры и управления предприятиями.

Инвестиции в стартапы

На данный момент латиноамериканский рынок называют одним из самых быстрорастущих, что обеспечивает широкие перспективы для развития нового бизнеса.

По данным Omidyar Network и Коалиции экономического роста Латинской Америки (Latin American Tech Growth Coalition), в 2017 году венчурные инвестиции в Южную и Центральную Америку превысили 1 млрд долл. Значительные объемы инвестиций ведущих фондов Кремниевой Долины и Китая позволяют прогнозировать рост инвестиций в 2018 году до 2,5 млрд долл.

В 2017 году 25 новых международных венчурных компаний начали свой бизнес в Латинской Америке. Среди них довольно известные Andreessen Horowitz, Sequoia Capital и Y Combinator.

При этом недавно в Аргентине был принят новый закон, который будет способствовать созданию в стране новых венчурных фондов.

Новый вектор образования

Дополнительным фактором интереса для предпринимателей и венчурных фондов являются изменения в системе высшего образования стран Латинской Америки. Ранее оно в большей степени фокусировалось на исследовательских и теоретических работах, теперь молодых специалистов в процессе обучения поощряют воплощать бизнес-идеи и создавать прототипы технологичных проектов.

Влияние BigTech

Еще одна причина недавнего скачка развития Латинской Америки – появление на рынке крупнейших технологических компаний. Благодаря таким гигантам, как Amazon, Facebook, Airbnb и Netflix, которые всегда стремятся расширяться и выходить на растущие рынки, Латинская Америка стала интересна и другим компаниям, готовым инвестировать в нее деньги. Это способствует и росту конкуренции, благодаря которому потребители получают большее разнообразие услуг.

Говорить о перспективности рынка можно, взглянув на представленные на нем решения. Существенные инвестиции получили бразильский финтех-стартап Nubank, реализующий услуги digital-банкинга, компания Movile, создающая большое количество полезных приложений, весьма актуальных ввиду повышения спроса на смартфоны, служба доставки Rappi и райдшеринговый сервис 99.

Растущий интерес инвесторов к латиноамериканскому рынку свидетельствует о больших перспективах развития технологических стартапов.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Starta Accelerator", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 2, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 46641, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 28 Sep 2018 16:15:30 +0300" }
{ "id": 46641, "author_id": 156467, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/46641\/get","add":"\/comments\/46641\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/46641"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791, "possessions": [] }

1 комментарий 1 комм.

Популярные

По порядку

0

// По росту скоростного и мобильного интернета сейчас Латинская Америка опережает даже США.
По росту может и опережает, только вот до уровня однозначно еще не скоро дойдет.
Сколько-нибудь вменяемый интернет есть только в столицах, а в некоторых странах (например в Чили) - между городами даже мобильной связи нет. Что уж говорить про стоимость домашнего (как правило ADSL) интернета и скорость...
Крупные компании типа IBM, Apple, Netflix большинством представлены в основном в Сантьяго де Чили, где хантят местных и приезжих, но на смешную даже по нашим меркам з/п.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }