IP view
7

Свободное публичное исполнение музыки

В закладки

Тема свободного использования произведений как наиболее острая и злободневная продолжает вызывать интерес у многих. Сегодня разговор пойдет о свободном публичном исполнении музыкальных произведений в учебных и иных целях.

Рекомендуем ознакомиться с другими нашими статьями, в которых мы рассматривали разные аспекты свободного использования произведений: цитирование+иллюстрирование, заимствование материалов СМИ, фоновая музыка.

Как мы уже знаем, пределы свободного публичного исполнения музыкальных произведений являются, пожалуй, наиболее узкими в сравнении с другими видами свободного использования и сводятся к двум основным статьям Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ:

«Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:

публичное исполнение правомерно обнародованных произведений путем их представления в живом исполнении, осуществляемое без цели извлечения прибыли в образовательных организациях, медицинских организациях, организациях социального обслуживания и учреждениях уголовно-исполнительной системы работниками (сотрудниками) данных организаций и учреждений и лицами, соответственно обслуживаемыми данными организациями или содержащимися в данных учреждениях».

По поводу данной нормы в одном из самых известных научных трудов по праву интеллектуальной собственности нашего времени особо подчеркивается:

«Данное ограничение направлено на то, чтобы обеспечить благоприятные условия для занятий художественной самодеятельностью и подготовки учебных спектаклей» [1].

Если толковать названный подпункт более расширительно, то следует отметить, что главная цель принятия данной нормы — сделать публичное исполнение преимущественно музыкальных, а вообще и любых иных произведений полностью законным для учащихся и преподавателей различных культурных учебных заведений (детских садов; общеобразовательных школ; музыкальных школ, училищ, колледжей, университетов, консерваторий; школ искусств; кружков по пению; театральных кружков, студий, училищ, колледжей, вузов и иных подобных учреждений), лиц, временно или постоянно пребывающих на территории медицинских организаций или организаций социального обслуживания (например, хосписов, домов престарелых и прочих), лиц, содержащихся в местах лишения свободы.

Ведь, согласитесь, было бы очень странно, если бы определенные организации могли взыскивать компенсации за нарушение исключительных авторских прав с музыкальных работников, которые исполняют на музыкальных занятиях с маленькими детьми различные произведения, или с титулованных преподавателей консерваторий, воспитывающих эстрадное отделение и обучающих студентов джазу, или с режиссеров, которые учат молодых дарований актерской игре на примерах каких-либо спектаклей. А оставлять данные вопросы за рамками правового регулирования, тем самым предоставляя возможность пользоваться образовавшимся пробелом в законодательстве некоторым корыстным субъектам гражданских правоотношений и извлекать из этого выгоду, было бы однозначно неправильно. Собственно, по таким мотивам и появился пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ.

Другой ключевой нормой, регулирующей свободное публичное исполнение музыкальных произведений, является ст. 1277 ГК РФ, согласно которой

«Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения публичное исполнение правомерно обнародованного музыкального произведения во время официальной или религиозной церемонии либо похорон в объеме, оправданном характером такой церемонии».

Многие справедливо заметят, что свободное использование музыкальных произведений, учитывая названную норму, поощряется и признается правомерным либо когда имеют место государственные интересы, либо когда люди испытывают тяжелые переживания и находятся на траурном мероприятии. Взыскание компенсаций за транслирование во время проведения каких-либо ритуальных прощальных процедур музыкальных произведений, конечно же, люди в большинстве своём признали бы актом кощунственным и аморальным [хотя кто будет спорить с тем, что в общественной отечественной практике мало принято включать музыку в процессе прощания с умершими или их погребения, чего нельзя сказать о некоторых испаноязычных странах, в которых к смерти совсем иное отношение и ежегодно отмечается праздник El Día de Muertos]. Однако почему позитивный характер мероприятия у правоприменителей и у законодателя традиционно ассоциируется с коммерциализацией, извлечением каких-то доходов и почему нельзя распространить свободное публичное исполнение на определенные события со знаком плюс [дни рождения, свадьбы, организаторы которых, согласитесь, явно не зарабатывают за счет играющей музыки и она всегда служит «фоном», на что суды традиционно указывают, детерминируя пределы свободного публичного исполнения, в чем мы убедимся далее], до сих пор остается непонятным.

Можно было бы упомянуть здесь и п. 5 ст. 1233 ГК РФ, о котором мы подробно рассказывали в своей статье «Публичное заявление правообладателя» и который предполагает использование произведений из так называемого «свободного реестра» Министерства Культуры РФ, но учитывая весьма медленное претворение в жизнь данного механизма [хотя Министерство Культуры РФ, отвечая на наше официальное обращение, обещало издать административный регламент по этому вопросу еще осенью 2019 года], пока оставим его за скобками.

Рассмотрим подходы к квалификации публичного исполнения музыкальных произведений в качестве допустимых видов свободного использования, выработанные в судебной практике.

***

Свободное использование музыки в образовательных целях

Чаще всего инициатором дел, касающихся свободного публичного исполнения, выступают небезызвестные организации по управлению авторскими (смежными) правами на коллективной основе (далее — ОКУП) и Российской авторское общество в частности (далее — РАО). Проанализируем, как суды подходят к вопросам использования музыки в образовательных организациях.

I

Начать обзор мы хотели бы с дела № А76-13283/2012 из нашей статьи о цитировании, которое хотя и касается настоящего материала лишь косвенно и больше относится к цитированию, на наш взгляд, тем не менее, к нему применение пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ виделось бы вполне уместным.

Напомним фабулу дела. В Арбитражный суд Челябинской области (далее — АСЧО) с иском о защите исключительных прав на музыкальное произведение к Государственной Магнитогорской Консерватории обратилось РАО. На сцене зала Магнитогорской консерватории в постановке детского музыкального театра «ПИККОЛО» состоялся показ мюзикла «Белоснежка и Леший», авторами которого являются композитор Бровко В.Л. и поэт Калинина Т.А.. По запросу авторов РАО направило в адрес ответчика претензию, которая была оставлена последним без удовлетворения.

АСЧО, отказывая в удовлетворении исковых требований, указал, что, поскольку ГБОУ ВПО ЧО «МаГК» (академия) им. М.И. Глинки» (подразделение которой осуществляло постановку) является образовательным учреждением, реализующим программы музыкального и хореографического образования, в учебный план музыкальной школы-лицея при консерватории входят дисциплины «Сценическая речь» и «Основы сценического действия», а постановка мюзикла «Белоснежка и Леший» осуществлялась исключительно в учебных целях, рассматриваемое использование музыкального произведения с текстом в рамках постановки должно охватываться ст. 1274 ГК РФ, допускающей свободное цитирование и иллюстрирование объектов авторских прав.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд (далее — 18ААС), оставляя решение АСЧО в силе, подчеркнул, что «исполнение музыкального произведения «Белоснежка и леший» на сцене консерватории производилось в обучающих целях, а потому не может быть признано нарушением авторского права, с учетом характера обучения детей и утвержденной программы сценического мастерства в школе-лицее».

Суд по интеллектуальным правам (далее — СИП) судебные акты нижестоящих инстанций отменил, отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции и отметил:

произведение, которое можно использовать свободно в учебных целях, должно быть размещено в другом произведении в качестве пояснения того или иного вопроса, содержащегося в основном используемом произведении учебного характера. Следовательно, свободно используемое произведение не должно являться основным объектом использования, а лишь быть включенным в основной объект (основное произведение) для пояснения некоторых вопросов, содержащихся в основном используемом произведении. …

Из материалов дела следует, что ответчик организовал живое публичное исполнение мюзикла, а не публичное исполнение видеозаписи и других предполагающих фиксацию форм использования произведений, предусмотренных в подпункте 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

Произведение (мюзикл) использовался не в целях пояснения какого-то сценического правила в рамках обучающего занятия о правилах сценического искусства, а представлял собой основной объект использования.

Таким образом, публичное исполнение мюзикла в целях приобретения учащимися навыков общения со слушателями, выступления в спектаклях на большой сцене консерватории для постижения навыков актерского мастерства не может рассматриваться как допустимый случай свободного использования, предусмотренный в подпункте 2 пункта 1 ст.1274 ГК РФ, а является незаконным использованием произведения без согласия» правообладателя.

Ответчиком была осуществлена попытка обжалования судебного акта СИП в надзорном порядке в Высший Арбитражный Суд РФ, которая не увенчалась успехом. После возвращения дела в АСЧО, первая инстанция приняла обратное Решение и удовлетворила исковые требования частично. 18ААС, СИП и Верховный Суд РФ при обжаловании нового Решения АСЧО оставили его в силе.

Между тем, для настоящей статьи примечателен следующий аспект. В изначальном Решении АСЧО подчеркивалось: публичное исполнение в рамках учебной программы происходило на бесплатной основе, в спектакле участвовали ученики музыкального лицея в рамках отчетной программы обучения, то есть в данном случае имело место использование музыкальных произведений без цели извлечения прибыли, а также с соблюдением иных необходимых критериев (публичное исполнение осуществлялось «вживую» актерами, в помещении образовательной организации — консерватории, исполняемые музыкальные произведения были ранее обнародованы, не были нарушены личные неимущественные права авторов — на них ссылались в процессе исполнения), что, по нашему мнению, в полной мере соответствовало требованиям пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ. Неприменение судами данной нормы было связано с ее физическим отсутствием в законе в период совершения предполагаемого нарушения (в редакции части четвертой ГК РФ от 08.12.2011 пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ имел абсолютно другой вид).

II

Интересным видится дело № А07-29771/2016, в котором истцом выступило вновь РАО, а ответчиком — Местная общественная организация «Клуб веселых и находчивых г. Уфа» Республики Башкортостан. В 2015 году на площадке концертного зала «Уфимская детская филармония» состоялось мероприятие «КВН. Полуфинал высшей лиги РБ», в ходе мероприятия было осуществлено публичное исполнение ряда музыкальных произведений, входящих в репертуар РАО. Ответчик представил свои развернутые пояснения, согласно которым:

  • игры КВН не являются объектом, нарушающим авторские и смежные права, так как основной задачей проведения игр КВН является пропаганда здорового образа жизни через привлечение подростков и молодёжи к творчеству и активному отдыху, развития творческого потенциала;
  • надлежащим ответчиком следовало признать Уфимскую детскую филармонию ввиду наличия договора с ней;
  • к рассматриваемой ситуации допустимо применение положений ст.1274 ГК РФ.

Арбитражный суд Республики Башкортостан (далее — АСРБ) счел неуместным ссылку ответчика на вышеназванную норму, уточнив, что цитировать музыкальные произведения нельзя [хотя ответчик не указывал в своей позиции конкретного подпункта ст. 1274 ГК РФ, не исключал применение в том числе пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ], частично удовлетворил требования ОКУП. В вышестоящие инстанции Решение АСРБ не обжаловалось.

III

Иск о защите исключительных прав РАО подало против индивидуального предпринимателя Востоковой Д.И. [дело № А40-188443/2019]. В соответствии с материалами дела ответчик осуществила публичное исполнение ряда музыкальных композиций с использованием музыкального инструмента во время проведения концерта «Большой джазовый оркестр – «Из Нового Света» в помещении концертной площадки Консерватории им. Чайковского. Удовлетворяя исковые требования, Арбитражный суд города Москва (далее — АСГМ) не принял во внимание факт исполнения произведения в пределах образовательного учреждения. Оставляя Решение АСГМ в силе, Девятый арбитражный апелляционный суд (далее — 9ААС) отклонил доводы ответчика о фрагментарном исполнении спорных произведений [правовая охрана распространяется как на произведения в целом, так и на их части], о неохраняемом характере некоторых объектов авторских прав, об использовании истцом для идентификации музыкальных композиций программы Shazam [помимо этого, в дело были представлены результаты фонографического и музыковедческого исследования].

***

Свободное использование музыки на церемониях

Далее ознакомимся с тем, как правоприменители квалифицируют использование музыкальных композиций на церемониях и иных общественных мероприятиях.

I

В деле № А32-13601/2016 РАО обратилось с иском о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав к Администрации города Сочи, Управлению культуры администрации города Сочи. В соответствии с фабулой в 2015 году на площади Флага в рамках праздничных мероприятий, посвященных празднованию Дня города-курорта Сочи, состоялся концерт с выступлением хоров, вокальных коллективов и ансамблей города, в ходе которого, среди прочего, было осуществлено публичное исполнение музыкальных произведений, входящих в репертуар РАО. Доказательственную базу по делу составили акт совершения юридических действий по сбору доказательств, аудиовизуальная запись произошедшего и заключение специалиста. Отказывая в удовлетворении требований, Арбитражный суд Краснодарского края (далее — АСКК) квалифицировал публичное исполнение музыкальных композиций силами ответчиков в качестве правомерного по ст. 1277 ГК РФ.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд (далее — 15ААС) отменил Решение нижестоящей инстанции и удовлетворил иск, указав, что лексическое значение понятия концерт отлично от понятия официальной церемонии, в связи с чем публичное исполнение, имевшее место со стороны ответчиков, не могло подпадать под действие ст. 1277 ГК РФ. Согласился с апелляционной инстанцией и СИП, представив достаточно развернутое разъяснение относительно свободного публичного исполнения:

Как правильно отмечено судом апелляционной инстанции в обжалуемом постановлениипонятия «концерт» и «официальная церемония» имеют разное смысловое значение.

Официальная церемония исходит от имени государства, а также субъектов Федерации, органов местного самоуправления (например: инаугурация Президента, прием руководителей другого государства, возложение венков к мемориальным комплексам, церемония в честь открытия или восстановления общественно значимого объекта и т.д.).

При этом обязательным условием правомерности действий пользователя в данном случае является объем использования, который должен быть необходимым и достаточным для проведения соответствующей процедуры. Выход за обозначенные законом пределы, например публичное исполнение музыкальных произведений в перерывах церемонии либо на мероприятии, непосредственно предшествующем или следующим за официальной церемонией, требует получения разрешения правообладателя на общих основаниях.

Таким образом, объем, оправданный характером церемонии, следует определять как объем использования, при котором музыкальное произведение не является основным объектом восприятия, оно должно быть лишь «фоном», а основное значение должна иметь сама церемония. Концерт же, по сути, является музыкально-зрелищным, в данном случае, увеселительным мероприятием. При этом музыкальные произведения имеют основное значение, а не служат «фоном», поскольку концерт и состоит из последовательно исполняемых музыкальных произведений.

С учетом изложенного вопреки доводу заявителя кассационной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к законному и обоснованному выводу о том, что концерт «Мой Сочи, мы тебе поем!» не является официальной церемонией.

Резюмируя вышесказанное, СИП выделил два основных критерия квалификации официальной церемонии по ст. 1277 ГК РФ:

  • инициирующими публичное исполнение субъектами должны выступать публично-правовые образования или органы власти;
  • объем свободного публичного исполнения должен быть необходимым и достаточным, при котором музыкальное произведение не должно являться основным объектом восприятия, оно должно быть лишь «фоном».

Термин «основной объект восприятия», очевидно, был заимствован из ст. 152.1 ГК РФ, регулирующей использование изображения гражданина как нематериального блага. О фоновой музыке мы подробно рассказывали здесь.

Позже в отношении тех же ответчиков требования РАО были удовлетворены в рамках дела № А32-15565/2017 [законность судебных постановлений подтвердил СИП].

II

Серию продолжило ещё одно дело № А32-27207/2016, где РАО обратилось в АСКК с иском уже к администрации муниципального образования город Армавир и к ООО «Карамель кейтинг». На Центральной площади г. Армавир в рамках праздничных мероприятий, посвященных празднованию 176-летия со дня образования города Армавира, состоялся концерт звезд российской эстрады, в ходе которого среди прочих, было осуществлено публичное исполнение ряда песен. Удовлетворяя исковые требования, АСКК по сути продублировал позицию, изложенную выше СИП. 15ААС отменил Решение первой инстанции, возложив всю ответственность за содеянное на ООО «Карамель кейтинг» и уточнив, что Администрация города Армавир в данной ситуации не являлась организатором публичного исполнения.

III

Приведем аналогичное дело № А32-22565/2016, при рассмотрения которого ответчики (Администрации муниципальных образований и Центр детского творчества) ссылались на упоминаемый ранее пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ в обоснование допустимости публичного исполнения ряда песен в процессе проведения праздничных мероприятий, посвященных дню города Апшеронск, а также дню Апшеронского района на центральной площади. Отклоняя представленный довод ответчиков и удовлетворяя исковые требования РАО, АСКК уточнил, что мероприятие проводилось на площади города, а не в образовательной организации. Между тем, судом также был отклонен ввиду рекомендательного характера документа аргумент ответчиков со ссылкой на письмо РАО от 28.12.2016 № 05-1/7-3353, в котором подчеркивалось, что за публичное исполнение обнародованных музыкальных произведений, отрывков музыкально-драматических произведений, осуществляемое детскими коллективами в рамках детско-юношеский фестивалей, в детских школах-студиях и детскими самодеятельными коллективами при бесплатном для зрителей входе установлена ставка авторского вознаграждения в размере 0 процентов. Апелляционная инстанция, в целом соглашаясь с доводами АСКК, заметила: «Организованный концерт не являлся детско-юношеским фестивалем, не был проведен в детских школах-студиях и прочих детских учреждениях. Бесплатный характер данного концерта для зрителей недостаточен для освобождения ответчиков от обязанности по заключению договора на возмездной основе».

IV

Чаще всего ссылки на ст. 1277 ГК РФ приводят ответчики, допустившие публичное исполнение вне пределов названной нормы, используя свою стратегию защиты от исков ОКУП. Однако имеются в судебной практике примеры, когда применение ст. 1277 ГК РФ признавалось оправданным.

Так, в известный различными спорами по авторским правам Петроградский районный суд Санкт-Петербурга (далее — ПРССПб) обратился гражданин С. с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав к ГБУК «Государственный музей истории Санкт-Петербурга» [дело № 2-1381/17]. В обоснование истец указал, что он является наследником авторских прав гражданина С. В. – автора произведения «Вечерняя песня» («Город над вольной Невой», «Слушай, Ленинград»). Ответчик, по мнению истца, неправомерно осуществлял публичное исполнение музыкального произведения в преддверии полуденного выстрела пушки Нарышкина бастиона Петропавловской крепости Санкт-Петербурга, нарушая тем самым исключительное право истца на музыкальное произведение. Правоприменителем был проанализирован Устав Санкт-Петербурга, в котором было зафиксировано, что полуденный выстрел сигнального орудия с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости является Петербургской традицией. Санкт-Петербургскому государственному музею истории, являющемуся государственным бюджетным учреждением, в соответствии с Государственным заданием на оказание государственных услуг (выполнении работ) выделялась субсидия на проведение полуденного выстрела. В государственном задании подчеркивалось, что данная работа проводится в интересах общества в целом, форма оказания безвозмездная. Учитывая изложенное, ПРССПб отказал в удовлетворении исковых требований, признав использование ответчиком музыкального произведения допустимым способом свободного публичного исполнения по ст. 1277 ГК РФ. Дело дошло до кассационной инстанции, вышестоящие суды оставили Решение ПРССПб в силе.

***

Выводы

Обобщая вышеприведенную правоприменительную практику, можно сделать следующие умозаключения.

Пока в имеющемся массиве дел, в котором так или иначе затрагивался вопрос свободного использования музыкальных произведений, публичное исполнение редко признавалось правоприменителями допустимым и полностью соответствующим пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ или ст. 1277 ГК РФ. Причем исполнение музыкальных произведений в помещениях образовательных учреждений зачастую недостаточно для признания такого использования законным. Чтобы квалифицировать содеянное в качестве допустимого свободного публичного исполнения, требуется соблюдение исполнителем и ряда иных критериев:

  • допустимым публичным исполнением музыкального произведения по пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ признается только исполнение «вживую» (голосом или посредством музыкальных инструментов) — использование для такого публичного исполнения технических средств (радио, телевизора, стереосистем и прочего) неприемлемо;
  • по пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ допускается только некоммерческое использование музыкальных произведений [за вход на такие мероприятия не должна взиматься плата] и только в закрытом перечне организаций (образовательных, медицинских, социального обслуживания, системы исполнения наказания);
  • для допустимого свободного использования по пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ необходимо, чтобы используемое музыкальное произведение было ранее обнародовано;
  • для признания публичного исполнения музыкального произведения допустимым по ст. 1277 ГК РФ необходимо, чтобы произведение звучало как некий «фон» и не являлось основным объектом использования [восприятия];
  • по ст. 1277 ГК РФ понятием «официальная церемония» охватываются только мероприятия, инициатором которых выступают только публично-правовые образования (РФ, субъекты РФ, муниципальные образования) или органы государственной власти (органы местного самоуправления);
  • по ст. 1277 ГК РФ допустимым может быть признано лишь то публичное исполнение, которое осуществляется в объеме, оправданном такой официальной или религиозной церемонией, похоронами [оценочный критерий].

Кроме того, из изложенных позиций судов не совсем ясно, любой ли концерт признается увеселительным (зрелищным) мероприятием. Ведь исходя из практики далеко не каждый концерт — сугубо коммерческое мероприятие, целью которого является получение эстетического удовольствия теми лицами, которые заплатили за билет достаточную сумму. Если, скажем, в музыкальной школе дети будут давать для родителей отчётный концерт по итогам четверти, то будет ли публичное исполнение охраняемых музыкальных произведений на таком мероприятии подпадать под вышеобозначенные пределы свободного публичного исполнения по пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ? Пока данный вопрос остается открытым.

В целом на данный момент практика по применению пп. 6 п. 1 ст. 1274 ГК РФ и ст. 1277 ГК РФ является скудной и малозначительной. И пока можно смело констатировать, что в спорах о правомерности использования музыкальных произведений выигрывают ОКУП, активно поддерживаемые судами.

Безусловно, мы считаем, что в дальнейшем нужно расширять пределы свободного публичного исполнения на позитивную повестку дня, а не только разрешать использовать музыкальные произведения в узких образовательных, государственных или печальных [связанных с ритуальными процедурами] целях.

***

Список использованных источников

[1] Право интеллектуальной собственности. Т. 2. Авторское право: Учебник / Под общ. ред. д.ю.н., проф. Л.А. Новоселовой. — М.: Статут, 2017. — С. 287.

{ "author_name": "IP view", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 124598, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Sat, 02 May 2020 14:32:13 +0300", "is_special": false }
Selectel
IT-инфраструктура для стартапов и бизнеса
Подписан
Отписаться
Объявление на vc.ru
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир